Не буди короля мертвых

ГЛАВА 2

Рейв

 

Ему нужно было немного подумать. Самую малость привести мысли в порядок. Тьма, его не было семьсот лет!
Рейв посмотрел на неподвижную девчонку и прищурился. Она успела изрядно его взбесить. Некромант наклонился, подтянул ее за ноги и, не церемонясь, перекинул бесчувственное тело через плечо. Перед этим он окинул придирчивым взглядом свою говорливую незнакомку и пришел к выводу, что фигурка у нее что надо. Как говорится, все на месте.
Не то что у него.
Рейв посмотрел на собственную левую ладонь и поморщился. Если бы минуту назад он не вырубил малышку, сейчас она наверняка уже визжала бы как испуганный павлин. Стоило признать, что с этой кистью у него малость проблемы. Рука не до конца восстановилась и представляла собой голый скелет, едва обросший хлипеньким мясцом.
Некромант хмыкнул.
Он был не мертв, но и не жив в привычном понимании этого слова. Интересное действие заклятия. Хотя, несмотря на кисть, которой можно было и драугра напугать, все остальное оказалось в норме.
Рейв приложил ладонь к груди и убедился — сердце бьется. Он не нежить.
Губы изогнулись в мрачной улыбке.
— Ну что, кто еще здесь сомневается, что я король мертвых? — бросил он, нахально шлепнув по заднице бесчувственную девушку.
Некромант не задумывался над тем, зачем тащит с собой случайную спутницу. Это было очевидно любому не обремененному совестью человеку: он собирался использовать ее в качестве живого кристалла магии. С его собственным источником сейчас можно разве что фокусы для детишек показывать. Могильник не только удерживал Рейва под землей, но и лишал магии. Не давал надолго восстановить резерв.
Но некромант все равно пытался. Все эти годы. Каждый раз, как по его полю пробегала хоть одна теплокровная тварь, сквозь недра земли он набрасывался на нее призрачными нитями Тьмы, высасывая жизнь и магию без остатка. В основном это были лисы, кроты или зайцы. Изредка, когда на поле оказывался человек, некромант пытался убить и его. Но последний раз это случилось так давно, что Рейв уже и не помнил, удалось ли ему довести дело до конца. Колдуны обычно сопротивлялись его воздействию, и только полностью бездарный в магическом плане человек оказывался беззащитен перед ним.
Но после нескольких случаев потери сознания и полного иссушения анареля люди перестали захаживать на Пепельное поле. Это место обросло кучей легенд и приобрело дурную репутацию. С тех пор хоть как-то поддерживать силы Рейву стало сложнее. В этом и была причина того, что одна из его рук оказалась едва ли не полностью уничтожена.
Рейв поднял голову и всмотрелся в горизонт. Впереди уже виднелась кромка леса. Туда-то некромант и двигался.
Закрыв глаза, он сверился с направлением. Все верно. Тьма подсказывала: королевский замок Файрел находился в десяти километрах по прямой.
Его замок. Скоро, совсем скоро он будет дома…
Подходя к лесной опушке, некромант постарался вернуться мыслями в настоящее. Честно говоря, это было не так-то просто сделать, учитывая, как сильно он привык находиться в полном одиночестве. Развлекать себя полетом фантазии и игрой воображения. Но теперь рядом с ним была девушка, которая, признаться, даже в бесчувствии неплохо справлялась с переключением его внимания.
От нее распространялся еле уловимый запах ванили. Такой теплый и домашний, что мужчина невольно прикрывал глаза и вдыхал глубже. Она напоминала ему горячую булочку, только что вынутую из печи. Так же сильно хотелось вонзиться в нее зубами и почувствовать, какая она мягкая и сладкая внутри.
— Тьма, я так давно не ел булочек с ванилью! — усмехнулся мужчина, думая вовсе не о выпечке.
У него слишком много лет не было женщины. Однако он не привык иметь дело с дамами в бессознательном состоянии. А потому не собирался пользоваться представившейся возможностью даже в мелочах.
Через некоторое время Рейв забрел в густую чащу и, осматривая окружающий мир сумеречным зрением, успел обнаружить медвежью берлогу. Маленькую узкую пещеру, в которой могли прекрасно поместиться два человека, решивших провести ночь в лесу.
Вряд ли такая перспектива понравится его спутнице, но некромант не видел другого выхода. Пока что в городе ему появляться нельзя. Нужно сперва разведать, что там и как. Понять новые правила игры.
Рейв сбросил девушку в угол пещеры, накидав на пол небольшую кучку веток. А сам принялся разводить костер у выхода. Следовало подкрепиться. Все же первая трапеза за полтысячелетия.
Не опасаясь, что спутница очнется раньше времени, мужчина покинул берлогу и довольно быстро обнаружил поблизости дикую лису. Алые токи жизни безошибочно вели его к жертве. Подобравшись поближе к зверю, Рейв выставил костлявую руку вперед, сложив пальцы в подобие лапы ворона, и просто высосал из животного жизнь.
Тьма неохотно отзывалась на приказы старого хозяина. Некромант поморщился, чувствуя, что восстановление займет больше времени, чем он надеялся.
Впрочем, рука теперь была полностью цела. Как только энергия животного перетекла в мужчину, поврежденная кисть мгновенно обросла плотью и покрылась смуглой кожей, под которой явственно запульсировали вены.
Схватив лису за хвост, довольный мужчина вернулся к стоянке. Сел возле входа, сооружая из веток нечто вроде мангала.
Рейв, хоть и принадлежал к благородному и богатому семейству, неплохо умел справляться и с освежеванием дичи в лесу, и с жаркой мяса. Он многому успел научиться с тех пор, как в двадцать один год взял свой первый небольшой город с отрядом упырей.
Разделавшись с приготовлением, колдун принялся за свою одежду. К сожалению, спасти магией удалось только длинный камзол с серебряными пуговицами. Остальное сгнило.
Чуть позже недалеко от берлоги Рейв обнаружил жиденький пруд. Он почти весь зарос тиной, но некроманта это не остановило. Окунувшись в холодную воду с головой, он наконец-то почувствовал себя по-настоящему живым.
Таким образом, когда пришло время пробуждаться его зеленоглазой спутнице, мужчина выглядел терпимо.
Сложив для нее на лист лопуха порцию мяса, он осторожно лег с ней рядом на ветки.
Ресницы незнакомки дрогнули, давая понять, что она вот-вот очнется. Некромант подпер голову рукой, лежа на боку возле девушки, и невозмутимо ждал. Жутко хотелось пить, но бросать малышку он уже не хотел. Как ни странно, ему нравилось находиться рядом с ней. Возможно, потому что за столько лет он соскучился по человеческому обществу. Возможно, просто из любопытства или чего-то еще. Он не задумывался об этом.
Закрыв глаза, Рейв осмотрел окрестности сумеречным зрением. В десятке шагов от берлоги обнаружилась крупная черная точка мрака. Кажется, это был мужчина. Вероятно, охотник, задранный медведем. Мертвое тело, которое не планировало видоизменяться и самостоятельно превращаться в нежить.
Рейв решил ему в этом помочь, перебирая в голове подходящие заклятия. Седьмой уровень казался хорошим выбором: создание полуразумного зомби. Ничего сложного.
Оттолкнувшись от земли, некромант сел, уперев руки локтями в колени. Его веки медленно опустились, а когда поднялись вновь, глаза вспыхнули алым. Королю мертвых не нужно было произносить слова древнего языка. Сила и опыт позволяли творить магию почти молча.
Он еле заметно шевельнул пальцами, расположив их в нужном символе, и произнес одно-единственное слово-ключ:
— Kherileyr!
«Восстань».
Земля не дрогнула, а ветер не взметнул в небо клубы острой пыли. Но если бы рядом были еще колдуны, способные повелевать мертвыми материями, они ощутили бы, как ожила Тьма. Как тонкая, но прочная черная нить стрелой вонзилась в тело мертвеца, наполняя его тело паутиной сумеречной магии.
Рейв вздохнул и снова улегся на спину, сложив ногу на ногу и сцепив под головой руки.
Как только зомби доковылял до своего нового хозяина, злобно блеснув зеленоватым светом из потемневших глаз, некромант бросил:
— Принеси воды. Котелок найдешь рядом с местом, откуда пришел.
Зомби кивнул и медленно вышел. После пробуждения ноги ему явно повиновались с трудом.
Некромант скривил губы в подобии ухмылки. Сегодня он прекрасно понимал своего нового слугу.
— Какого лешего тут происходит? — раздался недовольный женский голос, как только мертвец скрылся из виду.
Некромант повернул голову и, встретившись с горящим взглядом, улыбнулся. Незнакомка опять эротично краснела.

 

Ангелина

 

Это вообще никуда не годилось. Я не поняла, что произошло, но в какой-то момент меня словно отключили от внешнего мира. Никогда у меня не случалось обмороков. Логично было предположить, что и эта потеря сознания — не случайность, а дело рук странного незнакомца.
— Почему я лежу на горе веток в какой-то берлоге? И чего ты так радостно улыбаешься? — выдохнула я возмущенно.
Мужчина даже не думал оправдываться. Только еще шире улыбнулся. А у меня от неловкости в горле резко пересохло.
Этот нахал мало того что притащил меня невесть куда, так еще и разделся. На нем был один-единственный то ли плащ, то ли длинный пиджак с блестящими серебристыми пуговицами, надетый на голое тело. Черные волосы чуть ниже плеч влажно блестели, обрамляя узкое смуглое лицо с правильными чертами. Темно-карие глаза весело сверкали из-под густых бровей, а крупные губы иронично изогнулись.
К моему сожалению, эти его губы оказались очень даже ничего. А обнаженное тело под распахнутым плащом слишком сильно приковывало взгляд. Хорошо хоть засранец застегнул нижние пуговицы.
— Что, приглянулся? — спросил он нагло.
Как обухом по голове. Открыла рот, глупо хватая воздух. Остроумный ответ никак не шел в голову.
— Чтоб тебя дохлая шишига покусала, — фыркнула я, отвернувшись и усиленно делая вид, что ему показалось и вовсе я не таращилась на кубики на его животе.
Цепкий взгляд темно-шоколадных глаз чувствовался даже кожей.
— Где это мы? Это что, медвежья берлога?!
Последний вопрос получился, пожалуй, излишне визгливым.
— Да, а что, у тебя какие-то претензии к медведям? — совершенно невозмутимо поинтересовался мужчина.
— Что, какие претензии? — выдохнула я. — Нет у меня никаких претензий.
— Ну вот и славно, — улыбнулся он.
Явно издевался, наглец.
— Медведь же может вернуться!
— Не переживай, милашка, в этом мире есть вещи пострашнее медведя.
Он все так же странно улыбался, и его приподнятые уголки губ казались мне хищными.
— Все, я ухожу, — бросила уверенно, чувствуя, что нервничаю все больше и больше.
— Останься, — спокойно проговорил он, словно у него уже был какой-то план, о котором я не знаю. — У меня есть вкусное жареное мясо. А скоро будет и чем запить.
Даже думать не хотелось, что он там имеет в виду. Официант, что ли, к нам заявится в медвежью пещеру?
— Слушай, может, у тебя не все дома? — спросила я, но нос уже уловил запах жареного мяса, и желание сбежать резко притупилось.
Все же я не ела с самого утра. Академия больше не предоставляла никчемной выпускнице общежитие и столовую. Мне мало того что некуда было идти, так и нечего было кушать. Так что я решила: не случится ничего ужасного, если я немного задержусь.
Незнакомец оказался достаточно наблюдателен, чтобы заметить перемену в моем поведении. Тут же подложил мне на лопух три палочки с нанизанными на них кусками мяса и, скрестив ноги, уселся рядом.
— Как тебя зовут, малышка? — спросил он, пока я вгрызалась в сочный и невероятно вкусный кусок чуть жестковатого мяска.
— Я не малышка, — буркнула в ответ, но уже не так категорично. Все-таки сытый желудок голодному не товарищ. Или что-то вроде того. — Меня зовут Ангелина. А тебя, полуголый незнакомец?
Мужчина улыбнулся:
— А меня… Рейв.
— Рейв? — спросила, на миг перестав жевать и всматриваясь в мужчину внимательнее.
Какое интересное совпадение. Я ведь приняла его за короля мертвых, которого звали точно так же. Но ведь он не может быть тем самым… Правда?
Встряхнула головой, схватив еще один кусок мяса. Какие только глупости не лезут в голову, когда мозгу не хватает пищи. Король мертвых умер так давно, что уже и не верится в его существование. Ну правда, как мог один человек поднять целую армию нежити? Сейчас даже самые сильные некроманты не могут воскресить одного мертвеца.
Конечно, некроманты у нас не очень-то в моде. Совсем не в моде, надо заметить. Да и все заклинания призыва уничтожены еще полтысячелетия назад. Но ведь мог же кто-то восстановить утерянные знания? Но нет, не получилось. Значит, либо не так-то это просто, либо и вовсе невозможно.
— Так кто ты такой и откуда взялся? — продолжала я беседу.
Все-таки, может, не такой уж этот Рейв и хам? Девушку накормил, руки не распускает.
Под ложечкой тоскливо засосало. Как будто мне даже хотелось, чтоб распускал. Ну не дура ли? Пьянею от пары кусков жирного мяса. Говорят, что женщины любят ушами, а мужчины — желудком. Может, я мужчина?
— Я — некромант, как и ты, — спокойно ответил он.
— О, правда? — удивилась я, отчего-то не задумываясь, как он определил мою специализацию. Только маги довольно высокого уровня видят цвет анареля. У некромантов он черный. Спутать невозможно. — Значит, тебе так же не повезло, как и мне. Сочувствую.
Стоит признать, после этого известия мужчина начал нравиться мне еще больше. Мы как будто два собрата по неудаче.
— Не повезло? — приподнял бровь он, и во взгляде читалось самое настоящее непонимание. — Ты смеешься? Я счастлив быть некромантом.
Я нахмурилась. Все же он и правда не в себе. Кто же в здравом уме будет радоваться такому дару, когда с ним ни работы нормальной не найти, ни друзей? Некромантов никто не любит. Да и в быту мы почти бесполезны. Упокоить дикую нежить никто из нас давно не способен. А поставить защитные ловушки и тотемы, способные напугать незваных мертвяков, может любой лекарь или даже элементалист.
— А какое у тебя направление? — решила я немного смягчить линию разговора, надеясь, что причины радости Рейва вот-вот станут ясны.
— Направление? — не понял он.
— Ну да. Некромант-философ, менталист, психолог, проклятийник или, может, историк, как я? Философ изучает отношение к некромантам в литературе и искусстве, менталист специализируется на разных мороках, проклятийник — самая востребованная профессия. Он умеет снимать порчу, как наведенную специально, так и полученную случайно на местах гибели людей. А историк занимается теорией вопроса, хронологией событий, знает корни возникновения эшгенрейского языка.
Мне показалось, что в глазах мужчины сверкнул смех. Он поднес кулак к губам и закашлялся, опустив взгляд.
— Я практик, малышка. Некромант-практик.
— Никогда о таком не слышала, — нахмурилась я. — Что значит практик?
— Это значит, что я умею все, что положено уметь некроманту. Проклятия, язык и еще очень много всего, чего ты не перечисляла.
— Да брось, — фыркнула я. — Ты, часом, не магистр-полиглот?
По спине пробежала дрожь, когда я взглянула в его темные глаза, на дне которых что-то опасно сверкнуло.
Я ведь не могла попасть в цель? Рейв ведь не магистр магии?
Еще раз оглядела мужчину с ног до головы. На вид — лет тридцать. Ну какой из него магистр? Тем как минимум под полтинник.
Успокоилась и отложила жирный лопух с деревянными палочками. Мясо закончилось, и я была вполне готова простить самодовольному мужчине маленькую ложь. Ну хочется ему делать умный вид — на здоровье.
Но в следующий миг на лице Рейва мелькнула едва уловимая хитрая улыбка. Он мягко протянул ко мне руку, скользнув пальцами по тыльной стороне ладони.
Горячее прикосновение лизнуло огнем, пустив под кожу волну искр. Я задержала дыхание, ощутив, как неожиданно утягивает в свою глубину его взгляд цвета горького шоколада.
— Хочешь, докажу тебе, что не лгу, — вкрадчивым, чуть мурлычущим голосом проговорил он. — Поверь, я умею удивлять.
Он придвинулся ближе. Теплое, ласкающее дыхание коснулось кожи. Прокатилось по щеке, заставляя ощутить близость губ. Опустилось к шее, обжигая, унося в какой-то темный водоворот, где я неожиданно начала забывать, кто я и где нахожусь.
— Что ты делаешь?.. — выдохнула, закрывая глаза, чувствуя странное спокойствие рядом с ним. Словно это и не незнакомец вовсе, а человек, которого я знаю много лет. Словно он просто не может причинить мне вред.
— Ничего, что тебе бы не понравилось, малышка, — с мягким придыханием проговорил он, а я вдруг отчетливо услышала, как сорвался его голос на слове «малышка». Как перешел во что-то сдавленное, хриплое. Отчего стало еще жарче.
Мозги уже вот-вот собирались включиться, а губы — произнести что-то типа «я не такая, дай каравая», но в следующий миг случилось нечто ужасное. Нечто, заставившее воздух покинуть грудь, а горло — сжаться в страшном спазме. Зубы стиснулись, и я едва не прикусила язык.
Тело начало неконтролируемо трясти.
Темные боги, если ничего не сделать, я вот-вот задохнусь.
Назад: ГЛАВА 1
Дальше: ГЛАВА 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий