Не буди короля мертвых

ГЛАВА 20

Рейв

 

На следующее утро некромант явился к их с Ангелиной покоям. Он не мог вернуться сюда этой ночью, зная, что произойдет всего через каких-нибудь несколько часов. Ноги отказывались идти в сторону их комнат, а в груди было совершенно пусто. Только Тьма призывно клокотала, жгла анарель и просила еще смертей.
Когда дверь открылась и на пороге появилась полностью одетая и готовая к выходу девушка, некромант встретил ее поклоном и спокойной улыбкой.
— Ты великолепно выглядишь, дорогая невеста, — проговорил он, поцеловав ей руку и с удовольствием замечая, что ее привычный румянец на месте.
— Спасибо, — ответила Ангелина, поправляя подол идеально выглаженного голубого платья из фессальского шелка. — Мы идем провожать короля?
— Да, — кивнул Рейв, беря ее под руку.
— И его величество планирует прокатиться на шельмугре? — Кажется, маленькая некромантка была очень заинтересована предстоящей прогулкой.
— Именно, — улыбнулся мужчина. — Ты тоже хочешь покататься?
Ангелина подняла на него смущенный взгляд и тут же отвернулась.
— Нет, ну… просто… мне просто интересно.
Рейв подавил настойчивое желание схватить ее за подбородок и поцеловать. А потом сказать, что она сможет ездить верхом, на ком захочет. На существах и гораздо страшнее мертвого коня. И скоро ей представится такая возможность. Лишь бы она сделала правильный выбор.
Но он промолчал.
— Да, мы проводим его и скажем пару напутственных слов…
Через несколько минут они вышли из дворца на площадку. Отсюда начиналась мощеная дорога, по обеим сторонам которой раскинулись королевские сады. А далеко впереди виднелся подъемный мост и ворота, ведущие из замкового комплекса.
Рейв знал: сегодня Герхард Айрис из этих ворот не выйдет.
Как только они присоединились к толпе придворных, король вышел из замка под руку с новой фавориткой. Герцогиня Бильфор широко улыбалась. Она была одета в светло-розовый охотничий костюм, прекрасно облегающий ее фигуру, и издали казалась похожей на маленькую зефирку, которую Герхард вот-вот съест.
Ливию катили сзади в каталке двое слуг. Она выглядела мрачной и злой. А перекошенное от проклятия лицо делало ее похожей на старую черную ведьму.
Рейв решил сохранять ей жизнь как можно дольше. Герцогиня Рендан была сильным некромантом, и ее колдовской анарель излучал очень много эманаций боли и смерти. Очевидно, именно это давало ему самый мощный приток магии.
Рейв и сам не ожидал, что герцогине удастся не только начать шевелить руками и ногами, но и вернуть себе возможность разговаривать. Впрочем, для некроманта не имело никакого значения, будет Ливия овощем перед тем, как умереть, или сохранит человеческий облик чуть дольше.
Сейчас он под руку с Ангелиной стоял чуть в стороне от основной массы придворных и приветственно улыбался приближающемуся королю, как и все вокруг. Только в мыслях у него огромные песочные часы отмеряли оставшееся время до заветной минуты. И с каждым шагом его величества, с каждым ударом сердца песка в воображаемой стеклянной колбе становилось все меньше.
Герхард Айрис остановился в двух десятках метрах впереди, что-то рассказывая своей спутнице, а она весело смеялась.
Мир будто замедлился.
Последняя песчинка в часах упала.
Рейв наклонился к девушке и, не переставая улыбаться, тихо проговорил:
— Ты хотела знать, что происходит, Ангелина?
Она дернулась, мельком бросив на него беспокойный взгляд.
— Да… — ответила так же тихо.
Явно чувствовала: что-то не так. Что ж, она была права, его маленькая догадливая некромантка.
— Время пришло, — сказал он твердо. — Сегодня Герхард Айрис перестанет прибавлять к своему имени приставку Кастро-Файрел. Сегодня он перестанет занимать трон, который ему не принадлежит. Сегодня в королевство альтов и деноров вернется его настоящий король.
Тишина в маленьком мире вокруг них стала гнетущей.
— Что за чушь? О чем ты говоришь? — напряглась девушка, и Рейв почувствовал, как она задержала дыхание.
Некромант не глядел на нее. Понимал все и так: момент истины настал. Она либо примет то, что будет происходить дальше, либо нет.
— Герхард Айрис сегодня лишится короны и трона, — ответил мужчина так, словно говорил о смене погоды.
— Ты убьешь моего отца? — выдохнула она, повернувшись к нему лицом и вырвав руку.
Зеленые глаза пылали огнем непонимания и… ярости. Впервые некромант видел Ангелину такой. Впервые его малышка смотрела на него без наивного восторга, без улыбки за чертой малахитовых радужек.
Рейву это не нравилось. Но другого пути не было. Он — король мертвых. И он вернулся.
— Ты питаешь к этому ублюдку нежные чувства? — спросил Рейв холодно. Слишком холодно. Настолько, что эти слова, похоже, ударили ее.
Светлое лицо потемнело, Ангелина опустила взгляд, отчаянно сжав зубы.
— Нет, но… это же мой отец.
— Забудь о нем, — произнес мужчина, чувствуя ее слабину: если сейчас надавить чуть сильнее, то она сдастся. Сдастся или нет? — Посмотри на него. На человека, которого ты защищаешь. Ему плевать на тебя. Плевать на свою невесту, которая в инвалидной коляске едет позади. Плевать на сестру, с которой он, судя по всему, развлекался до поры до времени, а затем попросту сослал в монастырь, чтобы не поползли слухи. Плевать на всех. И ты перестань думать о нем.
— Но… — Девушка закусила губу изнутри и сдвинула брови. — Ты не можешь. Я не хочу… Да и народ будет против! Герхард Айрис — признанный наследный король Альденора!
Рейв пожал плечами:
— Все, кто будет против, умрут.
Ангелина выдохнула, прижимая руку к лицу, отчаянно растирая глаза около переносицы, словно не веря, что это происходит с ней. Словно вот-вот, стоит отпустить ладонь и снова открыть глаза, все станет по-прежнему. Они будут стоять под руку на залитой солнцем площади, а затем помогут Герхарду сесть на шельмугра. Проводят его вместе с герцогиней Бильфор на прогулку, а сами пойдут есть пирожные, только что приготовленные на дворцовой на кухне.
Но она открыла глаза и прошептала:
— Это же ненормально. Ты сумасшедший…
Рейв вздохнул. Он знал, что так и будет.
— Я — истинный король Альденора. И просто расставляю все по своим местам, Ангел. Я не обсуждаю с тобой то, что будет происходить дальше, а предлагаю шанс оказаться в числе победителей, а не проигравших. Выбирать тебе.
— Ты не посмеешь этого сделать, — выдохнула она, видя, как Герхард снова двинулся к ним, с каждой секундой становясь все ближе.
Рейв ничего не ответил. Он молча смотрел, как наполняется ужасом лицо его малышки, и чувствовал, что ее ответ словно выжигал все внутри, и теперь в черной пустыне грудной клетки клокотала одна Тьма.
Знакомое чувство. Привычное.
— О, граф Эридан, госпожа Вальбур! — помахал рукой Герхард, подходя прямо к ним. — Рад видеть вас в добром здравии.
— Доброе утро, ваше величество, — ответил без улыбки Рейв.
Ангелина едва заставила себя сделать реверанс, двигаясь как деревянная кукла.
— Вы подстрахуете меня, правда? — с улыбкой продолжал король, теребя кольцо на пальце. — Когда я буду вызывать шельмугра. Первый раз — самый волнительный.
Герцогиня Бильфор рядом с ним льстиво захихикала, прикрывая лицо веером, и сладко пропела:
— Уверена, у вас все получится!
Герхард выглядел очень довольным. Отпустил женщину, подходя к некроманту и разминая пальцы.
— Ну что, прямо сейчас?
Рейв улыбнулся в ответ и склонил голову набок, снисходительно глядя, как король возбужденно поправляет тонкую корону на голове, боясь, что она свалится.
Некромант едва успел подумать о том, как удачно, что Герхард решил покрасоваться в этой королевской регалии именно на нынешней прогулке.
— Увы, ваше величество, сегодня не получится, — ответил некромант. Сделал два шага к ошеломленному правителю и снял с его головы золотой обруч с редкими зубьями. — Сегодня я сажусь на трон.
Герхард Айрис нахмурился. В тот же миг Рейва со всех сторон окружила стража, направив на него блестящие лезвия мечей. За спинами простых воинов стояли маги, разворачивая сети колдовства. Воздух завибрировал от незримой энергии, которая повиновалась, приходила в движение от действий колдунов.
Рейв видел, как Тьма вокруг собирается в тугие узлы, готовясь по приказу королевских некромантов превратиться в сумеречные бомбы и нанести удары, лишающие дыхания, уничтожающие соперника.
Довольно серьезное заклинание пятого уровня. Было видно, как на лицах колдунов выступил пот. Однако они справлялись с этой магией легко. Прежний король мертвых непременно нанял бы таких волшебников в свой гарнизон. Новый, презрительно скривив губы, развеял черные сгустки, заставив некромантов испытать прилив страха и начать заново плести заклятия.
Были еще друиды. У этих в ладонях мерцал зеленоватый свет, напоминающий порталы для прохождения магических зверей. Это означало, что в любой момент на площади могут оказаться твари Лихих лесов. И кто это будет, даже отцу Тьмы неизвестно.
Впрочем, Рейва это не страшило.
— Что за вздор? — жестко бросил Герхард, прищурившись. — Что вы себе позволяете, граф? Объяснитесь!
Краем глаза некромант видел, как Ангелина опустила взгляд, сжав губы так, что они побелели.
— Это означает, что король теперь я, — прохладно ответил Рейв и, с отвращением посмотрев на тяжелый обруч из золота, отбросил его в сторону как дешевую побрякушку.
Сложил руки за спиной и приподнял бровь.
Герхард Айрис посмотрел по сторонам, взглядом ища поддержки у придворных и магов. Затем, почувствовав, что все в порядке, стража его защищает, а двор ждет реакции, сперва тихо, а потом все громче и громче засмеялся.
Толпа придворных, зашумев, подхватила его смех. Только Ангелина не смеялась и явно не знала, куда себя деть.
— Да вы с ума сошли, граф? Не иначе как вам передалось заболевание вашего далекого предка, — проговорил король. — Не уверен, что у меня получится сделать вид, будто ничего не произошло…
— Вам и не потребуется, — прервал Рейв, заставив Герхарда вновь нахмуриться.
— То есть вы продолжаете настаивать? Госпожа Вальбур, что за чушь несет ваш жених? — переключился он на девушку. — Повлияйте на него как-нибудь или, клянусь, я прикажу его высечь.
Ангелина подняла нервный взгляд на короля, прикусив губу. Она мяла подол платья, явно не зная, как поступить. Но Рейв не собирался ждать ее ответа. Ей вообще не стоило бы участвовать в этом представлении, но иначе было нельзя.
— Ничего не выйдет, Герхард. Теперь здесь приказываю я, — бросил он и махнул головой в сторону.
В тот же миг чуть справа раздался зычный приказ, заставивший вздрогнуть всех, кто здесь присутствовал:
— Опустить оружие! Окружить его величество короля!!!
Толпа придворных испуганно зашумела, отступая назад. Герхард, не веря своим ушам, повернул голову и встретился с бесцветным взглядом командира стражи гарнизона Файрела.
— Глейн? Что происходит?.. Немедленно уведите этого человека! Делори, Вилис, — обратился он к колдунам, — делайте свое дело!
Главный друид и главный некромант разом кивнули, и воздух затрещал. Несколько друидских порталов разом хлопнули, выпуская на площадь огромного, как две лошади, василиска, истошно кричащего грифона, трех виверн и двух болотных гидр.
Одновременно с друидской магией послушная Тьма снова свилась в несколько разных заклинаний, норовя вот-вот ударить, наполнить ноздри врага густым туманом смерти, разорвать легкие, слизнуть кожу. Сумеречная магия умела быть смертоносной.
Но только не для короля мертвых.
Он поднял руки, кончиками пальцев нащупывая нити чужих заклятий. Черные стрелы, ведущие к королевским некромантам. На этот раз Рейв решил не развеивать вражескую магию, а использовать ее. Для простого колдуна это была почти непосильная задача — перехватить управление Тьмой. Для этого требовался многолетний опыт и очень сильный анарель. И того, и другого было в достатке у короля мертвых.
Пропустив через себя огромный сумеречный поток, мужчина прошептал несколько слов на эшгенрейском и резко сжал кулаки. Некроманты рядом с ним попадали на колени, закашливаясь от перенапряжения. Тьма выскользнула у них из рук, будто вырванная с корнем из пальцев.
Рейв знал: это было больно.
— В цепи Герхарда, — резко приказал он, как только с темными магами было покончено, хоть и временно. — И увести в казематы замка.
— Это бунт! Стража, взять предателя! — кричал Герхард Айрис, но без толку.
Глейн кивнул Рейву и самолично заковал руки бывшего сюзерена в стальные наручники.
Рядом с Герхардом стояли, обнажив шпаги, рыцари его личной охраны — несколько высокородных дворян, которые вошли в свиту телохранителей. Но их было не более десятка. А гарнизонных воинов оказалось в три раза больше. Все те, кто охранял вход в замок, кто утром патрулировал сады, сейчас были здесь. Ведь так приказал Аспер Глейн, командир гарнизона и их абсолютный лидер.
Таким образом, личная охрана Герхарда даже не успела вступить в бой, как короля заковали, а темные маги были практически нейтрализованы.
И только друиды с их магическими зверями лезли в бой. Но первые две попытки разорвать дерзкого бунтаря провалились. Чужая магия, управление которой перехватил Рейв, потихоньку их душила.
Однако волшебные твари оказались довольно сильными.
Например, василиск упорно сбрасывал Тьму. Она стекала по его коже как черная вода, почти не причиняя вреда, но и сделать шаг вперед не позволяла. Когтистые лапы вязли в сумеречной жиже, останавливаясь.
Виверны взмахивали кожистыми крыльями, но воздух вокруг них стал слишком вязким. Природа не дала им такой хорошей защиты от магии, и сейчас они кашляли, отплевываясь слизью цвета сажи.
Только грифон и две гидры не испытывали никаких препятствий. Первый взлетел повыше, чтобы с высоты впиться когтями в свою добычу, а вторые потихоньку подползали поближе. Они уже клацали зубами возле невозмутимого некроманта и испуганной Ангелины, окруженных коконом Тьмы.
Весь королевский двор разбежался подальше, оставляя участников переговоров наедине друг с другом.
— Какого упыря, Эридан?! — крикнул Герхард, вырываясь из рук командира стражи. — Уже завтра здесь будут войска Совета, которые отобьют замок. А через неделю при необходимости сюда стянутся армии со всего королевства. Ты умрешь страшной смертью!
В этот момент грифон спикировал с неба, пропарывая когтями призрачный щит Тьмы. Когти этого крылатого чудовища с головой орла и телом льва были очень опасны. А уж усиленные зеленоватой магией связанного с ним друида — и вовсе смертоносны.
Рейв резко обхватил Ангелину за талию и вместе с ней вихрем переместился на два метра в сторону. Когда ветер вокруг них улегся, грифон снова взмыл ввысь, а гидры стали подбираться уже с другой стороны, перегрызая щит, некромант прорычал:
— Мне начал надоедать этот разговор. Пусть Совет попробует стянуть сюда армию, и увидишь, что будет. Впрочем, нет, ты не увидишь.
Затем повернулся к командиру гарнизона и, одновременно касаясь браслета у себя на руке, проговорил:
— Хорошая работа, Глейн. Уводи Герхарда.
Время снова ускорилось, словно сошло с ума.
Командир стражи кивнул, дернув за наручники бывшего короля.
Вспыхнули алым багрянцем глазницы серебристых черепов на амулете некроманта.
— Он сумасшедший! Вы что, не видите?! Убейте его!!! — истошно прохрипела Ливия Рендан, которую никто из слуг и высокородных не удосужился увезти с места сражения. — Убейте!!!
Раздался дикий мертвенный рык, сотрясая каменную кладку и древнюю плитку площади. Хлопнули огромные крылья над замком Файрел, рассекая воздух, пронзая пространство черной магией. И на поле боя явился костяной дракон, ударной волной раскидывая в стороны волшебных тварей, призванных друидами. Тварей, что теперь казались такими маленькими.
Одновременно произошло еще кое-что, чего никто сперва не заметил. Но когда Рейв повернул голову, было уже поздно.
— Папа! — воскликнула вдруг Ангелина, дернувшись рядом с некромантом, силясь выйти из круга Тьмы прямо под когти еще не поверженного василиска и голодных гидр.
Рейв схватил ее за руку, оттащив назад, и быстро нашел взглядом Герхарда Айриса.
— Какого мрака?! — прорычал он, видя, как Могильная Тень, незаметно появившаяся из ниоткуда, впилась в горло короля Альденора.
Одним быстрым движением Рейв сотворил в воздухе символ Тьен — одну из эшгенрейских рун. И уже через секунду в его растопыренных пальцах вздрагивало призрачное марево. Со стороны это могло показаться невозможным, но он крепко держал в руке проклятое привидение, как живого человека.
— Какого мрака ты творишь? — прошипел он, видя, как покачивается напротив него темный капюшон, и чувствуя, как холод пронизывает пальцы.
К Могильной Тени нельзя прикасаться. Она высасывает жизнь. Но в Рейве кипела ярость, ему было плевать.
— Ты приказал… — зазвучал шелестящий шепот, перекрывающий рычание Бьельндевира. Дракон защищал их, не подпуская ни одну тварь. — Ты сказал: получишь награду, когда закончишь… Ты похвалил командира Глейна… Я закончил…
Рейв медленно закрыл глаза и снова открыл. В груди болезненно жгло, бурлило, трещало так, словно вот-вот сломаются ребра. А рядом неподвижно стояла Ангелина с опущенными плечами, а по щеке ее беззвучно текла одна-единственная слеза.
Мужчина сжал пальцы, слыша скрип собственных зубов, сквозь которые едва пробивался полный ужаса шепот на эшгенрейском:
— Нет… хозяин, нет… я выполнил работу…
Могильная Тень забилась в руках некроманта, отчаянно пытаясь вырваться. Но совершенно плотские пальцы живого человека неведомым образом удерживали бесплотного призрака. Долго. До смертного хрипа. До момента, пока дух совсем не исчез и белесые ошметки его тела не растворились в воздухе.
Только было уже поздно. Герхард Айрис лежал на земле. Дыхание давно покинуло его.
— Не-е-ет! — захрипела Ливия, с трудом подкатившись на коляске к трупу короля. — Нет!!!
А в следующий миг Ангелина упала в обморок.

 

Ангелина

 

Все было как в тумане. Казалось, мне снился какой-то отвратительный кошмар. Я оказалась на площади перед замком, а рядом, держа меня за руку, стоял король мертвых. Не Рейв, а именно король мертвых. В его глазах клубилась холодная Тьма, вокруг его тела пульсировала сумеречная аура. Как у невероятно сильного колдуна.
Только всего этого я не могла видеть. Ведь моих способностей не хватит на то, чтобы разглядеть анарель волшебника. А уж тем более видеть мрак вокруг.
Однако, когда я открыла глаза, все это оказалось правдой.
Рейв держал меня на руках, а за его спиной расстелил крылья по земле огромный дракон. Он шелестел костями по каменной кладке, высекал хвостом искры, рассыпал вокруг пыль и плиточную крошку. Его пасть клацала крупными зубами, а налитые кровью глазницы смотрели на меня, словно он хотел что-то сказать. Словно хотел сожрать меня прямо сейчас.
И Рейв нес меня к нему.
— Отпусти, — выдавила я, замечая, насколько хриплый и неуверенный у меня голос.
— И не подумаю, — мрачно ответил некромант, делая еще несколько шагов к твари.
Около мужчины прямо сейчас сгущался Сумрак. И я была в этом темном мареве. В черном тумане смерти.
Но, как бы ужасно все ни было, я не могла не ощущать, что мне хорошо в его объятиях. Дурацкое иррациональное удовольствие. Чувство, что именно здесь и сейчас, в кольце рук короля мертвых — самое безопасное место в мире.
А потом я вспомнила, что мой оте… Герхард Айрис мертв. И холодная безысходность сомкнула руки на моей шее.
Я никогда не любила его. И он никогда не любил меня. Но сегодня где-то глубоко внутри умерла надежда на то, что я могу обрести семью. А конец надежды — самое страшное, что может случиться с человеком. Как жить дальше, если тебе уже и надеяться-то не на что?
Невольно прислонившись к груди некроманта, я закрыла глаза. Он был такой же горячий, как и всегда. Я слышала, как бьется его сердце. Спокойно и уверенно. Как бы я хотела, чтобы и у меня была такая же уверенность в завтрашнем дне.
Чуть оторвавшись от него, я почувствовала, что щека стала немного влажной. И липкой… Еще раз коснулась его, посмотрела на пальцы. Кровь. Рубашка порвана, а под ней — темная рана.
— Рейв… — проговорила я, отодвигаясь.
Меня обуревало смешанное чувство страха за его жизнь и желания находиться подальше от того страшного колдуна, которым он мог стать. Или уже стал?
— Все в порядке, — жестко ответил он, не глядя на меня. А потом вдруг спросил, и мне показалось, что на миг задержал дыхание: — Ты выбрала, на чьей ты стороне?
Голос звучал глухо. А у меня все слова застряли в горле.
Рейв остановился рядом с драконом, который опустил спину в приглашающем жесте.
— Ты со мной?.. — спросил он снова.
Я посмотрела на него, такого близкого и такого чужого.
— Никакого «с тобой» или «не с тобой», — ответила, пытаясь выбраться из его объятий, слезть с его сильных рук, в которых было так тепло и уютно. — Отпусти меня.
Я не хотела участвовать в бунте и перевороте. Не хотела смотреть, как он начнет убивать, окончательно теряя облик того, кто был мне дорог.
Но все было бесполезно. Некромант не стал меня удерживать, но и уйти не дал. Посадил на спину своего дракона, а сам сел позади, заставив крылатое чудовище тут же подняться на лапы, лишая возможности спрыгнуть без переломов.
— И не подумаю, — бросил мужчина, — я предложил тебе выбрать сторону, но не говорил, что после этого ты будешь свободна. — При этом он хлопнул дракона по огромной спине и велел: — Поднимайся, Бьельн. Полетаем.
Громадные кости захрустели, туман Тьмы зашевелился вокруг, обволакивая дырявые крылья нежити плотным полотном.
Я снова видела то, что видеть просто не могла.
— Слушаюсь, Рейв… Держитесь крепче… — раздался зычный глубокий голос древнего монстра.
А в следующий миг крылья хлопнули, костлявые лапы оттолкнулись от земли, и мы поднялись в воздух.
Я в ужасе вцепилась в выпирающий драконий хребет, одновременно прижимаясь спиной к Рейву, который сидел сзади.
Плевать, что я готова едва ли не придушить его за то, что он сделал. За то, что делает. Но если прямо сейчас он не обнимет меня, я схвачу его за руки и укутаюсь в них как в шарф. Лишь бы не свалиться с огромной костяной спины.
Наверное, Рейв почувствовал мой страх. Он осторожно вытянул кисти вперед и сцепил их у меня на животе.
Я дрожала, как тощий щенок под дождем. И только благодаря близости некроманта чувствовала себя лучше. Хотя и мечтала при этом стукнуть его чем-нибудь по голове, чтобы вся дурь выветрилась.
Он же не собирается в самом деле начинать войну за престол?..
«Он уже ее начал, Ангелина», — вдруг раздался голос непонятно откуда. Знакомый голос. Густой и глубокий, как журчание водопада в пещере.
Я завертела головой, пытаясь понять, откуда исходит звук. Ведь это абсолютно точно был не Рейв. Да и вообще, казалось, что он не слышит ничего необычного. И только через несколько секунд до меня дошло, что со мной говорит костяной дракон. Говорит мысленно.
«Бьельн…девир?» — спросила я про себя удивленно.
«А ты думала кто? Говорящая ворона? Твое альтер эго? Призрак беспокойного прапрапрадеда? Догадливостью вы, людишки, никогда не отличались…»
Рейв все так же осторожно держал меня сзади, ничем не показывая, что слышит наш разговор.
«Да не слышит он. И думать тут нечего», — снова проговорил дракон, в очередной раз взмахнув огромными крыльями.
Мы поднялись в небо и теперь неторопливо кружили над Файрелом. Внизу виднелись блестящие шпили замка, круглая алая монета озера, небольшой лес неподалеку, россыпь маленьких домишек.
Ветер свистел в ушах, развевал волосы, холодил кожу. И с каждой секундой мне становилось все спокойнее.
«Значит, ты решил поговорить только со мной?» — спросила я.
«Нет, еще вон с той вороной…»
Мы проскользнули мимо маленькой черной кляксы, которая и на птицу-то не была похожа, настолько казалась крохотной. Ее отбросило потоком воздуха, и мы снова остались одни.
«Ну, конечно, только с тобой!» — Голос в голове звучал немного раздраженно. С другой стороны, теперь он не казался мне настолько страшным, как в первые разы.
Я глубоко вздохнула и вместо восторгов по поводу разговора с настоящим драконом вдруг спросила то, что меня действительно тревожило:
«Бьельндевир, что случилось, когда я упала в обморок? Что происходит? Рейв занял замок?»
Дракон какое-то время молчал. И, когда я уже решила, что ответа мне не дождаться, окружающий мир померк, а перед глазами вспыхнуло видение: Рейв стоит посреди залитой солнцем площади. Вокруг него со всех сторон образовалась пустота. Лишь за спиной вырос огромный дракон, а на земле лежат несколько тел разной степени подвижности.
Одним из этих тел была я. Еще одним — Герхард Айрис. Королевские колдуны стояли кто на четвереньках, кто согнувшись пополам и тяжело дыша. Мертвые звероподобные твари валялись неподалеку, перекушенные пополам драконьими зубами. Друидам явно было жаль своих питомцев. Некоторые из них беззвучно рыдали.
Мне тоже было их жаль. Но в этот момент я отчетливо ощутила у себя в голове представление дракона обо всем произошедшем: друиды знали, на что шли. Если бы Рейв не растерзал их, они растерзали бы Рейва.
Дальше картинка подернулась легким маревом, словно дракон моргнул или отвернулся. И в следующий миг некромант начал наклоняться к моему телу, словно желая взять на руки. У него из груди торчало древко стрелы. Он схватился за него рукой и резко выдернул. А затем поднял меня, осторожно прижимая голову к своей груди.
«Он не успел тебя поймать, потому что в него выстрелил кто-то из свиты короля… — раздался голос дракона у меня в голове. — Ты ударилась затылком…»
Тут я ощутила, что череп и впрямь раскалывается от боли.
Видение продолжалось: в этот момент Рейв выкрикнул, холодно и жестко:
— Я — Рейв Эридан Кастро-Файрел, король мертвых!
Тишина вокруг словно стала еще более оглушительной.
— И я бессмертен!!! — сказал, со злостью добавив: — В отличие от вас…
Откуда-то сбоку раздался визг Ливии Рендан, дергающейся в инвалидном кресле:
— Он сумасшедший! Вы что, не видите?! Убейте его!
Но никто больше не пытался начать бой.
На этом картинка оборвалась, а ко мне вернулось нормальное зрение.
Некоторое время я пыталась понять, что чувствую. Как отношусь к Рейву после того, как он устроил переворот, который потребует еще очень много жертв. И после того, как его ручное привидение убило Герхарда Айриса. Моего отца.
И поняла вдруг одну простую истину: я чувствую только головную боль в ушибленном затылке. А еще — что на спине дракона Бьельндевира мне так же уютно, как в кресле возле камина.
«Рейв — неплохой парень, поверь, — вдруг снова раздался голос высшей нежити, — где-то в глубине души…»
Кажется, в этот момент он засмеялся. Точнее, я надеялась, что эти глухие раскаты — именно смех.
«Это должно меня успокоить? — спросила я мысленно. — Что в глубине души он душка?»
«Я не говорил, что он душка!» — возмутился Бьельн.
«Вот и правильно. Хорошие парни не убивают королей направо и налево. И не планируют вырезать полгорода, если народ будет не согласен с их правлением».
Рейв в это время все так же молчаливо сидел сзади, крепко держа меня рядом с собой. И сейчас я почти хотела, чтобы он слышал мои слова.
«Поверь, Ангелина, король мертвых делал и более страшные вещи… — рокотал в ответ Бьельн, — и он до сих пор способен на них…»
«Думаешь, это должно меня успокоить? — мысленно воскликнула я, даже слегка дернувшись. Рейв тут же сжал меня сильнее, будто хотел, чтобы я не боялась лететь. А я боялась вовсе не этого. — Мне нужно держаться от него подальше», — грустно закончила я, уже представляя, как холодно и одиноко будет без его рук. Без улыбки. Без веселых шуток.
«Конечно, нужно, — вопреки всему неожиданно ответил дракон и тут же добавил: — Но не делай этого. Не превращай его в монстра…»
Это было настолько странное пожелание, что я даже не нашлась, что ответить.
«Почему ты говоришь мне это? — спросила устало. — Нежить не имеет чувств. Нежить должна хотеть крови. Ты же мертв».
Некоторое время Бьельндевир молчал. Слышался лишь вой ветра в ушах от огромных крыльев, рассекающих воздух.
«Мой дух, вырванный из Сумеречного мира, сохранил разум, — наконец ответил он. — Благодаря Рейву. Я не мертв, и это прекрасно. Конечно, как и всякая нежить, я частенько испытываю сильные приступы ярости. Такие сильные, что хочется даже Рейва разорвать в клочья. Но я могу это контролировать. Люди тоже частенько хотят убивать, разве нет? Но не все из вас идут на поводу у собственных желаний. Между нами нет разницы. Единственное, что меня тяготит, это костяное тело… — На миг дракон замолчал, а потом добавил: — Когда-то у меня были огромные черные крылья… Я был одним из иллишаринов, детей солнца. Так давно, что я уже почти не помню этого. Еще до того, как Сумерки упали на этот мир и темные боги вошли в него на наших спинах. Я летал по ветру, рассекая воздух как лезвие меча… Теперь ветер свистит сквозь мои кости… А может, все это мне лишь приснилось».
Бьельндевир замолчал, а я была в таком шоке, что все слова застряли в горле.
И в тот момент, когда я мысленно уже набрала в грудь побольше воздуха, чтобы выдать тысячу вопросов про Сумеречный мир, про богов на драконьих спинах, про сотворение магии, мы опустились на крышу одной из башен Файрела.
Посадка получилась почти мягкой. Не знаю, как это выходило у Бьельна, но, уверена, даже если бы некромант не держал меня так крепко в кольце своих рук, я бы все равно не соскользнула с костяной спины.
Рейв спрыгнул с дракона первым и протянул ко мне распахнутые ладони в настолько знакомом и открытом жесте, будто вот-вот улыбнется. Я смотрела в его темные глаза и понимала, что снова тону. Что мне не так уж много нужно, чтобы чувствовать себя счастливой. И одним из необходимых условий был он сам.
Но смогу ли я спокойно смотреть, как он убивает жителей города, когда те придут бунтовать к воротам замка? Смогу ли смотреть, как он уничтожает регулярные войска королевства, когда те явятся за его головой?
Честно говоря, я представления не имела, как он собирается бороться со всем этим. Ведь одного дракона не хватит, чтобы победить тысячи вооруженных воинов. А магии одного короля мертвых не хватит, чтобы отразить атаки сотен колдунов. Будь он хоть трижды самым великим некромантом всех времен.
Однако где-то в глубине души я чувствовала, что, не будучи уверенным в собственной победе, Рейв бы не начал эту кампанию. А значит, у него есть план.
А еще я боялась за его жизнь. Но, несмотря на все это, не могла встать на его сторону. Не могла спокойно думать о том, как будут умирать сотни людей. Как можно ужиться после этого с собственной совестью?
Как только мы спустились с дракона, я бросила взгляд вниз и увидела невероятное. Будто весь Файрел одновременно ожил. Пустой ров вокруг замка, что уже много веков был пуст, вдруг начал наполняться водой. Она стремительно прибывала, искристым голубым кольцом окружая каменные стены. Подъемный мост сам собой пришел в движение и поднялся, больше никого не впуская и не выпуская. Каменные строения дрогнули, и по всей территории прокатился глухой рокот, словно тысяча призраков под землей одновременно вздохнула, и вековая пыль осыпалась со стен. Весь Файрел разом отряхнулся, как живое существо.
Бьельндевир взмахнул крыльями и поднялся с крыши. Сделал круг над замком, оставляя после себя облака рваной Тьмы, а затем сел на вершину крепостной стены возле подъемного моста, открыл пасть и громко закричал на весь Ихордаррин. Из его горла взметнулось зеленое пламя, которое наверняка было видно на много километров отсюда. Издали он казался огромным костяным напоминанием о том, что здесь произошло.
Я повернула голову. Рейв стоял возле меня и так же смотрел вдаль, сложив руки на груди. Потом взглянул на меня, и в его темных глазах я уловила какую-то старую затаенную мысль, которую он давно хотел высказать мне, но не решался. Наконец он задумчиво произнес:
— Когда-то я просил тебя сделать выбор. Белое или черное. Жизнь или смерть. Не так уж сложно было определиться, ведь вопрос стоял всего лишь о коне. Помнишь?
Что-то внутри меня болезненно срезонировало. Словно Рейв бил по самым чувствительным струнам.
— Помню…
— И ты, девушка, никогда в жизни не встречавшая нежить, выбрала шельмугра. Саму смерть. Багряное копытце — одна из самых опасных тварей, созданных Сумерками. Один его укус обрекает человека на гниение заживо. Но ты не испугалась. И вовсе не потому, что не знала об этом. Так ведь?
— Все так, — согласилась я. То, что говорил некромант, почему-то пугало. Но тогда я выбрала мертвого коня лишь по одной причине: рядом с Рейвом мне было не страшно.
— Сейчас перед тобой не менее простой выбор. Я всего лишь возвращаю то, что принадлежит мне по праву. И ты не должна бояться.
Темные глаза цвета горячего шоколада прожигали насквозь. Они казались такими же, как и прежде. Словно ничего и не изменилось. И мне нужно лишь протянуть руку, чтобы вернуть его, моего Рейва.
Но это было не так.
— Что ты решила? — спросил некромант, когда молчание затянулось.
Я глубоко вздохнула. Мне бы хотелось передумать. Но я уже увидела смерть. И ее лик мне не понравился. Я не хотела больше ничего видеть. В глубине души у меня еще теплилась надежда, что все можно вернуть на свои места, что я смогу убедить Рейва оставить эту гиблую затею с переворотом и возвращением трона. И тогда он никому не сможет причинить вреда. И его самого не убьют…
— Я не передумаю.
Рейв сжал зубы, бросив:
— Что ж, это твой выбор. Но из замка ты не выйдешь.
С этими словами он развернулся и пошел прочь, оставив меня одну на крыше самой высокой башни Файрела.
Назад: ГЛАВА 19
Дальше: ГЛАВА 21
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий