Род

Книга: Род
Назад: Глава 5 Подготовка
Дальше: Глава 7 Накал

Глава 6
Состязание

Бьёрн повращал плечами и посмотрел на груду камней у своих ног. Он наклонился, подобрал один и взвесил его в руке. Взглянул на три валуна, что лежали у подножья деревянных столбов, на стрельбище с низкими барьерами, отмечавшими расстояние, и нахмурился:
– А что, поле меньше, чем когда-то было?
– Да это твоя жопа больше стала, наверное, – сказал Карл, прислонясь к воротам и умело изображая скуку.
– Поберегите дыхание для состязаний, мошонки ходячие, – сказала Йорунн. – Не видать вам победы.
Оба брата расхохотались.
– И кто победит? Ты? Или мелкий? – Карл указал большим пальцем на тропинку, по которой Аслак безуспешно пытался провести своих детей прямо к воротам.
– Сигмар тоже участвует, – объявила Йорунн.
– Пфф
Карл свирепо взглянул на Бьорна:
– Заткнись. Он наш родич.
– Благодаря тебе, – сказал Бьорн. Он оглянулся на Йорунн, но их сестра промолчала. – И что с того? В камнях я его легко обойду.
Он покосился на деревянные столбы.
– Может, и так, – сказала Йорунн. – Но состязание не одно.
– Так, может, сделаем игру более интересной? – сказал Карл, оттолкнулся от забора и приблизился к брату и сестре.
– Ты что имеешь в виду? – спросил Бьёрн, уставившись на брата.
– Что сказал: надо сделать игру более интересной. Кто выиграет больше состязаний… – Карл потянулся за привязанным к поясу кошельком.
– Тот будет командовать остальными, – закончила Йорунн. – Целый день.
– Кем командовать? – спросил Аслак, стоя позади нее. – Что я пропустил?
Карл неохотно отпустил кошелек.
– Хорошо, – сказал он. – Только не беги в слезах к мамане, когда я тебя, как служанку, за едой гонять буду.
Он направился к мишеням для метания топоров.
– Это даже немножко успокаивает – видеть, что столько лет спустя он остался все тем же говнюком, – сказал Аслак.
Бьёрн хохотнул:
– Тут ты прав. Некоторые никогда не меняются.
Йорунн наблюдала за Карлом, который остановился рядом с топорами, подобрал один и с силой метнул в цель. Топор, чмокнув, вошел в деревянный щит в трех пальцах от центра.
– Не знаю, – сказала она. – Сдается мне, что нашему любящему брату с годами поплохело. Что-то его гложет: он хотел поспорить с нами на деньги.
Аслак поднял бровь.
– Хм. Наглый засранец, – сказал он.
Бьёрн размял шею.
– Я рад, что мы не стали на деньги спорить, – сказал он. – Если… нет, когда я выиграю, то с огромным удовольствием заставлю этого брюзгу целый день звать меня «Ваше Величество».
Йорунн кивнула:
– Правильно. Только ты, конечно, не выиграешь…
– Ого! Кто сказал?
– …ты для этого слишком старый и жирный…
Бьёрн вытаращился на сестру, а потом перевел глаза на Аслака:
– Ты слышал, что она несет?
– …но будет неплохо, если ты победишь Карла хоть в чем-нибудь.
Бьёрн наклонился к младшему брату:
– Никогда не слушай женских советов, – громко прошептал он. – Иногда они совсем не о твоей пользе думают.
Аслак взглянул на Йорунн.
– Ты прав, – притворно прошептал он в ответ, – лучше дадим Карлу выиграть. Думаю, для нас это будет только к лучшему.
Йорунн осклабилась и потрепала Аслака по голове:
– Больно умный ты, братишка, – сказала она, – но мы оставим тебя в живых.
Она немного подумала и добавила:
– Пока.

 

Мышцы рук у Хельги гудели от усталости: мешки, которые она тащила, были очень тяжелыми. Но рядом шла Хильдигуннюр и без единой жалобы несла в два раза больше. Впереди растянулась колонна людей, шедших от Речного хутора, прямо перед Хельгой шагал Вёлунд, увязавшийся за Гитой. Малыши вернулись к матери, а впереди них были Агла и Тири, которые заговорщически перешептывались. Яки ждал у телеги рядом с воротами, которые служили входом на поле для состязаний. Эйнар был рядом с отцом, а неподалеку от них стоял Сигмар. Дети Уннтора и Хильдигуннюр были уже на поле, и, взглянув на них, Хельга увидела, как Карл взял топор и метнул его в цель. Чуть позже Йорунн потрепала Аслака по голове, но ее слова, обращенные к брату, внезапно оборвал ясный звук: стоя посреди поля, Уннтор звонил в большой металлический колокольчик, извлеченный невесть откуда.
– Шевелитесь! – прокричал он. – Пора вам всем склониться перед лучшими!
– Это перед кем же? – крикнул в ответ Карл. – Я вижу только старого горного тролля в шлеме.
Хельга заметила, как усмехнулась Руна, шедшая в паре ярдов перед ними.
– Мальчишка всегда был языкастым, – пробормотала Хильдигуннюр.
Когда семьи проходили через ворота, Эйнар указывал им на бревна, расположенные так, чтобы на них можно было сидеть и смотреть за состязаниями. Хельга положила мешок к ногам, рядом с тем, что несла ее мать. Хильдигуннюр почти все утро провела за готовкой, и мешки были наполнены жареным мясом, печеными корнями осморизы и бурдюками с медом.
– Слушайте, – прогремел голос Уннтора. – Метание, потом валуны. Стрельба, потом бег. Я буду главным судьей, но Яки обещал следить, чтобы я не подсуживал.
– Ну да, – сказал Бьёрн. – А за ним кто смотреть будет?
– Я, – сказала Хильдигуннюр. – Я буду смотреть за каждым из вас.
Бьёрн пожал плечами:
– Хорошо. Приступим!

 

Родичи сошлись над треугольником для метания камней, как тучи над головой моряка, к ним присоединились Сигмар и Уннтор.
– Начинаем метание! – объявил Уннтор.
– Кто первый? – спросил Карл.
– Гости? – улыбнулся Уннтор.
– Хорошо. Я начну. – Сигмар склонился над грудой камней. Подняв верхний, он взвесил его в руке, осторожно подвигал локтем, примериваясь к весу, и растопырил пальцы широко, как только смог. Потом без предупреждения сделал три быстрых шага к треугольнику и метнул камень.
Он просвистел по воздуху и приземлился чуть дальше средней линии.
Сигмар резко отвернулся, напряг шею и пролаял короткое ругательство на языке свеев.
– Что такое, гость восточный? – спросил Бьёрн. – Не так просто, как ты думал?
Сигмар снова повернулся к остальным.
– Нет, все хорошо, – сказал он. – Просто я давно этого не делал.
– Я тоже, – сказал Карл, приближаясь к груде камней. – Но разница между нами в том…
Он выбрал камень, подошел к линии броска и легко запустил его в воздух. Тот без труда пролетел мимо камня Сигмара и с глухим стуком упал в трех футах от линии.
– …что я не тявкаю, как маленькая сучка.
Его ухмылка состояла на три четверти из удовольствия и на четверть – из вызова.
Сигмар искренне улыбнулся:
– Отлично, брат. Сразу видно, что ты лучше меня умеешь разбрасываться вещами.
Карл насупился:
– Ты о чем это? – хмуро спросил он.
– Прочь с дороги, – сказал Бьёрн, проталкиваясь мимо него, а Сигмар улыбнулся и пожал плечами. – Моя очередь.
Нагнувшись, Бьёрн подобрал первый же камень и метнул его без подготовки.
– Зараза, – пробормотал он. Камень улетел футов на шесть дальше линии.
– Тролленыш, – поддразнила его Йорунн.
– Заткнись, – сказал Бьёрн. – Посмотрим, как сама-то справишься.
Йорунн улыбнулась и подошла к камням.
– Ты же знаешь, дорогой братишка, что у меня и половины мужской силы нет, – сказала она. Расставила локти в стороны и начала отступать, пока между ней и линией броска не оказалось футов двадцать для разбега. – Поэтому мне придется рассчитывать…
Она встала на цыпочки, наклонилась, а потом с силой оттолкнулась, побежала к линии, размахнулась, уронила руки вниз, прочертив неистовую дугу, а в самый последний момент направила камень вверх и выпустила ровно в тот момент, когда достигла линии броска.
– …на скорость! – прокричала она вслед улетающему камню.
Хельга покосилась на Гиту, которая наблюдала за тетушкой Йорунн с нескрываемым восторгом. Девушка крепко сцепила руки и следила за камнем, который летел к средней линии… миновал среднюю линию… приблизился к снаряду Карла… и рухнул на землю всего в паре дюймов от него.
У зрителей вырвался коллективный вздох. У Карла был такой вид, словно он осу проглотил.
Йорунн обернулась и улыбнулась старшему брату.
– Не дальше твоего. В следующий раз придется стараться.
Камень Уннтора был уже в воздухе. Он со стуком упал на фут ближе, чем камень Карла. Вскоре и Аслак сделал свой бросок, который не достиг даже средней линии.
– Карл победил! – провозгласил Яки.
– Посмотри на него, – прошептала Хильдигуннюр рядом с Хельгой.
– Что такое, мама?
– Он улыбается, но в нем нет радости, только тьма.
Однако в следующий момент лицо старой женщины снова обрело привычное спокойное выражение, и она стала бесстрастно следить за происходящим. Хельга даже усомнилась, не показалось ли ей – и ее слова, и перемена в лице.
– Что дальше, – спросил Бьёрн, – валуны?
– Нет, мишени, – ответил Яки. – Сначала топоры: Сигмар, потом Бьёрн, Аслак, Уннтор, Йорунн и Карл.
Сигмар вышел вперед и поднял топор. Он недовольно посмотрел на обмотку рукояти и повернулся к Яки:
– У вас другой кожи нет? – спросил он. Старик без единого слова задрал рукав и размотал длинную кожаную полоску. Сигмар молча принял ее и привычными движениями намотал на рукоять, попутно взвешивая топор. Удовлетворившись, он поднял голову. Мишенью служила деревянная доска в тридцати футах от него. На ней был нарисован круг с крестом посередине. Сигмар отвел руку за спину, а потом выбросил вперед.
Топор, вращаясь, пролетел по воздуху и с глухим чмоканьем воткнулся в дерево.
Яки присвистнул:
– Тяжеловато будет бросить лучше, – сказал он, пока Эйнар бегал за топором. След на доске был всего в пальце от середины.
– Неплохо, швед, – сказал Бьёрн. – Неплохо.
Он взял протянутый ему топор и нахмурился.
– Никогда я с топорами не дружил, – сказал он.
Бросок немедленно и недвусмысленно подтвердил его слова. Топор ударился о мишень с громким стуком, но плашмя, и постыдно шлепнулся на землю. Аслак наморщился и нерешительно метнул свой. Он воткнулся в доску, но с самого краю. Бросок Уннтора попал в мишень на расстоянии ладони от центра.
– Не повезло, старик, – сказал Карл.
– Я никогда не верил в везение, – сказал Уннтор. – Боги направляют топор, куда захотят. Все, что тебе остается, – бросать.
Стоявшая рядом с ним Йорунн пристально смотрела на Эйнара, который сходил за топором и отдал ей.
– Тебе никогда не везет, потому что ты не рискуешь, старик, – сказал Карл. Йорунн без паузы рванула руку назад и запустила оружие. – Иногда нужно…
Топор врезался в доску с коротким резким стуком, и братья умолкли. Йорунн взглянула на Сигмара, который посмотрел на нее в ответ и не отвел взгляда.
Эйнар и Яки подошли к мишени и осмотрели ее. Потом пошептались между собой.
– Разница в волос – но у Сигмара ближе, – крикнул Яки.
Карл издал лающий смешок. Губы Йорунн гневно изогнулись, но ее муж никак не отреагировал.
Хильдигуннюр снова наклонилась вперед:
– А что ты можешь сказать о нем? – прошептала она, глядя на Сигмара.
– Он многое скрывает, – сказала Хельга, – но… он стиснул кулаки, когда метала Йорунн, а теперь расслабился.
– И что это может значить? – спросила Хильдигуннюр и быстро добавила: – Помни: не пялиться.
Хельга расслабилась и посмотрела лучше, как ее учила мать, сохраняя спокойное лицо. Она осознавала присутствие Хильдигуннюр лишь благодаря звуку ее голоса.
– Он… Он хочет победить, страстно, но не показывает этого. И мне кажется, он любит Йорунн очень сильно.
– Почему ты так решила? – спросила Хильдигуннюр. В ее голосе был намек на улыбку.
– По тому, как он смотрит на нее, во-первых, – ответила Хельга. – И, я думаю, он хочет ее впечатлить. Особенно когда вокруг мальчики.
– Неплохо, – сказала Хильдигуннюр. – Совсем неплохо.
Хельга просияла, а в это время Карл вышел вперед и крикнул:
– Моя очередь!
Он раскинул руки и повращал плечами.
– Дай сюда, – сказал он принесшему топор Эйнару, а потом покосился на Йорунн. – Вот как это делается, сестренка.
Он поднял топор, на лезвии которого сверкнуло солнце, занес назад, далеко за голову, изогнул плечо перед броском…
…и топор ударился в мишень рукоятью. Оружие бесславно упало на землю.
– Победил Сигмар, – бесстрастно сказал Яки.
– Да брехня! – сорвался покрасневший Карл. – Он что-то сделал со сраным топорищем! – он развернулся и уставился в лицо Уннтора. – Это мухлеж! Где твоя сраная честь? Вот это значит быть вождем, да?
– Уймись, Карл, – сказал Бьёрн.
– НЕ СМЕЙ МЕНЯ УНИМАТЬ! – заорал Карл. Он повернулся к Сигмару. – Думаешь, ты такой охрененно умный, да, швед?
В мгновение ока расстояние между ними исчезло.
Карл с силой толкнул Сигмара в грудь.
– Думаешь, тебе спустят херов мухлеж? Здесь, в Речном?
Мощные ладони протиснулись Карлу под мышки, и Бьёрн с Уннтором подняли его с места, сдерживая его руки и кряхтя от усилия. Карл рванулся, пнул свою цель и попал как раз в тот момент, когда брат с отцом потащили его прочь.
Глаза Сигмара сверкнули, но он сдержался, а Карл снова завопил:
– Сраный жулик!
– Давай-ка потише, – негромко сказал Уннтор. – Тише. Никто не жульничал. Ты выиграл первое состязание. Ты все еще на первом месте. Просто вы его делите.
Повисший в воздухе Карл еще немного подергался, но потом сдался:
– Да ну вас на хер. Поставьте меня.
Бьёрн хотел что-то сказать, но яростный взгляд отца заткнул его.
– Ты будешь примерно себя вести? – спросил Уннтор.
– Да, – процедил Карл.
– Сигмар сжульничал?
Никакого ответа.
Хельга заметила, что поза Уннтора едва уловимо изменилась. Кулаки отца воткнулись Карлу под ребра, и на лице его расцвела боль.
– …нет, – прошипел он.
– Хорошо. Сейчас мы тебя отпустим. Станешь брыкаться – получишь так, что на жопу плюхнешься. Ясно?
– Да, – звук был больше похож на рык. Карла опустили на землю, и он поплелся вперед, уставившись на Сигмара. Швед, хотя и был ниже и в целом не так устрашающ, не сдвинулся с места.
– Хороший бросок, братишка, – оскалился Карл.
Сигмар посмотрел на него:
– Благодарю.
– Копья, – сказал Яки, явно не желая никому давать оружие. – Будем метать копья?
– Да, – твердо сказал Уннтор, – будем.
Карл не ответил, но бросил моментальный взгляд на мишень и протянул руку, даже не посмотрев на Яки. Копье было коротким, всего в две трети человеческого роста, сделанным для метания, а не для ближнего боя. Когда оно оказалось у него в руке, Карл взвесил его и сжал губы. Посмотрел сначала на отца, потом на Бьёрна, а потом на Сигмара.
Пять шагов назад.
Он стиснул зубы, сделал несколько быстрых шагов, изогнул тело, а потом…
Бесшумный бросок.
Бесшумный полет.
Первым звуком был треск дерева – копье врезалось в мишень, закрутило ее и отбросило, разбитую, на землю. Хельга увидела, что Карл повернулся к Уннтору. Между ними что-то промелькнуло, но никто этого не заметил.
Метание копий закончилось так же быстро, как началось – Карл разнес мишень в щепки.
Мгновение – и между отцом и братом втиснулся Бьёрн.
– Карл – несомненный победитель! – объявил великан. – Похлопаем!
Зрители в замешательстве захлопали. Хельга посмотрела на мать, но взгляд старой женщины был направлен в другую сторону. Проследив за ним, Хельга не смогла не отметить, что Руна выглядит особенно довольной.
Яки поспешно притащил лук и стрелы, и победил Уннтор, правда, еле-еле: ко всеобщему удивлению, стрела Аслака оказалась лишь в пальце от его стрелы.
– Так, время для камней! – объявил Яки громче, чем нужно было. – Все помнят правила: камень должен коснуться верхушки столба. Кто быстрее справится с тремя – тот победил.
– Пойдем, старый ты ворчливый поганец, – сказал Бьёрн, обнял Карла гигантской лапищей и потащил к деревянным столбам.
– Я пропущу, – сказала Йорунн.
– Да не будь такой скучной, сестренка, – сказал Бьёрн. – Попробуй!
– Бьёрн, – терпеливо объяснила Йорунн, – способность быстро думать, справляться с трудными задачами и принимать нелегкие решения прямо противоположна способности поднимать тяжеленные булыжники, а я, так получилось, в первом очень хороша.
Огромный блондин уставился на нее:
– Ты имеешь в виду…
– Что ты здоровый болван, так что иди, забавляйся с камнями, тролленыш, – закончила за него Йорунн.
– Как скажете, – сказал Бьёрн, сгибаясь в издевательском поклоне, – Ваше Высочество.
– Я тоже не буду участвовать, – сказал Сигмар.
– Почему? – спросил Уннтор.
– Больная спина, – объяснил Сигмар. – Приходится быть поосторожнее с тяжестями.
Вид у Карла был такой, словно он еле сдержался, чтобы не выпалить лишнего, но усмешка его говорила о многом.
Стоявший рядом Аслак поморщился:
– Я тоже. У меня локоть.
Яки нервно начал:
– Карл, если ты не против…
– Верно, – сказал Карл. – Я был последним, – он согнул колени и прорычал: – Так что начну первым.
Он схватил первый камень, низко зарычал и поставил его на столб.
– ОДИН! – крикнул он, отпустил валун и столкнул его на землю.
Второй камень. Карл с трудом нашел, где ухватиться. Широко расставив руки, он напрягся – и камень поднялся, но не выше его бедра. Лицо Карла стало багровым, он стоял, присев, и камень впивался в мышцы его ноги. Он рыкнул – и камень поднялся еще выше.
– ДВА! – прокричал он, оттолкнулся, снова зарычав, ударил себя в грудь и кинулся к третьему, и последнему, камню.
Карл набросился на него. Обхватил руками, вцепился, оторвал от земли на три дюйма – а потом уронил, отвернулся прочь и завопил от досады, стиснув кулаки по бокам, так что вены запульсировали на шее.
Убедившись, что Карл накричался всласть, Яки осторожно сказал:
– Два.
– Моя очередь? – спокойно спросил Бьёрн.
Яки взглянул на Карла, который все еще отказывался смотреть на камни.
– Да.
Бьёрн подошел к первому валуну и поднял его так, словно тот ничего не весил.
– Один, – сказал он и легко опустил камень на землю. Подойдя ко второму, он оглядел его, потом посмотрел на отца и ухмыльнулся.
– Хитрый старый засранец, – сказал он. Согнулся до самой земли, пропихнул мощную ладонь под камень и чуть повернул его. Потом обхватил – и поднял.
– Два, – сказал он, небрежно роняя камень на другую сторону. Когда он подошел к третьему валуну, то замедлился. Большой и круглый камень, казалось, занимал меньше места, чем предыдущий, но Бьёрн остановился перед ним, и на этот раз взгляд, который он бросил на отца, был совсем не веселым. Светловолосый гигант сделал глубокий вдох, хлопнул в ладоши и обнял валун руками. На его спине и плечах взбугрились мощные мышцы.
Камень поднялся: два дюйма, потом четыре, потом шесть. Бьёрн постепенно выпускал воздух между сжатых губ, пока громадина не оперлась на его бедра, потом, присев, он ухватился поудобнее и вдохнул поглубже. Чем выше поднимался камень, тем ближе сердце Хельги подбиралось к ее горлу. Спина Бьёрна медленно выпрямлялась, и где-то внутри него зародился глубокий рык.
– ТРИИИИИИИ! – проревел он, мучительно медленно поднимая камень на уровень столба и столь же медленно задвигая его край на плоскую деревянную верхушку. Как только камень встал, Бьёрн отпустил его и отскочил с поразительной для такого великана ловкостью. Камень с грохотом свалился на землю.
Карл поедал брата глазами.
Бьёрн, тяжело дыша, посмотрел на отца:
– Ладно, старик. Твоя очередь.
Уннтор взглянул на Яки, тот кивнул.
Без всякой спешки вождь подошел к первому камню. Медленно наклонился, ощупал края. В следующий момент камень был уже в воздухе.
– Один.
Вскоре за первым последовал второй камень.
– Два.
Когда Уннтор подошел к третьему, он оглянулся на Бьёрна:
– Ты очень силен, сын. Всегда был, – старик поправил и затянул пояс. Потом наклонился, пробежал кончиками пальцев по поверхности камня – и толкнул.
– Что ты делаешь? – удивился Бьёрн. – Ты идешь не в ту сторону – ты не донесешь его до столба…
– Ах ты ж сукин… – пробормотал Карл.
Уннтор взглянул на сыновей и усмехнулся:
– Но ты невнимателен и недальновиден, и оба вы идете сложным путем… – Старик выпрямился, довольный. Потом уперся в столб ногой и навалился всем весом. Дерево подалось, столб рухнул и коснулся верхушкой камня. – …хотя простой путь у вас прямо под носом.
– Ха! – раздался звонкий, резкий смех Йорунн. – Папа выиграл!
– Да ладно, – сказал Бьёрн, – это вообще нечестно!
– Мозги сильнее мышц, сынок, – сказал Уннтор. – Хотя я впечатлен тем, что ты справился с третьим камнем. Это же настоящий монстр.
– Как?.. – начал Карл.
– Я нашел его в поле и закатил на телегу, – сказал Уннтор. – Я его поднимать не буду.
Позади него усмехнулся Сигмар.
– Гонка! – объявил Яки.
– Я участвую, – сразу же сказала Йорунн.
– Я тоже, – добавил Аслак.
– А я нет, – сказал Уннтор, покосившись на Бьёрна. – Эти камни меня совсем вымотали.
– Засранец, – пробормотал Бьёрн, вставая на стартовую линию рядом с братьями и сестрой.
– Сигмар? – спросил Яки.
– Нет, – сказал Сигмар. – Мужчине нужно понимать, когда стоит пытать удачу, а я ее один раз уже поймал.
Хельга оглянулась на Хильдигуннюр:
– Будет… некрасиво, да?
Хильдигуннюр покачала головой.
Вскоре родичи выстроились на стартовой линии. Яки прочистил горло:
– Иииии – начали!..
Карл времени не терял и тут же толкнул Йорунн плечом на землю.
– ЭЙ! – крикнула она, вскочив чуть ли не быстрее, чем упала, но мальчики были уже далеко впереди, и Аслак быстро отрывался от более крупных братьев.
– Прочь с дороги! – рявкнул Карл на Бьёрна.
– А ты меня заставь, – отозвался пыхтевший рядом Бьёрн.
Аслак добежал до первого шеста и резко повернул, поскользнувшись на траве и едва сохранив равновесие.
Хельга ужасающе медленно увидела, что сейчас случится.
Едва заметный наклон головы Карла; стремительно нагоняющая Йорунн; рослый мужчина слишком резко замедляется перед поворотом, его нога выезжает вперед, и всем кажется, что он скользит, теряет равновесие…
Пробегавшая мимо Йорунн врезалась лицом прямо в выставленную руку и распростерлась на земле.
– Ой, – воскликнул Карл. – Сестренка, мне так жаль! – крикнул он через плечо, продолжая бежать. – Я тебя не заметил!
В этот раз Йорунн поднималась медленнее, но когда поднялась, все тело ее напряглось от злости. Далеко впереди Аслак приближался ко второму повороту. Она выплюнула красный сгусток крови – и понеслась.
– Ну же, – прошипела Хильдигуннюр. Хельга взглянула на нее: ее мать стиснула кулаки и не видела ничего, кроме гонки.
Быстрые ноги, поднятые колени, острые локти – Йорунн стала иглой, лезвием, рассекающим воздух и взрезающим поле. В несколько мгновений она догнала Карла и Бьёрна, миновала их дергающиеся туши с легкостью птицы, улетающей с пути лошади. Она добралась до второго шеста прежде них и ловко обогнула его. Бежавший впереди Аслак оглянулся через плечо и со всей силы припустил вперед, но тщетно. Йорунн настигла его за шесть ярдов до финиша.
Когда изящная молодая женщина пересекла линию, Хельга стояла рядом с Браги и Сигрун, которые оторвались от игры с костями, чтобы посмотреть на финал гонки.
– Папа выиграл? – спросил Браги, посмотрев на маму большими голубыми глазами.
– Нет, не выиграл, – ответила Руна, чье лицо напоминало свернувшееся молоко. – Он не смог обогнать сестру, хоть ей и мешали его братья.
– Жалко, – сказал Браги, повернулся к игрушкам и мгновенно забыл о гонке.
Когда Аслак пересек линию, Йорунн быстро обняла его.
– Ты такая быстрая, – пропыхтел молодой человек.
– А ты быстрее, чем был, – сказала она.
Через несколько мгновений линию пересек Карл. Переведя дыхание, он взглянул на сестру:
– Йорунн… извини, я падал… я не заметил…
Она плюнула ему в лицо.
Огромный кровавый сгусток потек по подбородку Карла.
– Извини, – сказала Йорунн. – Я тебя не заметила.
Бьёрн перевалил через финишную линию и успел поймать Карла в тот момент, когда воин рванулся к Йорунн, изрыгая проклятия. Но тут между ними встал Уннтор и взглянул Карлу в глаза. Разъяренный викинг перестал биться в руках Бьёрна и стер плевок тыльной стороной ладони.
Йорунн, окруженная Сигмаром и Эйнаром, пристально смотрела на него.
– Победила Йорунн! – объявил Яки.
– Ладно, – сказал Карл, тяжело дыша. – Вот и все.
– Не совсем, – ответил Яки. – Есть еще одно состязание.
– Что? – спросил Бьёрн.
Хильдигуннюр поднялась с места и вытащила из своего мешка мешочек поменьше.
– Бабуля, это что? – спросил Браги, роняя кости.
– Это моя палка для лупцевания, – сказала Хильдигуннюр, направляясь в центр поля. Она терпеливо дождалась, пока Яки и Эйнар выкатят три пня – два сиденья и стол. Потом уселась, достала квадратную доску для игры и положила ее на стол.
– Ох… что? – простонал Бьёрн. – Ты заставишь нас играть?
– Ваша мать решила, – сказал Уннтор, – хоть и поздновато, что ее дети не должны вырасти болванами. Последнее испытание – сыграть с ней. Каждая победа над ней считается за две.
– Я буду первым, – сказал Бьёрн. – Должно быть не сложно.
Пятнадцать ходов спустя он поднялся.
– Я всегда подозревал, – громко сказал он, отходя от стола, – что она – ведьма.
Хильдигуннюр улыбнулась и расставила фигуры для новой игры.
Следующим был Карл. Он уселся, нахмурился и уставился на фигуры так, словно надеялся запугать их до полного подчинения.
Чуть погодя, Бьёрн заглянул поверх плеча Йорунн.
– Он не начал кричать, – заметил он, – значит, дела идут…
– ЧТО ЗА?.. – взорвался Карл. – КАКОГО?..
Остаток фразы утонул в лавине сшибающихся гласных.
– Неплохо, – закончила за Бьёрна Йорунн.
Почти сразу Карл встал из-за стола.
– Дурацкая игра, – прорычал он. – А ты, наверное…
– …Хочешь отойти в сторонку и подумать, прежде чем скажешь что-то еще, – сказал Уннтор, придвигаясь поближе к плечу жены.
Кипящий от злости Карл фыркнул и отошел прочь.
– Аслак, – сказала Хильдигуннюр. – Твоя очередь.
Худощавый мужчина сел напротив нее.
– Ты же знаешь, что мне тебя не победить, мама, – сказал он.
Старая женщина улыбнулась:
– Знаю.
– Так что я не хочу играть.
Она оглядела его с ног до головы.
– Почему?
– Потому что я лучше потрачу время, занимаясь чем-нибудь поумнее и не таким геройским? – сказал Аслак. Хильдигуннюр улыбнулась, и он поднялся из-за стола.
Йорунн уселась прежде, чем ее позвали.
– Мама, – сказала она.
– Дочка, – ответила Хильдигуннюр.
Первые ходы обе стороны сделали быстро, потом Хильдигуннюр замедлилась.
– Ты играла, – сказала она.
Йорунн оглянулась на Сигмара.
– У нас дома есть доска, – ответила она.
Хильдигуннюр посмотрела на шведа с возродившимся интересом:
– А я не знала, – сказала она. – Тебе нравится?
Она сделала ход.
– Это интересная игра, – ответила Йорунн и сразу походила сама.
Немного погодя, когда вокруг них собралась вся семья, Йорунн протянула руку и опрокинула своего короля на бок.
– Я проиграла, – сказала она.
– Да, – сказала Хильдигуннюр, присматриваясь к дочери. – На этот раз, по крайней мере.
Взгляда, которым она смерила Йорунн, Хельга прежде не видела.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий