Не буди короля мертвых

ГЛАВА 13

Рейв

 

Ангелина справилась с вызовом блестяще. Хотя Рейв и видел, как побледнело ее лицо и участилось дыхание. Заклятие далось нелегко.
Однако теперь можно было смело утверждать, что из этой колдуньи получится неплохой некромант, несмотря на слабый анарель. Король мертвых всегда говорил, что главное в магии — это упорство.
И сегодня Ангелина его не разочаровала.
Он взял девушку за руку и одобрительно сжал. Малышка вздрогнула и покраснела как мак. Опять.
Почти сразу после «представления» Герхард вежливо попросил Рейва временно убрать коня «туда, откуда он пришел». Иначе ужин мог быть испорчен.
Король мертвых пожал плечами, не понимая, чем шельмугр может повредить трапезе, но спорить не стал.
В соседнем зале, выдержанном в розово-золотых тонах, уже был накрыт стол. Во главе его возвышались два настоящих трона, и королевская чета расположилась за ним первой. Дальше несколько шустрых и обходительных слуг начали помогать гостям рассаживаться по местам согласно карточкам.
Вот только когда пришла очередь Ангелины и Рейва, один из слуг спешно сменил карточки, приглашая будущих супругов Эриданов сесть почти совсем рядом с королевской четой! Старый маркиз едва не начал ругаться, когда его заставили подвинуться, но, осознав, что его место займет «сам граф Эридан», насупившись, согласился. Ангелине повезло меньше. Дама, чье место заняла она, окинула ее ледяным взглядом и шепотом назвала тощей выскочкой.
Рейв нахмурился, но, заметив, что девушка лишь еле зримо усмехнулась в ответ, успокоился.
Его малышку от королевской невесты и, по сути, собственной мачехи отделяли каких-то два человека — пышнотелая дама, увешанная нитями жемчуга, и подслеповатый мужчина с медалью маршала на левой стороне груди.
Сам Рейв сидел напротив, со стороны короля. Между ним и довольным монархом сидели двое молодых мужчин, на чьих карточках значилось «герцог Валосский» и «герцог Корнельский».
Некромант понятия не имел, кто все эти люди. Но его внимательный взгляд быстро выхватывал множество важных мелочей. Необычный цвет и разрез глаз. Одинаковый оттенок волос: темно-коричневый с легким медным блеском, как у Ливии Рендан. Судя по всему, это были ее братья или другие близкие родственники.
Таким образом, Рейв понял, что им с Ангелиной явно пытались оказать честь. Ведь ближе к венценосному правителю Альденора сидели лишь два родственника невесты, маршал королевства и какая-то дама в жемчуге.
Однако короля мертвых это ни капли не тронуло.
Герхард Айрис поднял руку и пригладил намазанные воском волосы. Затем поднял вилку с двумя зубьями и невозмутимо воткнул в устрицу, политую каким-то темным соусом.
Это был официальный знак, что гости имеют право приступить к трапезе. Тут же застучали столовые приборы. Люди разом зашуршали, усаживаясь поудобнее и протягивая руки к самым аппетитным блюдам.
Рейв не торопился следовать их примеру. Исподлобья он внимательно изучал повадки короля. Наблюдал за его невестой, которая то и дело бросала на него самого короткие странные взгляды.
Впрочем, за этим столом кто только не бросал на него таких взглядов. Все же сам наследник короля мертвых пожаловал в Файрел!
Рейв тихо хмыкнул, разглядывая гостей сумеречным зрением. Оказалось, что вокруг нет ни одного стоящего колдуна. Из тридцати человек только четверо в той или иной степени развивали свой дар. Три друида и один некромант. И последним, кстати, оказалась Ливия Рендан.
Еще два средненьких мага терлись за креслами Герхарда. Стражей Рейв смог бы назвать их только под страхом смерти. Да и то, наверное, язык бы не повернулся.
Впрочем, здесь была еще парочка колдунов. Но их способности оказались невероятно слабы, а магией они вообще никогда не занимались.
Теперь Рейв своими глазами видел, что некромантия совершенно не популярна в Альденоре.
Как только первичный голод Герхарда немного притупился, он вытер губы салфеткой с золотыми вензелями и обратился к Рейву:
— Граф, расскажите нам наконец, как получилось, что столько лет мы не знали о вашем существовании. Где же вы жили?
Ангелина бросила на него любопытный взгляд.
Некромант глубоко вздохнул и улыбнулся. Легенды ему было придумывать не впервой.
— Я жил в провинции Кернтар. Как и многие поколения Эриданов до меня. У нас там есть небольшой особняк, который был построен еще семь веков назад. Король мертвых после смерти оставил наследство своему единственному ребенку. И это помогло нам выжить. Сын в свою очередь продолжил дело отца и стал сильным некромантом. С тех пор все в нашем роду занимаются этим направлением магии.
Глаза Ливии с любопытством вспыхнули.
— Значит, вам доступны секреты самого короля мертвых? — спросила она, мягко улыбаясь.
— Не знаю насчет секретов, госпожа, — кивнул с улыбкой Рейв. — Но кое-что мне все же известно. Например, я могу с уверенностью сказать, что сильнее меня в этом зале нет ни одного колдуна.
Ливия благосклонно улыбнулась в ответ. Так широко, что стали видны ее белоснежные зубы.
Зал же в ответ возмущенно зашелестел тихими голосами.
Рейв так и не понял, что так обрадовало королевскую невесту. Но в следующий миг она повернула голову к Ангелине и вдруг спросила:
— Милая, а как вы себя чувствуете рядом с таким самоуверенным женихом?
Рейв склонил голову набок, не зная, что сделать: ответить вместо девушки или подождать, что скажет она сама.
Но Ангелина, кажется, чувствовала себя вполне неплохо и была готова вести беседу с будущей королевой. Удивительно, учитывая полное отсутствие опыта.
Сперва она опустила задумчивый взгляд на белоснежную скатерть, на которой стояли тарелки розового фарфора, а затем снова посмотрела на Ливию.
— Боюсь, что он не лжет, ваша светлость, — выдохнула она, и ее губы тронула неуверенная улыбка. — Это он научил меня вызывать шельмугра. Он создал его. Он… умеет еще много всего удивительного…
От этих слов в груди некроманта что-то странно перевернулось. И легкий румянец на щеках девушки лишь усиливал это ощущение.
Герцогиня посмотрела на Рейва, не переставая улыбаться.
— Что ж, в таком случае ваш опыт может оказаться поистине незаменимым, граф!
Некромант перевел взгляд на Ливию, с трудом отвлекаясь от смущенной улыбки Ангелины.
Брови сами собой немного сдвинулись. Что ж, если будущая королева интересуется его навыками в магии, это можно понять. Ведь она и сама некромант. Пожалуй, это могло бы объяснить ее странное внимание, которое он то и дело чувствовал на себе.
— Милая, не наседай так на дорогого гостя, — усмехнулся король. — Граф Эридан уже обещал мне свою помощь в укрощении шельма… шемлу… шеглу…
— Шельмугра, — поправил Рейв с улыбкой. — И я к вашим услугам. Не стоит беспокоиться, мы все успеем.
— Великолепно! — воскликнула герцогиня.
— Граф, вы просто находка, — добавил впервые за весь разговор один из мужчин, что сидел по правую руку короля. — В наше-то время, когда даже заговоренные жезлы плохо справляются с разгулом нежити в регионах. Иолин Рендан, герцог Валосский, — между делом представился он. — Может быть, у вас есть какие-нибудь идеи о том, как улучшить защиту периметров?
— Кстати, да, было бы неплохо поднять уровень некромантии в нашем королевстве на новую ступень, — добавил его сосед и тоже представился: — Бальтар Рендан, герцог Корнельский.
Они оба и правда оказались родней будущей королеве.
— Да бросьте, — вдруг вставил с другой стороны стола немолодой мужчина с медалью маршала. Он мрачно посмотрел на Рейва и продолжил: — Некромантия никому не нужна. Ваш фокус с этим конем, конечно, довольно эффектный, но от этого не менее мерзкий. Животное так и осталось падалью, только теперь приобрело совершенно неконтролируемые свойства! — Он тут же повернулся к королю и добавил: — Прошу прощения, ваше величество, но я официально заявляю, что согласен с вашими колдунами. Впервые в жизни они говорили дело: этот монстр может быть смертельно опасен, и пусть меня в лесу кикимора сожрет, если он не таков и есть!
Под конец речи мужчина так разнервничался, что начал пыхтеть и размахивать руками.
Рейв молча прищурился, скрывая улыбку. Ему не было совершенно никакого дела до того, что думают о некромантии люди вокруг. Уж он-то знал ее настоящую цену.
— Маркиз, вам следовало бы успокоиться, — сморщился Герхард Айрис, своим тяжелым монаршим взглядом прекращая готовый вот-вот разгореться спор. — Или вы забыли, что моя невеста и ваша будущая королева — тоже некромант?
Мужчина поджал губы, все еще порываясь что-то сказать, но уже не так активно.
— Это Трант, маркиз Дельсан, — представил его величество ворчуна. — Наш многоуважаемый маршал. Он может быть немного резок в словах. Старая школа, вы понимаете.
— Все в порядке, — ответил Рейв спокойно, закидывая в рот маринованную креветку. — Каждый имеет право на свое собственное мнение. Даже если оно неправильное.
Маршал едва не поперхнулся. А король засмеялся так громко и раскатисто, что совсем скоро весь стол наполнился смешками по его примеру.
— Граф, вы меня повеселили, — сказал он, как только успокоился.
После этого неторопливый разговор потек как по маслу. Некоторые гости задавали свои вопросы Рейву, он отвечал. И с каждым разом все больше казалось, что король приходит в восторг от его ответов. Вот только самому Рейву Герхард Айрис нравился все меньше. И еще больше подозрений вызывала его невеста, проявляющая странный интерес к нему и Ангелине.
В это время Ливия как раз вновь повернула голову к девушке и с приторной улыбкой произнесла:
— Милочка, а где вы воспитывались? Чем занимались ваши родители?
Ангелина побледнела. Рейв нахмурился. Задавать такой вопрос безродной девчонке за королевским столом — только подчеркивать ее статус. И герцогиня делала это уже во второй раз.
— Моя… приемная мать была горшечницей.
— Значит, вы тоже умеете лепить горшки, правильно? — с притворным восторгом распахнула глаза она.
«Лиса под маской кролика…» — подумал некромант.
Рейв мысленно усмехнулся, нанизывая на вилку маленький рулетик из баклажанов. Он был почти уверен, что не ошибся. Что невеста Герхарда не так проста, как кажется. Король мертвых мгновенно распознавал гниль и червоточины, пронизывающие души людей. Чувствовал кожей их черную сердцевину. Потому что когда-то сам был таким.
Был самой Тьмой.
— Ну да, я частенько помогала ей. Горшки, вазы, кувшины. Иногда фигурки для детей… — продолжала тем временем Ангелина, опустив взгляд на свои руки, стараясь вовсе их спрятать.
За столом зашептались.
Рейв стиснул зубы.
— Значит, вас и обучать было некому, правильно? — продолжала герцогиня, и никто даже не думал ее останавливать.
Девушка быстро подняла голову и ответила:
— Я училась в столичной академии магии имени Джоша Белого.
— Ах, ну конечно, — сладко кивнула герцогиня, словно она все понимает и это обучение ровным счетом ничего не стоит. — Ну ничего, став графиней Эридан, вы и думать забудете обо всей этой ерунде, и придворный этикет уже не будет вызывать столько проблем и трудностей.
Мягкий тон, шелковый голос. Словно она искренне хотела поддержать, но все оборачивалось публичным унижением.
«Лиса… Лиса под маской кролика… Или змея…»
Дама в жемчугах прикрыла рот веером, снисходительно посмеиваясь. Еще одна дама, с другой стороны от Ангелины, откровенно злобно скалилась.
Некромантка опустила голову и вяло улыбнулась.
Король мертвых ощутил, как внутри жгутся ростки ярости, пронзая те области в груди, которые прежде он считал и вовсе нечувствительными.
Он внимательнее посмотрел на Ливию Рендан, пытаясь обнаружить в ней что-нибудь, скрытое от глаз. Могла ли герцогиня знать, что перед ней сидит внебрачная дочь ее будущего мужа?
Желтовато-карие глаза будущей королевы влажно блестели. На их дне сверкало что-то острое и ядовитое. И это не нравилось Рейву гораздо сильнее, чем бесхребетность Герхарда Айриса.
В этот момент некромант решил пойти на отчаянный шаг и задать вопрос, который мог поставить под сомнение его легенду о жизни в глубинке. Ведь ответ на него, возможно, Рейв должен был бы знать сам.
— Скажите, ваше величество, а где сейчас герцогиня Мирия Клариан Кастро-Аркс? Я думал, она должна присутствовать на таком важном мероприятии как свадьба вашего величества. Возможно, она подъедет позже?
Ангелина подняла на него испуганный взгляд.
Да, он запомнил имя ее матери. Эта информация была не той, которую он мог бы так просто забыть.
Герхард скривился. Верхняя губа Ливии на короткое мгновение презрительно дернулась и тут же вернулась к привычно-сладкому состоянию.
Но Рейв успел заметить.
— Моя сестра пребывает в монастыре Северной звезды вот уже лет пять, — ответил король с пренебрежением.
Ангелина побледнела и прикусила губу.
Ливия добавила с улыбкой, сквозь которую сочилась отрава:
— Бедняжка сошла с ума! Говорят, совсем недавно снова пыталась покончить жизнь самоубийством, поедая собственные руки. Лекари едва успели спасти ей пальцы. Ах, несчастная!
— Перестань, Лив, — нахмурился король. — Не стоит распускать слухи. Все же это моя сестра.
— Прости, дорогой, я не подразумевала ничего плохого. — Женщина сделала брови домиком и посмотрела на своего жениха. — Надеюсь, ей помогут!
«Змея…»
Ангелина совсем уткнулась в тарелку, бестолково тыча во что-то ножом и вилкой. Секунда — и вот уже она от неловкости кольнула лезвием палец. Тихо ахнула и явно в последний момент подавила в себе желание засунуть палец в рот. Некромант видел, как дернулась ее рука, занесенная в воздухе, и вновь опустилась на скатерть.
Она боялась снова вызвать насмешки в свой адрес.
Боялась нарушить хренов этикет…
Рейв потихоньку начал впадать в бешенство. В его время все было проще. В своем замке он принимал только тех, кто был подобен ему. Только некромантов. И между ними не было никаких условностей вроде количества вилок на столе и благопристойного поведения.
Только его жену это ужасно раздражало.
Капля крови потекла по коже Ангелины. Рейв вынул из кармана платок и подал ей через весь стол, ничуть не заботясь о приличиях.
Девушка подняла на него влажные глаза и счастливо улыбнулась.
«Словно замок ей подарил, а не дурацкий платок, клянусь Тьмой. Малышка, и почему ты такая?..» — мелькнула у него в голове щемящая мысль.
Рейв стиснул зубы и глубоко вздохнул.
Некоторое время разговор продолжался, но на этот раз Ангелину уже никто не трогал. Девушка выглядела мрачной и совсем невеселой. На тарелке перед ней так и остался несъеденным ужин, к вину она не притронулась.
Рейву тоже резко расхотелось есть, несмотря на то что готовили тут и правда неплохо. Правда, он с удовольствием дал бы лично несколько советов повару, ведь на столе не было и десятка его любимых блюд.
Впрочем, некромант обещал себе решить этот вопрос совсем скоро. Когда повар будет подчиняться только ему одному.
В какой-то момент, разговаривая с одним из братьев герцогини, Рейв краем глаза заметил, что Ангелина снова неловко заерзала, пытаясь придумать, куда бы деть испачканный платок. Стоило признать, малышка совершенно не представляла, как вести себя среди высокородных павлинов.
Рейв хотел было объяснить ей, что самое верное решение — наплевать на всех. Но, увы, вряд ли она его послушает, ведь что-то подобное он говорил уже не раз.
Тогда некромант извинился перед своим собеседником, снова перегнулся через весь стол и с улыбкой забрал у Ангелины платок.
— Дорогая, ты совсем не пьешь, — добавил он как можно более непринужденно. — А еще я уверен, вон тот стейк весьма достоин твоего внимания.
Ангелина подняла на него глаза цвета горного змеевика и попробовала улыбнуться:
— Спасибо…
И без всякого энтузиазма положила на тарелку мясо.
Рейв выдохнул. Встал, отбросив салфетку на стол, и под удивленные взгляды гостей проговорил:
— Я отлучусь, уважаемые господа и дамы.
Кивнул и, развернувшись, слишком уж быстро вышел из зала. Один из слуг ринулся к нему, явно желая «проводить гостя в уборную», но некромант отослал беднягу резким взмахом руки. Естественно, он не нуждался в помощи. Ведь это был его замок. Его дом.
Сейчас Рейву нужен был всего-навсего глоток свежего воздуха. Нет, он не бросал свою малышку на съедение волкам. Ему просто требовалось время, чтобы не сорваться.
Серый каменный коридор встретил мужчину прохладой и светом десятков свечей. Его шаги отдавались в кирпичной кладке, и с каждым пройденным метром некромант все больше узнавал родное гнездо.
Файрел был рад возвращению хозяина. Огонь в канделябрах зажигался ярче, естественные шорохи и скрипы усиливались именно там, где двигался король мертвых. Замок хотел говорить со своим создателем.
Уголки губ Рейва слегка приподнялись, несмотря на дурное настроение. За следующим поворотом коридора мужчина остановился и прижался к стене. Здешнее убранство было совсем не таким, к какому он привык. На полу лежал безвкусный коричнево-золотой ковер. Напротив на стене висела не менее безвкусная картина с какими-то цветочками. И это в обители мрачного некроманта!
Рейв усмехнулся. В его время здесь помещался длинный гобелен ручной работы. На черном фоне алый закат. Птицы, парящие в небе. И костяные драконы.
Глубокий вздох сам собой вырвался из груди. Перед глазами сперва вспыхнуло искаженное притворной улыбкой лицо Ливии Рендан, а затем грустное — его малышки.
Пора было убираться с этого ужина. На сегодня хватит лукавства. Еще немного, и он может начать грубить. А может, и еще чего похуже.
Королевская невеста будила внутри него какую-то темную спящую ярость. Желание убивать, которое не просыпалось так давно. С самого «воскрешения». И это было по-настоящему страшно. Ведь Ливия — всего лишь вздорная жестокая женщина. И явно не заслужила кровавой расправы.
И все же в какой-то момент Рейв не смог совладать с собой. Он коснулся каменной кладки и закрыл глаза, прошептав одно-единственное слово:
— Kherileyr…
В тот же миг старый кирпич дрогнул. Посыпалась на пол вековая пыль. И прямо из стены выплыло белесое облако с человеческими очертаниями.
— Слушаю тебя, хозяин, — проговорила Могильная Тень тихим заунывным голосом, похожим на вой ветра на кладбище.
Рейв прижался затылком к стене, разглядывая старого знакомого.
— Ты ничуть не изменился, — протянул он мрачно. Холодно. С тем самым холодом, с которым говорил когда-то.
— Так и есть, хозяин. И ты не изменился. — Тень колыхнулась в воздухе, будто от ураганного порыва, и снова замерла. — Скажи, кого нужно убить? Я изголодался…
Некромант склонил голову набок, раздумывая.
— Пока никого.
Тень будто вздохнула.
А в следующий момент в коридоре за углом раздались шаги.
Рейв щелкнул пальцами, и Могильная Тень вошла в стену, превратившись в сумеречно-дрожащие блики от канделябров.
— О, граф, а вот и вы! — сладким голоском протянула Ливия. — Признаться, я искала вас.
Некромант повернул к ней голову и прищурился:
— Вот как? И с какой же целью?
Пухлые и круглые губы женщины изогнулись в улыбке. Она медленно подняла вверх тонкие гибкие пальцы и… вдруг призвала Тьму. А в следующую секунду свечи в коридоре начали постепенно гаснуть. Одна за другой. Словно кто-то методично задувал огонь — сперва рядом с ними, а затем на многие метры со всех сторон.
Черные потоки всколыхнулись с поразительной послушностью. Герцогиня была явно умелой колдуньей. Что, впрочем, не сильно удивило мужчину.
Некромант привалился к стене плечом и скрестил руки на груди. Это было даже забавно. Если ведьма хотела его напугать, то, возможно, вечер прошел не так уж и плохо. И ему еще даже удастся хорошенько повеселиться.
— Ну, скажем так, мне хотелось удостовериться, не заблудитесь ли вы в наших коридорах, — сладко пропела она, подходя ближе.
Несмотря на полумрак, очертания женщины все еще были прекрасно видны. И, возможно, при таком освещении они даже приобрели выгодную округлость. Однако Рейва это ничуть не волновало.
— Какой интересный способ проверки, — хмыкнул мужчина. — Вы решили, что в кромешной тьме мне будет лучше видно дорогу?
Ливия улыбнулась и сделала еще один шаг. Теперь между ними было не больше полуметра. Границы личного пространства, продиктованные этикетом и комфортом, были с треском нарушены. Рейв стоял, прислонившись к стене, сквозь одежду чувствуя холодный камень.
И ему это не нравилось.
— Признаться, я рассчитывала на кое-что другое… — мурлыча, прошептала она и окончательно преодолела последние полметра.
В полумраке коридора некромант сперва почувствовал и лишь потом увидел, как две тонкие ладошки легли на его грудь. Как коснулось кожи прохладное дыхание с легким привкусом вина.
Отвратительно.
Рейв не двигался. Он слегка прищурился, наблюдая, что произойдет дальше. Затаился, как мангуст, выжидающий лучшего момента, чтобы придушить кобру.
Одна рука скользнула выше, к вороту рубашки, к шее.
Словно прохладное брюшко, шелестящее чешуей.
Не дав ей дотронуться до его щеки, мужчина обхватил женское запястье, с силой отводя в сторону. Его пальцы впились в бледную кожу почти до боли. На теле герцогини вполне могли остаться следы.
Однако она все еще продолжала улыбаться, не делая ни одной попытки отстраниться.
— Я могу доставить тебе неземное удовольствие, граф, — выдохнула она. — Твоя деточка не умеет и половины из того, что могу я.
Рейв приподнял бровь.
— Спасибо. Не заинтересован, — мрачно бросил он, не задумываясь о том, как сделать отказ мягче. Ливия все еще стояла настолько близко, что перед глазами вспыхивали слишком настойчивые образы.
Ее тонкую шею было так просто сломать. Ее анарель было так легко высосать…
— Знаешь… я чувствую в тебе… нечто необычное, — с придыханием проговорила она. — Какую-то скрытую от глаз мощь. Словно нежное желанное мясо краба, прячущееся за твердой шкурой.
Рейв скривил губы, едва не фыркнув.
— По-твоему, это должно меня возбудить? — бросил он, совершенно забывая об этикете.
— По-моему, тебя должно возбудить то, что тебе оказывает внимание будущая королева, — невозмутимо ответила Ливия. — А еще то, что мы оба некроманты. Нет ничего более сексуального, чем знания. Сила. А в этом замке нет никого, кто мог бы тягаться со мной, — властно закончила она и с вызовом прибавила: — Ты сможешь?
В следующую секунду герцогиня взмахнула в воздухе руками, и Тьма обвилась вокруг ее пальцев, превратилась во вторую кожу. На несколько секунд женщина стала похожа на костяного голема. Резким движением она схватила Рейва за шею, сдавливая горло, ничуть не щадя сил.
Она бы его убила.
Если бы он не был королем мертвых.
В один миг некромант отшвырнул кисть, сжимающую его кадык. И как только его рука соприкоснулась с рукой Ливии, костяная броня посыпалась на пол с противным треском. Темная личина опала, возвращая герцогине обычный облик.
Женщина улыбалась.
— Ты хорош. Очень хорош. — Она облизнула губы, словно все происходящее казалось ей интересной игрой.
Что ж. Это и правда была игра. Только Ливия еще не знала, что правила в ней задает другой человек.
Рейв резко схватил ее за волосы и развернул, прижав лицом к стене. Тонкий вскрик вырвался из женской груди.
Некромант приник к спине герцогини, вдавливая сильнее. Больнее. Заставляя застонать от натянутых прядей в растрепавшейся прическе.
А затем придвинулся ближе, к самому уху, чтобы прошептать:
— Ливия… — женщина выдохнула, словно звуки собственного имени ее возбуждали, — мы забудем то, что здесь произошло. Но договоримся кое о чем на будущее. Если еще хоть раз тебе придет в голову уколоть или оскорбить у всех на виду мою невесту, если еще хоть раз я увижу ее блестящие от слез по твоей вине глаза, твои собственные засветятся ярче, чем глаза мертвого коня.
Герцогиня вздрогнула, но ничего не ответила. Рейв резко отпустил ведьму, чувствуя невероятное облегчение. Ярость все еще клокотала в нем, но уже не так сильно.
Некромант развернулся и тут же ушел прочь, обратно в сторону зала, даже не задумываясь о том, чтобы искать направление в темноте.
Ливия осталась где-то позади, и его это устраивало. Судя по всему, герцогиня чувствовала, что догонять нового графа Эридана сейчас не стоит.
Разумная змея.
Рейв двигался по темному коридору, и вокруг него все гуще клубилась Тьма. Где-то рядом маячила Могильная Тень, перескакивая с одной стены на другую. А некромант сжимал кулаки и старался не думать ни о чем.
— Хочешь, я высосу ее без остатка?.. — раздался шелестящий голос у него над самым ухом.
Смертный холод обжег кожу. Щека некроманта дернулась, и сквозь сжатые зубы он бросил:
— Не сегодня. Жди, когда я тебя позову.
Вокруг не было ни одного окна, но в коридоре разочарованно взвыл ледяной ветер.
В следующий миг белесое облако исчезло, а Рейв вошел в большой зал, где все так же шумели гости и все так же грустно сидела Ангелина.
Уверенными шагами он пересек разделяющее их пространство и, не садясь на свое место, приблизился прямо к девушке.
— Рейв? — Длинные, чуть загнутые ресницы дрогнули и взлетели вверх. Глубокие зеленые глаза удивленно сверкнули. Некромант почти увидел в них свое отражение, такими огромными они казались.
— Хочешь танцевать? — шепнул он, едва заметно улыбаясь.
— Танцевать? — выдохнула она в непонимании. — Но… никто же не танцует. Да и музыки нет…
Губы мужчины растянулись еще сильнее. Он повернул голову к королю и невозмутимо проговорил:
— Ваше величество, как насчет танцев? Ужин был так великолепен, что, кажется, не хватает только их.
Герхард Айрис приподнял густую бровь и ухмыльнулся:
— Танцы на полный желудок? Надо признать, что у нас это не слишком-то принято. Но почему бы и нет? Честное слово, неплохая идея!
Он хлопнул в ладоши, и тут же за спиной засуетились слуги. Через несколько минут в зале появилась пара музыкантов со скрипками. А за огромным роялем в углу, обставленным цветами, образовался пианист.
Заиграла довольно веселая звонкая мелодия, совершенно не известная некроманту. Гости за столом начали смущенно переглядываться. Кажется, никто из них не осмеливался танцевать первым.
— Ну так что, теперь готова? — с улыбкой спросил Рейв у девушки, уже поднимая ее со стула.
— Но я не умею! — шепотом проговорила она, краснея. Потом приблизилась к его уху и добавила, обжигая дыханием: — Это как с верховой ездой. Меня никто не учил!
— Ну, так поскачешь на моем коне, малышка, — немного хрипло ответил мужчина, едва не подавившись словами. Изображая кашель вместо смеха. Фраза получилась до того двусмысленной, что ему стало стыдно. Но что самое ужасное, Ангелина была настолько наивной, что совершенно ничего не поняла. Она зажмурилась, и на ее губах появилась настоящая улыбка. Та, которую он и хотел видеть.
Некромант прижал девушку к себе и начал кружить ее в танце. Он понятия не имел, что это за музыка и какие движения должны быть под нее правильными. Но он выбрал вальс и двигался так, как было принято семь веков назад. Так, как танцевали во времена, когда в этом дворце был только один король — он сам.
Одна рука его лежала на ее талии, а вторая удерживала кисть в воздухе. Платье некромантки кружилось в воздухе, когда она неловко пыталась следовать за его движениями. Ее щеки горели, а губы она так часто облизывала, что Рейву становилось слишком жарко в его камзоле и рубашке.
Мужчина прикрыл глаза и глубоко вздохнул, пытаясь немного успокоиться. Кажется, после разговора с Ливией кровь все еще бурлила слишком сильно.
Но в какой-то момент он случайно опустил голову, и тонкий сладкий запах девушки проник в его легкие. Как в первый раз. В тот день, когда он очнулся и едва не убил ее, чуть заметив. Нежный и легкий аромат ванили. Такой горячий, такой домашний.
Почти родной.
Рейв не понял, откуда взялись эти мысли. Но осознал, что кровь бурлит вовсе не от разговора с Ливией.
Некромант зажмурился и позволил себе вдохнуть снова. Еще один раз, и все. Хватит этого сумасшествия.
Пряный тягучий яд…
Жарко. Ворот рубашки сдавил горло.
Рейв осторожно скользнул ладонью по женской спине. Почувствовал пальцами линию позвоночника под тонкой тканью. Опустился вниз почти к самой юбке.
И замер.
Все. Пора приходить в себя.
Но, открыв глаза, некромант снова увидел грустный взгляд. Посмотрев туда же, куда глядела девушка, Рейв встретился взглядом с вернувшейся Ливией.
Герцогиня распустила прическу, которую он ей хорошенько подпортил, и сейчас смотрелась еще великолепнее. Волнистые волосы спускались к самым бедрам и отливали гречишным медом.
Некромант нахмурился и, стиснув зубы, спросил, переключая внимание Ангелины на себя:
— Малышка, хочешь, я тебя развлеку?
Ангелина подняла на него большие, влажно блестящие глаза и произнесла:
— Развлечешь? Не надо беспокоиться обо мне, Рейв. Я прекрасно себя чувствую. И мне нравится с тобой танцевать.
Похоже, она не лгала. Но некромант хотел полной победы. Хотел увидеть на женском лице живой интерес. Азарт. Восторг. Хотел заставить ее забыть про все на свете. Чтобы она была рядом с ним так, как он сейчас был рядом с ней. Целиком и полностью.
И спустя секунду так и произошло, стоило ему произнести всего одну фразу:
— Ангел, ты когда-нибудь слышала Ноктюрн смерти?

 

Ангелина

 

Брови сами собой сдвинулись. Это мне сейчас показалось или он и вправду спросил меня про Ноктюрн смерти? Или, может быть, у них там, в глубинке, есть какой-то свой ноктюрн, а вовсе не тот, который играл семьсот лет назад Рейв Эридан Кастро-Файрел? Тот, кто и придумал мелодию, поднимающую духов из небытия?..
— Рейв, — недоверчиво произнесла я, — ты какой ноктюрн имеешь в виду, скажи, пожалуйста?
Некромант широко улыбнулся. Его глаза сверкали таким темным мистическим светом, что по спине прокатилась волна мурашек. Под кожу брызнули колючие искры, и, кажется, каждый крохотный волосок на теле встал дыбом.
— Уверен, тебе понравится, — шепнул он, вдруг на короткий миг прижав меня ближе и едва заметно коснувшись губами уха.
Нет, этого просто не могло быть. Просто потому, что не могло быть никогда.
— Рейв, ты собираешься играть прямо сейчас, когда вокруг столько народа? И только для того, чтобы меня развлечь?
Мужчина улыбнулся.
— Мне плевать на них. Лишь бы ты улыбнулась.
Некромант отвернулся, даже не представляя, что в этот самый момент от его слов у меня едва не разорвалось сердце. Рейв же неторопливо направился через весь зал к музыкантам.
Толпа гостей за столом с любопытством зашепталась. Его странное поведение не укрылось ни от кого.
— Граф Эридан, что вы задумали? — бросил король, явно снедаемый любопытством.
Мужчина обернулся и с легким поклоном ответил:
— Ваше величество, если позволите, я сыграю вам одну композицию. — В этот момент он бросил на меня пронзительный взгляд сквозь пространство. Десяток метров, которые уже разделяли нас, лишь усилили эффект следующей фразы, которую он говорил словно только для меня одной: — Эту композицию придумал я сам.
Кажется, все. Сердце не разорвалось, но остановилось. Насовсем.
Он же лжет, правда?.. Хочет удивить меня или напугать.
— О! Это будет великолепным подарком! — воскликнул король, хлопнув в ладоши.
По этому молчаливому приказу пианист послушно встал, уступая стул Рейву, и отошел в сторону вместе с остальными музыкантами.
Мужчина сел и уверенно расположил длинные пальцы на клавишах так, словно играл всю жизнь.
Зал затих. А в следующую секунду музыка полилась рекой. Сперва неторопливо и тихо, затем все громче. Она проникала внутрь меня, отражалась в легких, смешивалась с кровью. С каждым мгновением все больше казалось, что я дышу этой мелодией и чувствую вокруг только ее.
Никогда не слышала ничего подобного. И, готова поспорить, никто из присутствующих тоже. Да что там — вряд ли хоть кто-нибудь во всем королевстве слышал что-нибудь, способное сравниться с этой музыкой. Ведь вместе со звуками, льющимися с белых клавиш, в зале вокруг начинала оживать Тьма.
С каждым витком мелодии в зале становилось все темнее. Сперва портьеры на окнах сами собой задвинулись, будто от порыва ураганного ветра. Затем волшебные светильники ни с того ни с сего начали гаснуть. Вскоре все вокруг погрузилось в кромешную тьму. Люди, сидящие за столом, и те, кто еще совсем недавно танцевал вместе с нами, нервно молчали, точно так же впитывая этот странный пронзительный мотив. Не смея шелохнуться или произнести хоть слово.
Кажется, даже король потихоньку начал ощущать, что вокруг происходит нечто необычное. Придворные маги напряглись за королевским троном. Они в непонимании озирались по сторонам, наблюдая, как сгущается сумеречная магия.
А я прикрыла глаза, осматривая окружающее иным, темным зрением. И то, что предстало моим глазам, повергло меня в дикий первобытный восторг.
Это и правда был Ноктюрн смерти…
И уже не нужно было обладать особым зрением, чтобы увидеть их.
Над блестящим от воска полом кружили белесые тени, духи. Будто в один миг кто-то открыл врата в Сумерки. Будто с десяток некромантов-магистров явились на кладбище, проводя совместный ритуал спиритизма.
Вот только тут не было магистров. Не было ритуала. Никто не читал ни одного заклятия, способного призвать неупокоенную душу.
Был лишь один Рейв и его ноктюрн.
Ноктюрн короля мертвых…
Все четче становились образы, все ярче мертвые лица. Музыка продолжала литься, словно лунный свет, под которым неживые начали танцевать.
Вот девушка в длинном белом платье. Может, когда-то оно было совсем другого цвета, но сейчас имело оттенок пепла. Рваные лоскуты свисали с юбки. На руках и лице были заметны трупные пятна, а изо рта вывалился сгнивший язык.
Но это лишь мгновение. Вот девушка сделала оборот в танце, и ее облик снова стал человеческим. Исчезли страшные повреждения. Платье обрело былую пышность и целостность. Только сама его хозяйка не улыбалась.
Рядом с ней находился точно такой же мужчина в старом дырявом фраке, фасон которого подозрительно напоминал тот, что был на Рейве в первый день нашей встречи…
И еще несколько десятков таких же древних духов. И их становилось все больше. Они танцевали и танцевали как проклятые, с каждым оборотом разглядывая нас, живых, своими мертвыми глазницами.
А я повернула голову к Рейву, все еще не веря своим ушам и глазам, что действительно слышу Ноктюрн смерти и вижу этот диковинный танец.
Некромант играл. Я прикрыла веки и поняла, что он не просто творит мелодию на пианино. Под его пальцами находились иные, призрачные клавиши.
А в следующий миг в основании зала, в нескольких метрах от короля и его невесты вдруг возник трон. Он казался продолжением самого зала. Его сердцем и его основой. И если приглядеться, то и стены уже приобретали совсем другой вид. Исчезла слащавая розовость. Теперь на мягкой обивке из темно-шоколадной ткани были вытканы белоснежные драконы с алыми глазницами. В углах зала стояли высокие напольные канделябры, отбрасывающие настоящие блики восковых свечей. А вдоль стен расположились слуги-привидения, держа в мертвых руках подносы с прозрачными яствами.
В один миг Рейв вдруг отнял руки от пианино, повернувшись к залу. Но музыка не перестала играть. Клавиши нажимались теперь сами собой. И магическая пляска смерти продолжалась.
Рейв не улыбался. В его глазах мелькал какой-то чужеродный мрак. Темное торжество, какого я ни разу раньше не видала у него.
Мужчина медленно встал со стула перед пианино, сделал несколько уверенных шагов в сторону явившегося из небытия трона и… сел на него, будто он настоящий. Коснулся одной рукой полированного черепа на подлокотнике. Положил пальцы на гладкую лобную кость. А второй рукой подпер подбородок.
Сильная широкоплечая фигура мужчины вписалась в очертания этого мрачного кресла как влитая. И мне наконец все стало ясно.
Не знаю, как это произошло. Не понимаю, как это могло получиться. Но некромант всегда говорил мне правду. Его и впрямь зовут Рейв Эридан. Рейв Эридан Кастро-Файрел. И забери меня Тьма, если он не настоящий король мертвых!
Назад: ГЛАВА 12
Дальше: ГЛАВА 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий