Не буди короля мертвых

ГЛАВА 12

Рейв

 

Да, это оказалось совсем неожиданно. Друидская магия в девчонке спала так глубоко, что простое воздействие на анарель не помогло. Не помогло и чтение заклятия, заведомо превышающее силы ее источника.
Заставив Ангелину произносить слова магии шестого уровня, он рассчитывал на то, что золотая кровь не даст девушке погибнуть от истощения. Ее резерв некроманта был почти пуст, а значит, в ключевой момент обязан был подключиться резерв друида.
Но он ошибся. И Ангелина едва не отключилась прямо у него в руках. Ее источник выжег бы ее изнутри, превратив либо в умалишенную, либо в мертвую. И некроманту пришлось вкладывать собственные, едва начавшие восполняться силы.
Мужчина сжал челюсти, глядя перед собой почти безразлично. Его раздражало, бесило до кровавой пелены перед глазами, что он больше не тот, каким был прежде. Что он не может одним движением руки поднять те сотни мертвых, что привязаны к нему незримыми нитями. Не может вернуть тело Бьельндевиру. Не может вернуться в свой замок как победитель. Как настоящий хозяин.
И теперь он сам едва не свалился без памяти, отдав часть собственной Тьмы девчонке.
— Рейв… это… это удивительно! — громко прошептала девушка, вырывая некроманта из плена темных мыслей. — А еще жутко страшно.
Одновременно с этими словами она сделала крохотный шаг назад, прячась за его руку.
Мрачная улыбка подернула губы некроманта. Он поднял голову и наконец взглянул на их с Ангелиной совместное творение.
Огромный черный конь разглядывал их обоих кроваво-алыми глазами. Его бока лоснились серебряным блеском, а белоснежно-седая грива колыхалась в воздухе, несмотря на то что вокруг не было ни ветерка. Вокруг копыт горело багряное пламя. И когда животное било ногой по доскам, во все стороны разлетались рубиновые искры.
Это существо могло бы показаться волшебно-красивым, если бы не голод в сияющих мертвых глазницах.
— Сжимай крепче нити управления, чтобы шельмугр не вырвался на свободу, — проговорил Рейв. Впрочем, в этом не было надобности. Девушка была настолько неопытной, что теперь вообще вряд ли смогла бы прогнать нежить, которую сама же и удерживала на привязи.
— Я стараюсь, — проговорила она. Довольно твердо. Видимо, и правда старалась. — Рейв, а он не нападет?
— Ты не должна позволять. Помни, он слышит твои приказы. Понимает каждое слово. Но если ты хочешь беспрекословного подчинения, должна использовать только эшгенрейский. Даже мысленно. Ясно?
— Ясно, — кивнула она.
Рейв сморщился. Ничего ей было не ясно. Он видел, что нежить она не удержит, а это значит, что снова придется вливать в нее свои силы.
И это при том, что он едва на ногах стоит! Во время обряда он даже вынужден был использовать весьма скромный резерв браслета и цепи. Артефакты успели накопить совсем мало энергии, и ее едва хватило, чтобы Рейв не осушил себя до состояния вышедшей из могилы мумии.
Да, не так он представлял себе торжественное возвращение короля мертвых после семи сотен лет заточения.
— Рейв, ты бледный, — выдохнула девушка, вдруг повернувшись к нему. — Что-то не так?
На ее лице вспыхнуло самое настоящее беспокойство.
Некромант приподнял бровь и едва заметно улыбнулся. Медленно поднял руку и провел костяшками пальцев по женской щеке.
Ангелина вздрогнула и тихо выдохнула.
Давно о нем никто не беспокоился. Да и беспокоился ли когда-нибудь вообще? Шайна, его жена, похоже, вообще не любила его. Чем чаще он вспоминал все ее улыбки и поцелуи, тем более лживыми они казались.
Женщина, которую он любил много лет, тогда, семь веков назад, пришла к нему сама, как только слетела с плеч голова старого короля, а Рейв надел корону. Почему же он не понимал, что Шайна желала вовсе не его, а власти?
Видимо, потому что в тот момент ему было наплевать.
— Все в порядке, малышка, — проговорил он, откашлявшись. — Думаю, нам пора возвращаться в замок. Теперь у тебя есть собственный жеребец, и нет смысла ехать со мной вместе.
Казалось, в травянистых глазах блеснуло разочарование.
— Но я ведь не умею…
Рейв улыбнулся этому наивному расстройству. И уже почти готов был пойти на поводу желаний маленькой некромантки, так удачно совпадающих с его собственными. Посадить девчонку к себе в седло и прикасаться к ней всю дорогу.
Но мало того что это смахивало на мазохизм, так еще и грозило разрушить его план. Если анарель наследницы золотой крови не удалось пробудить магическим истощением, то оставался только один путь. И для этого малышка должна оставаться девственницей.
— Я тебя научу, дорогая невестушка, — невозмутимо ответил он и нарочно отвернулся, словно вовсе и не замечал надутых женских губ. — Выбирай коня.
Ангелина испуганно округлила глаза, переводя взгляд с мертвого скакуна на живого. Когда они отвязали своего коня от дерева и подвели к шельмугру, он то и дело в ужасе дергался и громко ржал.
— Кстати, вот по этой причине мы не взяли с собой Зомзома, — кивнул мужчина на сходящую с ума лошадь. — Животные слишком хорошо чувствуют мертвых. Ну, так что? Белое или черное, жизнь или смерть? Выбирай, некромантка.
Рейв победно улыбнулся. Он уже знал, что она выберет. А может, надеялся, что Ангелина именно такая, какой он не видел: слабая, но способная перешагнуть через свой страх. Неуверенная в себе, но готовая рисковать.
И девушка его не разочаровала. Живая лошадь, так символично оказавшаяся светлой масти, осталась в стороне. А Ангелина неуверенно шагнула к шельмугру.
— Как мне сесть на него?
— Седло тебе не понадобится. Багряное копытце все равно не позволит надеть его. Но, поверь, тебе будет удобно.
Рейв коснулся девушки, с удивлением заметив, что его пальцы на ее талии почти соприкоснулись, такая она была тонкая. Легко поднял вверх и посадил на черный круп.
Ангелина всплеснула руками, не зная, за что хвататься. Сбруи ведь тоже не было.
— Не бойся, — проговорил Рейв. И тут же добавил, повернувшись к коню: — Eiderte g’alde. Ren velde un gal’ibjer xenwer biolk, er daljer sairet.
Это обозначало: «Езжай осторожно. Не вздумай сбросить хозяйку. Я раздавлю твой череп голыми руками, если она хотя бы вскрикнет».
Шельмугр вскинул голову, тряхнув гривой. Из ноздрей вырвался белый пар, словно вокруг царила зимняя стужа, а не теплый летний вечер. Алые глаза сверкнули яростью. Но прошла секунда, и конь опустил морду, осторожно ударив копытом о землю.
Из-под черных ног вырвалось кровавое пламя. Белая грива взвилась в воздухе как туман мертвых. Шельмугр громко заржал, заставив семисотлетнего некроманта залюбоваться его темной пугающей грацией. И тут же успокоился, демонстративно медленно шагнув по дороге.
Рейв закинул их вещи в седельные сумки и запрыгнул на своего скакуна, на котором ему теперь предстояло ехать в одиночестве.
— Что ты сказал? — нахмурилась Ангелина. — Я смогла понять только: «Езжай осторожно». А дальше что-то невразумительное, вроде: «Раздавить череп хозяйки, если вскрикнет». И, честно говоря, меня эта перспектива не очень впечатлила.
Смех Рейва, раздавшийся в ответ на ее слова, превзошел по громкости ржание мертвого коня.
— Тебе надо подучить эшгенрейский, малышка, — проговорил он, с трудом успокаиваясь. — Произношение у тебя великолепное, а вот словарь прихрамывает. Я просто пригрозил ему, чтоб слушался. Тебе тоже не мешает поступать так, если хочешь чего-то добиться от живого мертвеца. Тем более от такого сильного.
В это время их скакуны спокойно двигались рядом, и даже живой конь почти перестал шарахаться от шельмугра. Даром что некромант слегка подшаманил с мороком Тьмы, забив ноздри слишком чувствительного животного магией. Теперь лошадиные рецепторы совсем не ощущали тонкого, еле уловимого запаха мертвечины.
Всю оставшуюся дорогу до их нового пристанища он рассказывал Ангелине, как нужно вести себя с нежитью. Как управлять потоками Тьмы, как призывать силу. И даже поведал ей наконец настоящее предназначение цепочки на шее, настоятельно рекомендуя пользоваться ею только в крайних случаях — например, когда собственной магии не хватает, а колдовство необходимо завершить.
Ангелина радовалась как новорожденный котенок. Она бы, наверное, даже запрыгала прямо на лошади, если бы под ней не ехала страшная трансформированная нежить шестого уровня. С собственным сознанием.
Так они добрались до конюшен, где и сдали живого коня. Мертвого Рейв окутал Тьмой и сбросил в Сумеречный мир.
— А мы сможем найти его потом? — забеспокоилась Ангелина, заметив, что он не привязывал шельмугра, а просто выпустил на свободу. — Или вдруг его там монстры съедят?
— Нет, — покачал головой мужчина, открывая дверь в их комнаты, где, степенно сидя на стуле у входа, их ожидал Зомзом. — На первом уровне нет ни одной твари, способной навредить Багряному копытцу. А так как конь привязан к… нам обоим, вызвать его будет легко.
Как только двери за ними закрылись, зомби вдруг встал со стула и подошел к мужчине, протянув руку. В тонких, немного суховатых пальцах было зажато письмо.
Рейв сдвинул брови, принимая конверт. Но как только увидел на бумаге герб с королевской короной, губы изогнулись в торжествующей улыбке.
Молча он развернул бумагу, пробежал глазами короткий текст. А затем проговорил, бросив на девушку хитрый взгляд:
— Готовься, дорогая. Завтра вечером в Золотом зале дворца состоится прием, на котором гости будут иметь возможность выразить свое почтение будущей королевской чете. Графа Эридана с невестой будут ожидать к шестнадцати часам.
— Это правда? — недоверчиво выдохнула девушка, приложив ладонь к губам.
— Правда, Ангел, — кивнул Рейв. — Завтра мы попадем во дворец.
Некромантка еще долго не могла поверить ни своим ушам, ни глазам, которые рассматривали обычную бумагу с гербовой печатью и подписью самого короля. Ее отца, который от нее отказался.
Рейв, в принципе, слабо представлял себя папой, и вопросы детей его, как правило, не интересовали. Но Герхард Айрис с каждым разом все больше его раздражал, несмотря на то что они еще не успели познакомиться. Некромант сжимал челюсти при мысли, что его малышку бросили в детстве, как кота, который плохо себя вел и никак не приучался ходить в лоток.
Конечно, это была не единственная причина. Все началось с того, что король носил приставку к имени: Кастро-Файрел. Его приставку. Остальное, пожалуй, стало лишь довеском к лавине ненависти короля мертвых. Связь с собственной сестрой, брошенная дочь, дурацкое имя. Кого вообще могут назвать Герхардом? Только распоследнего мерзавца.
И это не сулило королю ничего хорошего.
Вечером, когда пришло время ложиться спать, Рейв предоставил в распоряжение девушки единственную кровать, которая была им доступна, одновременно накидывая на плечи один из камзолов. Бросив скептический взгляд в высокое напольное зеркало, некромант отметил, что в прошлом мода была куда интереснее.
— Ты что, собрался на прогулку? — недоверчиво спросила Ангелина, присаживаясь на огромное ложе с балдахином, которое теперь было доступно только ей одной. — В такое время?
— Да, мне нужно немного освежиться, ты же не возражаешь, дорогая? — с улыбкой спросил мужчина, отмечая вновь появившийся на ее щеках румянец. — Но если хочешь, я могу остаться и, например, удовлетворить свое любопытство, подглядывая за тем, как моя невеста раздевается.
Ангелина закусила нижнюю губу и еще гуще покраснела. Рейв в этот момент подумал, что остаться — не такая уж плохая идея.
— А где ты будешь спать? — спросила тогда девушка, невинно отводя взгляд.
— Найду, где примоститься, не беспокойся, малышка.
Казалось, девушка хотела сказать что-то еще, но промолчала. Так было даже лучше. Стоило представить, как она раздевается, медленно снимая с себя одежду, как укладывается на постель… как сияет в ночном полумраке ее обнаженное тело на простынях, — и перед глазами темнело.
Он покинул особняк для гостей вместе с Зомзомом, когда солнце совсем скрылось за горизонтом. Так было меньше шансов привлечь внимание к зомби и почти не стоило беспокоиться насчет животных, которые могли бы почуять мертвеца.
Сегодня у некроманта были дела в городе. Выйдя за территорию замка, он пешком направился на окраину. Туда, где еще недавно заприметил высокое здание местной больницы.
Старые улочки столицы были такими же узкими, как и семьсот лет назад. Но все остальное невероятным образом преобразилось. Исчезли грязь и нечистоты, которые в его время наполняли каждый овраг. Дома стали выше и крепче. Крыши блестели совершенно удивительными материалами и расцветками. Повсюду стояли фонари, сияющие каким-то синевато-призрачным светом через вставленные в них кристаллы. А еще через каждые сто метров в каменные плиты мостовой были прочно вставлены тонкие металлические шесты, испещренные символами эшгенрейского. От них фонило магией, силой. Рядом с одним из них некромант даже остановился, чтобы изучить диковинку повнимательнее.
Это оказался отпугиватель для нежити, как и говорила Ангелина. Сам Рейв никогда не встречался с подобным заклинанием, но оно не казалось сложным. Разве что конструкция была весьма любопытна. В шесте зияли отверстия, пропускающие воздух. И когда дул ветер, символы активизировались, словно заклятие читал некромант. Предполагалось, что все это отпугивает нежить от города. Но вот она — Зомзом стоял за его спиной, и никакие символы его не пугали.
Рейв усмехнулся. Дилетанты. Как некромантия могла настолько измельчать всего за несколько веков?
Король мертвых потянул за нити, связывающие его с мертвецом. Именно они позволяли зомби беспрепятственно гулять рядом со своим хозяином. В его время каждому ученику с первого года обучения вдалбливали одно: нежить, прикрепленная к создателю, весьма отличается от дикой. Она гораздо сильнее. Гораздо опаснее. Теперь же об этом все благополучно забыли.
Бросив последний взгляд на артефакт, некромант двинулся дальше. Зомби безмолвно следовал за ним, и Рейв почти не обращал внимания на его присутствие. Хотя именно он должен был сыграть важную роль в сегодняшнем променаде.
Как только они приблизились к зданию больницы, король мертвых ощутил именно то, что и ожидал, — всплески Тьмы, эманации смерти и боли, привлекающие Сумеречную магию. Темные потоки клубились вокруг окон, безошибочно подсказывая, где находятся самые тяжелые больные.
Нехотя некромант снял с руки цепь-браслет и посмотрел на звенья. Маленькие черепа голодно пульсировали.
— Держи, — проговорил мужчина, отдавая его мертвецу.
Зомзом послушно взял украшение и тут же болезненно взвыл, впрочем, так и не выпустив его из рук.
— Да, неприятно, — кивнул Рейв. — Но придется потерпеть, приятель. С этой штукой ночью ты должен будешь ходить вокруг всех лечебниц Ихордаррина. Спрячь в кармане, чтоб никто не увидел. Да, вот так. По возможности заходи внутрь зданий, может быть, даже в палаты. Если будут выгонять, прикидывайся немым и глуповатым. Твоя цель — собрать в эту цепь как можно больше Тьмы. Но помни, если вздумаешь лениться: чем меньше магии ты скормишь амулету, тем больше он вытянет из тебя. Ясно?
Зомзом что-то недовольно промычал.
— Старайся не показываться людям на глаза, — мрачно закончил мужчина. — Если поймают — убьют на месте.
Глаза мертвеца блеснули алым.
— Нет, жрать людей я тебе запрещаю, — спокойно покачал головой Рейв. — Все. Esher’lier!
Ответа от мертвого слуги некромант ждать не стал. Он просто развернулся и побрел обратно к замку, тихонько напевая какую-то старую мелодию и любуясь растущим месяцем на черном, как ветер Сумерек, небе.

 

Ангелина

 

Стоило мне закрыть глаза, как я видела его лицо с сильной линией подбородка, полными, чувственными губами, которые так часто иронично изгибались. С темным, чуть насмешливым взглядом, в котором таилась какая-то загадка.
Рейв не выходил у меня из головы. В мозгу застряли его слова: «Ну, так что? Белое или черное, жизнь или смерть? Выбирай, некромантка…»
Он просил всего лишь выбрать коня. Но почему-то для меня эти слова приобретали совсем иной смысл. Словно он предлагал нечто большее.
И я сделала свой выбор.
Мягкие простыни холодили спину. Я долго ворочалась, пока не легла на бок, стараясь заснуть. Завтра намечался сложный день. Мне предстояло встретиться с отцом и матерью. И если король у меня не вызывал никаких эмоций, кроме раздражения, то мать…
Я хотела ее увидеть. Где-то в глубине души я все еще надеялась, что она следила за моей судьбой. Знала, как я расту, что со мной происходит.
Хотя вряд ли это могло быть правдой. Ведь тогда она наверняка была бы в курсе, что горшечница Илона Вальбур давно пустила все ее деньги, выделяемые на мое существование, в новую гончарную мастерскую. А меня сбагрила в столичную академию. Со стороны могло показаться, что это жест заботы о моем образовании. На самом же деле Илона просто отправила нежеланную приемную доченьку так далеко от себя, как могла.
Но, несмотря на все это, надежда продолжала теплиться в груди.
Где-то через час я провалилась в глубокий сон. Переживания и впечатления сегодняшнего дня полностью лишили меня сил. А потому я открыла глаза часам к девяти, полностью выспавшаяся и отдохнувшая.
Каково же было мое удивление, когда оказалось, что Рейв, закинув руки за голову, лежит рядом со мной на кровати поверх одеяла, укрытый лишь тонким покрывалом, но, хвала Сумеркам, я заметила на нем вчерашнюю рубашку со штанами.
Признаться, мне хотелось снова рассмотреть кубики на его животе. Напряженные рельефные мышцы груди. Но если бы я спала в одной постели с обнаженным мужчиной, моя стыдливость точно прожгла бы дырку на простынях.
— Рейв! — воскликнула я, подскакивая с кровати и улепетывая в сторону выхода из комнаты. — Какого облезлого дракона ты тут делаешь?
— Мм, малышка, что же ты так кричишь? — сонно протянул некромант, поворачиваясь на бок и открывая глаза.
— Почему ты спишь рядом со мной, ты же обещал…
— Что я обещал? — вяло усмехнулся он, приподнимая голову, а затем снова падая на подушку. Черные волосы обсидиановой каплей расплескались по наволочке. — Что кровать целиком в твоем распоряжении? Ну, так я на нее и не претендую. Она твоя, честное слово!
Я схватила новое платье, которое подготовила еще вчера вечером, и прижала к себе. Сорочка, которая была на мне ночью, вряд ли скрывала хоть что-то.
— Рейв!
— Малышка, не кричи, — потянулся мужчина и медленно встал. — А еще советую тебе быстрее занять ванную комнату. Иначе я сделаю это вместо тебя.
Я возмущенно выдохнула, скрывшись за дверью душевой. И как у этого мужчины так легко получалось переводить тему?
Приведя себя в порядок, мы с Рейвом приступили к очень важному делу. Как оказалось, некромант собирался продолжить мое обучение магии и обещал, что совсем скоро я даже смогу продемонстрировать окружающим свои знания. Последнее изрядно напугало, но я решила, что в крайнем случае никто не сможет меня заставить колдовать на людях, если я сама того не захочу. Так что бояться нечего.
Но Рейв оказался прав. Всего через пару часов мне все же пришлось это сделать.
Завтракали и обедали мы в местной ресторации, которая оказалась самым приличным местом из тех, где мне довелось бывать. На Рейва, как обычно, оно не произвело никакого впечатления. Мне уже начинало казаться, что в той глуши, откуда он приехал, у него в собственности есть как минимум второй по величине замок в королевстве. А еще целая армия слуг с лучшими поварами в мире.
Вот только где же может находиться такое место?..
Как только время приблизилось к заветному часу, я все больше начинала нервничать. Мы вышли из особняка для гостей в сопровождении зомби и одного лакея, которого к нам приставили буквально сегодня. Его звали Ласьер, и он косился на молчаливого Зомзома с некоторым подозрением. Впрочем, вряд ли он догадывался, кто на самом деле составляет ему компанию. А по легенде Зомзом у нас нем как рыба.
В черно-серебристые стены Файрела нас впустили без проблем. Мы медленно шли по коридорам, рассматривая архитектуру, лепнину и внутреннее убранство дворца. Рейв словно нарочно не торопился, чтобы я могла побольше привыкнуть к этому месту. Хотя иногда, когда я поворачивала к нему голову, мне удавалось перехватить его странный задумчивый взгляд, который он бросал то на портьеры, то на картины, то на изукрашенный потолок.
А еще в это время случилось нечто неожиданное. Наверное, близость к некроманту сыграла свою роль. А может, то, что на мне была цепь Рейва, способная подпитывать магией. Но в какой-то момент, моргнув как обычно, я открыла глаза с сумеречным зрением. И то, что я увидела, меня сильно удивило.
Вокруг было невероятно много Тьмы. Гораздо больше, чем где-либо еще. Словно темная материя стекалась сюда, как река в глубокий каньон. Но и это было не самое интересное.
Краем глаза я видела, как Рейв поворачивал голову к стене, и в тот же миг Тьма в том месте будто пульсировала в ответ. Потом он отворачивался и смотрел в другую сторону, и под его взглядом начинала шевелиться лепнина. А глубоко под несущими плитами будто вздыхало что-то.
Через пару секунд наваждение прошло, и я уже сомневалась, а не почудилось ли мне все это.
Мы шли дальше, и неподвижные стражники с торчащими вверх алебардами, казалось, не обращали на нас никакого внимания. А вот у Золотого зала герольд любезно ознакомился с нашим приглашением, прежде чем открыть двери.
— Рейв, я нервничаю, — сказала тихо некроманту, радуясь, что всю дорогу он держал меня под руку.
— Не переживай, малышка, — спокойно улыбнулся мужчина. — Это всего лишь ужин. Думай о том, что здесь должны подавать блюда качеством значительно выше, чем в нашей ресторации.
— Но…
В этот момент двери открылись, и яркий свет десятков волшебных светильников ударил в глаза. Глашатай громко провозгласил:
— Граф Рейв Эридан и его невеста Ангелина Вальбур!
Как только глаза привыкли к освещению, я увидела примерно три десятка людей. Красивые платья из множества слоев шелка шуршали по полу. Невысокие каблуки перестукивали по начищенной до блеска плитке.
Я бросила неловкий взгляд на собственный наряд. Его для меня выбирал Рейв, и это невозможно было забыть. Несмотря на то что в моду сейчас явно вошли пышные фасоны, моя юбка почти не топорщилась, но смотрелась великолепно. Она была насыщенного алого цвета с черно-серебряной вышивкой. При этом я даже примерно не представляла, что это за ткань. Тонкая, струящаяся как вода. На лифе было нашито такое количество камней, что я боялась прикидывать их стоимость. Полупрозрачный, темный дымчатый хрусталь.
Прическу мне делала полдня какая-то девушка, которую нашел Рейв. И теперь мои волосы были убраны в удивительную воздушную конструкцию, из которой на шею падало несколько кудрявых прядей. А сам серый цвет, который мне никогда не нравился, начал отчетливо сверкать сталью.
С нашим появлением зал затих. Словно нас никто не ждал.
Словно именно нас и ждали…
— Рейв… — прошептала я, чувствуя, как белеют губы.
— Тише, малышка, — незаметно погладил он мою ладонь большим пальцем. — Все хорошо.
Впереди, в самом конце зала, стоял массивный диван с высокой спинкой, на котором могли с удобством рассесться человека четыре. Он сверкал белым золотом и привлекал внимание черной кожей, которая давно потеряла блеск. Как только мы подошли ближе, я заметила, что на металле было начерчено множество букв эшгенрейского, стертых от времени. Стало очевидно, что этому предмету мебели очень, просто очень много лет. И сейчас на нем сидели король и молодая женщина.
Они пока не обращали на нас внимания, потому что напротив них с подобострастным видом стояла немолодая дворянская чета. Они отвешивали низкие поклоны и, кажется, сыпали комплименты будущей королеве. Мужчина при этом протягивал королю на вытянутых руках длинный меч в ножнах, усыпанных крупными синими сапфирами.
— Благодарю за подарок, господин Дершан, госпожа Дершан, — с вежливой улыбкой проговорил король глубоким низким голосом, от которого мурашки пробрали до костей.
Я все еще старалась не смотреть на него. На того, кто, по всей видимости, был моим отцом.
— Рейв, — незаметно прошептала я, склонив голову, — так ты знал, что понадобятся подарки?
Некромант улыбнулся одними уголками губ:
— Догадывался, милая невеста.
Так вот зачем он весь день учил меня призывать из Сумерек шельмугра. Вот зачем я мну в левой руке маленькую заговоренную Рейвом бумажку. Потому что мне предстоит сделать это через пару томительных нервных минут на глазах у всех собравшихся!
Я тяжело выдохнула. И наконец подняла глаза на короля.
Его величество Герхард Айрис оказался довольно высоким мужчиной, насколько можно было судить сейчас, пока он сидел. На вид — не более сорока лет. Совсем не старый. Зеленые глаза смотрят остро и цепко, будто проникают в самое сердце. У него короткая борода, закрывающая всю нижнюю часть лица. Волнистые волосы зачесаны назад и кажутся светлее, чем у меня. Похоже, из-за легкой, почти незаметной седины, которая придает оттенку еще больше металлического ртутного блеска.
Я не знала, похожи ли мы. Не могла понять. Не узнавала в этом человеке ничего знакомого и не испытывала никаких чувств, глядя на него.
А вот молодая женщина, что сидела рядом, неожиданно вызвала внутри легкую дрожь.
У нее были длинные волнистые волосы удивительной красоты. Темно-коричневые с легким медным блеском. Маленькая золотая диадема прекрасно оттеняла их и делала из Ливии Рендан настоящую принцессу.
Собственно, невеста моего отца и была почти принцессой. Герцогиня, древний род которой был едва ли не богаче рода Айрис. Им принадлежало несколько огромных провинций на юге государства. Братья Ливии, герцоги Валосский и Корнельский, вполне могли претендовать на корону в случае смерти нынешнего короля. Ведь пока что прямых и признанных наследников мой отец не имел.
В это время дворянская чета, преподнесшая королю усыпанный сапфирами меч, наконец, откланявшись, отошла в сторону. Рейв сжал мою руку, и мы двинулись вперед.
По спине прокатилась волна страха, приподнявшая на коже каждый крохотный волосок. Интересно, если я сейчас поскользнусь и распластаюсь на этом начищенном полу как подстреленная цапля, нам позволят тихонько уйти, не привлекая внимания?
Наверное, не привлекать внимания все же не получится. Но, зомбушки-стыдобушки, как же мне хотелось исчезнуть отсюда! Хоть бы в Сумерки провалиться прямо к шельмугру на спинку. Да вот только конь-то с минуты на минуту станет собственностью моего любвеобильного папаши!
Рейв подвел меня к дивану короля (а троном это назвать у меня язык не поворачивался даже мысленно!), и мы оба поклонились. Я, как могла, попыталась скопировать движения женщины, что шла перед нами. Но не знаю, насколько хорошо вышло. Лицо горело, словно его мазью от радикулита намазали.
У левого плеча короля слуга в праздничной ливрее, вышитой красным золотом, не слишком громко проговорил:
— Граф Рейв Эридан и его невеста Ангелина Вальбур!
Два цепких взгляда скользнули сперва по моему некроманту, а затем остановились на мне. Я же пыталась понять, что вижу в этих глазах. В зеленых, как и у меня. И в других — светло-карих с красивой желтоватой каймой.
Глаза отца безразлично скользнули по мне и вернулись к Рейву. Вот на нем его величество король сконцентрировался гораздо сильнее. В мрачноватом малахите радужек светились недоверие и любопытство.
В то же время Ливия мне откровенно улыбнулась!
— Позвольте узнать, граф, — начал Герхард, вовсе не озаботившись приветствиями, — по какому праву вы присвоили себе имя короля мертвых? И каким способом проникли в Файрел?
Краем глаза я старалась наблюдать за реакцией некроманта. Честно говоря, именно этого момента я и боялась. Видимо, не только для меня стало сюрпризом воскрешение рода Эридан, который, как известно, оборвался вместе со смертью того самого Рейва.
Мужчина рядом со мной даже не вздрогнул.
— Ваше величество, — начал он, не думая даже склонить голову и как-то иначе сгладить возмущение короля, — полагаю, вы никоим образом не собирались оскорбить меня в присутствии вашей и моей прекрасных невест. И ваш гнев — лишь следствие низкой осведомленности. Однако все сказанное мной — правда. Я последний и единственный наследник Рейва Эридана Кастро-Файрела, именуемого королем мертвых.
Последние слова прозвучали в гробовой тишине. Оказалось, присутствующие в зале гости внимательно прислушиваются к разговору. От этого стало еще более тяжко. Стоило представить, какая толпа народу сейчас глазеет на нас, и тошнота подступала к горлу. Заговоренная бумажка у меня в руке уже превратилась в смятый влажный комочек.
— И, как вы понимаете, мои слова легко проверить, — продолжал Рейв звонким как металл голосом.
Уверенным движением, не сводя почти вызывающего взгляда с короля, он снял с руки свое огромное кольцо на две фаланги и с незначительным поклоном протянул.
Слуга за спиной Герхарда метнулся вперед и схватил украшение-артефакт. Передал королю и снова удалился за диван.
Его величество с интересом крутил перед глазами блестящий металлический коготь, испещренный древними буквами.
Брови монарха были сдвинуты.
Осторожно наклонившись к будущему мужу, Ливия посмотрела на украшение. На ее красивых алых губах то и дело мелькала тень улыбки. Затем она мягко положила тонкие пальчики поверх руки короля и проговорила:
— Ваше величество, полагаю, дорогой гость вряд ли стал бы обманывать нас в нашем же собственном доме. Если граф Эридан говорит, что он наследник короля мертвых, значит, так оно и есть.
И обворожительно улыбнулась Рейву.
А у меня в груди что-то неприятно кольнуло. Ревность, что ли?
Было бы смешно. Не собираюсь же я ревновать некроманта к без пяти минут королеве? Ведь не собираюсь?..
— Хм… — протянул Герхард. — Арка-кровь, конечно, пропустила кольцо. И на обороте действительно зачарована фамилия Эриданов. — Он поднял взгляд на Рейва, будто не зная, что сказать. Но через мгновение снова нахмурился. — Кольцо короля мертвых, которое подтверждало наличие дворянского титула, было похоронено вместе с владельцем. За новым артефактом наследники не обращались. Так откуда могло взяться это?
Рейв выдержал еще один удар со спокойствием гранитного утеса. Темные глаза уверенно сверкнули.
— Полагаю, кольцо все же не было похоронено, вот и все. Иначе остается три варианта. Либо я — умелый артефактор и смог подделать магическую жилу точно так же, как это делает ваш придворный мастер. Либо я нашел могилу настоящего Рейва Эридана и забрал кольцо… — Тут он сделал уверенную паузу и улыбнулся, а затем закончил: — Либо я и есть король мертвых.
На последней фразе из зала послышались дружные смешки. Ливия улыбнулась и подалась вперед.
— Дорогой, — мягко протянула она моему отцу, — ты же знаешь, что подделать артефакт невозможно. Жила крови есть только в королевской мастерской. Также вряд ли дорогой граф отыскал могилу, которую не могли найти все существующие колдуны за семь сотен лет. И, думаю, последний пункт в пояснениях не нуждается.
Она повернулась к Рейву и весело рассмеялась. Ее голос звучал так звонко и красиво, что король нервно тряхнул светлой шевелюрой, засмотревшись на невесту.
— Пожалуй, ты права, дорогая Ливия. Прошу прощения за недоверие, граф. Но вы же понимаете, такая новость, как возвращение ко двору рода Эриданов, не могла пройти без внимания.
Рейв кивнул и улыбнулся в ответ. Однако я видела, что его глаза холодны как лед.
— Я все понимаю, ваше величество. Вы конечно же в своем праве. Я лишь ваш скромный слуга. — Он с достоинством поклонился. — А теперь позвольте мне и моей невесте принести вам свои поздравления с грядущей свадьбой. Вы выбрали невероятно красивую жену…
Некромант бросил восхищенный взгляд на Ливию, которая улыбалась с откровенным удовольствием.
Странно, конечно. Может, кто-то подумал бы, что я действительно ревную (хотя это абсолютно не так). Однако в тот момент мне захотелось совершенно откровенно заявить, что эта Ливия — невоспитанная нахалка! А еще у нее явно что-то на уме. И с чего вообще я решила, что она красивая? Ни кожи ни рожи. Ясное дело, что папаша женится на ней только ради какой-то личной выгоды!
— Благодарю за комплимент, граф, — ответила Ливия своим мягким голоском. — Ваша невеста тоже хрупка и нежна как подснежник.
Герцогиня одарила меня теплейшим покровительственным взглядом, от которого я явно обязана была воспылать к ней священной любовью.
— Скажите, вы ведь не принадлежите дворянскому роду, верно? — продолжила она, глядя прямо мне в глаза.
Я гневно сжала руки, пристойно сцепленные между собой.
— Верно, ваша светлость.
Ливия произнесла с лучезарной улыбкой:
— Ну, это ненадолго, дорогая. Я уверена, вы станете прекрасной графиней.
Мне показалось, что меня накормили сахарной пастилой.
В этот момент Рейв снова сжал мою руку и, многозначительно взглянув, проговорил:
— Позвольте нам преподнести вам подарок, ваше величество, герцогиня. От будущей четы Эриданов будущей чете Айрисов.
Король благосклонно кивнул и махнул рукой.
Некромант повернулся ко мне и мрачно улыбнулся. Он был абсолютно уверен в том, что сейчас произойдет. В том, что я не оплошаю и не испорчу все. Откуда в нем бралась эта уверенность — не знаю. Но все чаще я замечала, что именно его доверие придает мне сил.
Повернувшись вполоборота к королевскому дивану, я глубоко вздохнула и закрыла глаза. Рейв говорил, что Файрел поможет мне. Что даже самый слабый колдун в его стенах способен на многое.
Оставалось лишь надеяться, что все и правда получится.
Раскрыв ладонь, я распрямила мятый листок бумаги, на котором расположились по кругу около десятка необычных символов и самых обыкновенных букв эшгенрейского. Необходимо было мысленно воссоздать идеальную последовательность. Идеальное начертание. Ошибиться было нельзя, потому мне как новичку некромант посоветовал воспользоваться подсказкой и наполнять Тьмой не мысленные символы, а те, что нарисованы на бумаге.
Так я и поступила.
Сумеречное зрение на этот раз пришло само. Без поддержки некроманта. Я видела темные потоки, во множестве курсирующие по залу. И мне хотелось схватить их все.
В ушах стучал пульс, отбивая такт заклятию ударами сердца. Прикрыла глаза и из-под опущенных ресниц увидела, как на листке, зажатом в вытянутой руке, замерцали буквы.
Дыхание перехватило. В груди растекалось сосущее ощущение нехватки воздуха. Словно вокруг его было совсем мало. Но я знала, что на самом деле мне не хватает собственного анареля.
Источник колдуна — это чаша, в которую поступает магия извне, циркулирует там и двигается дальше, преобразовываясь в требуемое колдовство. Если чаша большая, то магии через нее может пройти больше. Если чаша маленькая, то сколько бы Тьмы ни разливалось вокруг, сил полностью использовать ее не хватит.
Однако все же клубящаяся повсюду мощь играла важную роль. Ведь мне не нужно было прикладывать дополнительных усилий, чтобы призывать Тьму. Она уже была рядом.
Я напряглась, чувствуя, как звенит каждая мышца. Было страшно. Но затем я посмотрела в глаза Рейва, который глядел на меня с напряженным вниманием. Казалось, зрачок целиком заполнил его радужку. Я снова вспомнила, что он верит в меня, и страх отступил.
Игнорируя настойчивый звон в ушах, я резко выдохнула и с силой тряхнула в воздухе листком с символами. Хрустнула бумага. Зачарованные буквы высыпались наружу, словно были игрушечными. Словно Рейв не писал их собственной рукой.
В следующий момент символы закрутились в воздухе, превращаясь в кольцо, искрящееся черненым серебром. А еще через секунду в центре кольца появилось отверстие, из которого с громким потусторонним ржанием выпрыгнул огромный конь цвета обсидиановой мглы.
Испуганный выдох прокатился по залу. Все присутствующие дышали в унисон. Глядели во все глаза. Боялись шелохнуться.
Воронка перехода захлопнулась, и шельмугр остался стоять напротив короля и его невесты. Он бил кровавым копытом о зеркальные плиты пола. Багряный огонь с его ног растекался вокруг пугающими лужами. Призрачная грива колыхалась, словно на ветру, и таяла. Мертвые глаза сверкали неприкрытой злобой.
— Ч-ч-что это?.. — проговорил Герхард, с трудом сдерживая нервную дрожь.
А затем, не успели мы и глазом моргнуть, с двух сторон от дивана откуда ни возьмись выпрыгнули два колдуна и направили в коня горящие посохи.
Воздух рядом сильно затрещал. Я плохо разбиралась в чужих заклятиях, но, судя по всему, его величество с невестой накрыло защитным куполом.
— Немедленно объяснитесь! — рявкнул Герхард, прочищая горло. Как только подоспели маги, самообладание начало возвращаться к нему.
Рейв повернулся к монарху и ответил:
— Ваше величество, это конь. Ручаюсь, что у вас никогда не было такого скакуна. Его не надо кормить, ему не надо отдыхать. На нем можно ездить сутками, и он не падет от изнеможения. Усталость ему неведома, как и болезни, голод и смерть.
Герхард перевел изумленный взгляд на Багряное копытце и прошептал:
— Это что, конь-нежить?..
— Именно, ваше величество, — кивнул некромант. — И теперь он ваш.
С этими словами Рейв сделал шаг вперед и протянул слуге маленький алый камень. Рубин. Я знаю, что мой «жених» купил его сегодня утром в ювелирной лавке. Выбрал самый большой, какой там был. И за пару минут, пока я изучала призыв шельмугра, каким-то образом зачаровал драгоценность. Я не вникала в процесс. Это было слишком сложно. Но, кажется, с этой вещицей любой, кто угодно теперь мог управлять мертвым конем.
Герхард быстро кивнул головой на камень, молчаливо приказывая слуге принести. Королю явно не терпелось.
Как только рубин попал в его руки, он сказал:
— И с камнем я смогу приказывать этой твари?
Шельмугр ударил копытом в пол, и одна плитка с треском лопнула.
Рейв улыбнулся:
— Сможете. Только помните, что он понимает не только каждое ваше слово, но и обладает своим разумом.
— А если он нападет? — выдохнул Герхард, уже с восторгом разглядывая животное, которое совсем не выглядело мертвым.
— Ваше величество, я бы вам не советовал… — начал один колдун-стражник, что все еще угрожал коню жезлом.
Король нетерпеливо дернул рукой, недвусмысленно приказывая ему заткнуться.
В этот момент Ливия широко улыбнулась и положила руку на ладонь будущего мужа.
— Чудный подарок! — произнесли ее мягкие губы. — Достойный короля, не правда ли, ваше величество?
Герхард улыбнулся одной половиной рта и кивнул. Он все еще испытывал некоторый страх, но возникший интерес пересиливал его.
— Благодарю вас, граф, госпожа, — удовлетворенно проговорил он. — Если позволите, я хотел бы просить вас дать мне пару уроков общения с этим животным. Скажем, завтра?
— Конечно, ваше величество, — подозрительно послушно ответил Рейв, беря меня за руку. Никогда не слышала у него такого сладкого голоса. — Как вам будет угодно.
— Вот и славно! А сейчас, я думаю, пора к столу, — закончил монарх и тут же встал с дивана, подавая знак присутствующим отправляться в трапезный зал.
Толпа высокородных гостей зашевелилась и зашумела, превращаясь в небольшой человеческий улей.
Итак, начинался вечер, который уже через пару часов должен был закончиться самым неожиданным образом.
Назад: ГЛАВА 11
Дальше: ГЛАВА 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий