Не буди короля мертвых

ГЛАВА 16

Рейв

 

«Проклятье. Ангел…». — Это последнее, что он успел подумать, прежде чем ему на руки упала бесчувственная девушка. Умирающая. Истаивающая на глазах снежинка.
Рейву не нужно было менять фокус зрения, чтобы видеть сумеречные потоки. Чтобы понимать, что произошло. Но заранее проклятие он, увы, заметить был не способен. Человеческие глаза для этого не созданы, если, конечно, это не измененные глаза нежити.
Поэтому, как только порча вступила в силу, черный паук на солнечном сплетении девушки предстал перед Рейвом во всей красе.
Сейчас некроманта с Ангелиной со всех сторон обступали люди. Они шумели, пытались давать советы и звать врача. Рейв не обращал внимания ни на кого. Дело шло на секунды. Или он остановит действие порчи, или оно заберет жизнь Ангелины.
Король мертвых неплохо разбирался в проклятиях. В свое время он сам создал множество заклинаний, которые было почти невозможно снять. Как просто иной раз коснуться человека в беседе, отметив его каплей яда или слюны. А может быть, пепла или крови. И спустя отведенный срок жертва сама уйдет в мир иной, оставив своему убийце свою силу, которую можно забрать. Впитать. Присвоить.
Сейчас некромант видел перед собой нечто очень похожее. Заклинание, превратившееся в голодного монстра, было выполнено мастерски. Почти сразу Рейв убедился, что его невозможно просто снять. Это была порча, сделанная на крови и боли. Она требовала колоссального выброса магии. Такого количества силы анарель простого человека просто не мог вместить. А значит, таинственный злоумышленник тоже промышлял убийствами ради могущества. Как и король мертвых когда-то.
Но сейчас Рейву было не до этого. Он стиснул зубы, держа ладонь на груди Ангелины. Стараясь впитать в себя ту часть Тьмы, которая держалась на девушке наименее прочно.
Две лапки паука отделились от плоти и исчезли. Сработала погрешность магии неизвестного колдуна, его небольшой опыт. Рейв бы такой ошибки не допустил. Если бы ему нужно было создать сумеречного паука, то каждая из его лапок вгрызалась бы в плоть намертво.
Но сейчас он был благодарен, что не все некроманты такие же изощренные, как он.
Впрочем, на этом успехи закончились.
Король мертвых с силой дернул за нить, связывающую его с зомби, заставив того чуть ли не вприпрыжку бежать через толпу.
— Ой, ах! — возмущались напомаженные дамы и мужчины в накрахмаленных париках. — Что такое? Что вы себе позволяете?
— Это мой слуга, он должен помочь, — резко бросил Рейв.
И гости немного поутихли.
— Граф, за лекарем уже послали, не пережива…
— Лекарь не поможет, это проклятие, — бросил он, вызвав волну нервного шепота.
— Зовите придворных магов! — крикнул кто-то сбоку.
Ангелина становилась все бледнее. Губы приобрели насыщенный синий цвет.
Как только Зомзом приблизился, Рейв вырвал из его уже протянутой руки свою цепочку и вдохнул в нее активирующую Тьму.
Рубиновые глазницы в маленьких черепах вспыхнули одновременно в браслете некроманта и в ожерелье девушки.
Кто-то за спиной то ли испуганно, то ли восторженно ахнул.
Ангелина вздохнула и стала дышать чуть ровнее. Проклятие замедлило свое действие. Теперь оно будет пытаться высосать силу не из человеческого тела, а из артефакта, а это не так-то просто сделать. Металл гораздо менее податливый материал, чем плоть. Однако рано или поздно сила закончится и в нем. Тогда паук убьет Ангелину.
— Молодец, — прошептал Рейв одними губами.
Зомзом определенно понял, что слово было адресовано ему. Мертвец собрал достаточно силы, чтобы девушка протянула до завтрашнего утра. А это значит, у некроманта будет время придумать выход.
В этот момент к ним подошел сам король. Спустился с платформы для церемонии вместе с Ливией и, нахмурившись, предложил помощь.
— Придворные медики вот-вот прибудут, — продолжил он, сжимая руку своей невесты.
Ливия приложила ладошку ко рту и испуганно охала:
— Как же так!
— А вот и наши маги, — тем временем проговорил Герхард. — Уверен, они во всем разберутся.
Рейв наконец позволил себе вздохнуть свободнее. Ангелина не приходила в себя, но теперь он не боялся за ее жизнь. По крайней мере, в ближайшие сутки. Поэтому он спокойно выпрямился и позволил колдунам самого короля осмотреть девушку. Через пару минут они повторили то, что он уже сказал и так:
— Это магическое воздействие, ваше величество. Проклятие большой силы.
Колдун в дорогой черно-серебряной мантии с какими-то медалями на плечах удрученно покачал головой. Рядом с ним стоял точно такой же волшебник, но в зеленых одеждах. Он раскинул руки над телом Ангелины, и из его ладоней полилось лимонно-желтое свечение.
Спустя время он тоже покачал головой.
— Удивительно, как она еще жива, — проговорил маг.
Рейв бегло осматривался, чтобы понять, как реагируют окружающие на это заявление.
Дело в том, что распознать того, кто наложил темные чары, было невероятно сложно. Механизм создания порчи совсем не похож на подъем мертвецов. То есть некроманта с плодом его «трудов» ничто не связывает. Достаточно единожды произнести заклинание, и оно начинает жить своей жизнью.
Однако Рейву и не требовались эти нити. Не искал он и способа наложения чар. Как только Ангелина упала в обморок, мозаика в его голове начала складываться.
Сегодня утром перед самым выходом из особняка Рейв обнаружил, что у него из кармана пропал платок, на котором оставалась кровь девушки. Сперва он решил, что это случайность и платок выпал где-нибудь на улице, пока он дрался с двумя грабителями. До боли простое и логичное объяснение. И лишь сейчас стало ясно, что оно было ошибочным. Ведь Рейв знал: сумеречный паук требовал для создания именно крови. А значит, кто-то украл платок целенаправленно. Впрочем, даже если бы Рейв еще вчера обо всем догадался, предотвратить страшный исход было бы невозможно. Даже сам создатель проклятия уже не способен остановить его действие после того, как заветные слова сказаны.
Теперь Рейву оставалось лишь найти способ нейтрализовать магию, а после самому найти колдуна. Или признать поражение. Но последний путь был явно не для короля мертвых.
Поэтому сейчас некроманте острым вниманием рассматривал выражения лиц всех присутствующих. Он искал того, кто мог забрать платок. И, стоило отметить, у него был лишь один вариант ответа на этот вопрос.
В какой-то момент он повернул голову к своему зомби. Тот мирно стоял рядом, сложив руки за спиной, будто ему так же интересно, что здесь происходит, как и остальным. Необычная широкополая шляпа частично скрывала его пугающее лицо. Но сейчас Зомзом поднял голову и с мрачным любопытством, которое может быть присуще только мертвым, переводил немигающий взгляд с Ливии на Ангелину и обратно.
— Мы будем ежечасно следить за ней, но не обещаем вам ничего, граф, — в это время покачал головой королевский некромант. — Такие проклятия не поддаются снятию.
— Я могу поддерживать ее силы, — вставил королевский друид.
Рейв поднял на него взгляд, в котором не проскочило ни капли эмоций.
— Благодарю, я кое-что понимаю в проклятиях. Думаю, справлюсь сам. Но и от помощи не откажусь.
Теперь уже маги с удивлением переглянулись.
— Будем рады, — коротко ответил королевский друид.
Затем его величество предложил переправить Ангелину прямо в замок, чтобы быть ближе к лекарям и магам. Да и самому Рейву, как оказалось, было бы неплохо поселиться там же.
— Благодарю, ваше величество. И простите, что церемония вашей помолвки закончилась вот так.
— Ну что вы, граф! Разве в этом есть ваша вина? — неожиданно ответила Ливия, звонко охая и всхлипывая. — Надеюсь, бедняжка поправится! Она мне так понравилась!
Будущая королева схватилась за сердце, и Герхард тут же обнял ее, порекомендовав не волноваться.
Рейв ничего не ответил, все это время не сводя тяжелого взгляда с Ливии. Потом поднял Ангелину на руки и понес в новые покои, отказавшись от услуг медбратьев. Сердце девушки билось ровно, а цепь черепов исправно отдавала свою силу. Как и положено, медленно.
Когда толпа схлынула, а в новых комнатах они втроем с зомби остались одни, Рейв повернул голову к Зомзому и спросил наконец то, что вертелось на языке уже давно:
— Это сделала Ливия?
Мертвец поднял голову. Из-под широкополой шляпы блеснули неподвижные глаза.
Зомби медленно кивнул.
— Ты видел платок с кровью Ангелины?
Снова кивок головы.
Внутри некроманта вспыхнула волна ярости. Казалось, в комнате дрогнул воздух, когда Тьма неожиданно завибрировала.
Файрел чувствовал гнев хозяина.
— А какого дохлого дракона ты не сказал?! — рявкнул Рейв, одним махом едва не развеяв нежить в пыль. Остановился он лишь в последний момент, когда понял, что пропажа слуги после всплеска сумеречной магии может вызвать вопросы.
Зомзом дернулся, словно испытав прилив страха. Затем открыл рот и потыкал пальцем в черный провал.
Рейв поморщился.
— Оставайся здесь и никого не пускай без меня, — приказал некромант, уже разворачиваясь к двери. — Даже друидов. Вернусь к вечеру. И надеюсь, тогда ничья помощь нам уже не понадобится. В обратном случае…
Некромант запнулся. Думать об этом совершенно не хотелось. Внезапно, когда перед ним нарисовалась страшная перспектива смерти Ангелины, он вдруг понял, что не хочет ее терять. И чтобы сохранить ей жизнь, готов на невозможное.
До ночи было еще далеко, и Рейву предстояло совершить очень многое. Некроманта беспокоило лишь то, что его действия могут привлечь лишнее внимание. А потому ему пришлось изрядно постараться, чтобы выглядеть незаметным. Он выпросил у конюха старый плащ, который надежно скрывал и его одежду, и лицо, а затем направился на окраины Ихордаррина.
Сперва он отправился в самый злачный район столицы и без особого труда обнаружил там грязный наркоманский притон. Вообще было странно, что в черте города нашелся целый квартал бедняков. Казалось бы, рядом с замком и дорогими особняками знати, с богатством и роскошью, нищим здесь делать было нечего. Но в реальности все оказалось совсем не так. И Рейву это было лишь на руку.
Сев за столик в самом конце задрипанного трактира, некромант некоторое время осматривался. Разглядывал пьяных завсегдатаев, которые уже к обеду находились в совершенно невменяемом состоянии. Искал тех, кого не будут искать. Пара звонких монет позволила ему развязать рот трактирщику, и уже через несколько минут он прошел в скрытый от глаз притон, расположенный под зданием.
На первый раз он решил действовать незаметно. Чтобы тщательно осмотреть все помещение, ему потребовался час. За это время он успел словно бы случайно вломиться в каждую дверь, проверяя, нет ли где достаточно сильного некроманта, который смог бы обнаружить плоды его работы.
К сожалению, один оказался. Какой-то тощий прощелыга с ворохом кинжалов, торчащих из-за пояса. Его анарель буквально фонил силой.
Рейв прикинул степень опасности и невозмутимо прошел в общую комнату, где посетители заведения вдыхали из трубок наркотические порошки и пили алкоголь подозрительного зеленого цвета. Рассчитав, что местный колдун вряд ли способен ощутить заклятия выше шестого уровня, король мертвых начал призывать Тьму.
Для верности он выбрал проклятия восьмой ступени. Такой силы магию точно будет сложно обнаружить. К сожалению, подобные формулы требовали особого материала для активации: волос, крови, слюны. А потому еще час он потратил на то, чтобы создать достаточно незаметную иглу из концентрированного мрака. Остальное было лишь делом техники. Не вполне вменяемые посетители притона почти не замечали, как странный незнакомец, проходя мимо, сквозь одежду незаметно укалывал их, оставляя на них нити Тьмы.
И все же одного человека некроманту пришлось убить собственными руками. Это был низенький худой мужчина, который, плотоядно облизываясь, тащил с собой в каморку ревущего мальчишку. Он на ходу развязывал веревки на брюках, одновременно толкая ногой дверь. Рейв не стал отмечать его проклятием. Он тенью проскользнул следом и, не говоря ни слова, разрезал удивленному мужчине горло от уха до уха. Вырвал язык, которым тот так отвратительно облизывал губы, и на глазах у все еще живого хрипящего извращенца завернул трофей в платок.
— А что? — невозмутимо спросил некромант, засовывая кусок мяса в карман. — Тебе он больше все равно не понадобится.
Мальчишки тут же и след простыл. Но его судьба уже не волновала Рейва.
Он с отвращением вытер испачканные в крови руки и покинул притон, где осталось порядка двадцати человек, зараженных смертельными проклятиями. В основном это были воры и грабители вроде тех, что напали на него прошлой ночью. Но находились там и простые люди, опустившиеся из-за нищеты или слабого характера.
Рейву не было жаль ни тех, ни других. Что-то внутри него неприятно шевельнулось, когда уже поздно вечером по дороге домой он ощутил, что первая из его магических жертв скончалась. Мощный поток Тьмы, отравленный человеческим страхом смерти, прошел сквозь него, наполняя анарель, растягивая его и временно увеличивая колдовской потенциал. В течение следующего часа придет сила и остальных. Но муки совести не грызли некроманта. Что-то внутри него знакомо пульсировало и, похоже, радовалось, что король мертвых решил вернуться. Что он больше не мертв.
Ночью, когда Рейв снова оказался у постели Ангелины, он уже не беспокоился за ее жизнь. Осторожно сел рядом на кровать и коснулся бледного лица.
— Не бойся, малышка, — шепнул он и тихо добавил, положив руку на центр проклятия: — Hierde…
Сумеречная магия подчинилась мгновенно. Огромный поток Тьмы хлынул через его сердце, выплескиваясь в ладони и утекая дальше, срываясь с кончиков пальцев и погружаясь в паука на груди Ангелины.
Анарель короля мертвых за этот день невероятно вырос, превратился в мощный водоворот черной силы, способный пропустить через себя лавину Тьмы. И замок Файрел в этом лишь помогал.
Сперва у паука отвалились лапки, истлели, словно сталь, поеденная ржавчиной, а затем вовсе исчезли, увлекая за собой и ненасытное брюшко проклятия.
Наконец маленькая некромантка вздохнула. Глубоко и легко, словно не находилась в тяжелом обмороке на грани смерти, а просто безмятежно спала. Сумеречные черепа на ее шее сверкнули алыми глазницами и потухли. Их помощь больше не требовалась.
Губы Рейва дрогнули, словно он хотел улыбнуться. Но лицо так и осталось неподвижным. Он все еще был зол. Но, конечно, совсем не на несчастную девочку с волосами цвета стали.
Некромант протянул руку и зарылся пальцами в темно-серебристые пряди. Только сейчас он заметил, что ее волосы распущены. Девушка была в том же платье, что и утром, но прическа оказалась расплетена.
Рейв посмотрел на зомби, приподняв бровь. Задавать вопросов не пришлось. Зомзом совсем по-человечески пожал плечами и протянул мужчине женскую заколку.
— Нежить с фантазией? — мрачно усмехнулся Рейв, забирая украшение, которое покупалось вместе с нарядом. — Так и представляю, как ты сидел и от нечего делать расплетал ей локоны. Неужели у меня хоть раз в жизни получился зомби, страдающий от скуки? Это почти по-человечески.
Некромант вздохнул, скептически оглядывая неподвижного мертвеца, и наконец спросил:
— Ты хорошо охранял нашу малышку?
Зомзом поспешно кивнул.
— Ладно. У меня есть для тебя подарок.
С этими словами он достал из кармана пропитавшийся кровью платок и вынул из него холодный человеческий язык.
— Открой рот.
Зомби послушался, разевая черный пустой провал.
Некромант приложил язык к глотке мертвеца и прошептал:
— W’ies ghenre ill rante v’irh…
Зомзом зашипел, словно от боли. А может, это шипела плоть у него в горле. Но уже в следующее мгновение он несколько раз открыл и закрыл рот, громко почавкал и произнес:
— Virhasse.
— Не за что… друг.
Страшные глаза мертвеца сверкнули алым, но он ничего не ответил.
— И не забывай, что для всех в этом замке ты нем, — добавил тихо Рейв и приложил палец к губам.
Теперь он улыбался.

 

Ангелина

 

Понятия не имею, что произошло и как я попала в кровать. Словно вырезали кусок памяти. Просто открыла утром глаза, будто очнулась после долгого сна. Только вот комната была мне незнакома, а праздничный наряд намекал, что я отключилась прямо в одежде.
— Рейв? — произнесла я первым делом, увидев некроманта в шикарном малиновом кресле неподалеку.
Кстати, покои были просто удивительными. В два раза больше прежних, великолепно обставленные, с декоративной резьбой на мебели и рисунками прямо на стенах.
— Рейв, где мы? И какого драугра я делаю в постели в одежде?
Некромант улыбнулся, отставил в сторону чашку ароматного кофе и подошел ко мне. Кровать продавилась под его весом. На этот раз я всеми силами старалась не краснеть оттого, что мы снова рядом на одной кровати. Я же не голая, в самом деле, так чего беспокоиться?
— Малышка, ты упала в обморок, — спокойно ответил он и взял меня за руку.
Мурашки пробежали по спине. Вот вроде бы ничего особенного не происходит, но…
Тьма и Сумерки…
Пальцы скользнули по моему запястью, подушечки, рисуя круг, погладили кожу.
— В обморок? — выдохнула я, не отрываясь от темных, подозрительно хитрых глаз.
— Да, — легко кивнул мужчина и небрежно отбросил назад прядь, упавшую на лоб. — Похоже, перегрелась на солнце. Как ты себя чувствуешь?
Сегодня волосы Рейва были распущены и мягкой волной падали на плечи. Шторы еще не открыли, и в полумраке комнаты пряди отливали синевой, как черный сапфир. Как ночное небо.
Рука сама по себе дернулась, чтобы прикоснуться к ним. Пропустить сквозь пальцы.
Вспомнить, насколько они мягкие.
Но я тут же остановилась, нервно опустив взгляд.
«Как я себя чувствую, Рейв? Как я могу себя чувствовать, если не контролирую собственные порывы? Еще немножко посиди рядом, и я полезу проверять, насколько мягкие у тебя губы…»
И, громко сглотнув, проговорила:
— Похоже, голова еще плохо соображает.
Рейв сдвинул брови и коснулся моего лба. Но как будто чисто для видимости. Потом рука скользнула ниже, и он, не сводя с меня серьезного взгляда, под которым совершенно не хотелось спорить, положил ладонь на грудь.
Сердце забилось ошеломляюще быстро. Стучало прямо под его пальцами, грозя вот-вот выломать грудную клетку.
Я приоткрыла рот и глубоко вздохнула.
От этого движения грудь поднялась, и ладонь еще сильнее прижалась ко мне.
Рейв замер. Темные радужки стали совсем черными. Дыхание на миг прервалось, когда он опустился взглядом к моим приоткрытым губам…
— Ангел?.. — то ли спросил, то ли хотел что-то сказать.
В следующую секунду я скорее почувствовала, чем ощутила, что он вот-вот уберет ладонь. И сразу же обхватила его запястье, заставив удержать руку.
Некромант резко выдохнул, очерчивая взглядом вырез платья, которого касался.
От его вмиг потяжелевшего дыхания у меня потемнело перед глазами.
— Ангел… — повторил он вдруг понизившимся голосом и медленно провел пальцем по кромке декольте. — Малышка…
Но уже через мгновение неожиданно резко повернул голову в сторону и сжал зубы. Словно увидел что-то.
Я посмотрела туда же, но не заметила ничего, что могло бы привлечь внимание некроманта.
— Рейв? Ты там кого-то увидел? — решила пошутить я. Но улыбка получилась вялой и неуверенной, потому что мужчина мгновенно помрачнел.
Он убрал руку и глубоко вздохнул:
— Нет, никого. Я… задумался.
А потом добавил, словно собирался уходить:
— Я уверен, твоя слабость скоро пройдет. Хотя мне, конечно, до лекаря далеко, но, думаю, ты уже в порядке.
Встал с кровати, явно направляясь к выходу. Я едва успела схватить его за руку и, потянув, спросить:
— Рейв, что с тобой происходит?
Ведь я заметила, что такие перемены с ним случаются не впервые. Сперва он улыбается, он беззаботен и даже счастлив. Но уже через мгновение на лице может случайно промелькнуть такая ярость, что пронизывает до костей.
Но, честно говоря, я не рассчитывала на вразумительный ответ. Думала, он отшутится. Кто его знает, что там в голове у семисотлетнего короля мертвых?
Отец Тьмы, все еще не верится…
Но некромант неожиданно повернулся и остановил на мне долгий пронзительный взгляд.
— Спроси что-нибудь попроще, малышка, — ответил он, и в голосе проскочила полынная тоска.
Кажется, на миг мое сердце остановилось. Я сжала его ладонь сильнее, однозначно давая понять, что не отпущу.
— Если спрошу что-нибудь другое, ты ответишь?
Привычная улыбка подернула уголки губ и тут же исчезла. Ну, по крайней мере, я была на правильном пути.
— Обещаю, что постараюсь ответить на каждый твой вопрос.
А большего мне было и не надо.
Я потянула некроманта к себе, снова усаживая его на кровать. Наверняка у меня уже глаза блестели, как у мышки в амбаре с зерном.
— Расскажи о своем детстве, — жадно выдохнула я. — Как ты стал королем мертвых. Не родился же ты им?
Меня разбирало не по-детски.
Рейв усмехнулся, откидываясь назад на спинку кровати. Затем, снова бросив странный взгляд в угол комнаты, начал рассказ:
— В детстве я был самым слабым ребенком в семье. У меня было три брата, которые превосходно владели магией. Все трое были некромантами. Только я один показывал плохие успехи.
— Ты шутишь, — не смогла не возмутиться я. В это было настолько сложно поверить, что я даже рискнула перебить мужчину. — Мне казалось, ты еще с колыбели должен был воскрешать вареную утку в супе матери!
Рейв мягко улыбнулся и покачал головой.
— В детстве у меня было много врагов. Из-за того, что я казался слабее других, меня часто задирали. Девочка, которая мне нравилась, считала меня неудачником, предпочитая одаривать своим вниманием моих недоброжелателей. Но все изменилось, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Я получил возможность обучаться самостоятельно параллельно с практикой у мастера некромантии. Библиотеки выдавали мне любые книги, а достаток семьи позволял купить любые ингредиенты для колдовства. Я много экспериментировал.
Рейв сделал небольшую паузу, снова бросив ледяной взгляд в угол комнаты. А затем невозмутимо продолжил:
— Я читал книги по магии днями и ночами. Тренировался тогда, когда другие спали или развлекались. И к двадцати годам уже был способен сделать столько, сколько не мог и иной магистр. — Некромант улыбнулся и хитро на меня посмотрел: — Однажды тот парень, что задирал меня все детство и в которого была влюблена моя пассия, вызвал меня на дуэль.
— Дуэль? — ахнула я. — Они у вас были разрешены? И чем все закончилось?
Рейв бросил на меня веселый взгляд и продолжил:
— Парень оказался настолько беспомощным, что едва не погиб. Спасся лишь в последний момент, но на всю жизнь остался заикой, который ходит под себя в постель. А моя сила уже не вызывала ни у кого сомнений. В то время на троне еще сидел мой дед. Тоже сильнейший некромант. Он приблизил меня к себе, сделав самым молодым маршалом королевства. И после этого девушка, которую я любил, сама пришла.
Я нахмурилась.
— Та, которая считала тебя никудышным и дружила с твоим врагом? И ты ее принял?
Некромант склонил голову набок, словно задумавшись.
— Она предпочитала силу. Уважала сильнейших. Я могу ее в этом понять и не осуждаю.
Я фыркнула:
— Ты странный. И все же, выходит, это история со счастливым концом?
Рейв повернул голову к окну, явно одновременно проникая взглядом и сквозь шторы, и сквозь время. Затем снова посмотрел в тот злосчастный угол и нахмурился.
— Мне надо идти, малышка.
— Эй, но куда ты? — Я сжала его ладонь, что все еще была в моих руках, и надула губы. Было стыдно за свое поведение, но я надеялась, что сработает.
Однако у Рейва и правда оказались дела:
— Ангел, отдыхай. Мне действительно надо идти, но я скоро вернусь. Нужно научить одного очень самоуверенного человека отвечать за свои поступки…
Большего он мне так и не сказал. Коснулся моего лба, мягко откинув волосы назад, улыбнулся и вышел из помещения.
Назад: ГЛАВА 15
Дальше: ГЛАВА 17
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий