Дом кривых стен

Сцена 3. В Зале тэнгу

Дом дрейфующего льда погрузился в сон; лишь только ветер хозяйничал в покинутых людьми темных и тихих коридорах и пространствах, распевая свои безумные песни.
Замок в двери третьего номера еле слышно щелкнул, дверь медленно отворилась. Бледно-мутный луч из коридора проник в комнату, смутно высветив лица кукол – обитателей Зала тэнгу. И среди них – ухмыляющееся лицо Голема.
Кто-то на цыпочках вошел в комнату. Ступая осторожно, будто по тонкому льду, приблизился к Голему. Когда этот человек подошел к окну, падавший из коридора свет упал на его лицо, обращенное в профиль.
Это оказался Кодзабуро Хамамото. Ключ от Зала тэнгу был только у него.
Кодзабуро даже не взглянул на Голема, который, как всегда, сидел на полу с вытянутыми ногами. Все его внимание было сосредоточено на стене, увешанной масками. Подойдя к ней, Кодзабуро занялся странным делом – одну за другой начал снимать маски!
Он складывал их на пол по десять штук, пока в центре южной стены не образовалось округлое пустое пространство. Оказалось, что стена выкрашена белой краской, которую за масками было практически не видно.
И в это время произошло нечто поразительное. Вытянутые ноги Голема конвульсивно дернулись!
Скрипя деревянными суставами, кукла стала постепенно подтягивать ноги к туловищу. На ее лице по-прежнему играла кривая усмешка.
Медленно встав на ноги, Голем сделал шаг в сторону Кодзабуро. Его движения были неуклюжи, как у заводной куклы.
Неспешно, словно секундная стрелка часов, Голем поднял вверх обе руки и сложил ладони так, будто хотел обхватить ими шею Кодзабуро.
Тот уже освободил половину стены, и, не выпуская пару масок, которые держал в руке, нагнулся, чтобы подобрать кирпич, лежавший в углу комнаты. Взяв его в правую руку, медленно обернулся. И увидел стоявшего перед ним Голема.
Дрожь пробежала по телу Кодзабуро. Он был сражен, на лице застыла гримаса страха. Под завывания ветра Хамамото едва сдержал рвущийся из груди крик. Маски выпали из его рук, следом с тупым звуком на пол приземлился и кирпич.
И в этот миг, словно разряд молнии, мигнули люминисцентные лампы, и в комнате стало светло как днем. Кодзабуро инстинктивно повернулся к выходу. В дверях стояли детективы в полном составе.
– Стоять на месте! – Этот возглас принадлежал не кому-то из полицейских, направлявшихся к Голему, а самому Голему.
– Зачем вы снимаете маски, Хамамото-сан? – произнес Голем. – Объяснение лишь одно. Вы – единственный, кому известно, что эти тэнгу убили Эйкити Кикуоку.
С этими словами Голем снял с себя шляпу и поднес руки к своей ухмыляющейся физиономии. А когда они опустились вниз, эта вызывающая отвращение полуулыбка-полугримаса исчезла, и все увидели улыбающееся лицо Митараи.
– Как же так, Хамамото-сан? Вы забыли стереть буквы с его лба, – сказал он. – Как вам моя маска? Здорово сделана, правда?
В руках моего друга была маска, в точности копирующая лицо Голема.
– Извините за маленькие хитрости. Пришлось научиться у вас.
– Ага! Вот почему вы одели куклу! Теперь понятно. Замечательно! Высший класс, Митараи-сан! Вынужден признать свое поражение. Я всегда говорил себе: борьба должна быть честной. Я проиграл. Это я убил Уэду и Кикуоку.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий