Дом кривых стен

Сцена 2. В номере 14. Спальня Эйкити Кикуоки

– Я больше не могу! Домой хочу! Я же тебе говорила, что не хочу сюда ехать. Терпения моего больше нет, – ныла Куми Аикура, сидя на коленях у Кикуоки.
– Что ты такое говоришь! Знаешь ведь, что никто не может отсюда уехать. После того, что случилось, мы вроде как под домашним арестом. Ну что с тобой такое?
Лицо президента «Кикуока беаринг» было спокойно, как у Будды. Вряд ли кому из его сотрудников доводилось видеть на лице шефа такое безмятежное выражение (даже в 1975 году, когда доходы фирмы разом подскочили вдвое).
– Разве вы можете меня понять?! Вы злой, нехороший!
Подобные речи мужчины слышат от женщин многие-многие годы. И ничего не меняется. Интересно, почему мода на них не проходит?
Куми легонько постучала пальчиком по груди Кикуоки в том месте, где росли волосы, которые являлись предметом его гордости. Это дело требовало деликатного подхода. Пальчиком надо было стучать не слишком сильно, но и не слишком слабо. Куми и не заметила, как из ее глаз закапали слезы. Ей пришлось пережить такое унижение. А теперь само небо посылало ей самое эффективное орудие, с помощью которого можно получить что хочешь.
– Какой вы жестокий! – Куми закрыла лицо руками.
– Я ничего не понимаю из-за твоих слез. Почему ты так горюешь, а? Неужели из-за Эйко?
Девушка тряхнула головой в знак согласия. По ее лицу, как жемчужины, катились слезы.
– Ну-ну! Бедная Куми, моя нежная девочка… Ну что поделаешь: надо привыкать, если живешь в таком мире.
Кикуока говорил искренне, жалея ее как только мог.
Куми – само очарование – снова кивнула.
– Ах ты мой маленький чудик, заинька… Девочка моя хорошая…
Кикуока обхватил Куми руками, надеясь этим решительным жестом предстать в ее глазах надежным защитником, и потянулся губами к ее рту. Если б кому-то повезло стать свидетелем этой сцены, он мог бы подумать, что лицезреет картину поедания огромным медведем своей добычи. Целиком, с головы.
– Нет! – воскликнула Куми, упершись рукой в подбородок Кикуоки. – Не хочу сейчас. Нет настроения.
В комнате повисло неловкое молчание.
– Я же вам говорила, что не хочу сюда ехать! А теперь еще Уэду убили! И еще: я представить не могла, что существуют такие злобные стервозы. Поэтому, папочка…
– Я просил тебя не называть меня папочкой!
Кикуоки разозлился. Если этому не положить конец прямо сейчас, она когда-нибудь может при сотрудниках такое ляпнуть.
– Извините… – Куми поникла головой. – Я вас так люблю и, конечно, очень хотела отправиться с вами туда, где много снега. Я так ждала этой поездки… Но разве могла я подумать, что встречу здесь эту кошмарную стерву? Я просто в шоке.
– Да уж… Та еще штучка.
– Точно! Я такую впервые вижу.
– Ну а чего ты хотела? Дочка шибанутого старикашки, который для развлечения построил себе эти дурацкие хоромы. Она сама малость тронутая. Явно не в себе. Будешь всерьез воспринимать все, что говорит эта придурочная, сама свихнешься.
– Да, но…
– В обществе есть свои правила. Вроде все равны, но положение, какое в нем занимает человек, – это такая штука… от него никуда не денешься. Можно сколько хочешь с этим бороться, только без толку. Как в жизни получается? Кто-то тебя гнобит, оборачиваешься и прямо за собой видишь того, кого можешь гнобить ты. Ну и начинаешь. В жизни так: кто сильнее, тот и первый. Это ж так приятно – гнуть слабого. Для того я и держу при себе разных прихвостней. Что за удовольствие без боли? Не надо быть собакой, побежденной в драке.
В устах Кикуоки эти слова звучали очень убедительно.
– Такова логика нашего бренного мира. Поняла?
– Да, но…
– Ну что за моду взяла современная молодежь! «Да, но…» Все ставите в скобки, во всем сомневаетесь, ничего решить не можете. О чем вы только думаете вашими пустыми головами?! Будьте вы тоже стервозными, в конце концов! Бог создал овец, чтобы питать волков. Успокойся, начни задирать кого-нибудь, кого можно. Я им за это деньги плачу! Сразу энергией подпитаешься.
– Кого же мне задирать?
– Ну можешь начать, к примеру, с этого подхалима Канаи.
– Как?! У него же жена. Я боюсь.
– Боишься? Кого? Его жену?! Не болтай глупости. Если она только пикнет, скажи: «Вы что, хотите, чтобы хозяин вас уволил?»
– Но завтра опять эта противная Эйко будет лезть…
– Да не обращай ты на нее внимания! Просто кивни, когда ее увидишь, и думай, что перед тобой какая-нибудь тыква. Посмотри, как я действую. Кланяюсь Хамамото, а сам думаю: «Какой же ты козел!» Он ценный человек для бизнеса, вот я и делаю вид, что кланяюсь. Так люди устроены.
– Понятно. А давайте в Саппоро гульнем немножко, когда уедем отсюда? Купите мне что-нибудь, чтоб меня порадовать?
Логика у Куми, конечно, хромала, но Кикуока решил не обращать на это внимания и энергично кивнул.
– Конечно, гульнем. Поедем в Саппоро, купим что-нибудь моей малышке… Что бы ты хотела?
– Ура! Чудесно!
Куми обвила руками толстую шею Эйкити и чмокнула его в губы. Настроение у нее явно улучшилось.
– Ну хорошо, хорошо! Ах ты моя зайка! Вы с этой сдвинутой Эйко прямо небо и земля.
– Ой! Не надо меня с ней сравнивать!
– Ха-ха! – хохотнул Кикуока. – Ну не буду, не буду!
И в этот момент, когда инцидент, казалось, был урегулирован самым замечательным образом, в дверь постучали. Куми соскочила с колен шефа в одно мгновение, будто подброшенная электрическим разрядом, а Кикуока подвинул к себе лежавший рядом скучный деловой журнал. Оба продемонстрировали впечатляющую реакцию, понимая, что в их ситуации надо действовать по принципу: чем скорее, тем лучше. На третьем стуке дверь распахнулась с такой силой, будто ее толкнули снаружи обеими руками.
Дверь четырнадцатого номера оборудовали более серьезным запором, чем другие комнаты в доме, но Эйкити, даже несмотря на то, что к нему зашла секретарша, не запер дверь. Все-таки он был не в своем директорском кабинете.
Эйко, выяснив, что Куми нет ни в салоне, ни в отведенной ей комнате, сердцем почувствовала, где она может быть. В голове у нее прочно засела мысль, что в ее доме (ей почему-то ни разу не приходило в голову, что вообще-то этот дом принадлежит отцу) неподобающее аморальное поведение не должно иметь места.
Поэтому, открыв дверь, Эйко первым делом бросила взгляд на кровать. Однако на ней сидел только Эйкити. Он был глубоко погружен в журнал, посвященный проблемам бизнеса. Что касается Куми, то она стояла у стены и с повышенным интересом рассматривала картину, изображающую какую-то непрезентабельную яхту.
Хотя Эйкити и держал журнал правильно, не вверх ногами, прочесть он все равно ничего не мог. Проблема в том, что в салоне, за общим столом, Кикуока обмолвился, что совсем не видит без очков мелкие иероглифы, а сейчас очков на нем не было.
Эйкити оторвался от журнала, будто только что заметил Эйко (впрочем, смысла в этой хитрости не было никакого: ведь он уже поднял на нее глаза, когда открылась дверь).
– А-а! Эйко-сан! – со всем возможным добродушием проговорил Кикуока, выдавая свое желание избежать вопросов со стороны Эйко. – А мы тут разбирались с моим расписанием. Столько дел, знаете ли…
Какое могло быть расписание, если на столе не видно ни документов, ни даже записной книжки, а секретарша с серьезным видом погружена в созерцание висящей на стене картины?
– Я вот заглянула поинтересоваться, всё ли в порядке, не нужно ли чего, – сказала Эйко.
– Что?.. Всё в полном порядке. Комната замечательная. Чего тут еще? Я же здесь второй раз.
– Но есть и те, кто у нас впервые.
– А?.. Ах, вы об этой девушке… О! Не беспокойтесь. Я объяснил ей все, что надо.
– Горячая вода есть?
– Вода? Да, есть.
– А в первом номере?
– Что? В моем? – спросила Куми.
– Кроме вас, там никто не живет.
– Была.
– Замечательно. Вы с расписанием разобрались?
– Да.
– Что ж, если вы собрались отдыхать, я ничего против не имею. Можете идти спать… Первый номер в вашем распоряжении.
Куми молчала.
– Я тоже говорил, что тебе надо лечь пораньше, – проговорил Кикуока, обращаясь к своей секретарше. – Вы уж извините, Эйко-сан, но Куми боится спать одна после всего, что здесь произошло. К ней же в окно ночью заглядывал какой-то чудак, вот она и испугалась. Что вы от нее хотите? Она же еще почти ребенок. Ха-ха-ха!
Объяснение Кикуоки Эйко совсем не понравилось. Ничего себе ребенок! Да ей столько же лет, сколько самой Эйко! Ну, может, на год меньше.
– То есть вы не можете уснуть без того, чтобы папа не почитал вам сказку? – заявила она, не глядя на секретаршу Кикуоки.
Куми повернула голову и уставилась на Эйко. Глаза ее злобно сверкнули, и через несколько секунд, громко стуча каблуками и чуть не задев хозяйку дома, она выскочила в коридор.
На лице Эйко появилась сладкая улыбка.
– Столько энергии у девушки… Думаю, она и одна прекрасно заснет.
С этими словами Эйко вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий