Не буди короля мертвых

ГЛАВА 17

Рейв

 

Кровь, повсюду кровь. Стоило закрыть глаза, и алое марево расплывалось под веками, отравляло, проникало в него.
Кровь. Мокрая, липкая. На руках, одежде, доспехах. Горы трупов под ногами. И в смерти каждого виноват он, Рейв Эридан Кастро-Файрел. Король мертвых.
С каких пор призраки прошлого превратились в кошмары, преследующие его по пятам? С каких пор ему стало не плевать на жизни тех, кто ступеньками из мертвых тел вел его к величию? К власти и силе. К могуществу, какого не знала до него земля.
Некромант шел по коридорам замка, но видел перед собой дороги прошлого. Снова они всплывали перед глазами, как во время агонии умирающего, когда человек наблюдает собственную жизнь за несколько секунд до смерти.
И сейчас перед ним была Шайна Дэльмар. Его бывшая жена. Стоило закрыть глаза, и в голове вспыхивал ее смеющийся образ. Злой хохот отражался от стен, превращаясь в звенящий яд. А еще рядом с ней стоял гадко улыбающийся Ульфрик Айрис. Только этот засранец как будто был настоящим, потому что он не пропадал, даже если открыть глаза.
— Ну что, Рейви? — проговорил призрак, невозмутимо вышагивая рядом. — Что же ты не ответил нашему Ангелу: твоя история со счастливым концом?
Вот его прозрачная нога поднимается и ступает на каменные плиты пола. Вот за ней следует другая. Совсем близко с его собственной ногой. Шаг в шаг. Кажется, протяни руку — и коснешься.
Некромант промолчал. За углом коридора проскочил какой-то слуга, спешащий по утренним делам.
— Ну не томи, Рейви, — продолжал Ульфрик, странно улыбаясь. — Что же ты не рассказал девушке о том, что любимая женщина предала тебя, а лучший друг всадил нож в спину? Разве тут есть что скрывать? Или, может, тебе стыдно? Брось, разве это не счастливый конец твоей истории?
Рейв с силой зажмурился, а затем вновь открыл глаза, не поворачивая головы. Еще несколько шагов, и он будет у покоев будущей королевы. Плевать, что назойливый дух маячит рядом. Он не помешает, главное — не обращать внимания. Не давать себя провоцировать.
И вот наконец впереди показались двери с двумя охранниками по углам. На поясах у них покоились мечи. Кроме того, один из них явно был магом.
Рейв скептически оглядел стражу, прикидывая, что в его время охрана совсем не пользовалась оружием. Максимум чем-то легким и маневренным вроде кинжалов и дротиков. Основным арсеналом каждого воина была некромантия.
— Я Рейв Эридан, — выпрямившись, властно проговорил мужчина. — Доложите обо мне своей госпоже.
Один из стражей кивнул и тут же вошел в покои. Через пару мгновений двери открылись и его пропустили внутрь.
— Граф, какой неожиданный визит! — прозвучал мягкий голос Ливии Рендан.
Женщина уже была одета, причесана и накрашена. Пожалуй, слишком ярко для такого раннего утра. Рейву не нравилось ничего из того, что он видел.
Будущая королева сидела вполоборота к столу, на котором лежала книга. Уже издали мужчина заметил, что на обложке золотом выдавлены буквы эшгенрейского. Значит, она изучала магию.
В прежние времена, возможно, Рейв даже испытал бы вспышку уважения. Он всегда ценил упорство и жажду знаний. Ведь он сам был таким. Вероятно, они с Ливией даже смогли бы найти общий язык…
От этой мысли некроманта внезапно затошнило. Он стиснул зубы, не понимая, как подобное вообще оказалось в его голове.
— Надеюсь, я не нарушил ваше уединение в такое прекрасное утро? — спросил он, благопристойно улыбаясь.
— Ну что вы, граф! — ответила королевская невеста и тут же взмахнула рукой.
Служанка, что стояла неподалеку, с поклоном удалилась, крепко закрывая за собой двери. Они с Ливией остались в комнате вдвоем.
— Я очень рада, что вы пришли, — проговорила она, поднимаясь с кресла. — У вас есть ко мне какое-то дело?
Пара шагов, и вот она уже стоит в полуметре возле него и улыбается.
Рейв некоторое время медлил. Молчал, разглядывая женщину, размышляя, правильно ли он поступает. Но внутренний голос молчал. И Ульфрик Айрис неожиданно исчез.
— Есть, — ответил он наконец. — Я хотел бы поговорить… о нашей прошлой встрече.
Улыбка Ливии стала шире. На мгновение Рейву почудился в ней звериный оскал, сделавший в общем-то красивую женщину похожей на плотоядного хищника. Бывает ли так вообще? Раньше он подобных фантазий за собой не замечал.
Женщина уверенно шагнула вперед и положила ладонь на его рубашку. Провела рукой по отвороту вверх к самому горлу, но он схватил ее за запястье, не позволяя коснуться своей шеи. Одна мысль об этом вызывала у него приступ ярости.
Впрочем, на его лицо при этом наползла ответная улыбка. Рейв лишь надеялся, что во взгляде не бушует пламя, которое бы слишком рано выдало его мысли.
Ливия выдохнула.
— Вы подумали над моими словами, граф? — проворковала она. — Похоже, они вам все же понравились?
Некромант, продолжая улыбаться, ответил:
— Последний раз вы сравнивали меня с крабом, у которого под скорлупой нежное мясо. Не уверен, что это лучшее из того, что я слышал в своей жизни, но, стоит признать, все же и не худшее.
Ливия чуть отклонилась назад и ее смех разнесся по комнате серебристыми колокольчиками. Эта женщина определенно умела привлекать внимание.
— Я говорила и еще кое-что, граф. Уверена, вы помните.
— Помню, — мягко протянул некромант. И губы его дрогнули в хищном предвкушении.
Но вряд ли Ливия это ощутила. Она высокомерно приподняла подбородок и с вызовом посмотрела на мужчину.
— Что ж, я хочу знать, насколько хорошо мы понимаем друг друга, граф Эридан. Рейв… Покажи мне, чего ты стоишь. Покажи мне, почему теперь ты должен быть мне интересен. А то, может быть, стоит выгнать тебя за дверь и приказать страже выкинуть из дворца? Вместе с твоей бедной невестушкой. Кстати, как она?
Лицо Ливии приобрело приторно-участливое выражение.
— Плохо, ваша светлость, — ровно ответил мужчина, и ни один мускул на его лице не дрогнул. — Полагаю, ее проклял очень сильный некромант. Вы, случайно, не знаете, кто бы это мог быть?
— Надеюсь, вы не подозреваете меня? — округлила глаза она, приложив ладонь к груди.
— Ну что вы, конечно, нет. Я не подозреваю вас…
Рейв широко и хищно улыбнулся. Затем сделал шаг к герцогине, медленно взял ее за руку и поднес к своим губам, не отрывая взгляда от ее глаз.
Щеки женщины слегка заалели. Она замерла, напряженно следя за каждым движением некроманта. А он сделал еще один шаг, обходя ее со спины, но не выпуская ее руку из своей. Некромант неторопливо провел пальцами по предплечью, плечу, слегка коснулся женской шеи. А затем обошел ее, снова оказавшись напротив. Они находились так близко друг к другу, что между ними едва ли проскочила бы даже тень Ульфрика.
Ливия глубоко вздохнула. Ее глаза влажно и довольно блестели.
— Сегодня вы гораздо обходительнее, чем в прошлый раз, — проговорила она, и ее голос неожиданно дрогнул.
— Я был в плохом настроении, — тут же ответил Рейв и мрачно улыбнулся.
А затем той рукой, что касалась ее шеи под копной густых волос, дотронулся до щеки герцогини. Потом большим пальцем провел по нижней губе.
Женщина приоткрыла рот и, кажется, даже немного подалась вперед. Рейв больше не слышал ее дыхания.
Задержала. Замерла. Ждала.
И тогда некромант склонился к ней, видя перед собой только две полоски алых приоткрытых губ.
Казалось, у него в ушах был слышен стук ее сердца. Рейв стиснул зубы, испытывая одновременно прилив отвращения и мрачное удовольствие от того, что Ливия не осознает происходящего.
Она подалась к нему, прижавшись высокой грудью, затянутой в корсет, и притягивая его ближе за отвороты рубашки. В какой-то момент на долю секунды их губы соприкоснулись, чтобы уже через миг Рейв отодвинулся, с усилием заставляя ведьму отцепиться. В глазах Ливии сперва мелькнуло недоумение, а затем, как только она поняла, что он снова ее оттолкнул, — откровенная злость.
— Да что ты себе… — начала было говорить она и вдруг закашлялась. Схватилась за горло, мучительно раз за разом сглатывая слюну.
И вдруг подняла на некроманта совсем иной взгляд. Испуганный, полный непонимания и неверия.
Рейв улыбнулся. Да, вот такая Ливия Рендан ему нравилась.
— Все верно, ваша светлость, — невозмутимо сказал он, садясь в то самое кресло, где совсем недавно сидела она. — Вы уже видите, как проклятие опутывает ваше тело, правда? Вы ведь сильнейший некромант в Файреле! Уверен, вы не могли не заметить его.
Ливия попыталась что-то ответить, но изо рта вырвался лишь страшный хрии.
Женщина в изумлении высунула язык, который теперь был распухшим и малиново-красным. В самом его центре гноилась Тьмой огромная язва.
Герцогиня подбежала к зеркалу, не желая верить своим глазам и продолжая что-то истошно хрипеть. Затем она перевела взгляд на руку. Ту самую, которой Рейв касался поцелуем.
— Правильно соображаете, — усмехнулся мужчина и тут же перестал улыбаться. — Но недостаточно быстро.
На тонкой кисти стремительно вспухала точно такая же язва.
Ливия попыталась вскрикнуть, но из горла донесся лишь сдавленный писк.
Она спешно подняла волосы вверх, чтобы обнаружить на шее и плечах еще несколько очагов проклятия.
— А сейчас я расскажу вам, дорогая герцогиня, что вас ждет. — Рейв положил ногу на ногу и подпер щеку кулаком. — Теперь вы будете умирать, ваша светлость. Настолько медленно, насколько это вообще возможно от проклятия девятого уровня.
Ливия что-то промычала, зажмуривая глаза. Наверняка она уже поняла, что порчу такой силы не снять ни одному колдуну.
— Обычно я так не делал, — спокойно продолжал некромант, взяв в руки томик, который совсем недавно читала герцогиня. Теперь он неторопливо перелистывал страницы, не глядя на женщину. — Во мне, знаете ли, поуменьшилось кровожадности за прошедшие века. Да-да, ваша светлость. Я и правда Рейв Эридан Кастро-Файрел. Тот, кого называли королем мертвых.
Из глотки герцогини донесся вздох. Мужчина бросил на нее скучающий взгляд и сказал:
— К сожалению, поведать об этом миру вам уже не удастся, несмотря на то что у вас еще довольно много времени. Я лично прослежу, чтобы вы прожили подольше. Однако имейте в виду: стоит вам произнести или написать мое имя в попытке раскрыть правду, проклятие начнет набирать обороты.
В глазах ведьмы сквозило все большее отчаяние пополам с черной яростью.
Рейв встал с кресла и медленно подошел к ней. На его губах застыла жестокая улыбка удовлетворения. Словно зверь наконец загнал свою жертву и уже вонзил клыки в ее горло.
— Кстати, я говорил, что ваши страдания принесут мне много, очень много пользы? — хищно усмехнулся он, затем склонился к женщине и крепко ухватил ее за подбородок, не позволяя отвернуться. Наверняка причиняя боль.
Ответа он не ждал. А она знала это и так.
— Поэтому сердечно благодарю, ваша светлость. А то я последнее время немного не в форме. Вы постарайтесь испытывать побольше боли и ужаса, если вам не сложно, конечно. Это дает такой приток сил!
— Hash?.. — еле слышно прохрипела она. Это было самое простое слово эшгенрейского. И единственное, которое она теперь могла произнести.
— Почему? — переспросил мужчина после недолгой паузы, сжигая женщину не менее злым взглядом, чем был сейчас у нее. — Пару минут назад вы задавали мне один вопрос: не думаю ли я, что это вы прокляли мою Ангелину.
В мутнеющих, заплывающих желтым гноем глазах Ливии блеснуло понимание.
— Так вот, я не думаю, что это вы, герцогиня, — продолжал Рейв сквозь зубы. — Не думаю. Я в этом уверен.
С этими словами он резко отпустил женщину, развернулся и пошел к двери.
Невеста Герхарда Айриса что-то захрипела ему вслед, но он не обернулся. Быстро распахнул двери и крикнул страже:
— Скорее! Лекаря! Ее светлость отравили! Ну же, торопитесь!
Тут же поднялся страшный переполох. Один из стражников убежал за помощью, а в комнаты влетело несколько служанок.
Ближайший час бледнеющую герцогиню осматривали всевозможные врачи и колдуны. Рейв все это время стоял рядом и сокрушался над тем, как неожиданно это все произошло.
— Хорошо, что вы оказались здесь, граф, — сказал королевский некромант, тоже прибывший на осмотр герцогини. — Но, увы, это вовсе не отравление, а самая настоящая порча.
— Теперь и я это вижу, — кивнул Рейв. — Проклятия становятся видны только после полной активации, вы же знаете. Сперва я был уверен, что ее светлость что-то съела. Все признаки яда налицо.
Придворные маги перевели взгляды на свою пациентку, лежащую на кровати. Женщина не могла вымолвить ни слова и лишь шипела, сжигая Рейва водянистыми радужками. Но стоило ей поднять руку в попытке указать на него, как она стремительно бледнела и закашливалась.
Вскоре ведьма бросила это гиблое дело и стала молча смотреть в одну точку, тяжело дыша.
— Мы подпитали герцогиню артефактами, — продолжал местный друид. — Но блокировать такую порчу… — Он нервно обернулся на свою госпожу и шепотом закончил: — Невозможно.
— Боюсь, что так и есть, — мрачно кивнул королевский некромант. — Его величество прикажет казнить нас обоих…
В этот момент Рейв притворно округлил глаза и воскликнул:
— Ну что вы, какая казнь! Я кое-что понимаю в проклятиях, и, если это, конечно, уместно, я мог бы попробовать вылечить ее светлость.
— Правда? — оживился местный темный.
— Несомненно. Моя невеста уже идет на поправку, так что я совершенно свободен.
— Вы сумели снять порчу с госпожи Вальбур? — почти хором спросили маги.
Рейв улыбнулся, краем глаза видя, в какое немое бешенство впадает герцогиня.
В ближайшие десять минут он рассказывал пораженным слушателям о том, как снимал с груди Ангелины сумеречного паука, и о том, что порча, в сущности, не такое уж и сложное колдовство.
И совсем скоро он получил одобрение обоих колдунов стать официальным лекарем будущей королевы.
Чуть позже явился король. С ним некромант тоже долго переговаривался, рассказывая о произошедшем. Врожденное красноречие и хитрость позволили ему полностью завладеть доверием монарха и подтвердить назначение на должность лекаря для Ливии.
Поэтому, когда наконец он вышел из покоев герцогини Рендан, на его губах играла призрачная улыбка. Теперь он сможет не только поддерживать проклятие в действии, но и при желании продлевать жизнь ведьмы. Уже сейчас он чувствовал, какой мощный поток энергии движется от нее к нему. Боль и страх смерти давали колоссальный всплеск.
При иных обстоятельствах Рейв никому не пожелал бы подобной участи. Но сейчас он был уверен — Ливия заслужила свое наказание как никто другой. И ему было ее не жаль.

 

Зомзом

 

В какой-то момент зомби услышал приказ. Сквозь пространство хозяин потянул за невидимые нити, заставляя мертвеца прийти к нему, где бы тот ни находился.
Зомзом был не против. В целом где-то внутри него даже вспыхнуло зачаточное чувство, напоминающее любопытство. Как корешок одуванчика: если вырвать растение, оно никуда не исчезнет. Глубоко в недрах земли останется крошечная его часть, и тогда рано или поздно настырный росток проклюнется вновь.
И сейчас зомби ощущал, как внутри него зудит это недоразвитое, немертвое чувство.
Что от него нужно хозяину? Может быть, король мертвых скормит ему наконец чей-нибудь вкусненький палец?
В прошлый раз он принес язык. Но, к сожалению, съесть его не удалось.
Зомби поворочал во рту чужим органом. Пару раз почавкал и снова закрыл рот. Похоже, он все же был рад, что в тот раз все закончилось именно так.
Чем ближе он подходил к месту, где должен был находиться хозяин, тем сильнее вокруг сгущалась Тьма. Мертвец неосознанно косился по сторонам, замечая, как густеет воздух, как трещит в нем напряжение, которое никогда не почувствовать живым.
Тьма волновалась. Беспокоилась. Она чувствовала, что рядом растет нечто страшное. И Зомзом тоже это ощущал, хотя никак не мог понять, что это такое.
Рейв Эридан оказался в казармах замка, в небольшой комнате с минимальным убранством. Только все необходимое: стол, стулья, несколько темных строгих шкафов для оружия. На стенах гербы королевства и пара старых стальных щитов.
Хозяин даже не повернул головы, когда мертвец вошел в помещение и встал позади него. Мужчина возвышался напротив хмурого широкоплечего стражника с какими-то регалиями на плечах и груди. Перед ними на столе лежали бумаги и карта.
Зомзом прищурился, разглядывая изображение, но так ничего и не понял. Там абсолютно точно был изображен королевский дворец и город вокруг. Стояло несколько красных крестов, и под каждым алели цифры.
Мозг нежити работал слишком плохо для того, чтобы догадаться, для чего все это может быть нужно.
— Господин Глейн, — мягко, но уверенно проговорил Рейв, — я надеюсь, мне не придется повторять дважды.
Мужчина нахмурился еще сильнее и ответил:
— Я прикажу скрутить вас, и через десять минут вы будете гнить в сыром каземате, а крысы станут обгладывать вам лицо. За какой лысой выдрой вы приперлись сюда, граф? Говорите прямо! Я командир охраны гарнизона Файрела, и вы мне не нравитесь.
Некромант не повел и бровью. Но Зомзом почувствовал, как Тьма вокруг забеспокоилась сильнее.
Это пугало зомби. Он дернул головой в сторону, замечая очередной сосущий вихрь рядом. Потом снова посмотрел на хозяина, сузив свои мертвые глаза.
Что-то в Рейве изменилось. Анарель рядом с его сердцем пульсировал и незаметно увеличивался в размерах каждую секунду. Сила короля мертвых росла, и это было удивительно.
Однако вместе с мощью хозяина росло и что-то другое. Что-то черное и непонятное. Что-то злое внутри него.
— Я не зря просил выйти ваших подчиненных, господин Глейн, — невозмутимо продолжил мужчина. — То, что я собираюсь вам сказать, не предназначено для чужих ушей. Слушайте внимательно, потому что мое терпение в этом разговоре уже подходит к концу.
Командир стражи что-то выдохнул себе под нос, но промолчал.
Рейв сделал небольшую паузу, а потом просто выдал, словно говорил о погоде:
— Мое настоящее имя — Рейв Эридан Кастро-Файрел. В прошлом меня звали королем мертвых. Это мой замок и моя земля. И я собираюсь вернуть их обратно. Через несколько недель, а может и дней, у ворот Файрела будет стоять войско мертвецов. Перед вами карта Ихордаррина. Кладбища отмечены крестами. Под каждым написано количество трупов, готовых прийти на мой зов.
— Да вы сумасшедший, — хмыкнул Глейн, помусолив пальцами торчащий ус. — Вас надо лечить, уважаемый.
Рейв приподнял бровь.
Связующая нить натянулась, и Зомзом сделал быстрый шаг вперед, по привычке издавая зубами скрежещущий звук.
Зомби не любил двигаться быстро.
Некромант содрал с него широкополую шляпу и сказал командиру:
— Посмотрите ему в глаза, Глейн. Посмотрите внимательно.
Мужчина подался вперед, и улыбка сошла с его лица. Вместо этого появилось отвращение.
— Давно хотел глянуть, что у него под шапкой. Ух, и неприятный же у вас слуга. Собственно, под стать хозяину. Вы где его нашли? Хотя какое мне дело? Этот балаган пора заканчивать. Вот что я вам скажу, уважаемый граф…
Рейв вздохнул и закатил глаза. Затем, не слушая больше командира стражи, быстро прошел в соседнюю комнату и вывел оттуда одного из воинов.
— У тебя есть семья, парень? — спрашивал он на ходу. — Девушка?
Молодой мужчина в легкой форме новобранца отрицательно качал головой.
— Престарелая мать, за которой некому ухаживать? — продолжал некромант.
— Ну, у меня есть…
Дверь в соседнюю комнату уже плотно закрылась, и Рейв не стал дожидаться, пока парень договорит. Он достал из-за пояса кинжал, украшенный черными самоцветами, и, быстрым движением отклонив голову гвардейца, перерезал ему горло. Алые струйки брызнули на оружие, которое играло скорее декоративную роль, чем защитную, полились на пол. Юноша, падая, захрипел, захлебываясь собственной кровью.
— Какого лешего вы творите?! — закричал Глейн, выхватывая меч из-за пояса и уже замахиваясь, чтобы пронзить Рейва.
Но некромант не двинулся с места. Он недовольно сжал губы в линию и щелкнул пальцами, не сводя взгляда с командира стражи. В ту же секунду новобранец, что лежал на полу уже бездыханным, протянул вверх руку и истошно захрипел.
Глейн замер, лишившись дара речи. Он побледнел, а рука, сжимающая рукоять меча, начала подрагивать.
— Десмер, ты жив? — тихо прошептал он.
Но парень на полу продолжал хрипеть, медленно поднимаясь на ноги.
Зомзом склонил голову набок, прекрасно представляя, что значит не иметь возможности сказать ни слова. А еще он то и дело косился по сторонам, наблюдая за колдовством хозяина. Ему нравилось следить, как по воле некроманта сумеречная магия начинает двигаться словно живое существо, повинуясь каждому желанию создателя.
Только сейчас это существо становилось все страшнее, а Зомзом никак не мог подобрать ему имя, видя перед глазами смутные образы прошлого и вспоминая что-то очень важное, что объяснило бы происходящее.
Но вдруг перед глазами мелькнула вспышка озарения. Картинка начала складываться, как старый пазл.
Джейк Эридан Кастро-Файрел. Король Альденора. Он взошел на трон на тридцать пять лет раньше Рейва. И корона досталась ему не по наследству. Ветвь Эриданов была побочной в королевском генеалогическом древе. Однако Джейку повезло. Его троюродный брат погиб, не оставив ни потомков, ни прямых наследников. И тогда на трон взошел он, первый Эридан, который вошел в историю как Джейк Злая Голова.
Жестокий тиран и неплохой некромант, он любил казнить слуг и своих рыцарей особым способом. При жизни он заражал их Тьмой, позволяя всем вокруг наблюдать, как человек заживо превращается в нежить. Сил, чтобы удержать большое количество мертвых в подчинении, у него не было, а потому, как только провинившиеся перерождались, он приказывал сжечь их немертвые тела.
Ко всему прочему Джейк оказался довольно слабым правителем, хотя и хитрым. Это привело к тому, что его сверг один из сильнейших друидов того времени — Свен Шерран Кастро-Ларет. Он-то и стал следующим королем Альденора. И тем самым, которого убил Рейв.
В то время Рейв Эридан говорил, что восстанавливает справедливость, ведь он являлся прямым наследником Джейка Эридана, сверженного законного короля. И определенная часть дворян даже поддержала обделенного внука.
Однако через некоторое время оказалось, что Рейв стал еще более страшным повелителем, чем его дед. Потому что в отличие от последнего Рейв был не только невероятно умен, но и чрезвычайно силен. Он не издевался над своими приближенными, но хладнокровно разменивал живых солдат на мертвых. Он начинал войны, не страшась жертв. Не считая трупов солдат. Ведь каждый погибший пополнял другую его армию, армию мертвых.
А простым людям не нравилось, что рядом с ними постоянно находятся сотни созданий Тьмы. Их это пугало, повергало в настоящий ужас. Рейву же было плевать. Он был истинным королем мертвых.
И вот тогда постепенно начали ходить слухи, что вместе с некромантией в семействе Эриданов кочует проклятие, наполняющее темных колдунов этого рода нечеловечески хладнокровной жестокостью. И чем сильнее становился Рейв, тем сильнее в нем говорила его кровь.
— Десмер, — повторил в это время командир стражи, заглядывая в глаза своему бывшему подчиненному.
Зомзом перевел взгляд на парня рядом, отчетливо видя, что перед ним мертвец. Его анарель был опутан Тьмой. Она курсировала по венам, составляя саму жизнь нового зомби.
Новобранец прохрипел что-то в ответ, загородив своей грудью некроманта.
Рейв же спокойно отошел в сторону и сел на край стола. Его взгляд был холоден и бесстрастен.
— Он не сможет ответить. Увы, — бросил он. — Я же перерезал ему горло.
— Это что… Десмер теперь… нежить? — прошептал командир и попятился назад.
Меч выпал из его дрожащей руки.
— Именно. Как и мой слуга. И как сотни мертвецов на кладбищах Ихордаррина, — нетерпеливо повторил Рейв, нахмурившись.
Он поднял ладонь, разглядывая, как липкий алый багрянец течет по его руке. Он испачкал пальцы, пока убивал стражника, и теперь невозмутимо искал, чем бы вытереться.
Тьма вокруг клубилась змеиными кольцами.
Зомзом инстинктивно отошел на шаг назад. Он чувствовал, что это не та Тьма, что обычно витает в воздухе, безучастная и спокойная. Это было жадное марево из глубин Сумерек, питающееся человеческими смертями и болью. Зомби вспоминал имя этой Тьмы. Искал и не мог подобрать.
— Неужели вы намереваетесь их всех оживить? Это же невозможно, — буркнул командир стражи, и уверенности в его голосе теперь не было ни капли.
— Они уже живы, господин Глейн, — улыбнулся некромант. — Им осталось лишь встать и прийти.
— Но они лежат в стальных гробах!..
— Да, это проблема, — пожал плечами Рейв. — Вы зрите в корень, господин Глейн. Именно по этой причине они до сих пор не стоят у ворот замка. Мне нужно больше силы. Но я добуду ее, не сомневайтесь. Совсем скоро. И тем хуже для вас, потому что мне придется поднять не простых зомби, а кого-то посильнее. Кого-то, кто сможет преодолеть стальную клетку. Думаю, это будут гули и стрыги. Может, даже пара сотен драугров.
Командир побледнел, падая на стул и не сводя взгляда со своего страшного собеседника.
— Пять с половиной тысяч мертвецов?.. — повторил он нервно. — А как же защитные жезлы?
Рейв усмехнулся и нетерпеливо взмахнул рукой, указав на двух зомби.
— Точно так же, как и в этом дворце. На нежить, подчиняющуюся некроманту, не влияют эти заговоренные игрушки. Я скажу вам по секрету: в них нет настоящей силы. Лишь охранные символы. Это как пугало для птиц. Оно работает ровно до того момента, пока птица не поймет, что соломенная голова ей ничего не сделает.
— Но… — Больше мужчина не смог из себя ничего выдавить.
А Зомзом тем временем прикрыл глаза и размышлял, опутанный пологом мрака, стелющимся вокруг непроглядным плащом.
Рейв явно был не тем, что прежде. Даже не тем, что еще пару дней назад. Что-то в нем изменилось. И мертвец физически ощущал страх начальника гарнизона Файрела. Его ужас витал в воздухе, напитывал жадную Тьму.
Более того, некромант тоже видел, что командир стражников напуган до заикания, и ему это явно нравилось. Нравилось, потому что наконец-то старые планы начали претворяться в жизнь.
Сумеет ли Глейн принять меры, чтобы остановить его? Или уже поздно?
Зомзом был склонен считать, что поздно. Мышление у него в голове было развито недостаточно хорошо, чтобы понять все нюансы. Предполагалось, что рационализма мертвеца должно хватать лишь на выслеживание жертвы и просчет траектории ее побега.
Но все же Зомзому мозгов хватало на гораздо более сложные задачи. И сейчас он представлял своего хозяина черной плесенью, неотвратимо распространяющейся по Файрелу. До поры до времени этой плесени совсем не видно. Но рано или поздно она распространяется на все вокруг, и тогда от нее нет спасения.
— Кто вы? — вдруг тихо, едва слышно прошептал начальник тюрьмы, отрешенно глядя на некроманта и двух мертвецов, послушно стоящих рядом. С одного из них все еще капала кровь, а он собирал ее пальцем и слизывал.
Губы Рейва растянулись в торжествующей улыбке. Он знал, что победил. Теперь и Зомзом это видел: ведь гарнизон Файрела отныне будет принадлежать только ему.
— Меня зовут Рейв Эридан Кастро-Файрел, — повторил некромант, неторопливо сворачивая бумаги на столе. — Но вы можете звать меня «граф Эридан».
В этот момент из стены незаметно выплыло пугающее белесое марево. Оно материализовалось прямо за спиной командира стражи. Рваные одежды колыхались в воздухе, костлявые руки торчали из-под широких рукавов.
По комнате распространился холод. Зомзом не чувствовал его, но он заметил тоненькую волну пара, выходящую изо рта Глейна, глаза которого вдруг стали еще больше.
Начальник стражи медленно обернулся и застыл, с каждой секундой бледнея все сильнее. Его лицо уже начало отливать синевой, и мертвец в самом деле решил, что сердце командира вот-вот остановится.
— Не обращайте внимания на Могильную Тень, — с улыбкой проговорил некромант, вставая. — Этот призрак здесь для того, чтобы напоминать вам о нашем разговоре. И не более того. Надеюсь, он не испортит ваш сон.
С этими словами мужчина развернулся и уже собрался покинуть казармы. Но Глейн окликнул его, не давая уйти:
— Если вы оставите со мной эту тварь, я ни на какие условия не пойду! — крикнул он что было сил, отчаянно трясясь, но все же выплескивая свой гнев, смешанный с ужасом.
Рейв неторопливо повернулся к нему. На его лице не отразилось ни одной эмоции. Каменная маска, на которой горели лишь глаза.
И одновременно с этим движением плащ мрака всколыхнулся вокруг него, хлопнув в воздухе, как крылья огромного дракона. А затем вдруг облако Тьмы превратилось в голову зверя. Оно открыло пасть и издало громкий, сводящий с ума рык.
Это был голос ярости некроманта. Но Глейн не слышал ни звука. Лишь оба зомби дернулись, отшатнувшись назад, словно от самой смерти.
В этот момент Зомзом вспомнил имя, крутившееся у него на кончике чужого языка. Он вспомнил Тьму, которая преследовала весь род Эриданов, превращая их в кровожадных убийц.
Равных этому проклятию не существовало в мире, потому что оно было врожденным. И звалось оно «Голод мертвых».

 

Ангелина

 

К обеду я наконец сумела отодрать себя от кровати. Завтрак и обед мне принесли прямо в покои, чем несказанно удивили, смутили и, чего греха таить, обрадовали. Вкусно покушать я тот еще любитель. Тем более в жизни мне не так уж и часто выпадал шанс порадовать животик жареными помидорами в креветочном соусе, свежеиспеченным хлебом с подсолнечными семечками и свежевыжатым соком драконфрукта. И это была только первая часть трапезы! Сперва я даже подумала, что омлет с баклажанами и острыми колбасками, ароматная выпечка и несколько апельсиновых муссов — это порция на двоих. Для меня и Рейва. Но оказалось, что граф Эридан давно позавтракал.
В обед история повторилась, и я снова была счастлива как никогда. Как мало, оказывается, нужно для радости приемной дочери горшечницы — всего пара булочек и тарелка вкусностей. Хорошо, что Рейв меня не видел. Точно счел бы оголодавшей деревенской простушкой.
В общем, после полудня я наконец пришла в себя. Стоило мне умыться, одеться и немного привести себя в порядок, как в двери постучали. А затем комната стремительно наполнилась целой делегацией местных лекарей и магов.
— Как вы себя чувствуете, госпожа Вальбур? — спрашивали они со всех сторон.
Двое мужчин в строгих мантиях протянули руки, намереваясь пощупать меня и заглянуть в рот. Я же усердно старалась этого избежать.
— Голова кружится? Возможно, болит что-то? — спрашивал маг в темных одеждах. — Может быть, возле сердца или солнечного сплетения?
Он смотрел на меня, слегка прищурившись, и явно чего-то ждал.
— Спасибо, у меня ничего не болит, — ответила я, уворачиваясь от медицинского зеркала, которое другой маг старался запихнуть мне в рот. — А что вообще происходит?
Оба колдуна, стоявших впереди, переглянулись, сдвинув брови.
— Вчера вы подверглись воздействию сильного проклятия, — ответил один из них. — Мы хотели бы знать, велики ли последствия.
— Я просто упала в обморок, — недоверчиво протянула в ответ. — Какое еще проклятие?
Колдун в черном, очевидно некромант, скривил губы в усмешке.
— Вам так граф Эридан сказал? Очень заботливо с его стороны. Вероятно, он не хотел вас расстраивать. Но правда в том, что вы были прокляты. И нам неизвестен способ, которым такое проклятие можно излечить. Полагаю, что, если бы не ваш жених, сейчас вы были бы уже мертвы. Теперь понимаете, насколько важно знать, что на самом деле произошло?
Я хмурилась все сильнее.
Значит, на меня кто-то напал?
— Неужели любой колдун может вот так просто взять и убить человека? — пораженно спросила я.
— Конечно, нет, госпожа, — ответил друид. — Как правило, все проклятия до пятого уровня можно отследить. Определенным образом они указывают на создателя. И снять их воздействие тоже не составляет труда. Но магия выше этой ступени крайне сложна и энергозатратна. И использовать ее могут единицы. К моему прискорбию, вы стали жертвой именно такого воздействия.
— И меня спас Рейв?
— Именно. Так вы разрешите себя осмотреть? — прибавил лекарь, стоявший поблизости.
— Думаю, вам лучше узнать механизмы работы этой порчи у графа Эридана, — все еще пораженно говорила я. — Мне нечем вам помочь.
Маг в зеленых одеждах кивнул:
— Я вижу, что жизненная сила госпожи Вальбур вполне гармонизирована. Нам тут делать нечего. Лучше и впрямь воспользоваться советом и выспросить все у графа. У нас не так много времени, господа.
— А что случилось? — занервничала я, почувствовав, что произошло еще нечто важное.
— Конечно, вы же не знаете, — протянул некромант. — Ее светлость герцогиня Рендан сегодня утром тоже оказалась поражена порчей. Только уже совсем иной, более сильной. Граф Эридан вызвался помочь. Так что теперь мы все очень надеемся, что ее светлость скоро поправится.
В этот момент дверь в покои резко распахнулась, и на пороге появился король.
Вся толпа незваных гостей тут же раболепно согнула спины.
Я последовала их примеру лишь через пару секунд, когда до меня наконец дошло, что отец и правда здесь.
Может, он волновался? Может, он все же знает, что я его дочь?
В голове крутилось так много мыслей, но эмоции глушили голос разума.
Герхард Айрис выглядел мрачным как туча. Серо-стальные волосы, подернутые сединой, были убраны назад в хвост. На голове блестела тонкая корона.
— Госпожа Вальбур! — позвал он, заканчивая приветствия. — Так значит, новости и впрямь правдивы. Вы излечились от проклятия?
Я несмело улыбнулась, скрывая волнение.
— Да, ваше величество. Благодарю за беспокойство. Со мной все в порядке.
— В самом деле? — Король посмотрел на своих колдунов. — Никаких следов порчи не осталось?
— Никаких, ваше величество.
— Удивительно! — воскликнул Герхард и выдохнул, с облегчением потерев брови.
Сердце подскочило к горлу. В этот момент я даже успела подумать, что он и впрямь волновался обо мне.
Глупая гусыня.
— Значит, есть шанс, что граф Эридан сможет помочь и моей Ливии, — проговорил король и устремил беспокойный взгляд в пол.
Лекари и маги тут же начали вещать во все голоса, что герцогиня Рендан, несомненно, вот-вот поправится.
А я поняла, что беспокоился он не обо мне, а о своей невесте.
Что ж. Это объяснимо, ведь правда? Отец не знает, кто я на самом деле. Тогда и расстраиваться нет смысла. Жаль, а я-то надеялась…
— Хорошо. Да, конечно, — пробубнил в ответ своим мыслям Герхард, а потом посмотрел на меня и бросил: — Выздоравливайте, Ангелина.
И вылетел из помещения, как ужаленный в зад барсук.
Я глубоко вздохнула, стараясь не думать больше об этом человеке.
Через несколько минут незваная делегация покинула мои покои, а я смогла немного успокоиться. Впрочем, первая мысль, которая пришла на свежую голову, — это навестить герцогиню Рендан.
Маги говорили, будто Рейв подписался снимать проклятие с невесты моего папочки. Возможно, некромант и сейчас там.
Честно говоря, с Ливией встречаться совсем не хотелось. После королевского ужина у меня появилась к ней такая стойкая антипатия, что я предпочла бы и вовсе никогда больше не видеть эту женщину. Более того, мысль о ее проклятии, стоит признать, меня даже немного порадовала.
Ужасный я человек! Но, надеюсь, Ливия все же быстро поправится, иначе меня загрызет чувство вины. Ведь я пожелала зла ни в чем не повинной женщине только за то, что она была груба со мной.
Именно об этом я размышляла, направляясь к покоям герцогини. А Рейв и впрямь оказался там. Он стоял у изголовья кровати и делал какие-то пассы руками.
Довольно забавно было следить за сосредоточенными движениями мужчины после его слов о том, что некромант не способен лечить. И вот ведь — стоит и лечит. Пусть даже магическое заболевание. Надо будет непременно пошутить на эту тему. Обязательно вставлю шпильку в разговоре с ним.
По обеим сторонам от Рейва стояли маги, лекари и обычные дворяне. Они внимательно следили за движениями некроманта. Кто-то даже писал что-то в блокнот.
А герцогиня Рендан выглядела ужасно. Половина лица была распухшей, нижняя губа оттопырилась, по подбородку текла слюна. У нее почти не двигались руки, а пальцы казались нервно вывернутыми. Во многих местах на коже виднелись кровавые язвы.
Жалость к ее состоянию почти сразу же пересилила обиду. Но стоило мне посмотреть на женщину, как я поймала ее ответный взгляд. И вот тут-то случилось странное.
Довольно спокойная прежде герцогиня начала что-то рычать, шевеля огромными варениками вместо губ. Она смотрела прямо на меня и, похоже, хотела показать пальцем. Но руки не работали.
Я инстинктивно сделала шаг назад, чувствуя, как страх сковывает сердце.
Ливия все рычала и рычала. В голос добавлялись хрипение, скрипы и визги. Но ни единого слова. Через мгновение она уже кричала.
В эту секунду Рейв провел ладонью у нее надо лбом и замер, громко проговорив что-то на эшгенрейском.
И, дохлые шишиги, произношение у него было гораздо лучше, чем у меня!
Но дело, собственно, было не в этом. Ливия тут же начала успокаиваться! Затем Рейв положил ладонь на лоб женщины, и она мгновенно закрыла глаза, послушно засыпая.
— Все, господа, — громко бросил некромант. — Ее светлость погрузилась в сон. Ее организм будет отдыхать и бороться с колдовством. Первый этап пройден, она будет жить. Но пока сроков по снятию проклятия я озвучить, к сожалению, не могу. Положение все еще очень тяжелое.
Некоторое время присутствующие задавали вопросы, пока какой-то маг не вытолкал всех в коридор. Ведь герцогине нужен был покой!
Но и тут некромант будто бы вел семинар по магии. Он уже отыскал меня взглядом в толпе и теперь едва заметно улыбался. Я видела, как его губы шевелятся, отвечая на очередной вопрос, но глаза при этом смотрят только на меня.
Когда народ наконец расступился, позволив нам подойти друг к другу, некромант обхватил меня за талию и тихо шепнул на ухо:
— Как насчет прогулки у озера? Сбежим прямо сейчас?..
Назад: ГЛАВА 16
Дальше: ГЛАВА 18
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий