Дом кривых стен

Сцена 1. В салоне

– Телеграмма!
Услышав голос, Эйко встала со своего места.
Усикоси поднялся следом и направился за ней в прихожую. Через пару минут он показался, держа в руке листок – Эйко шла за ним, – и быстро вернулся на свое место. Уселся рядом с Одзаки и сунул ему под нос телеграмму.
– Может, просветите, что там, – хмуро проговорил Окума, и Одзаки стал читать:
– Э-э… «подходящий для этого исключительного случая человек есть. Вылетел к вам. Лучшего специалиста в Японии нет. Фамилия – Мита…» как это? Митараи? Что это значит? Черт! Они решили послать сюда этого бездаря, корчащего из себя Шерлока Холмса?!
– Что? Этот Мита… как его там? Он из конторы? Из первого отдела? – обратился к Одзаки Окума.
Одзаки знал, кто такой Митараи.
– Он предсказатель будущего, гадатель.
Усикоси и Окума удивленно заморгали и на несколько секунд лишились дара речи. Наконец Усикоси тоном человека, просящего дать ему лекарство от желудочных колик, проговорил:
– Это шутка такая?! Дело, конечно, темное, мы бродим тут как в тумане, но чтобы к гадалкам обращаться… До этого еще не докатились, слава богу.
Окума раскатисто расхохотался:
– Да-а, Усикоси-сан! Этот ваш приятель в Токио – шутник. Подсунул нам помощничка… Хотя, если подумать: а что, если этот прорицатель раскинет свои гадальные палочки и угадает, кто преступник? Тогда в выигрыше окажутся все. И мы лицо сохраним, и парни из Сакурадамон могут сказать, что помогли нам. Самый лучший вариант для всех. Хотя лучше б они вместо предсказателя прислали сюда ищейку. Полицейская собака с чутким носом по-любому лучше какого-то скрюченного старикашки.
– Нет, инспектор Накамура не может быть таким безответственным… Одзаки-кун, ты ведь знаешь этого Митараи? – спросил Усикоси.
– Вы об убийстве семьи Умэдзава слышали?
– А как же! Нашумевшее дело.
– То, давнее? Мы тогда еще в детский сад ходили. Которое раскрыли года три-четыре назад? – задал вопрос Окума.
– То самое.
– Говорят, его раскрыл тот самый предсказатель, Митараи, – сказал Одзаки.
– А разве не парень из первого отдела? Во всяком случае, я так слышал.
– Вроде так и было. Но Митараи не устает хвастаться, что это сделал он.
– Таких чудны́х стариков навалом, – заявил Окума. – Можно до седьмого пота гоняться за преступником, поймать его – и вдруг совершенно неожиданно окажется, что какой-то старпер угадал, кто совершил преступление. И он тут же начинает мнить себя оракулом.
– Этот Митараи вовсе не старик, еще совсем молодой. Говорят, пижон, да еще спесивый.
– Накамура, верно, что-то перепутал… Встречаться с этим типом? Нет уж, увольте… – вздохнул Усикоси.
* * *
Однако полицейские переполошились бы еще больше, узнай они, чем собирался заниматься предстоящей ночью и далее этот чудак Митараи. Тогда Сабуро Усикоси наверняка не ограничился бы одними вздохами.
До места мы с Митараи могли добраться только к ночи, поэтому было принято решение поужинать в скромном местном кафе и потом уже ехать дальше. Снега не было, но всю пустынную округу окутала плотная завеса тумана.
Мы догадывались, что будем незваными гостями для обитателей Дома дрейфующего льда (особенно для застрявших там полицейских), и вскоре нам представилась возможность убедиться в собственной правоте. В прихожей нас встретили Эйко и три детектива, и по тому, что никто из них не поблагодарил нас за проделанный путь далеко на север, мы поняли, что нас здесь не ждут распростертые объятия.
Однако предположения детективов насчет Митараи не оправдались. Человек он приветливый, и его улыбка располагала к нему людей.
Детективы явно были сбиты с толку и не знали, как вести себя с нами, поэтому после обмена визитками Усикоси с кислым видом объявил одиннадцати обитателям Дома дрейфующего льда, что эти два господина прибыли из Токио для расследования убийств, и представил нам, по одному, хозяев и гостей.
Одни приветливо улыбались, другие сидели с серьезным видом. Под их взглядами я чувствовал себя фокусником, которого вызвали позабавить публику и только и ждали теперь, когда он вытянет из кармана носовой платочек.
Митараи, в отличие от меня, не собирался отсиживаться в тени. Не успел Усикоси произнести: «Это Митараи-сан…», как мой друг взял инициативу в свои руки и заговорил как человек, хорошо знающий себе цену:
– Ну что же, господа. Извините, что заставил вас так долго ждать. Меня зовут Киёси Митараи. Силы человеческие… Когда они уходят, на арене появляются куклы. Работает принцип рычага или качелей. Jumpin’ Jack Flash. Кукла-марионетка всего на одно представление. Мучительное видение! Я проделал этот долгий путь на северные земли, чтобы преклонить колени и отдать ей дань уважения, до того как ее гроб забросают землей.
По мере того как Митараи излагал этот загадочный пассаж, выражение учтивости на лицах полицейских таяло, и от малой толики расположения, которое они испытывали к нему, не осталось и следа.
– До Нового года осталось всего ничего. В Токио сейчас идут распродажи. Пока мы здесь сидим, женщины, сжимая в руках бумажные пакеты с покупками, сметают друг друга, прорываясь к прилавкам. А здесь тишина, как в каком-то другом мире! К сожалению, четвертого января вам снова придется вернуться на передний край. Но вернетесь вы не с пустыми руками. Вы увезете отсюда подарок – история о том, как было раскрыто это дело, думаю, будет весьма необычной.
Двух мертвецов достаточно! Можете быть спокойны. Я приехал, поэтому никто из вас не превратится в холодный труп. «Почему»? – спросите вы. Потому что я уже установил, кто преступник.
В салоне поднялся шум – заговорили все разом. Даже для меня, стоявшего рядом с Киёси, его слова стали неожиданностью; что уж говорить о детективах. Однако они молчали.
– Кто же он? – от имени присутствующих обратился к Митараи Кусака.
– В этом не может быть сомнений. – Все затаили дыхание. – Это тот, кого называют здесь Големом!
Все невольно рассмеялись: «Славная шутка!» Но громче всех вздохнули с облегчением члены следственной группы.
– Не откажусь от чашки горячего чая, чтобы согреться после прогулки по снежку. А потом надеюсь подняться по лестнице и познакомиться с ним.
При этих словах детективы дружно нахмурили брови.
– Спешить некуда. Думаю, он не убежит.
«Так он серьезно» – это был голос Тогая, обращенный к Эйко. «Что это? К чему этот цирк?» – послышались тихие голоса.
– Все присутствующие здесь имеют отношение к этому увлекательнейшему делу. Полагаю, вас уже допрашивали на предмет того, что вы знаете и что видели. Но если кто-то из вас по наивности считает, что эта кукла целый год так и просидела в третьем номере, то советую надеть очки. Это не простая деревянная чурка, а двухсотлетний европеец. После двух сотен лет он оказался в этом доме. Это большая честь для всех вас. Двухсотлетний чех. Это же настоящее чудо. Он бросает вызов вьюге, танцует высоко в небе, заглядывает в окна. Вонзает ножи в людские сердца под самым вашим носом с такой же легкостью, как мы сейчас берем в руки чашки с чаем. Согласно каббале, еврейскому мистическому учению, он пробудился от тысячелетнего сна и получил от небес жизнь, чтобы сыграть в этом акте, в котором ему поручена самая главная роль.
Блеск танцующей куклы, рассчитанной всего на один акт! Только в бурную ночь она поднимается со своего мрачного трона. Протянувшиеся со смоляных небес белые нити, управляющие марионеткой, сверкают во тьме, и кукла исполняет танец, которому тысяча лет. Танец мертвых! Какое яркое мгновение! Первый труп точно так же висел на ниточках, как заколдованный.
История повторяется. Все как было тысячу лет назад. Время встало, как сломавшийся на дороге автобус. И нет сомнения, что для него время, когда он дожидался своего часа, пролетело как одно мгновение.
Прогресс – это иллюзия. Мы просто стали двигаться намного быстрее. Утром я был на Гиндзе, а сейчас дрожу от холода на севере, на самом краю Японии… Но можем ли мы свободно распоряжаться освободившимся временем? Нет, конечно.
Митараи, похоже, был опьянен собственным красноречием и не заметил, как улыбки и фырканье слушателей сменились откровенными смешками. Детективы, в свою очередь, прямо-таки горели желанием поскорее заткнуть оратора, несшего какую-то чепуху.
– Сделали ли машины жизнь людей лучше? Ответ очевиден. Даже объявлению от агентства по сделкам с недвижимостью – три минуты от станции, полчаса от центра города, идеальное окружение и много зелени – можно больше доверять. Не следует с чувством превосходства относиться к нашим собственным творениям. Машины стали выполнять за нас работу по дому, на Хоккайдо из Токио можно добраться за час. Утром меня попросили поехать на Хоккайдо, чтобы к вечеру быть на месте, притом что у меня была другая работа. И вот я здесь. Сейчас человек куда больше занят, чем во времена, когда на Хоккайдо добирались три дня. Книгу почитать некогда. Это же форменное надувательство! Скоро дойдет до того, что полицейские будут покупать преступников в торговых автоматах. А преступники смогут бросить в автомат монетки и получить готовый труп.
– Митараи-сан… – остановил его Усикоси. – Для первого знакомства, наверное, достаточно. Чай готов, и если у вас больше ничего нет…
– А-а, понятно. Я еще должен представить своего компаньона. Мой друг – Кадзуми Исиока.
Больше обо мне он ничего не сказал.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий