Не буди короля мертвых

ГЛАВА 18

Ангелина

 

Мы действительно сбежали. В какой-то момент Рейв просто развернулся на сто восемьдесят градусов, сослался на жуткую головную боль после колдовства и утащил меня прочь.
И, что самое интересное, никто из присутствующих не посмел сказать ни слова. Напротив, нам обоим пожелали больше отдыхать и бывать на свежем воздухе. Рейв пообещал прямо сейчас этим и заняться.
Когда мы покинули дворец, солнце уже клонилось к закату, но некромант выглядел абсолютно довольным. Словно пикник на ночь глядя — это именно то, что он и планировал. За плечами у него был замшевый рюкзак с двумя бутылками вина и фруктами. Совсем как несколько дней назад, когда мы только прибыли в Файрел. Однако в этот раз Рейв пообещал мне обойтись без лошадей.
Таким образом, из замка мы вышли пешком, наслаждаясь вечерним солнцем и теплым ветерком, ласкающим кожу. Мне ужасно хотелось узнать, что за проклятие было на мне и что теперь происходит с герцогиней Рендан. Как Рейву удалось помочь и откуда вообще могла взяться эта черная магия. Но краем глаза я разглядывала беспечный профиль некроманта и… молчала. Ведь теперь я отчетливо чувствовала, что рядом со мной не просто колдун, а и вправду король мертвых. Не знаю, как это произошло, но теперь я ощущала ауру силы вокруг него. В его глазах, когда он смотрел на меня, будто плескалась сама магия.
Признаться, меня это немного пугало. Хотелось превратиться в страуса и спрятать голову в песок, но вокруг были лишь каменистые тропинки Файрела да жесткая, веками вытаптываемая дорога в город.
Шутки немного отвлекали, но нельзя не признать также и другого очевидного факта: Рейв мне нравился. До дрожи в страусиных коленках.
И сейчас я смотрела на него и не могла понять: неужели я влюбилась в короля мертвых? Это же ненормально! Я почти ничего не знаю о нем, не знаю даже толком, почему он до сих пор жив. Да, что-то он мне, конечно, объяснял про какого-то дракона и виал крови. А я в это время хлопала ресничками и думала о том, какие у него колдовские глаза. Ну, не курица?
Да, это определенно сумасшествие. Но факт оставался фактом, и стоило признаться самой себе: с самой нашей первой встречи моя жизнь изменилась. И теперь только рядом с Рейвом мой серый мир обретал краски.
Мы неспешно болтали о чем-то незначительном и неважном, и совсем скоро я поняла, что Ихордаррин остался далеко позади. Тропинка вывела к огромному водоему, вдоль берега которого расстилался изумрудный подлесок. Здесь было настолько красиво, что дух захватывало.
— Это озеро Рубиновое? — спросила я, вспоминая, что рядом с королевским замком были лишь один такой крупный водоем.
— Рубиновое? — удивился некромант. — В мое время оно называлось иначе. Впрочем, так мне тоже нравится, — кивнул мужчина, указывая на дорогу в сторону. — Нам туда.
Я следовала за Рейвом, не задумываясь о том, куда именно мы идем. Мне было просто приятно находиться с ним рядом. Ведь даже теперь, когда меня страшило то, кем он является, сам он меня не пугал. Мне было с ним хорошо в любом состоянии — молчания или спора, тишины или веселья.
Скоро мы обогнули озеро с одной стороны и подошли к невысокому холму, заросшему кустарником. Некромант приблизился к гранитной насыпи, опадающей под ноги мелкой крошкой, и дотронулся до нее рукой.
Сперва ничего не произошло. Но это лишь сперва.
Затем мужчина повернулся ко мне и подмигнул, поднося большой палец к губам. Высунул язык и медленно лизнул подушечку, продолжая улыбаться.
— Что ты делаешь? — немного хрипло произнесла я, понимая, что оторваться от него уже не могу. Взгляд приковывало каждое движение, приоткрытые губы, влажный язык, поблескивающие глаза…
Брови мужчины хитро приподнялись и опустились. А затем он провел пальцем по одному из старых камней. В тот же миг земля еле ощутимо дрогнула. Густые заросли орешника вдруг начали расступаться, а камни — собираться в изогнутый полукруглый проход.
— Это что за магия такая? — выдохнула я, не веря своим глазам.
— Все та же, малышка, — усмехнулся некромант. — Проход был здесь всегда. Но виден он лишь тому, кто его создал. Остальным Тьма затуманивает глаза.
— А что это за фокус с облизыванием? — улыбнулась я, уже проходя вместе с мужчиной в темное, немного прохладное помещение.
Рейв пожал плечами.
— Ты тоже думаешь, что, если бы я полоснул ладонь кинжалом и с многозначительной физиономией обагрил собственной кровью камни, было бы эффектнее? — усмехнулся он и, не дожидаясь ответа, прибавил: — Это глупость в некотором роде. Зачем травмировать себя, когда слюна несет такое же количество информации о колдуне, как и кровь? Разве что для дешевого эффекта.
— А разве тебе не хочется произвести на меня впечатление? — иронично спросила в ответ. — Чтобы я шла рядом с тобой и восхищенно ахала, мол, вот она, силушка короля мертвых! Это вам не енота некромантии учить!
Рейв повернул ко мне голову, не переставая улыбаться.
— А ты что, разве еще не в восторге от меня?
Его темные глаза заблестели вызывающей веселостью.
Я покраснела. Громко выдохнула сквозь вытянутые губы и махнула рукой.
— Пфф, подумаешь, король мертвых! Чего мы там не видели…
Похоже, я слегка переиграла, и звук получился похожим на лошадиное фырканье.
— То есть, по-твоему, выходит, королей мертвых у вас тут пруд пруди, да? — с улыбкой прищурился некромант, вдруг взяв меня за руку и сжав.
Вокруг становилось все темнее. Мы прошли уже в самую глубину пещеры, и изнутри казалось, что она огромна.
— Да, знаешь, король, принц, рыцарь… В общем, меня этим не проймешь.
Некромант вдруг остановился, потянул меня за руку и прижал к себе. Обе его ладони опустились на мою талию, прижимая к своим бедрам, заставляя почувствовать его жар, срастись с ним, словно два цветка — стеблями.
— А вот этим проймешь? — проговорил он значительно тише, и его губы вдруг стали ко мне обжигающе близко.
Проклятье, он сводил меня с ума. Рядом с этим мужчиной я мгновенно теряла почву под ногами. Стоило почувствовать его руки, тепло его тела, дыхание на своей щеке, как все плыло перед глазами. Сердце заходилось в бешеном ритме, а щеки жгло так, словно я сгораю изнутри.
И я правда сгорала.
Рейв тихо выдохнул, ослепительно медленно сокращая расстояние между нами. А его губы вот-вот должны были коснуться меня, чтобы свести с ума окончательно.
Как же я этого хотела! Так сильно, что подкашивались ноги.
И наконец это произошло. Его рот накрыл мой, перед глазами вспыхнули разноцветные молнии.
Мягкие, пьянящие, пряно-сладкие губы.
Горло сдавило, я захлебывалась дыханием. Воздух вмиг раскалился до предела. До горячего свинца, втекающего в легкие, разрывающего грудную клетку сладкой болью.
Рейв поднял руки и зарылся в моих волосах, притягивая к себе, хотя быть еще ближе уже было невозможно. Я чувствовала в его движениях нарастающую страсть. Мышцы напряглись, стали твердыми как камень.
— Посмотри на меня, — вдруг прошептал он хрипло.
В этот миг я поняла, что все это время стояла с закрытыми глазами. Сжимала веки до остервенения, боясь, что вот-вот все исчезнет. Снова произойдет что-то странное и непонятное, и, кроме одного поцелуя, у меня больше ничего не останется. Поэтому я так отчаянно хотела насладиться им подольше.
И тут его шепот:
— Посмотри.
Я открыла глаза и не поверила. Вся пещера вокруг была залита мягким призрачным светом. С пола и с потолка тянулись друг к другу сталагмиты и сталактиты. Острые зубья удивительного зеленовато-голубого цвета освещали все вокруг. А в самом центре расположился маленький пруд. Вода из него по устью вытекала наружу, смешиваясь с озером Рубиновым.
— Ну, так что? — тихо повторил Рейв. — Этого достаточно, чтобы поразить мою малышку?
Его голос тихо вибрировал, прокатывался у меня в груди, задевая там какие-то особые струны. И от каждого их звука дрожь проникала в позвоночник, усиливая огонь внутри.
Я прикусила губу, опустив взгляд. Мне было стыдно, жарко, нервно, но я все же ответила:
— Мне было достаточно и тебя…
Пальцы некроманта вдруг коснулись моего подбородка и приподняли, заставив посмотреть в глаза.
Я резко выдохнула, встретившись с темными засасывающими омутами, в которых уже потерялась моя душа. Там, глубоко на их дне, была я. И теперь настала пора признать, что мне уже не выбраться оттуда.
Я смотрела в его глаза и не понимала, что вижу в них. Не понимала, хочет ли он того же, что и я. Не знала, играет он, или все, что происходит между нами, — настоящее.
Может, стоит мне сделать какой-то неловкий шаг к нему, как он засмеется. Назовет меня бездарной некроманткой, которая не может рассчитывать на уважение короля мертвых. А может, напомнит, что я лишь фиктивная невеста графа Эридана, а настоящая связь с низкородной девкой лишь опорочит его имя.
В любом случае я не могла больше ждать. Желание касаться его лишало последних мыслей, отравляло изнутри. А потому я осторожно подняла руку и дотронулась до его щеки.
Рейв застыл. Его глаза открылись чуть шире, а черный зрачок медленно начал заполнять радужку.
Я опустила руку ниже, мягко проведя большим пальцем по его нижней губе. По шее, рельефному плечу, словно разглядывая каждую деталь подушечками. Каждый сантиметр напряженных мышц. Скользнула по груди, коснувшись твердого соска сквозь рубашку, обведя его несколько раз.
Рейв закрыл глаза и выдохнул, прижав меня к своим бедрам сильным, настойчивым движением. Дав мне почувствовать каменное напряжение в его штанах. Словно нарочно обращая мое внимание на то, чего я, кажется, еще секунду назад совсем не понимала.
Он едва дышал. Снова распахнул глаза, глядя на меня как дикий зверь. И я почти слышала, как под моими пальцами бешено стучало его сердце.
Ему нравилось.
Эта мысль сверкнула в голове молнией, разрезав хмурое небо наивности, волнения. Страха. Остался лишь голод. И с каждой секундой он только возрастал.
Я медленно расстегнула его рубашку. Пуговицу за пуговицей, проникая ладонями к телу, обжигаясь пламенем его кожи. Мучаясь от желания попробовать ее на вкус.
Не сводя глаз с мужчины, я неторопливо наклонилась к нему и коснулась губами основания шеи.
Горячо…
Закрыла глаза, высунув язык и лизнув гладкий рельефный огонь его тела.
Это конец. Я падала куда-то глубоко-глубоко, и мне это нравилось.
Скользнула губами ниже. Медленно. Так опьяняюще медленно, что, кажется, от накала вот-вот лопнет струна каждого нерва.
Обняла его, спрятав руки за широкой спиной, неосознанно впиваясь короткими ногтями в твердые мышцы. Губами провела линию по груди, не понимая, что делаю. Спускаясь к животу, языком вылизывая рельефные кубики, мелко вздрагивающие от напряжения.
— Отец Тьмы… — сдавленно прошептал Рейв, едва не остановив мое сердце, вышибая последние мысли из головы.
Я изнывала от его вкуса, от частого дыхания. Пьянела от собственной смелости.
И, стоило мне коснуться вздрагивающими пальцами ремня его штанов, как некромант резко поднял меня, подхватил, заставив обнять себя ногами, и выдохнул:
— Что же ты делаешь со мной, Ангелина?..
Укусил за нижнюю губу, с жадностью, страстью. Словно пытался наказать. А затем поцеловал. Так, как еще никогда не целовал прежде. Будто ураган или торнадо, просунул язык в мой рот, властно, требовательно, жадно. Зарываясь одной рукой в волосы на затылке, не давая ни малейшего шанса на побег.
И от этого ощущения абсолютной его власти надо мной под желудком скручивалась напряжением нестерпимо горячая спираль. Била молниями между ног, заставляя неосознанно прижиматься ближе к Рейву. Тереться о его бедра, которые я обхватывала, сдвигая колени. Сжимая носочки от какого-то жгучего нетерпения.
— Малышка, — хрипло прошептал мужчина, зарывшись носом в моих волосах и двинувшись в неизвестном направлении. Шаг за шагом, пока меня не коснулась теплая, обволакивающая вода.
Я удивленно посмотрела по сторонам, понимая, что он несет меня в этот маленький пруд, освещенный десятками волшебных огней.
— Не бойся, — проговорил он тихо, касаясь губами уха, одновременно лаская его, словно дразня.
Я прижалась к Рейву сильнее, понимая, что и так не боюсь. Ничего не боюсь рядом с ним.
Через пару мгновений над водой остались только головы. Только глаза, которые изредка распахивались, чтобы обжечь нас. Только губы, которые не отрывались друг от друга.
Я чувствовала, как нарочито медленными, но нетерпеливыми движениями пальцы Рейва раздевали меня. Проникали под платье, все с большим и большим голодом касаясь моего тела, поглаживая, иногда сжимая так, что могли остаться следы.
Мне нравилось.
Он развязал лиф, заставив одежду спуститься к животу, обнажив грудь. А скоро я поняла, что и сам мужчина оказался обнаженным. Рубашка давно куда-то уплыла, а когда исчезли брюки, я и не заметила.
Под конец раздевания руки Рейва вздрагивали от нетерпения. Он тяжело и сбивчиво дышал, не переставая целовать мое лицо, глаза, губы, шею. С каким-то голодным остервенением, жадностью. Словно одновременно хотел причинить боль и, наоборот, боялся слишком резкого движения.
В какой-то момент наши взгляды встретились, словно заводя немой разговор. Только разум в этом диалоге давно не участвовал. Лишь инстинкты.
Глаза некроманта светились изнутри нереальным блеском, желанием, которое уже давно было моим собственным.
А потому я поцеловала его вместо ответа на не прозвучавший вопрос. Скрывая крик, проглатывая стон. И в следующий момент стало больно и сладко одновременно. Но ненадолго. Совсем скоро было уже только сладко.
Через бесконечно долгое и одновременно ослепительно короткое время ураган страсти утих, превратившись в мягкие волны. Рейв поднял меня на руки, обессиленную, улыбающуюся. И медленно вынес на берег, уложив на теплую подстилку.
Я хотела бы всю ночь обнимать его, целоваться и вести какие-нибудь неспешные разговоры. Но в реальности все вышло иначе. Стоило почувствовать, как некромант обнимает меня со спины, согревая своим горячими телом, как я просто провалилась в сон. Мне было невероятно комфортно, спокойно. Воды озера унесли с собой все следы того, что произошло. И, закрывая глаза, я почти не обратила внимания на то, как где-то совсем рядом, из темной глубины водоема донесся глухой звук. Словно удар.
Или пульсация огромного сердца.

 

Рейв

 

Рейв открыл глаза, когда до рассвета было еще далеко. Он лежал и смотрел в высокий свод пещеры, переводя взгляд с одного кристального зуба на другой. Мягкий свет от волшебных камней успокаивал, настраивая на правильный лад.
Некромант повернул голову, скользнув взглядом по обнаженной девушке. Он не боялся, что она замерзнет. Здесь было тепло, да и замерзнуть в его объятиях сложно. Этой ночью ему было необычайно хорошо. Но наступило утро, и вот-вот нужно будет одеваться, вставать и что-то говорить.
Рейв не хотел. Ничего не хотел.
Он мог бы чувствовать себя виноватым, но не чувствовал. Он мог бы чувствовать себя подонком, ведь, в своем роде, он воспользовался девчонкой. Но он не собирался терзаться муками совести. В конце концов, они оба этого хотели.
Однако все же крохотные отголоски вины где-то глубоко внутри немного мучили мужчину. Он сам не понимал, почему так происходило. Почему ему было не до конца наплевать. Но стоило представить ее узенькое расстроенное лицо, когда она узнает правду, — и словно кто-то втыкал вилку ему в живот и прокручивал кишки, как горку макарон.
Он не хотел видеть ее печальные зеленые глаза. Не хотел, чтобы они хоть когда-нибудь грустили.
Может, стоило рассказать ей правду? Ведь, по сути, ничего ужасного не произошло. Он действительно что-то чувствовал к Ангелине, что-то глубокое и непонятное, от чего не хотелось избавляться. Рейв не стал бы называть это любовью. В нее он давно не верил. Но все же Ангелине он ни разу не солгал: она и впрямь сводила его с ума.
Стоило вспомнить ее широко раскрытые глаза, испуганные, затуманенные желанием, голова начинала гореть. Ее тихие стоны все еще звучали у него в ушах и наверняка будут звучать еще долго. Горло перехватывало от звериного голода, раз за разом вспыхивающего внутри, стоило закрыть глаза и увидеть ее раскрытые влажные губы.
Наваждение — иначе и не назовешь.
Надев высохшую одежду, Рейв сел рядом с Ангелиной и еле заметно провел рукой у ее лица, убирая назад прядь волос. Девушка мирно спала и даже улыбалась во сне. Некромант поймал себя на мысли, что неосознанно копирует ее улыбку, и очень удивился.
— Малышка… рассказать тебе правду? — выдохнул он, почти согласившись с самим собой.
— Давай-давай, сделай это, — снова раздался знакомый голос. — Мало тебе было женской хитрости?
Ульфрик Айрис на этот раз появился подозрительно поздно. Рейв был и рад этому, и злился, что мертвый друид все же здесь.
— Проваливай, — еле слышно прошептал некромант, не поворачивая головы.
— Ну что же ты гонишь меня? Я пришел дать тебе пару бесценных советов, от которых ты не сможешь отказаться.
«Да уж, это точно», — мелькнула раздраженная мысль. Досадно, что такое прекрасное утро было безнадежно испорчено.
— Что ты там задумал, Рейви? — почти пропел Ульфрик. — Рассказать малышке, как использовал ее для пробуждения старого друга? Давай, сделай это. Доверься еще одной женщине. Расскажи о своих планах, пусть и она растопчет тебя. Да и старик Бьельндевир не очнулся. Девственной крови, утекшей в озеро, оказалось маловато? Король мертвых просчитался?
Смех призрака прокатился по пещере, отражаясь от стен.
— Что, так и не смог убить, да? — продолжала белесая тень. — Превратился в тряпку-у-у, Рейви. И дракон не ожил. Все по твоей вине!
— Он оживет, — безразлично ответил некромант. — Но тебя это не касается.
— Ну да, ты же король мертвых, — усмехнулся Ульфрик. — Тебе лучше знать. А я всего лишь друид, который тебя убил!
Снова пронзительный хохот пробил пространство, а через мгновение призрак исчез.
— Нет, — сжал губы Рейв. — Ты всего лишь мой бывший друг.
Засунув руки в карманы брюк, он задумчиво посмотрел в сторону выхода. Рассвет уже окрасил горизонт в алые и оранжевые тона. Было еще совсем рано, и некромант не собирался будить Ангелину. Ведь она еще не знала, что совсем скоро на озеро прибудет весь королевский двор.
Опустившись к девушке, мужчина ласково погладил ее по голове, с улыбкой наблюдая, как сонно она зевает и переворачивается на другой бок. Сейчас, когда ее освещали мягкие лучи утреннего солнца, она выглядела особенно прекрасной. Хрупкой, почти эфемерной.
Затем мужчина поднялся на ноги, ловким движением руки запечатал вход Тьмой, скрывая пещеру от чужих глаз, и ушел в Сумерки.
Нет, сегодня он не собирался гулять по миру темных богов. Ему просто нужно было побыстрее добраться до дворца и взять все необходимое. Осталась всего пара часов до назначенных купаний его величества. Сегодня король со своей невестой планировали провести день на озере. И, как понял некромант, из-за болезни Ливии откладывать свадебные гуляния пока никто не собирался. Словно она вот-вот выздоровеет.
Поэтому он быстро собрал все необходимое и снова вернулся в пещеру, ожидать пробуждения своей малышки.
Когда Ангелина наконец проснулась, солнце было уже высоко. Рейв сидел рядом с ней и невозмутимо ел персик, разглядывая крутые округлости женских бедер, узкую талию и спутанный водопад жидкой стали на плечах.
— Доброе утро, — проговорила Ангелина, сладко потянувшись.
— Доброе, — кивнул мужчина, многозначительно облизнувшись и не сводя с девушки горящего взгляда.
— А что, уже пора вставать? Ой… — В этот момент она вдруг обнаружила, что лежит на покрывале абсолютно голая, и поспешила прикрыть грудь руками.
Рейв улыбнулся, глядя, как краска заливает узкое лицо и немного шею. Подушечки пальцев начали зудеть от настойчивого желания дотронуться. Они уже давно зудели, почти чувствуя гладкую кожу…
В теле стремительно росло тяжелое напряжение. Рейв на миг закрыл глаза и глубоко вздохнул. Так ее пробуждение может закончиться вовсе не тем, чем он планировал.
— Твое платье высохло, малышка, но я рекомендую надеть вот это, — сказал он, протянув девушке наряд, напоминающий длинную ночнушку, только тоньше и в рюшах. — После вчерашнего приключения платье чудом осталось целым, но сейчас оно ужасно мятое.
— И поэтому ты предлагаешь мне полупрозрачную сорочку?!
Девушка схватила одежду, мгновенно прикрылась, глядя на Рейва горящими глазами, полными непонимания.
После того как округлая полная грудь перестала отвлекать внимание, некромант почти почувствовал облегчение.
Почти.
— Это не сорочка, — улыбнулся мужчина. — Это рубашка для плавания.
— Для чего? Я не собираюсь плавать! — воскликнула она. — И вообще, отвернись!
Рейв усмехнулся и выполнил просьбу, спиной ощущая по дрожанию голоса, как она снова краснеет.
— Тогда надевай мятое платье, — невозмутимо ответил он. — Выйдешь к своему папочке-королю и сама ему об этом скажешь.
— Что? Куда выйду? — уже не так уверенно переспросила она.
— К озеру, конечно. Уже битый час как там прохлаждается и принимает солнечные ванны весь двор.
— Что, правда?
Так и не поворачиваясь, чтобы не смущать ее, мужчина вкратце рассказал девушке о том, что, пока она спала, его величество изволил вывести свой курятник на берег Рубинового озера. И сейчас половина великосветских дам плескалась в теплой водичке в еще более откровенных сорочках, чем у нее в руках.
Что-то невнятно промычав, Ангелина все же согласилась облачиться в этот странный предмет туалета.
Рейв терпеливо дождался, пока она оденется, и повернулся.
Девушка выглядела великолепно. Светлая ткань, напоминающая шелк, топорщилась на высокой груди и падала к ногам как легкое, слегка нескромное платье. Рукава заканчивались выше локтя и расширялись вниз, словно колокольчики.
Некромант сперва подумал, что современная мода окончательно извратилась, но, глядя на Ангелину, изменил свое мнение. Ткань ее сорочки выглядела такой тонкой, что, казалось, должна была просвечивать. Однако вид был вполне пристойный.
— Ты дивно выглядишь, малышка. Я даже думаю, что если мы не выйдем отсюда прямо сейчас, самообладание может мне отказать.
Ангелина опустила глаза, и на ее щеках загорелся румянец. Такой, как он и любил.
Рейв подошел к девушке, испытывая странное, незнакомое ощущение, будто земля уходит из-под ног. Заставил себя улыбнуться и взял ее за руку.
— Пойдем, у меня сегодня будет для тебя еще один сюрприз.
Ангелина открыла было рот, но тут же закрыла обратно. Вложила свои пальчики в его ладонь и последовала к выходу из пещеры.
Солнце встретило их ослепительным светом. Некромант даже замер на миг, глубоко вздохнув. Ветер приятно холодил кожу, теплые лучи грели улыбку на лице, а в ладони лежала маленькая ручка, от которой в груди появлялось странное ощущение наполненности.
Кажется, ему давно не было так хорошо, как сейчас.
Да и было ли вообще когда-нибудь?
Королевский двор встретил их без особенного удивления. Словно они с самого начала тут и были, просто немного отстали от процессии.
Толпа высокородных расположилась вдоль озера. Слуги натянули несколько широких открытых шатров, и под ними уже стояли столы с напитками и закусками.
Почти все женщины, кроме седых старух, были одеты в такие же купальные наряды, как и Ангелина. Они расположились небольшими стайками, обмахиваясь веерами или прикрывая бледную кожу тряпичными зонтами.
— Смотри-ка, и правда нормальное платье, — выдохнула девушка, перестав нервно мять длинный подол.
Рейв кивнул и сжал ее ладонь.
В свободной руке некромант нес их вещи, включая туфельки девушки. Теперь она шла босиком, осторожно ступая на траву вперемежку с камнями.
Поддержав ее, когда она в очередной раз запнулась, мужчина проговорил:
— Мы уже почти дошли до берега, малышка. Смотри, а вот и наш кролик! Тьфу, я хотел сказать «королик».
И хитро заулыбался.
Ангелина повернула голову и увидела, как ее отец стоит в окружении нескольких дам, весело смеясь. В его руке искрился пузырьками бокал шампанского.
Ливия сидела в десяти метрах сзади в инвалидной каталке под сенью шатра. Около нее стояло лишь несколько лекарей, другие дворяне избегали приближаться к королевской невесте.
Рейв зло улыбнулся, проходя мимо. От женщины так фонило голодной Тьмой, пожирающей ее боль, что некромант буквально физически чувствовал, как анарель распухает в груди.
Глаза ведьмы сверкнули яростью, но больше она ничего не сумела сделать. Ее лицо наполовину опухло, руки едва двигались.
Ангелина бросила на герцогиню взгляд, полный жалости, и прикусила губу.
— Не стоит жалеть ее, малышка, — шепотом проговорил Рейв, сжав женскую руку. — Поверь, в жизни каждый получает по заслугам.
Она подняла на него странно блестящие глаза и ничего не ответила.
А в груди некроманта вдруг шевельнулось беспокойство вперемешку с чужой тревожной мыслью: «В прошлом ты тоже получил по заслугам, не так ли?..»
Рейв обернулся, ожидая снова увидеть тень Ульфрика. Но его не было. Вместо бывшего друга с ним говорил собственный внутренний голос.
— А кто это рядом с о… — Ангелина сжала руку мужчины и вдруг запнулась. — С его величеством?
То ли камень помешал закончить фразу, то ли она в самом деле собиралась назвать Герхарда отцом.
— Понятия не имею, — пожал плечами некромант, разглядывая трех девушек, что вились вокруг короля. На одной из них сорочка была мало того что тонкая, так уже и мокрая. Сквозь наряд проступали твердые горошины сосков, на которые монарх нет-нет да и бросал сальные взгляды. — Пойдем узнаем.
— Нет, я не хо…
— Доброго дня, ваше величество, — поклонился Рейв, притянув упирающуюся девушку за собой. — Отличный денек сегодня, не правда ли?
Ангелина присела, склонив голову.
— Доброго дня, граф, госпожа Вальбур, — по очереди поприветствовал их правитель.
На нем были лишь короткие бриджи для плавания и толстая цепь на шее. В ухе качалась крупная бриллиантовая серьга, а пальцы были унизаны кольцами.
Похоже, даже в озеро его величество предпочитал заходить наряженным, как дама на балу.
Рейв с трудом подавил ухмылку.
— Знакомы ли вы с моими прекрасными собеседницами? — продолжал его величество. — Это маркиза Ильза Рандэ, графиня Лора Лантар и, конечно, наимилейшая герцогиня Шарли Бильфор.
Последней оказалась та самая мокрая дама с торчащей грудью. Она весело улыбалась, обмахивая лицо веером, и бросала на Герхарда горячие взгляды.
— Приятно познакомиться, — поклонился некромант. — Рейв Эридан и моя невеста Ангелина Вальбур.
Женщины явно были рады появлению еще одного мужчины. Все, кроме герцогини Шарли. Она не обращала на некроманта никакого внимания. Было совершенно очевидно, что ее интересовал лишь король.
Бросив взгляд через плечо на Ливию, Рейв встретился с ведьмой глазами. На ее опухшем лице мертвенно белели страдальчески сжатые губы. Проклятая герцогиня исподлобья смотрела в их сторону. Только на этот раз некромант был уверен: она наблюдает не за ним, а за женщиной, что вдруг стала ее соперницей.
После недолгого разговора с королем Рейв лишь уверился в своем предположении. Герхард почти в открытую флиртовал с герцогиней Бильфор, совершенно не вспоминая про Ливию. Лишь в самом конце он все же попросил некроманта проведать его невесту:
— Граф, осмотрите, будьте так любезны, мою дражайшую Ливию. И прошу вас, не жалейте меня, если новости будут дурными.
Герхард повернул голову к невесте и улыбнулся, помахав рукой. А Рейв вдруг заметил, как он едва ощутимо морщится.
— Ливия ему отвратительна… — прошептала Ангелина с ужасом, как только они отошли подальше от толпы.
— Так и есть, малышка. А ты видела, что с ней стало?
— Но ведь она еще жива. Может, придет в себя. Никто же не знает. Рейв, скажи… ты сможешь ее вылечить?
Девушка вдруг остановилась и подняла на него такой светлый и чистый взгляд, что некромант сперва не знал, что ответить. Сказать правду, что лечить ее он и не собирался? Солгать?
Герхард Айрис, похоже, уже строит планы на случай, если Ливия так и не излечится. Совершенно очевидно, что ему плевать на невесту. Раньше она была весьма привлекательна и нравилась ему как женщина. Теперь же гораздо проще найти себе другую симпатичную претендентку на трон. Интересно, герцогиня Бильфор достаточно родовита? Что-то подсказывало некроманту положительный ответ на этот вопрос.
— Ангел, я постараюсь, — уклончиво ответил Рейв. — Но полное выздоровление Ливии крайне маловероятно. Проклятие, которое ей не повезло получить, поражает кости и кровь, вызывая необратимые изменения с самого момента своего появления.
— То есть… если даже она выживет… — с ужасом прошептала девушка, и Рейв закончил за нее:
— Да, она останется навсегда такой, как сейчас.
На некоторое время между ними повисло молчание. Некромант не хотел, чтобы Ангелина жалела Ливию, но ничего поделать с этим не мог.
Он подошел к герцогине, оставив девушку немного позади, и под присмотром придворных магов снова провел свой бутафорский ритуал, который якобы должен был помочь женщине. На самом же деле он быстро лишал ее силы, погружая в глубокий и, по мнению очевидцев, чрезвычайно лечебный сон.
Впрочем, кое-что полезное для Ливии он все же делал. Проклятие, что оплело ее кости сетью сумеречной магии, немного замедлялось, будто замерзая. За следующие сутки оно потихоньку оттаивало, чтобы опять вступить в силу или покориться Рейву.
После этой процедуры некромант отчитался перед королем, уверяя его, что шанс победить проклятие еще есть, хотя все равно почти наверняка герцогиня останется калекой. Герхард снова едва уловимо поморщился и кивнул, с улыбкой возвращаясь к беседе со своей новой пассией.
— Вы свободны, граф, — махнул он рукой, явно надеясь, что Рейв поскорее уберется подальше и перестанет ему мешать.
Некромант вернулся к Ангелине и, как ни в чем не бывало стягивая рубашку через горло, спросил:
— Малышка, не хочешь ли искупаться?
Взгляд девушки на миг замер на его груди, обогнув каждый изгиб рельефного тела. Зрачки ее расширились, заполнив радужку, и щеки покраснели.
Рейв улыбнулся, не подавая виду, что заметил этот обжигающий взгляд, заставивший его сердце стучать быстрее.
— Купаться? — переспросила она, схватившись за свой наряд. — А это точно будет уместно?
— Даже если и нет. Со мной можешь ничего не бояться, — ответил он тихо, не сводя с нее глаз.
Девушка улыбнулась, обворожительно прикусив губу.
Вдвоем они прошли к берегу и неторопливо погрузились в теплые воды Рубинового озера. Несколько человек даже последовали их примеру. Мужчины норовили обрызгать дам, женщины притворно возмущались, и все вместе весело смеялись.
Рейв повернул голову к Ангелине, замечая, что она снова чувствует себя неловко. Откуда в этом хрупком создании бралось столько скромности?
— Малышка, ты умеешь плавать? — спросил он, надеясь, что ему не придется выдумывать какое-нибудь сложное колдовство, чтобы доставить ее туда, куда нужно.
Чтобы показать ей то, чего она никогда прежде не видела.
— Конечно, — фыркнула Ангелина. — И получше тебя наверняка.
Рейв улыбнулся:
— Так и быть, пропущу мимо ушей этот вызов. Как насчет отплыть подальше от шумной компании? — махнул он головой в сторону берега. — Будем только ты, я и зеркальная гладь.
Ангелина улыбнулась в ответ:
— Нет проблем, женишок. Догоняй!
С этими словами она быстро поплыла вперед не хуже дельфина. Некромант едва успел спохватиться и нырнуть в глубину, чтоб окончательно не отстать.
Оценив сквозь толщу воды женские ножки, он вынырнул метров через двадцать. Центр озера был уже близко, и дыхание Ангелины слегка сбилось.
— Не торопись, а то я решу, что после сегодняшней ночи ты меня боишься и пытаешься сбежать, — проговорил Рейв, с удовольствием наблюдая, как лицо девушки стремительно приобретает цвет спелой клюквы.
— Кстати, Рейв… — ответила она, замедлившись и не глядя ему в глаза. — Я хотела…
В этот момент некромант почувствовал, что они наконец оказались на месте. Тьма пробужденного духа была столь сильной, что вода в этом месте становилась холоднее и неподвижнее.
Мужчина на миг закрыл глаза, совершенно не обратив внимания на то, что Ангелина начала что-то говорить, и резко взял ее за руки.
— Малышка, помнишь, я обещал тебе еще один сюрприз? — перебил он с предвкушением.
Осталось совсем немного…
В груди некроманта бился ураган, запертый в костяную клетку. Кажется, он нервничал, и это казалось удивительным.
Неужели он так сильно хотел, чтобы все получилось?
Нет, кажется, дело было вовсе не в удачности ритуала. Рейв боялся реакции своей маленькой фальшивой невесты. Боялся увидеть страх в больших травяных глазах после того, как она поймет, что произошло. Ведь, похоже, он все-таки решил сказать правду.
— Что?.. Сюрприз? — переспросила сбитая с толку некромантка. — Да, конечно.
— Сперва ответь мне на два вопроса. Первый: ты все еще хочешь учиться сумеречной магии? — приподнял бровь он, поглаживая большими пальцами ее запястья.
— Конечно!
— Ты мне доверяешь?
Девушка прищурилась:
— Еще раз «конечно». Но теперь ты заставляешь меня нервничать.
— Не бойся, Ангел. Мне понадобится немного твоей крови. Всего капля…
С этими словами Рейв перевернул ее указательный палец подушечкой вверх и прямо над ним сжал свою ладонь в кулак. В тот же миг в нем материализовался кинжал, сотканный из живой Тьмы.
Девушка нахмурилась, но сопротивляться не стала.
Некромант осторожно провел эфирным лезвием по коже, оставляя крохотный надрез. На нем сразу же набухла алая капля, растекаясь по мокрому пальцу.
Девушка поморщилась и фыркнула:
— А как же: «Слюна несет такую же информацию о колдуне, как и кровь. Бла-бла-бла, я супермегакрутой маг и не делаю эффектных глупостей»?
Рейв усмехнулся:
— У тебя настолько хорошая память, что с этого момента я обещаю фильтровать все, что говорю. Нет, дело в том, что есть заклятия, требующие не только информации о колдуне, но и энергетику жизни и смерти. Это может дать нам только кровь. Поэтому повторяй за мной…
Рейв без особого труда вспомнил слова древнего заклятия, связывающего древний дух с его костями. Оставалось лишь наполнить формулу силой. Той самой, которая проснулась в груди Ангелины.
Да, после вчерашней ночи он чувствовал, что ее анарель окрасился в золотисто-зеленый цвет. Теперь источник был двойным: сквозь изумрудные всполохи попеременно проскальзывала густая Тьма.
Hafty revise, run Berta,
F’elde daste farghelu violte,
Gasserren jetur fyhhe Terre…

Ангелина повторяла слова без ошибок. Рейв даже думать не хотел, что было бы, если бы наследница золотой крови не знала эшгенрейского так хорошо. Он не смог бы быстро обучить ее правильному произношению, и прямо сейчас у них бы ничего не вышло. Уже не говоря о том, что он сам никогда не вышел бы из подземного саркофага, продолжая сходить с ума в зубах проклятой саранчи.
Serum Jurty gaste — bjolden ver,
Gawqar bal’tu sejer,
Bolcke vante ceileske urn…

Воды озера дрогнули первый раз.
С каждым словом лицо Ангелины становилось все мрачнее и испуганней. И когда заклятие наконец закончилось, а небо начало стремительно темнеть, она подняла взгляд вверх, с ужасом прошептав:
— Рейв, что происходит? Мне это не нравится… Останови это…
— Не бойся, малышка, я ведь обещал, что все будет хорошо.
Очень быстро стало совсем темно, и с берега послышались испуганные крики королевской компании.
— Нет, я серьезно. Останови заклятие, я знаю, ты можешь, — вдруг резко сказала Ангелина и посмотрела прямо в глаза Рейву.
— Послушай, помнишь, ты хотела поднять мертвеца? — спросил некромант, заглядывая глубоко-глубоко сквозь ее радужки.
— Конечно, — проговорила она. — Но…
В этот момент мужчина потянул ее раненый палец к себе и медленно провел по цепочке у себя на запястье. Черные черепа вспыхнули рубиновыми глазницами.
Ангелина дернулась, словно от испуга, одновременно приложив другую руку к цепочке-близнецу, что висела у нее на шее.
— Я, конечно, хотела поднять мертвеца, но…
Воды озера вспенились, угрожая утянуть парочку в свою глубину, но граф Эридан крепко держал невесту.
А в следующую секунду огромной волной их отбросило на несколько метров в сторону, потому что из черной глубины показалась огромная костяная голова на длинной шее, перетекающей в бугорчатый хребет.
С суши раздался ужасающий визг. Тьма разливалась вокруг, как проклятое вино. Сам воздух стал этим вином и пьянил некроманта радостью победы.
Наконец-то он это сделал!
Над кристальной гладью появилась костяная спина, и распахнулись огромные белесые крылья.
— Малышка, сегодня ты подняла сильнейшего из мертвых, — с улыбкой произнес Рейв.
Назад: ГЛАВА 17
Дальше: ГЛАВА 19
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий