Не буди короля мертвых

ГЛАВА 10

Рейв

 

«Файрел. Мой замок. Моя кровь…»
Рейв видел перед собой высокий дворец из темного камня. Он светился на солнце и одновременно будто поглощал его свет. Кирпич, способный концентрировать Тьму внутри. Не накапливать, нет. Для этого потребовались бы невероятные затраты. Создать артефакт такого размера невозможно. Но когда-то много лет назад король мертвых сделал нечто другое.
Камни этого громадного комплекса были зачарованы так, что Файрел заставлял всю окрестную Тьму медленно перетекать в собственные стены. Он ее привлекал, позволяя ей свободно и беспрепятственно курсировать внутри. И в результате любой некромант, оказавшийся в стенах дворца, довольно сильно увеличивал собственный потенциал.
Конечно, это не могло сделать рядового пустышку сильным магом, а самому Рейву — вернуть прежнюю мощь. Однако в стенах своего дома сотворить любое колдовство королю мертвых было гораздо легче. Камень отзывался на приказы хозяина словно живой.
Рейв смотрел на это сооружение и молча вздыхал. Сегодня ему не очутиться внутри. Увы. Гостей селили в отдельных пристройках на территории комплекса.
Распорядитель, мужчина преклонного возраста по имени Редшер, указал им с Ангелиной в сторону пятиэтажного особняка довольно сомнительного вида. Он был построен из белого кирпича, а на его фасаде сверкала немного безвкусная, по мнению некроманта, лепнина.
В любом случае все это ненадолго. Рейв шаг за шагом приближался к возвращению собственного замка. С улыбкой бродил в какой-нибудь сотне метров от его главного входа и чувствовал: Файрел уже узнал своего истинного хозяина.
Довольно быстро «будущую чету Эриданов» поселили в просторных комнатах, приставив к ним личного слугу. Питаться им полагалось за свой счет в местной ресторации. И только если его величество вышлет им личное приглашение на церемонию помолвки, то «любезные гости» будут иметь удовольствие отужинать за одним столом с королем и будущей королевой.
— Значит, на сегодня мы свободны? — спросила Ангелина, когда они успели немного прийти в себя и осмотреться.
— Думаю, вполне. И чтобы не сидеть в этой безвкусной камере заключения, — некромант с презрением окинул взглядом унылые комнаты, — я предлагаю тебе прогулку и пикник. Здесь неподалеку есть чудное место. Было… чудное место.
Рейв немного нахмурился, представляя, как за семь сотен лет мог измениться ландшафт. Сады и леса, к которым он привык, уже могли располагаться вовсе не там, где прежде. Дивные тенистые тропинки, по которым он любил гулять в тени горицвета, могли превратиться в какое-нибудь новое отвратительное здание.
— Безвкусная камера? — переспросила девушка, с улыбкой осматриваясь по сторонам. — Рейв, тут очень здорово, разве тебе не нравится? Посмотри, какая картина на стене! А вон на той кровати поместится, наверное, слон!
В этот момент она снова начала краснеть, и некроманту даже не пришлось гадать, в чем причина. Кровать-то в их комнатах была одна.
Он улыбнулся, подавив на корню все грязные мыслишки, которые в этот момент начали лезть в голову. Он еще не придумал, что дальше делать с девушкой. И решил отложить этот вопрос до того момента, как разберется с более насущными проблемами. Совсем скоро король прочтет в списке прибывших его имя: Рейв Эридан. И вот тогда начнется самое интересное.
А пока некромант позволил себе просто наслаждаться жизнью.
— Ладно, — протянула Ангелина, отвернувшись от постели и тщательно скрывая смущение, — я в любом случае согласна на пикник. Кушать хочется ужасно. Скоро мы выходим?
Король мертвых улыбнулся. Ему нравилось, что молодая некромантка перестала задавать дурацкие вопросы в стиле «я не доверяю тебе, Рейв». Она не спросила, где они достанут еду, как будут добираться до поляны. Такие вопросы должен решать мужчина. А девушке достаточно протянуть ему свою маленькую ручку.
— Выходим прямо сейчас, милая, — кивнул он.
Бросив Зомзому, чтобы оставался здесь и караулил вещи, некромант взял под руку свою фальшивую невесту и вывел во двор. Все, кто встречался им на пути, приветственно кивали, заметив молодую пару. Признаться, Рейву даже нравилась эта игра, но он не пытался задуматься, по какой причине.
Слуги легко указали путь до ресторации, где им быстро собрали мешок со снедью и парой бутылок вина.
Конюшня замка Файрел оказалась там же, где и прежде. Рейв невозмутимо попросил конюха седлать двух коней, но в этот момент девушка его резко остановила:
— Дорогой, — многозначительно протянула она таким мягким голоском, что у него мурашки пробежали по спине. — Я бы хотела ехать с тобой на одной лошади. Или идти пешком.
Конюх улыбнулся, покачав головой. И в глазах его читалось что-то вроде «ах, эти влюбленные!».
Рейв приподнял бровь, не вполне понимая, что происходит. И когда конюх отошел подальше, девушка подошла к нему и приподнялась на носочках, затаив дыхание.
Склонив голову, некромант уперся взглядом в высокую грудь, аппетитно выглядывающую из декольте. Ангелина будто специально прижалась к нему сильнее, наконец достав губами до его уха.
В этот момент Рейв готов был провалиться в бездну Сумерек, лишь бы остаться там с Ангелиной наедине. Лишь бы утащить ее подальше от посторонних глаз. И зацеловать до смерти каждый сантиметр ее тела. Ее светлой гладкой кожи. Ее влажных горячих губ, которые сейчас будто случайно коснулись его мочки.
Некромант закрыл глаза и резко выдохнул, пытаясь сконцентрироваться и не обращать внимания на резко ударивший в виски жар. Кажется, девушка ему что-то говорила.
— Я не умею кататься на лошади, Рейв! — шепнула она. Обожгла своим дыханием. Чуть не вышибла остатки мозгов.
— Я… понятно.
Конечно, она не умеет ездить верхом, она же не высокородная. Тьма, кажется, эта поездочка обещает быть непростой.
— Конечно, дорогая, — проговорил он нарочито бодро. — Никаких проблем.
Запрыгнул в седло и протянул девушке руку. Ангелина неловко улыбнулась, вложила свои пальчики в его ладонь и…
Одно резкое сильное движение — и она уже сидит впереди него. Вставила одну ногу в стремя, а вторую легко перекинула через луку так, что юбка задралась и складками улеглась на бедрах. Хорошо, что платье было достаточно длинное, сейчас край подола едва прикрывал колени. Окажись крой немного иным, и некроманту с семисотлетним воздержанием пришлось бы совсем тяжко.
Рейв взялся за поводья по обеим сторонам от Ангелины, испытывая примерно те же ощущения, как если бы обнимал девчонку. Руки зудели.
Девушка прижалась к нему спиной. Ее ноги касались его. А тонкий сладковатый аромат будоражил фантазию.
— Куда мы поедем? — звонким голоском спросила она, как только конь тронулся с места.
— Есть одно местечко, малышка. Оно довольно примечательно, — немного хрипло ответил он, чувствуя жар в груди, как будто воздух превращается в смолу и забивает легкие. Замечая, как медленно Ангелина перекидывает волны волос цвета жидкой стали, оголяя плечо. Словно нарочно подставляя взгляду некроманта длинную, аристократично тонкую шею, выемку ключицы, по которой хочется пройтись языком. А еще маленькое ушко, которому так не хватает сережек к его кроваво-алой цепочке.
Рейв опустил взгляд на подарок, который сделал девушке совсем недавно. Получившееся ожерелье не слишком шло к ее платью. Но зато оно прекрасно подходило некромантке.
Рейв поднял руку и поднес ее к женской шее. Девушка едва заметно дернулась, но головы не повернула. И он дотронулся до цепи.
Багряные глазницы черепов вспыхнули, но еще очень слабо.
Ангелина боялась, что он подарил ей проклятый артефакт. Но это было не так. Всего лишь мощный аккумулятор Тьмы. Эманации смерти, в ничтожном количестве витающие в воздухе, впитывались в него как губка. Это было именно то, о чем он говорил малышке не так давно. Даже очень слабый, но умелый некромант способен на многое. Например, вот с таким артефактом. Пока девушка будет носить его, ее потенциал станет расти.
Этим он захотел ей помочь, как только кровожадное желание убивать все живое выветрилось из головы. Ему стало жаль девушку, которая выглядела такой слабой, что, кажется, погибла бы от одного дуновения ветра Сумерек.
В тот день он подарил ей собственную цепь мертвых. А она испугалась, что вместе с ним получит проклятие.
— Что ж. Правильно делала, что боялась…
Рейв повернул голову и встретился взглядом с бледной тенью Ульфрика Айриса, который уже битый час преследовал его и никак не желал убираться.
Призрак оскалился, заметив, что некромант смотрит на него.
— Ну что, Рейви? Нашел наследницу золотой кровушки? — мерзко прохихикал он. — Проклятое дитя для короля мертвых. Как это поэтично!
«Заткнись…» — не выдержал мужчина. А видение продолжало рассуждать, то ли повторяя его собственные мысли, то ли извращая их:
— Ты же все еще хочешь ее, правда? Теперь ее смерть стала еще более ценной. Да… Сделай это по-особенному.
Голос Ульфрика стал жестким и одновременно мурлычущим. Словно он гладил котенка и в то же время сдирал кожу, вытягивая кишки наружу.
— Заодно отомстишь моей правнучке за то, что я сделал с тобой, — продолжал он, капая горячим свинцом на нервы некроманта. — Трахни и убей. И золотая кровь пробудит Бьельндевира.
Рейв закрыл глаза.
— Тебе необходим твой костяной дракон. Без него тебе рано или поздно наступит конец, Рейви. А без магии Ангелины дракона не поднять. Ты слишком слаб. Так убей ее, и дело с концом!
Некромант напряженно растер переносицу пальцами. Голова разболелась. В левый висок словно кто-то воткнул раскаленный стилет, вместе с которым вспыхнула и ярость. Злость на Ульфрика, на себя. На то, что мертвый друид в чем-то прав.
Собственных сил ему не хватит. Даже с поправкой на то, что совсем скоро он собирался немного исправить эту проблему. Еще очень долго он не сможет сделать то, что задумал.
Рейв глубоко вздохнул и открыл глаза. Руки сами собой сжались на поводьях.
Нет ничего важнее его цели.
Он поднимет Бьельндевира. Вернет свой замок, свое королевство и свою жизнь.
Подул легкий ветерок, и волосы Ангелины защекотали его кожу. Рейв улыбнулся. Он уже знал, что делать дальше.

 

Ангелина

 

Мне было невероятно хорошо. Свежий ветерок обдувал кожу, хоть немного остужал разгоряченную голову. Рейв сидел позади, и я чувствовала, как он едва ли не обнимает меня. Чувствовала его руки, грудь, бедра. Даже его дыхание иногда, когда ветер стихал, а лошадь, казалось, шла сама. Я не оборачивалась, чтобы проверить, но, если закрыть глаза, можно было представить, как он медленно опускает голову к моей шее. Как замирают его губы в нескольких миллиметрах от ключицы.
Глупости. Но мне хотелось так думать.
Обеденное время уже прошло, и солнце начинало клониться к горизонту. Рейв выехал за пределы крепостной стены, но не через главные ворота, а совсем иным путем.
Казалось странным, что он как граф не очень хорошо знал геральдику и родословную королевской семьи. Частично это можно было объяснить уединенным образом жизни где-то в глуши и странностями, присущими каждому некроманту. Удивляло другое. При всем том он неплохо ориентировался в Ихордаррине и свободно чувствовал себя в Файреле, словно был здесь не раз.
Пожалуй, стоило поразмыслить об этом на досуге. И спросить его. Но сейчас меня занимал другой вопрос:
— Рейв, как думаешь, мы получим приглашения на закрытые празднования или будем, как и все, в общей массе?
Дело в том, что в Файрел сейчас стекались дворяне со всех концов королевства. Но все они не могли участвовать в церемониях и балах. В данный момент мы могли рассчитывать лишь на то, чтобы посмотреть на свадьбу королевской четы из толпы. И это считалось большой удачей.
Некромант хлестнул поводьями, и лошадь пошла чуть быстрее. Впереди показалась опушка небольшого подлеска. Справа вдали раскинулось огромное озеро, которое мы благополучно проезжали мимо.
— А ты разве не заинтересовалась бы странным дворянином по имени Рейв Эридан? — негромко спросил некромант.
Я почувствовала на его губах привычную тень улыбки и не смогла не улыбнуться в ответ.
— Если его величество Герхард Айрис хотя бы вполовину любопытен, как я, он вышлет приглашение, только чтобы узнать, что за самозванец использует имя прежнего короля Альденора.
— Короля Альденора? — переспросила я и тут же прикусила язык. Спиной ощутила, как Рейв напрягся в седле.
«Нет-нет, пожалуйста, только не разводи руки, не переставай делать вид, что обнимаешь меня…»
Он не перестал. Продолжал крепко держать поводья, касаясь моих боков, почти прижимая к себе.
— Рейв Эридан был официальным правителем Альденора шесть лет, — сказал спокойно некромант. — После того, как убил своего предшественника, Свена Шеррана Кастро-Ларета, правителя альтов и деноров, короля-друида.
— Да, ты, конечно, прав, — поспешно кивнула я.
Вероятно, ему болезненно вспоминать историю семьи. Ведь если бы много веков назад короля мертвых не уничтожили, сейчас Рейв был бы королем.
Рейв, а не мой любвеобильный папочка…
— Просто книги по истории описывают этот момент не слишком подробно. Как правило, ограничиваются парой строчек о том, что король мертвых в это время бездарно управлял страной. Вот и все.
Мужчина у меня за спиной напрягся еще сильнее.
— Он присоединил к Альденору пять провинций, увеличив площадь королевства в три раза, — процедил он. — И это за шесть лет.
— Наверное, ты прав. Но как-то учебники выставляют все в ином свете. Жестокий завоеватель, который не чурался убивать всех, кто ему не нравился. Убивал и превращал в нежить, пополняя огромную армию.
— Да уж, — мрачно протянул некромант. — История немилосердна к проигравшим.
— Не расстраивайся. Я понимаю, тебе неприятно слышать такое про родственника. Но в любом случае Рейва Эридана Кастро-Файрела помнят как великого короля мертвых. Как человека, который владел некромантией на таком уровне, что она была объявлена вне закона. Несколько веков после его смерти все заклятия по подъему нежити были запрещены. За это легко можно было угодить в тюрьму и не выйти оттуда до самой смерти. Ты сам видишь, к чему это привело. Теперь ни один колдун уже не помнит, как это делается. И сейчас, когда запрет вроде бы сняли — ради того, чтобы появился хоть кто-нибудь, умеющий упокоивать эту самую нежить, — ничего не изменилось. Некроманты — самые бесполезные маги в королевстве.
Рейв презрительно фыркнул:
— Не говори ерунды. Ну, допустим, большинство известных тебе некромантов — желторотые слабаки. Но должны же быть и сильные. Настоящие маги. Может, какие-нибудь отшельники. Вроде меня.
— Это вряд ли, — покачала я головой. — Иначе нашествия нежити на незащищенные деревни не заканчивались бы так плачевно. В местах, где защита периметра организована недостаточно хорошо, смерть в лапах гуля или стрыги — привычное дело.
Рейв, казалось, задумался.
В это время мы подъехали к небольшой поляне, расположившейся недалеко от торгового тракта. С одной стороны возвышалась огромная гранитная скала, а с другой стояло старое сгоревшее дерево. Оно было невероятно толстым. Даже вдвоем нам вряд ли удалось бы обхватить его ствол.
Некромант посмотрел на мертвое растение и глубоко вздохнул. Мне показалось даже, что в его глазах промелькнуло нечто вроде тоски.
Затем он достал из седельного мешка широкое пестрое покрывало и быстро соорудил нам место для пикника.
— Прошу, невестушка, — улыбнулся он, протягивая мне руку.
И через пару мгновений мы уже сидели вдвоем в окружении высокой травы.
— Когда ты называешь меня невестушкой, я чувствую себя неловко, — проговорила я, немного нервно расправляя подол платья и чувствуя, как жарко стало ушам.
Рейв хитро приподнял бровь:
— Почему же, дорогая невестушка?
Лошадь стояла неподалеку, привязанная к черному стволу. А я, прикусив губу, наблюдала за тем, как некромант ловко расставил на покрывале сыр, мясную нарезку, фрукты, две порции копченых утиных ножек, две бутылки вина и пару бокалов.
— Потому что слово «невестушка» очень странное. И после него я чувствую себя то ли тушкой, то ли толстушкой, то ли еще какой-нибудь «ушкой», — проговорила, стараясь не смотреть на мужчину.
«А еще я чувствую себя настоящей невестой, а это ведь совсем не так…»
— Хорошо, дорогая, — усмехнулся некромант, наливая нам по бокалу солнечно-желтого, светлого, как утренний луч, вина. — Я постараюсь вернуться к «малышке», но ничего не могу обещать. Раз уж мы с тобой временно помолвленные влюбленные, придется придерживаться выбранной линии поведения.
— Кстати, насчет «малышки», — начала я, надеясь, что и так он перестанет меня называть.
Но в этот момент некромант вложил мне в руку бокал с вином и проговорил:
— За некромантию, малышка. И за самую обворожительную некромантку, которая когда-либо встречалась на моем долгом, — в этот момент он странно усмехнулся, — очень долгом жизненном пути.
Я улыбнулась в ответ и смущенно отпила.
Мне редко доводилось употреблять алкоголь. Но все, что я пробовала прежде, меркло по сравнению с этим вином. Оно было до того легким, сладковатым, с тонкой кислинкой, что, казалось, именно этого-то мне и не хватало на пикнике под золотистым солнцем Ихордаррина.
— Мне нравится твой тост, женишок, — проговорила я, отставляя почти пустой бокал и стараясь вернуть себе задорное расположение духа. Рейв приподнял бровь, бросив на меня внимательный, чуть насмешливый взгляд. — Особенно его вторая часть. Вот только за некромантию пить не очень хотелось. Не будь у меня с детства этой дурацкой предрасположенности к Тьме, может, взяли бы к друидам. Сейчас бы работала где-нибудь в лавке аптекаря или в лечебнице. А может, стала бы…
Тут Рейв меня резко оборвал, закинув виноградинку в рот:
— Кем стала бы? Травницей в соседнем селе? Коров бы лечила?
И презрительно фыркнул.
— Ну почему сразу коров? Хотя и в этом ничего плохого нет.
— Не мели чепухи, кому нужны лекари? — сдвинул брови Рейв, положив еще одну виноградину в рот. — Ни силы, ни ума, ни воображения.
В его голосе было столько яда, что мне тут же захотелось поспорить. Но я, почти не отрываясь, смотрела на его рот. Как он жевал очередную ягоду, а затем облизнул мягкие губы.
Сладкие губы, которые умеют так горячо целоваться…
Проклятье.
Что он там говорил?
— Лекари спасают людей, — пробубнила я неуверенно. — А некроманты занимаются только мертвечиной.
Мужчина скривил губы.
— И что сделает лекарь, если на его жену среди ночи нападет голодная нежить? А если в дом заберется вор, готовый перерезать глотку за кусок хлеба? А если…
— Я поняла, Рейв, — оборвала я, взмахнув рукой. — Но как же жизнь? Как же то благородное дело, которое они делают? Разве оно ничего не значит?
На лице некроманта сверкнула темная улыбка, в которой угадывалось снисходительное превосходство.
— Бесспорно, этому миру нужны не только боевые единицы, но и рабочие. Муравьи, которые будут строить муравейник и выносить мусор из норок. Но истинная сила всегда будет на стороне некроманта.
С этими словами он налил в бокалы еще вина и, не сводя с меня темного взгляда, выпил.
Я как завороженная следила за его движениями. Не могла оторваться. А каждое слово некроманта, как бы мне ни хотелось его оспорить, проникало в мозг, пуская там прочные корни.
— Ты должна гордиться, что ты некромант, — закончил Рейв и улыбнулся.
У него была ужасно эротичная улыбка. Ужасно заразительная. Дерзкая, темная. А еще мне казалось, что с таким умением убеждать Рейв мог бы собирать трибуны, пропагандируя какую-нибудь идею. И люди слушали бы его, раскрыв рты, точно так же, как и я.
— Я постараюсь запомнить, — проговорила в ответ. — Вот только некромант из меня слабоватый. Кто-то обещал научить поднимать мертвецов. Да вот, похоже, только зря слова на ветер бросал. — Я вызывающе улыбнулась. — Не помнишь, кто это был?
В этот момент в конце тракта послышался скрип повозки. Рейв повернул голову и приподнялся, чтобы выглянуть из высокой травы. Уголки его губ приподнялись, и он сел обратно. Из такой густой растительности нас совсем не было видно, так что меня ни капли не волновало, кто там едет.
— Я все помню, невестушка, — ответил некромант, специально сделав ударение на этом обращении. — И совсем скоро мы с тобой совместим приятное с полезным. У меня есть один подарок… — Он сделал небольшую паузу, дождавшись, пока я с любопытством отставлю бокал в сторону, а затем закончил: —…для твоего отца.
Улыбка сползла с моего лица, а сама я резко нахмурилась.
— Не сердись, малышка, — серьезно проговорил некромант, неожиданно положив ладонь на мою руку и придвинувшись ближе. — Нам придется преподнести королю Альденора хоть какой-то подарок, как только мы будем иметь сомнительную честь с ним познакомиться.
Я стиснула зубы, невольно чувствуя раздражение при упоминании отца. Однако то, что Рейв явно не думал о нем ничего хорошего, оказалось неожиданно приятно. А то, как он держал мою руку… Легкое, щекочущее тепло разлилось где-то под желудком.
— А ты хотела подарок для себя? — спросил он, иронично изогнув бровь. — Поэтому так расстроилась?
— Что? Не-э-эт! — замахала руками я.
В этот момент некромант вдруг подался вперед, взял меня за руку и резко потянул на себя.
Сердце подскочило к горлу. Я и глазом не успела моргнуть, как оказалась лежащей на его коленях в объятиях.
Дыхание перехватило.
Его губы улыбались, как и глубокие темные глаза, на дне которых горел такой яркий таинственный огонь. Рейв смотрел на меня не отрываясь. А потом медленно наклонился, мягким щекочущим движением коснувшись моих губ.
Перед глазами вспыхнули разноцветные круги.
Отец Тьмы, какой же он был горячий!
Горло сдавило спазмом, когда я почувствовала, как его язык проник в меня, оставляя чуть сладковатый привкус винограда.
Руки сами собой зарылись в его волосы. Казалось, я никогда не трогала ничего мягче. Провела ладонью по его затылку, чуть сжав длинные пряди, и спустилась по шее вниз.
Проклятье. Мне хотелось его трогать. Каждый сантиметр его тела. Его гладкой обжигающей кожи. Подушечки пальцев, едва дотрагиваясь, двигались по выпуклым венам на его шее. К ключице, немного скрытой распахнутым воротом рубашки. К ямке, над которой так отчаянно быстро бился пульс.
Дыхание Рейва стало тяжелым и отрывистым. Выбивало из колеи. Мешало мне думать о чем-то другом, кроме его горячих губ. Кроме рук, что мягко блуждали по моему телу, но с каждым мгновением становились все более нетерпеливыми.
В висках стучала кровь. Мне не хватало воздуха рядом с Рейвом. Не хватало его самого. Казалось, чем сильнее он прижимал меня к себе, тем отчаянней я сходила с ума. Чем более беспокойным и отрывистым становилось его дыхание и чем более жадными были губы, тем жарче становилось у меня внутри.
Я нервно опустила руку на его плечо, сквозь одежду пытаясь почувствовать изгибы тела. Но мне было этого мало. До дрожи в коленях хотелось дотронуться до него самого. И тогда я коснулась ворота рубашки, легко просунув ладонь прямо под тонкую ткань.
Рейв набрал воздух в легкие и на миг замер, схватив меня за запястье и прикрыв глаза. Он не останавливал меня. Наоборот, звеня напряжением, как натянутая пружина, словно впитывал мои движения.
Подушечки пальцев рисовали под моими опущенными веками карту его мышц. Напряженных, рельефных, слишком твердых сейчас. Рейв больше не целовал меня. Его губы замерли чуть приоткрытыми в нескольких миллиметрах от моих.
А я провела рукой вниз, очертив тугую мышцу его груди и застыв над твердым как камень маленьким соском.
Задержала дыхание, чувствуя, как горят легкие, голова. Как сводит напряжением где-то под желудком. И провела пальцем по гладкой вершинке, одновременно с этим немного высунув язык и мазнув им по его нижней губе.
Рейв широко распахнул глаза и выдохнул, не двигаясь с места.
В этот момент на дороге откровенно громко послышался скрип колес. Он вывел нас обоих из этого состояния пьяного, сводящего с ума транса.
Я осторожно вздохнула, словно воздух мог внезапно стать водой и задушить. И проговорила, так и не отодвинувшись от его губ:
— Откуда ты взялся на мою голову?..
Рейв медленно опустил веки. А когда вновь открыл глаза, в уголках его губ мерещилась знакомая ухмылка.
— Из могильника, конечно. Разве я не говорил, что я — король мертвых?
Остатки наваждения мгновенно сдуло. Я усмехнулась и шлепнула некроманта по плечу.
— Да ну тебя. Я же серьезно спрашивала. Ну, почти серьезно.
Рейв улыбнулся и встал на ноги, выглянув поверх травы. Помахал кому-то рукой, а затем повернулся ко мне и сказал:
— Малышка, как насчет урока некромантии?
Назад: ГЛАВА 9
Дальше: ГЛАВА 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий