Не буди короля мертвых

ГЛАВА 19

Ангелина

 

В этот момент мне впервые стало страшно рядом с Рейвом. В его темных глазах светилось что-то отчаянно-мрачное. Какая-то непонятная сила, огромная и мощная, как чудовища Сумрака. А может, и столь же голодная.
Я даже могла бы подумать, что все это мне кажется. Что Рейв просто в очередной раз решил удивить меня, продемонстрировать свою силу. Силу короля мертвых.
Но сейчас все было не так, как прежде. И началось это с моей крови.
Конечно, знаний по настоящей некромантии у меня было не так уж и много. Мне всегда было сложно понять, что происходит вокруг, когда Рейв начинал колдовать. До сегодняшнего дня. Сегодня мне явилась настоящая мощь его волшбы. И я была в ней необходимым ингредиентом.
Как только он начал произносить заклинание, воздух вокруг завибрировал. Я наблюдала, как цепочка на его руке светится от моей крови, а маленькие серебристые черепа будто оживают. Открывают и закрывают рты, моргают пустыми багряными глазницами.
Я как никогда прежде отчетливо видела Тьму возле нас, которая стала послушно обращаться в магические канаты. Постепенно она свивалась в одно большое прочное кольцо, проходящее сквозь меня и Рейва и наполняющееся силой от нас обоих. А в самом центре зияла воронка, уходящая глубоко под воду.
Впервые в жизни магия передо мной была настолько реальна и очевидна, что, казалось, ее можно потрогать.
А потом начало происходить нечто совершенно невероятное. Неправильное, невозможное.
Снова раздался удар сердца. Глухой, гулкий, пронизывающий. И я поняла, что тогда, в пещере, мне не послышался этот звук.
Со дна озера вверх поднималось какое-то страшное чудовище. Уже были видны его огромные алые глаза, сверкающие среди глубоководной тьмы.
Я запаниковала и стала просить Рейва остановиться. Попросту струсила. Как маленькая девчонка, которая никогда не видела ничего страшнее флегматичного ручного зомби, я боялась чего-то большого и неизвестного.
Но в этот момент с особой яркостью проявился железный характер некроманта. Рейв был непреклонен. Мне всегда нравилось в нем умение молниеносно принимать решения и воплощать их в жизнь, всегда отвечать за свои поступки и выполнять обещания. И в основе всего лежала сильная воля. Вот и теперь я видела в его глазах, что, несмотря ни на что, он будет делать то, что считает нужным.
Ну и что такого? Это же мой Рейв. Пусть он решил с моей помощью поднять какую-то неведомую тварь, разве это кардинально меняет что-либо? Разве мне сложно помочь ему сделать так, как он хочет?
Однако все мысли исчезли, как только над водой появился огромный белесый череп с десятками зубов в распахнутой пасти. А следом в воздух поднялся, распахнув крылья, огромный костяной дракон.
Нас с Рейвом наверняка бы унесло волной, но воронка черной магии обвила тела, не позволяя двинуться.
С берега что-то кричали. Мне казалось, что я тоже кричала. Хотя на самом деле из горла не вырвалось ни звука.
Это был тот самый дракон, статую которого я видела в Сумеречном мире. Хотя мне и самой до сих пор не верилось, что та прогулка была настоящей.
Но вот он. Монстр из костей, соединенных магией. И он настоящий.
— Бьельндевир, — проговорил Рейв, устремив глаза в небо. На губах его играла улыбка.
Мертвое существо медленно взмахивало крыльями, явно держась в воздухе только благодаря магии. Тьмой сочился каждый миллиметр огромного тела, черные ошметки остаточного колдовства осыпались с костей и растворялись в воздухе.
— Ты поднял его… — прошептала я, глядя, как быстро скрывается в облаках могучее тело. Вот только что дракон был здесь, а вот уже снова солнце отражается в безмятежных водах, и в лазурном небе, затянутом молочной дымкой, парят лишь птицы. — Он улетел?
— Ему не мешает размять крылья, — улыбнулся мужчина. — Как-никак он тоже семь сотен лет не пользовался телом.
— Так ты вернул духа, который бродил по Сумеркам?
Признаться, я сперва забыла его имя. Сейчас все складывалось в одну картинку.
— Именно. И ты мне очень помогла. Уверен, Бьельн тебе тоже благодарен.
— Неужели для того, чтобы ожил древний дракон, понадобилась всего лишь капля крови из пальца?
Рейв на миг замер, не сводя с меня непроницаемого взгляда.
— Не совсем. Но вкратце — да.
Я задумчиво кивнула, чувствуя, что некромант что-то утаивает, и не понимая, что именно. И почему меня это впервые так беспокоит?
— Но… зачем он тебе нужен? Такая огромная тварь? — проговорила я, направляясь к берегу.
Рейв последовал за мной.
— Малышка, не называй его так. Бьельндевир — птица гордая. Да, он мертв. Но это не делает его глупым. Поверь, ему не понравится такое обращение.
— И как мне его звать? — немного нервно бросила я. — Дружище Бьельн?
Рейв усмехнулся:
— Для этого вы еще недостаточно близки. Но, думаю, через некоторое время можно будет и так.
— Я не уверена, что хочу общаться с мертвым драконом. Зачем он тебе, Рейв?
Вопрос повис в воздухе, будто плывя рядом с нами.
— Есть две причины, — неожиданно серьезно ответил мужчина. — И обе я расскажу тебе совсем скоро.
— Но не сейчас? — уточнила я, замечая, как он качает головой.
— Не сейчас. Но есть и плюсы, малышка. Теперь дракон будет подчиняться тебе. Ведь ты его хозяйка, как и я. Ты рада?
Я не знала, что ответить. Сердце трепетало при мысли, что теперь можно поговорить с таким древним и сильным существом, как настоящий дракон! Ведь это на их языке звучит вся наша магия. Они — те, кто придумал язык мертвых.
Говорят, когда-то сами темные боги явились из другого бытия на их спинах. И Сумеречный мир создавался на их глазах.
Но это и пугало.
Наконец мы приплыли к берегу. Как только вышли из воды, к нам тут же подбежал десяток магов, закрывая своими телами его величество короля. Герхард стоял в нескольких метрах позади и глядел с большим подозрением.
Впрочем, ни один из колдунов силу не применил. И даже угрожать не стал.
Честно говоря, я их понимала. Ведь открыто выступить против человека, который может оказаться королем мертвых, — это форменное самоубийство. Особенно сейчас, когда сильных магов практически не осталось. Конечно, превосходящим количеством сил королевские волшебники, вероятно, победили бы. Но какова была бы цена?
И вот теперь они лишь номинально защищали моего отца своими спинами, а фактически даже не думали проявлять агрессию.
— Что это было, граф Эридан? — выкрикнул король, сложив руки на груди. Его серые с проседью волосы растрепались, а руки были напряжены. Возможно, так он пытался скрыть дрожь? — Отвечайте немедленно!
И только Рейв, как обычно, был невозмутим, словно кот, стянувший со стола котлету и умявший ее, пока никто не видит.
— Я сам хотел бы это знать, ваше величество! — с легким возмущением развел руками некромант. — Вы видели? Огромная тварь вынырнула из глубины и чуть не потопила нас с Ангелиной! Я едва успел создать кокон, удерживающий на плаву!
Герхард приподнял бровь и нахмурился. Выражение лица получилось крайне комичным. Если бы не напряжение, разлитое в воздухе, я даже могла бы рассмеяться.
— Вы хотите сказать, что не имеете отношения к появлению этой твари? — недоверчиво спросил его величество.
— Конечно, нет, как можно? — Рейв приложил руку к груди и притворно округлил глаза, сжав мою ладонь.
Настойчивое сверло смеха потихоньку прогрызало дырочку в моем горле.
— Мы видели вокруг вас с госпожой Вальбур ореол очень сильной магии, — вклинился в разговор один из колдунов, защищавших короля. Его взгляд был очень хмур, а губы сжаты.
Что ж, возможно, я перегнула палку с тем, что королевские маги не готовы умирать. Вот этот костьми ляжет, чтобы спасти шкуру своего сюзерена. Интересно, сколько таких колдунов понадобилось бы, чтобы победить короля мертвых?
— Естественно, вы видели! — воскликнул Рейв. — А какой еще ореол должен был появиться у моей магии, если нас чуть не накрыло штормовой волной?
Некромант покачал головой и сжал губы, будто разговаривал с абсолютным тупицей.
Кажется, даже король с трудом удерживался от улыбки. В конце концов, он сорвался с места и подошел к Рейву, хлопнув его по плечу.
— Я так и знал, что вы ни при чем, мой друг! Это все придворные колдуны меня ввели в заблуждение. Ух, чернокнижники, — погрозил он им кулаком и вернулся к беседе с некромантом. — Но как по-вашему, граф, что это вообще было? Двор беспокоится, скоро по городу пойдут слухи. Мне нужно что-то сказать народу… Сильно ли это опасно? Может, это просто очень натуральный призрак?
Герхард отвел Рейва к королевскому шатру, недвусмысленно давая понять, что собирается говорить наедине.
Я осталась на берегу, чувствуя, что от посторонних взглядов становится зябко. Дурацкая купальная сорочка прилипла к телу, слишком сильно облегая грудь и бедра. Я пыталась ее немного оттянуть, но помогало слабо. Хорошо, что на улице было тепло и ткань быстро высыхала.
Не успела я совсем уж соскучиться, как Рейв вышел из шатра сразу за довольно улыбающимся королем. Герхард хлопнул в ладоши, привлекая внимание дворян, и проговорил:
— Дамы и господа, все в порядке! Опасности нет!
Поднялся шум, во время которого мы смогли легко скрыться с глаз и покинуть благородную компанию.
Рейв выглядел так спокойно и расслабленно, словно там, в палатке, его не допрашивали с пристрастием, а делали массаж стоп.
Я не задавала вопросов. Мне уже доводилось убеждаться, что король мертвых способен выбраться с блеском из любого положения, которое кажется мне безвыходным.
Меня интересовало кое-что другое. И это я сегодня собиралась узнать в королевском замке.
Мы вернулись в наш новый дом ближе к вечеру. Рейв сразу же пропал на каких-то крайне важных переговорах с королем, а я осталась предоставлена сама себе.
Собственно, меня это совершенно не удивило. Было бы гораздо более странно, если после всего невероятного, что некромант натворил в замке всего за последнюю пару дней, Герхард Айрис так бы и не призвал к ответу своего необычного гостя. Или хотя бы не заставил придворных колдунов взять его в оборот.
Следующие несколько дней мы виделись совсем редко, но зато, когда Рейв ненадолго приходил ко мне, я узнавала все свежие новости первой.
Например, мне почти сразу стало известно, что после купания на Рубиновом озере герцогиня Рендан начала говорить. Меня это скорее радовало — значит, я еще не до конца очерствела.
Впрочем, ничего хорошего миру Ливия не поведала. После случившегося она стала злой, раздражительной и наполненной ненавистью ко всему живому. Это и понятно. Все чаще придворные шептались о том, что герцогиня Рендан — теперь уже бывшая невеста его величества короля. Герхард нашел себе новую пассию и только и ждал смерти Ливии, чтобы объявить об очередной помолвке. А несчастная проклятая герцогиня тем временем ездила в своей коляске по дворцовому парку и изредка перекидывалась парой слов с сиделками.
Так вот, сегодня вечером, как и все трое суток моего вынужденного одиночества, я проторчала в королевской библиотеке, мысленно ожидая, когда же король соблаговолит отстать от Рейва.
Время летело быстро благодаря чтению. И я была рада, что мне повезло здесь оказаться. Работавшая тут тетечка-друид утверждала, что библиотеку уже много лет хотят закрыть и сделать на ее месте зал для магических боев. Воины, состоящие в королевской гвардии и между делом практикующие магические искусства, жаловались, что тренировать волшбу им негде. Зал для боя на мечах им, видите ли, не подходил.
В общем, старушка долго сокрушалась, а потом любезно впустила меня в свою святыню и даже помогла найти все, что мне требовалось.
А требовалось мне много.
В книжном царстве я провела трое суток в безуспешных поисках интересующей меня информации. А именно: каким способом некромантка с почти пустым анарелем хотя бы в теории может сотворить такое сильное заклинание, как подъем костяного дракона?
Ответа на этот вопрос не давал ни один учебник некромантии. Все сводилось к тому, что «чем выше уровень заклятия, тем мощнее должен быть анарель колдуна».
К концу второго дня я решила остаться в библиотеке на ночь. Все равно Рейв пропадал невесть где и днем и ночью. Вечером он приходил, чтобы поцеловать меня в щеку и снова исчезнуть «по очень важным делам».
Это уже начинало раздражать и немного беспокоить. Чем больше некромант отдалялся, тем сильнее я ощущала, что он что-то скрывает. И тем активнее пыталась найти нужную информацию.
К счастью, библиотекарша натолкнула меня на неожиданную мысль. Почему бы не поискать сведения о том, как проходят заклинания подобной силы у друидов?
Это было интересной ниточкой. И несмотря на то что у друидов с анарелем была точно такая же петрушка, в одной из старых книг я натолкнулась на упоминание «крови солнца», или, иначе, «золотой крови». Человек, обладающий этим редким врожденным даром, был способен сочетать в себе два магических начала. Мог с одинаковой легкостью управлять Тьмой и светлыми силами. И кровь такого мага могла являться удивительным ингредиентом для заклятий.
Мне казалось, что я нащупала нечто важное. Ведь мой далекий прадед, которого угораздило заточить Рейва живьем в могилу на семь веков, был носителем такого дара!
Поэтому следующие несколько часов после полуночи я перелистывала генеалогические древа рода Айрисов, пытаясь проследить и выявить других носителей крови солнца. Меня интересовало одно: могла ли мне достаться по наследству хоть пара капель этой солнечной магии?
Увы, вся информация сводилась к тому, что золотая кровь очень слаба и вырождается едва ли не в третьем поколении. Появление же ее обычно спонтанное и очень редкое.
Таким образом, я никак не могла быть носителем двойной магии, если только василиск везения не кусал меня в детстве в пятку. А он не кусал. Я бы запомнила. Ульфрика Айриса отделяет от меня семь сотен лет. Значит, я не могла наследовать его кровь.
В общем, к вечеру третьего дня пришлось вернуться в свои покои снова ни с чем. Информации больше не становилось, зато сомнения и беспокойство росли, как споры плесени на свежем мертвеце.
Снова собираясь ложиться спать в одиночестве, я и не заметила, что в этот раз на пороге комнат меня ждал Рейв. На нем сверкал серебряными нитями дорогой черный костюм. Уже не из тех, что мы приобретали вместе, а совершенно новый. Густые волосы были собраны сзади в низкий хвост, перетянутый кольцом из белого золота.
— Не переживай, малышка, тебе я тоже кое-что заказал, — вместо приветствия Рейв махнул рукой на платяной шкаф. Зомзом по этому знаку открыл дверцу, с поклоном демонстрируя мне одежду.
Взгляду предстало штук двадцать новых нарядов на любой вкус.
Я округлила глаза, едва не захлопав в ладоши.
Рейв широко улыбнулся, видя мою радость, но ровно до того момента, пока не услышал:
— Это… ты научил зомби этикету? — хмыкнула я, почти забывая, что должна задать некроманту множество совсем других, гораздо более серьезных вопросов, чем этот.
Мужчина сдвинул брови и устремил взгляд в потолок.
— Удивительная ты женщина, больше радуешься дрессированному мертвецу, чем новым платьям. Может, в следующий раз подарить тебе культурное и в меру доброе домашнее привидение?
Я не смогла не усмехнуться в ответ:
— Рейв, оставь привидение себе. Мне и костяного дракона хватило. Куда он делся, кстати?
— О, малышка, совсем скоро вы с ним встретитесь, не переживай.
И лицо мужчины мгновенно озарилось какой-то мрачной веселостью.
— Рейв, — нахмурилась я, — что происходит?

 

Рейв

 

Вопрос звучал настолько прямо и жестко, что некроманта так и подмывало ответить правду. Всю как есть, а не по частям. Но разве время уже пришло? Тем более что вряд ли девушке понравится то, что он задумал.
После очередной прогулки по трущобам Ихордаррина в груди приятно пульсировала магия, огромными потоками протекая сквозь анарель. Смерти бродяг и убийц возвращали ему былую мощь слишком быстро. Его разрывало на части желание получить все и сразу. Хотелось действовать прямо сейчас. Однако он старался притормозить хотя бы ради Ангелины. Но надолго ли хватит терпения?
С другой стороны, как бы долго он ни тянул с признаниями, ее реакция на них не изменится. Не стоит обманывать самого себя.
Так или иначе, но он сделал вид, что не понял, о чем она спрашивает, и перевел разговор на нужные ему рельсы.
— Вчера целый день я учил его величество управляться с твоим шельмугром, а сегодня рассказывал, что делать в случае нападения костяного дракона, которого ты вызвала. Ох и навела ты шороху во дворце, я тебе скажу! Вот что значит настоящая некромантка!
Реснички девушки взлетели вверх, а щеки начала заливать краска.
— Ты же не сказал им, что это я во всем виновата? — выдохнула она.
Рейву ужасно захотелось сжать ее в объятиях, зацеловать легкий малиновый румянец, превращая его в настоящее пламя.
— Конечно, нет, — добродушно усмехнулся мужчина. Подошел ближе и взял девушку за руку, мягко сжав кисть. Прощупывая почву.
Ангелина казалась натянутой как тетива. Одно неловкое движение — и выстрелит. И хотя у короля мертвых не было причин бояться маленькой некромантки, он инстинктивно опасался, что ее стрелы будут бить без промаха в самое сердце.
— Хочешь, прогуляемся? — спросил он, пытаясь высмотреть что-то на дне ее огромных зеленых глаз. — Его ветреное величество Герхард Айрис после рассвета изволил запланировать конную прогулку со своей новой пассией — герцогиней Бильфор. Хочет продемонстрировать ей умение управляться с шельмугром. Такой смешной, клянусь черной смертью. — Рейв усмехнулся, покачав головой. — В любом случае с сегодняшнего дня я совершенно свободен.
Он хотел добавить кое-что еще. Хотел сказать, что скоро им обоим вообще не надо будет оглядываться на кого бы то ни было. Все герцоги и короли вместе взятые потеряют всякий смысл.
Но он промолчал.
Ангелина сжала губы и опустила взгляд.
— Рейв, я чувствую, что ты недоговариваешь, — произнесла она твердо. Слишком твердо для той неуверенной в себе девчонки, которую он знал. — Что ты сделал? Что ты собираешься делать? И какую роль во всем этом сыграла я?
Некромант стиснул зубы и долго молчал.
— Рейв! — с нажимом повторила девушка и посмотрела прямо ему в глаза.
— Ты хотела знать, зачем я поднял костяного дракона? — вздохнув, спросил он. — Именно в нем заключен виал жизни, о котором я говорил. Я наполнил его силой, Ангел. Теперь мне ничто не угрожает.
Девушка подняла на него задумчивый взгляд, в котором на мгновение вспыхнула неподдельная радость. Но затем малахитовые радужки снова затянуло темное недоверие.
— Это ведь не все, что ты мог бы мне сказать, да?
Некромант снова вздохнул.
На крохотное мгновение ему захотелось просто забыть обо всем. Сжать ее крепко-крепко, унести куда-нибудь подальше отсюда, зацеловывая все самые щекотные места, пока она не начнет захлебываться от смеха. А потом спрятаться вместе с ней на крыше замка и заниматься любовью до самого утра.
— Что ты задумал? — повторила девушка, еще сильнее мрачнея.
Рейв поднял ладонь и медленно провел костяшками пальцев по ее щеке, впитывая в себя мягкость кожи, еле уловимую дрожь губ.
— Ничего такого, что могло бы принести тебе вред, — проговорил он в ответ, и Ангелина на миг закрыла глаза.
А когда открыла, воздух разрезала тихая фраза:
— Ты ведь лжешь, да?..
Некромант отвернулся, не желая больше тонуть в омутах ее травяных глаз. Не желая прятаться за лукавыми словами.
Она все узнает. Совсем скоро.
Он подошел к выходу из покоев, схватившись за ручку двери.
Почему-то не хватало воздуха. Воротник рубашки сдавливал горло. В груди то ли громко стучало сердце, то ли бешено пульсировал анарель, взывая ко всей Тьме вокруг. К огромному колодцу магии, которым был замок Файрел.
И на этот зов неожиданно явилась Могильная Тень. Черный контур голодного призрака отпечатался на стене, не решаясь показаться целиком, инстинктивно понимая, что этого делать нельзя.
В голове некроманта промелькнула чужая бесполезная мысль: «Мой зомби-лакей обожает этикет, а Могильная Тень обладает чувством такта. Отличная свита для короля мертвых…»
— Ты звал меня, хозяин? — еле слышно шепнул призрак-марево.
Рейв ничего не ответил, опасаясь привлекать внимание Ангелины к очередному чудовищу среди тех, что окружали его всю жизнь. Вместо этого он повернулся к девушке и проговорил:
— Приходи завтра утром к дворцовым конюшням. Проводим вместе его величество и герцогиню Бильфор на прогулку. И там ты наконец узнаешь все, что хотела.
Ангелина открыла было рот, но ничего не ответила. В ее влажных глазах промелькнуло множество эмоций. Но некромант не хотел и не мог разобрать, что они означали.
Он развернулся и вышел из покоев, спокойно, но твердо закрыв за собой дверь.
На душе оставался легкий неприятный осадок, словно кто-то разбил о стену пару бутылок из-под вина, а осколки забыл убрать. И теперь эти острые кусочки хрустят под ногами и норовят впиться, но никак не могут этого сделать. Ты тоже не можешь их убрать, и уйти тебе некуда…
Этой ночью Рейв не собирался в город. Смерти случайных наркоманов и грабителей-неудачников стали не нужны. Анарель некроманта достаточно вырос, чтобы можно было сделать паузу. Да и с непривычки Тьма так сильно бурлила в крови, что, казалось, порвутся вены, если он прямо сейчас не выплеснет магию наружу.
А может, это болело что-то другое.
Рейв в одиночестве шел по коридорам дворца, чувствуя, что Могильная Тень неотступно следует за ним, ожидая приказа. А он глядел вперед и почти не разбирал дороги.
Ноги сами вывели его сперва на чердачный этаж, а затем на крышу одной из башен Файрела. Отсюда был виден весь Ихордаррин, освещаемый светом сотен волшебных фонарей и тысячами звезд. Рейв приблизился к самому краю, оперся о каменный парапет и посмотрел вниз.
На город уже опустилась ночь. Люди разбрелись по своим домам, как толпа муравьев, что прячется в укрытия, стоит солнцу зайти.
Некромант закрыл глаза, с шумом втягивая прохладный воздух в легкие.
— Хозяин… — прошептала тень, появляясь из древней кладки, как туман смерти. — Кого… скажи, кого нужно убить?..
— Как там наш командир стражи? — бесцветно спросил мужчина, словно не слышал вопроса.
— Дрожит… как сердце умирающего. Боится… очень боится смерти… Его страх соленый… с металлическим привкусом… Мне нравится.
— Он не сломается в критический момент? — продолжал король мертвых, не глядя на призрака, всматриваясь в черный горизонт.
— Я прослежу… Я голоден, хозяин… — прошелестел голос над самым ухом, обдавая смертным холодом.
Рейв передернул плечами и скривился:
— Выполняй свою работу. Получишь награду, когда закончишь.
— Хорошо…
Белесое марево втянулось в камни и заскользило вглубь замка. Некромант остался один. И только в мыслях рядом с ним все еще была Ангелина. Он видел перед собой ее травянистые глаза, зеленые, как болотная ряска, и настроение портилось. Он был уверен: стоит правде открыться, девушка уйдет. Стоит ей узнать, что она отдала часть себя костяному дракону, навсегда привязав к себе его дух, она наверняка придет в бешенство.
Девушки ужасно странные. Вот ему бы на ее месте понравилось быть хозяином огромной смертоносной твари, способной умерщвлять одним дыханием.
Ему всегда нравилось.
Глубоко вздохнув, Рейв пообещал себе больше об этом не думать.
Он закрыл глаза, облокотившись о камни и свесив руки над пропастью. Развел пальцы в стороны, обновляя сотни нитей, связывающих его с мертвецами Ихордаррина.
Все, как он и рассчитывал: три кладбища в черте города. Полторы тысячи откликающихся трупов в каждом. И еще тысяча, не сдерживаемая металлическими гробами.
Некромант пошевелил пальцами, неуловимо дергая за черные нити. Тьма зазвенела, как струны арфы, посылая легкий импульс уже оживленной нежити. Осталось лишь приказать им…
Слова эшгенрейского слетели с языка сами собой раньше, чем Рейв успел обдумать их. Поток магии ринулся по темным венам, наполняя мертвецов силой, заряжая их приказом.
Пять с половиной тысяч трупов синхронно дернулись в земле, разевая огромные, искаженные яростью рты. Вспыхнули кровавые глазницы, но уже через пару секунд снова потухли. Мертвецы упали без сил как тряпичные куклы, и магия из них исчезла.
Лицо некроманта не дрогнуло. Он так и сидел на холодных камнях, глядя на горизонт, залитый светом серебристой луны.
— Удастся или нет? — задумчиво проговорил мужчина. — Хватит ли сил?
— Их слишком много, Рейви… — раздался знакомый голос Ульфрика. Привычно гадкий и довольный. — А ты уже не тот, что раньше…
Ни один мускул на лице некроманта не дрогнул. Рейв смотрел вдаль, словно рядом с ним снова никого не было. И только в ночной тишине раздалось его еле слышное:
— Я знаю…
Назад: ГЛАВА 18
Дальше: ГЛАВА 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий