Не буди короля мертвых

ГЛАВА 15

Рейв

 

Сумасшествие. Он сходил с ума, сминая ее губы, целуя, с хищной силой сжимая запястья, останавливая себя лишь в последний момент, потому что Ангелине могло быть больно.
Желание стало невозможно контролировать. Хотелось касаться ее, ощущать под собой, вдавливать своим телом в жесткий диван, чтобы чувствовала, что делает с ним. Чтобы вдыхала его желание, притягивала ближе, шептала на ухо какую-нибудь несуразность. Лишь бы шепотом. Лишь бы скрывая стоны.
Он хотел этого.
Бешено хотел закрыть ей рот, заставить ее замолчать. Чтобы весь этот бред про Ульфрика перестал звучать в воздухе и бесить его, еще сильнее разжигать кровь.
Где граница между яростью и страстью? Где ответ на вопрос: чего он хочет на самом деле?
Заставить ее закричать…
Заставить произносить его имя. Чтобы срывалось с ее губ. Тихо и сдавленно. С зажмуренными глазами и запрокинутой головой. Чтобы выдыхала ему в губы. Чтобы умоляла не останавливаться.
Тьма и Сумерки…
Маленькая, хрупкая как снежинка. Дотронься, и растает. А не дотронуться невозможно.
— Рейв, — тихо прошептала Ангелина.
Сдавленно, сладко. Так, что голова закружилась, а от напряжения в узких брюках стало почти больно.
Некромант закрыл глаза, тяжело дыша. Толкнулся вперед бедрами, медленно надавливая на самые пошлые и чувствительные точки, скрытые нижним бельем и юбкой.
Девушка тихо выдохнула, схватившись за его плечи. Издав едва слышный звук, напоминающий стон. Звук, разорвавший реальность некроманта. Вышибающий последние мысли.
Тьма и отродия Сумерек! Он жаждал ее, как приговоренный последнего желания! Как путник в пустыне — сочного тропического фрукта.
Мало понимая, что вообще происходит, действуя на одних инстинктах, Рейв целовал ее губы. Жадно, страстно, исступленно. Опускался к шее, пьянея от тонкого запаха, который уже так давно стал причиной его постоянного голода. Впитывал ее быстрое тяжелое дыхание, еще плотнее закручивающее гайки безумия.
И в какой-то момент его рука сама проскользнула между ними, медленно, но уверенно двигаясь по женскому бедру, прощупывая каждый сантиметр ее тела, ее горячей кожи. Задирая юбку…
— Правильно, вот так, Рейви!
Как удар в висок — голос Ульфрика Айриса.
Опять.
Рейв глубоко вздохнул.
Остановиться сейчас было сложнее, чем воткнуть самому себе в ногу тупой кинжал. Но долбанный друид прекрасно справлялся с этой задачей.
— Мы же сейчас трахнем девчонку, правда? — проговорил белесый призрак, восседающий в кресле напротив.
Он подпер голову рукой, с интересом наблюдая за происходящим.
И ведь по морде ему не дать, не услышать хруста шейных позвонков, не разбить в кровь его гадкую физиономию.
Рейв распрямил руки, тяжело дыша. Глядя только в темные, замутненные желанием глаза девушки. Рассматривая ее влажные, приоткрытые губы, маленькую жилку на шее, которая пульсировала так быстро, так горячо.
— Ну, давай уже, не медли. Найдешь другую на роль девственного ягненка для заклания, — продолжал друид. — А эту отымей так, чтобы кричала от удовольствия. Или боли. А лучше и то, и другое.
Некромант зажмурился. Слишком яркими были картины, которые он все еще видел перед глазами. Слишком сложно было отказаться…
Потому что он хотел. Хотел послушаться долбанного Ульфрика, по крайней мере, раз в жизни. Или в смерти.
Ангелина облизнулась. Будто дразнила его. Смотрела не отрываясь, продолжая проводить языком сперва по нижней, потом по верхней губе. Замерла, не смея шевельнуться. Лишь полная грудь то поднималась, то опускалась, стянутая не слишком жестким корсетом. Прямо перед его глазами.
«Отец Тьмы, что ж ты делаешь, Ангел?.. Будто не понимаешь, что может сейчас произойти. Что еще немного, и я…»
Он сам не знал, что тогда случится. Сейчас он дышал ею, наполнялся ее запахом так, что кровь в венах закипала. И старался забыть, что рядом находится старый враг.
Да и находится ли?.. Может, это все — лишь безумие. Игра его воспаленного мозга, отравленного семисотлетним пребыванием в могиле. В зубах призрачной саранчи.
«Нет здесь Ульфрика. Никого нет…» — мысленно сказал себе Рейв, выдыхая.
Только он и Ангелина. Только он и ее губы, влажно приоткрытые для него…
Рейв закрыл глаза и снова медленно, ошеломляюще медленно проник в ее рот. Словно пытался прочувствовать каждое мгновение. Каждую секунду.
И девушка вдруг будто расслабилась. Замерла на миг, а затем несмело зарылась в его волосах. Притянула к себе, не отпуская, целуя в ответ. Пытаясь прикусывать его своими маленькими зубками.
Некромант едва не зарычал от этой наивной ласки. Как цепной пес, чуть не сорвавшийся с привязи. Терзающий, кусающий сдерживающие веревки. Чтобы не напугать.
Не уничтожить снежинку.
Ангелина медленно приоткрыла рот, встретившись с его языком. Окончательно сминая волю, разум, мысли. Превращая все вокруг в ураган желания.
— Правильно, лучше трахни и убей ее сразу, — раздался над самым ухом голос Ульфрика. — Пробудим Бьельндевира прямо сейчас, как думаешь? Он уже, небось, соскучился. Ждет не дождется, когда снова сможет распахнуть крылья. Эх, старый друг!
Рейв резко отодвинулся от девушки и, сжав зубы, со всей силы ударил ладонью о спинку дивана. Деревянное основание хрустнуло, но осталось на месте.
— Что… что случилось? — испуганно спросила Ангелина, округлив глаза.
— Прости, прости, малышка, — выдохнул мужчина, вставая. — Я думаю, мы оба сегодня слишком устали. И вряд ли тебе захочется слушать рядом с собой храп семисотлетнего некроманта.
С этими словами он схватил со столика свой камзол, который кинул туда не больше часа назад, и направился к двери, тяжело дыша.
— Рейв! — воскликнула девушка нервно. Почти обиженно.
Мужчина остановился, сжав губы. Ее расстройство болезненно резануло по ребрам где-то внутри. Он повернул к ней голову и, стараясь не смотреть на Ульфрика, маячившего перед лицом, проговорил:
— Ложись спать, Ангел. — Натянутая улыбка еще более искривила маску ярости на его лице, но Рейв старался не думать о том, как выглядит со стороны, и просто договорил: — У меня, оказывается, есть пара срочных дел. Я приду не скоро. Не переживай, спи.
И как можно быстрее вышел прочь.
На самом же деле ему просто нужно было прийти в себя. Рейв не знал, что на него нашло. Какого дохлого дракона он только что творил?
Прохладный вечерний ветерок освежал голову. Возвращал мыслям ясность.
Стоило некроманту выйти из особняка, как призрак Ульфрика исчез, но ярость это не погасило. Рейв был зол. На мертвого друга, на себя, на Герхарда Айриса, на Ливию. На то, что каждую секунду должен думать, как не сдохнуть по-настоящему. Как вернуть к жизни Бьельндевира.
А ему не хотелось. Хотелось просто жить, как обычному человеку.
С другой стороны, король мертвых никогда не был обычным человеком.
Некромант нахмурился.
— Что с тобой стало, Рейв Эридан? — спросил он в пустоту, глядя, как закат окрашивает горизонт за замком в багряно-оранжевые тона.
Город чуть вдали сверкал черепичными крышами, переливался на солнце. Этот Ихордаррин был незнаком мужчине. Все вокруг было чужим. Даже он сам теперь совсем не тот, что прежде.
Обессиленный. Слабый.
Когда-то давно король мертвых не просто мог вместить в себя в сотни раз больше сумеречной магии, чем сейчас. Не просто мог поднимать орды нежити. В той, прошлой жизни Рейв был другим. Бескомпромиссным, жестким, ни на шаг не отступающим от задуманного плана.
Он не боялся убивать.
Теперь же что-то изменилось.
Из многовекового заточения Рейв выбрался почти опустошенным. Вот уже прошло больше недели, а он практически ничего не сделал, чтобы это исправить. Старый Рейв уже давно уничтожил бы пару деревень. Высосал бы без остатка сотню-другую человеческих жизней. А новому Рейву было… жаль их?
Некромант с отвращением передернул плечами. Злость продолжала закипать внутри, бурлить, искать выход наружу. Она заливала взгляд алой пеной, будила в нем что-то давнее, знакомое. Заставляла Тьму вокруг беспокойно приходить в движение.
Когда Рейв добрел до города, выйдя на одну из узких улочек, солнце окончательно скрылось за горизонтом. Ночь наполнила переулки, окрасила каменные дома в мрачные оттенки. Сами собой зажглись магические фонари, бросая вокруг редкие голубоватые блики.
Некромант вспомнил про своего зомби. Нить связи натянулась, давая понять, что они далеко друг от друга. Сейчас мертвец должен выполнять его приказ, собирая эманации боли и смерти в цепь. Мысль о том, что таким образом Зомзом наполняет не только его артефакт, но и тот, что остался у Ангелины, приятно успокаивала. Маленькая некромантка была совершенно никчемной колдуньей. Его подарок должен хоть немного ее защитить.
И вот опять: какая ему разница? Вместо того чтобы убить девчонку, вернуть Бьельндевира и реанимировать собственный виал жизни, он размышляет о том, как защитить малышку.
Глупость.
Но он правда этого хотел.
Рейв устремил взгляд вдаль, ища в тусклом диске луны ответы на свои вопросы, и на миг прикрыл глаза.
Вдруг за спиной раздались тихие шаги. Некромант обладал тонким чутьем: годы в сырой земле не смогли до конца изменить охотника.
А Рейв был охотником и никогда не был жертвой.
Поэтому ему хватило секунды, чтобы развернуться, сделать шаг в сторону, в тень высокого дома, и позволить узкоплечему мужчине прошмыгнуть мимо, споткнуться о выставленную ногу и повалиться вперед. Длинные руки бандита высунулись из плаща, выронив кинжал. Но упавший тут же сгруппировался и вскочил на ноги. Из-за угла появился еще один мужчина, чье лицо было скрыто капюшоном. Он зашел некроманту за спину, рассчитывая перерезать горло. Рейв ударил его локтем в живот, одновременно отводя кисть с оружием, схватил за шею и, наклонив к себе, перекинул через плечо.
Мужчина упал на землю как мешок с картошкой. Зато очухавшийся первый преследователь, подняв кинжал и выставив его лезвием вперед, медленно надвигался на Рейва.
— Отдавай деньги, — прохрипел он низким простуженным голосом.
Некромант склонил голову набок, рассматривая неприятеля. Тускло поблескивающие из-под капюшона глаза. Узловатые пальцы, сжимающие рукоять оружия. Дешевый плащ-хламида и потертые рваные сапоги. Зато движения уверенные и четкие, словно он делал это уже не в первый раз.
— Ты слышал? Выворачивай карманы, щеголь. — Второй мужчина уже встал на ноги и подходил к нему с другой стороны, точно так же угрожая оружием.
Рейв криво усмехнулся. Он не стал отвечать. И не стал звать Тьму. Ему хотелось размять кости. Посмотреть, годен ли он еще хоть на что-нибудь, или после стольких лет в могиле от него прежнего ничего не осталось.
Оба грабителя напали одновременно. Сверкнули лезвия, взметнулись в воздух темные хламиды.
Первым вскрикнул тот, что был ближе. Хрустнула какая-то из костей, и мужчина истошно взвыл.
Следующим ударом некромант вышиб челюсть его товарищу. Хук слева, и на мостовую брызнула кровь из разбитого лица.
— Падаль! — ругнулся кто-то из них, и первый снова ринулся в бой.
Некромант обошел его в два шага, пропустил немного назад. Ударил по руке, отчего мужик выронил кинжал. Затем схватил за шею, с силой сдавив кадык.
Из горла незадачливого грабителя донесся хрип. Он схватился за Рейва трясущимися пальцами, пытаясь отодрать кисть от горла. А некромант в свою очередь все сильнее сжимал руку, уже чувствуя, как вот-вот хрустнет кадык.
Однако в следующую секунду Рейв ощутил резкую боль. Взглянув назад, он увидел второго нападавшего, которого на некоторое время неосмотрительно упустил из виду. Тот воспользовался сложившейся ситуацией и полоснул кинжалом по груди своей жертвы.
Лезвие прошло по ребрам. Скользнуло, рассекая плоть. Отрезвляя болью.
Ярость вспыхнула в сознании с новой силой. В этот момент мужчина будто со стороны увидел свое искаженное лицо. Оказывается, все это время он улыбался полупьяной жестокой улыбкой.
Если бы сейчас на него взглянула Ангелина, что бы она подумала?
Некромант встряхнул головой и стиснул зубы. Ну вот опять. Он не должен об этом думать.
И не будет.
Больше Рейв не стал экспериментировать и медлить. Игры закончились. Он щелкнул пальцами, и в следующий миг всколыхнулась Тьма, превращаясь в послушного зверя. Ничего сложного. Просто черный туман, проникающий сквозь ноздри, уши, поры. Хмарь, застилающая глаза, как ядовитое марево. Легкая и дымчатая.
Густая и плотная.
Тот тип, что ранил Рейва, упал первым. Он стоял на коленях и что-то шептал, раздирая шею ногтями, царапая нос, словно пытаясь снять с него невидимый зажим.
Бесполезно. Ему осталось полминуты.
Второго противника Рейв не отпускал. Пальцы отказались разжиматься и освобождать горло наглеца, а потому через пару секунд кадык бандита все же хрустнул.
А Рейв продолжал улыбаться бешеной кровавой улыбкой, которую когда-то давно помнили его враги. Он не отпускал нападавшего, даже когда прекратились его влажные булькающие хрипы.
Рейв хотел насладиться гибелью врага. Хотел ощутить его смерть.
— He’shi sejer… — сорвалось с его губ, искривленных то ли радостью, то ли ненавистью.
Сумеречная магия вздулась вокруг головы умирающего, как огромный пузырь, который разрастался все больше и больше, пока не лопнул, растекаясь мокрым пятном нефти, стекая по лицу, впитываясь в поры. И вслед за этим кожа разбойника стала растворяться, словно под действием отравы. Обнажались мышцы, плоть, а затем и кости, пока в руке некроманта не оказался один голый череп.
В это время черная голодная Тьма спустилась сперва в сердце мертвеца, затем поднялась выше, скользнула по руке Рейва, в итоге целиком перетекая в него.
Это была иная магия. Та, что жила лишь на нижних уровнях Сумерек. Та, что исполняла приказы самых страшных тварей и темных богов. Но сегодня она снова пришла, чтобы подчиниться своему давнему хозяину. Тому, который вернулся спустя столько лет. Тому, кто действительно умел ею управлять.
Королю мертвых.

 

Зомзом

 

Этой ночью, как и прежней, зомби бродил по улицам Ихордаррина. Он исполнял приказ хозяина. Его влек долг, и именно о нем зомби думал в первую очередь, несмотря на то что противная цепь жгла руки, высасывала Тьму прямо через кожу.
Но если бы мертвец был способен на положительные чувства, возможно, сейчас он был бы горд собой, ведь у него получилось неплохо зарядить артефакт. Сегодня ему удалось прорваться в больницу, где при нем скончались от какого-то поветрия аж десять человек.
Под утро он вернулся на территорию замка, чувствуя, что хозяин где-то рядом.
По пути к особняку для гостей мертвец немного замедлился, хотя он и так двигался не быстро. Издали стало видно, как готовится целая праздничная процессия. Что-то кольнуло его внутри, заставив отправиться туда. Любопытство? Точнее, то, что когда-то было любопытством.
В огромном саду напротив Файрела собралось много народу. Слуги бегали туда-сюда, исполняя приказы, организуя место для праздника.
Высокая белоснежная статуя крылатой женщины была окружена деревянными мостками, на которых со всех сторон стояли цветы в вазах. Внизу расставили несколько десятков стульев с мягкими дорогими чехлами. На каждом лежала карточка с именем.
Зомзом увидел среди челяди высокого мужчину с благородной осанкой и сразу определил в нем дворянина. Мозги нежити соображали уже не так хорошо, как прежде, и он не понимал, кто перед ним: граф, маркиз или герцог. Он видел лишь его смуглую кожу, под которой пульсировали вены и текла горячая кровь. Да еще темные волосы с медным блеском напоминали ту ведьму из коридоров замка.
Мужчина стоял рядом с одним из охранников, отдавая ему какие-то приказы. Зомзом подошел ближе, невольно вслушиваясь в разговор.
— …конечно, сделаю, ваша светлость, — кивал стражник, сдвинув брови. — Я все же командир охраны гарнизона Файрела. Ни одна муха не пролетит над головами его величества и вашей сестры, будьте покойны.
— Я не сомневаюсь в этом, Глейн, — строго отвечал мужчина. — И все же будь настороже. От этого графа теперь не знаешь, чего ожидать.
— Но, ваша светлость… Если граф Эридан вызывает опасения, почему бы не попросить его величество принять меры?
Зомзом склонил голову набок, рассматривая куст сирени. Будто ему вовсе и неинтересно, какое отношение его хозяин имеет к этим людям.
А может, ему и правда было неинтересно.
— А что ты предлагаешь? — фыркнул высокородный. — Ни с того ни с сего обвинить простого дворянина в том, что он — король мертвых, и послать в темницу? Чтобы завтра вызвать бунт или смуту среди остальных дворян? Да и вообще это бред. Чем это может помочь, интересно?
— Ну как же… — замялся стражник. — Он не будет представлять опасности. Вы ведь сами просили меня быть острожнее с ним.
Высокородный поднял глаза к небу и вздохнул, всем видом выражая, что разговаривает с абсолютнейшим дебилом.
— Если Рейв Эридан — король мертвых, как думаешь, его темница остановит? — спросил он наконец, фыркнув. — Тот Рейв поднимал орды нежити, ты понимаешь, тупая твоя голова? Орды! Что ему какая-то темница! Да и вообще, хватит уже об этом. Мне, знаешь ли, не хотелось бы проснуться как-нибудь утром и увидеть в зеркале физиономию гуля. Или зомби. А от этих некромантов не знаешь, чего ожидать. — Мужчина усмехнулся и покачал головой. — Хорошо, что сестра не слышит. Эй, а это там не слуга графа Эридана, часом? — Он повернулся к мертвецу и нахмурился. — Эй, парнишка, подойди! — раздался властный приказ.
Зомби огляделся по сторонам, осознав, что зовут все же его. Куст сирени пришлось оставить без внимания.
«Подойти или нет?» — подумал мертвец, разглядывая издали, как пульсирует вена на шее высокородного, одновременно отмечая наличие двух кинжалов в сапогах стражника и меч на перевязи.
Зомзом тронулся с места и неспешно пересек разделяющее их пространство.
— Ты бы еще медленнее шел, я бы точно состарился, — процедил высокородный сквозь зубы. — Давно тут стоишь? — Настроение у него явно было отвратительным. — Отвечай, — бросил мужчина. — Ты знаешь, что за подслушивание полагается двадцать ударов плетью?
«Интересно, если я немного попробую его на вкус, он сильно разозлится? Скажем, руку. Или один пальчик…» — подумал зомби, опустив взгляд на перчатки собеседника.
— Мм, — протянул он, толи пытаясь попросить разрешения на укус, то ли что-то еще.
— Ты что, немой?! — рявкнул высокородный. — Отвечай, когда тебя спрашивают! Сорок ударов получишь за нерасторопность и глупость. И плевать мне, что чужих слуг пороть запрещено.
— Мм, — снова Зомзом попробовал что-то сказать и даже протянул руку к перчатке злого господина.
— Ваша светлость, — проговорил хмуро стражник, — а похоже, он и правда немой. Да и странный какой-то… Открой рот, парень.
Зомзом перевел мутный взгляд на начальника гарнизона.
Нет, этот казался ему ни капли не аппетитным. Весь в железе с ног до головы.
Мертвец открыл рот и по старой привычке выдохнул.
— Дохлые упырята!!! — Стражник закрыл нос латной перчаткой. — Вонь-то какая! Да, ваша светлость, и языка-то у него нет.
Высокородный скривил лицо и достал из кармана надушенный платок.
— Иди, иди отсюда, — проговорил он с неприязнью, прижимая ткань к носу. — Скройся с глаз моих.
Зомзом невозмутимо развернулся и побрел прочь, словно вообще только что ни с кем не разговаривал.
Впрочем, далеко он уходить не стал. Сел на лавочку на одной из соседних дорожек и издали продолжил наблюдать за всем, что происходит вокруг. Зомби чувствовал, что его хозяин уже проснулся и собирается идти именно сюда. Поэтому не было совершенно никакой необходимости спешить ему навстречу.
Так и произошло. Спустя каких-нибудь два часа, которые пролетели для мертвеца так же незаметно, как и пара секунд, на другом конце парка появились две знакомые фигуры. Мужская и женская.
Зомзом повернул голову, чувствуя, как хрустнули шейные позвонки, и вгляделся мертвыми глазами вдаль. Хозяин вел Ангелину под руку, и оба еще не видели, что зомби здесь.
На девушке было светло-голубое платье, пышное и одновременно легкое, напоминающее летнее облако. А король мертвых надел серый костюм с лазурной оторочкой. Таким образом, сейчас они выглядели как настоящая пара. Будущие муж и жена.
У зомби это вызывало странные ощущения внутри. Словно еда в желудке переворачивается.
Своим удивительным зрением он замечал все оттенки и цвета на их одежде даже лучше, чем они сами. Но его это скорее раздражало. Потому что синие полосы слишком походили на рисунок вен на руках, серый — на цвет его собственной кожи, а голубой… голубой вызывал в голове смутные образы, похожие на воспоминания. Или мечты. И это не нравилось мертвецу еще больше.
Через час на широкой площадке впереди началось какое-то торжество. Хозяин уже обнаружил молчаливое присутствие своего слуги и приказал ему находиться рядом. Теперь зомби полагалось стоять чуть позади стульев для гостей. А в непосредственной близости от крылатой статуи расположились жрец в ритуальных одеждах, мужчина с короной на голове и та самая женщина, что колдовала в замке.
Зомзом пожевал изнутри щеку, сложив руки на груди. Он перевел ленивый взгляд с одетой в белые одежды ведьмы на Ангелину и обратно.
Хозяин с девушкой сидели в десятке метров правее, за плотной стеной гостей. Они улыбались и держались за руки как примерная влюбленная пара.
Зомби снова пожевал щеку, склонив голову набок. Ему было даже любопытно, что произойдет дальше. Мертвые глаза подсказывали, что над Ангелиной сгущаются тени проклятия и вот-вот оно должно прийти в действие.
Снова мелькнула мысль предупредить Рейва. Но пробираться сквозь плотно расставленные стулья, а затем объяснять что-то некроманту ему совершенно не хотелось.
Началась церемония, и та пара, что стояла под крылатой статуей, обменялась кольцами. Они улыбались и говорили какие-то длинные речи. Черная ведьма выглядела счастливой и отвратительно довольной.
Зомзом подумал, что ее он тоже совершенно не хочет есть. А вот мужчину рядом куснул бы пару раз. Чисто ради интереса.
Вдруг что-то неуловимо изменилось. Жрец рядом со статуей произнес:
— С данного момента его величество Герхард Айрис, король Альденора, официально помолвлен с герцогиней Ливией Рендан! До свадьбы остался всего месяц!
Пара рядом поцеловалась. Все гости встали со стульев и зааплодировали.
В этот момент зомби наконец вспомнил, что корону носят на голове именно короли. А значит, он присутствовал на помолвке короля и будущей королевы.
Большая честь! Если бы ему не было так плевать.
И еще через секунду раздался крик.
Мертвец повернул голову в толпу и увидел, как люди вдруг зашевелились, разошлись в разные стороны. Ангелина побелела и упала, подхваченная некромантом.
Тьма проклятия захлопнулась, превратившись в темную пульсирующую печать на груди девушки. Она сосала из нее кровь и жизнь, как огромный паук, расставивший свои лапы в разные стороны, погрузивший их прямо в плоть.
Зомзом перевел взгляд на короля и его теперь уже официальную невесту.
Ливия Рендан едва заметно улыбалась.
Назад: ГЛАВА 14
Дальше: ГЛАВА 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий