Не буди короля мертвых

ЭПИЛОГ

Уже три месяца прошло с тех пор, как я стала королевой Альденора. Рейв большую часть этого срока провалялся в постели и только теперь начал вставать. Я же приняла на себя нелегкое бремя управления страной.
Сказать честно, мне приходилось несладко. Особенно по части решения конфликтов с тем небольшим количеством недовольных, что хотели видеть у власти кого-то другого. Но мне много помогали. Советники, маги, военачальники. Те, что перешли на нашу сторону, когда все немного успокоилось. Ведь тогда стало ясно, что права на престол за нами. Рейв был коронованным правителем, который не отказывался от короны. А я… я была бастардом Герхарда Айриса. Единственной незаконнорожденной дочерью недавно почившего короля.
Очень быстро об этом стало известно не только высокородным дворянам, но и простому народу. И не без помощи Аспера Глейна, как я полагаю.
А потому уже на следующий день после окончания едва начавшейся войны новый глава Совета Альденора принес мне официальную бумагу на подпись, в которой говорилось, что мои права как наследницы признаны и не оспариваются.
Мать, конечно, была против. Она что-то громко кричала и сопротивлялась. Говорила, что не для того сбежала из монастыря с помощью верных слуг. Настаивала, чтобы мне отрубили голову как предательнице.
Я не слушала ее. Мне уже не было больно. Глейн упрятал Мирию Клариан обратно в стены обители Северной звезды, откуда на этот раз ей было не сбежать, потому что теперь ее стерегли мертвые.
Еще через сутки провели нашу с Рейвом спешную коронацию одновременно со свадьбой. Во избежание смуты у Альденора должен был появиться правитель как можно быстрее. К сожалению, сам некромант пребывал в это время в глубокой коме, но я мысленно пообещала, что стоит ему прийти в себя, и от пышной свадьбы он не отвертится.
Меня больше не терзали сомнения. Как только я поняла, через какие муки совести и постоянного выбора между добром и злом всю жизнь проходил некромант, я больше ничего от него не требовала. Я была готова стать тем, кто ему нужен. И уже не видела иного пути, кроме как разделить с Рейвом и его бремя, и остаток жизни. Ведь без него эта самая жизнь для меня уже ничего не значила.
Таким образом, пока лекари старательно лечили его, я управляла государством и тренировалась в некромантии. Неожиданная связь с мужчиной через цепочки черепов еще сильнее увеличила мой возросший потенциал. И за последние недели я освоила такое количество заклинаний, которое и не снилось среднестатистическому выпускнику магической академии. Тьма текла в моих венах едва ли не вместо крови. Я чувствовала ее, ощущала огромную затаенную силу.
Именно с ее помощью у меня получалось управлять нежитью, которую поднял Рейв. Я распределяла ее на необходимые работы. Например, отправляла на достройку замка или починку поврежденных в ходе битвы стен. Конечно, мертвецы мало на что годились, но зато из них получались хорошие грузчики и охранники.
А еще теперь меня тоже называли «ваше темнейшество». Я тихо хихикала и качала головой. Но вообще-то мне нравилось. Теперь можно было на равных стоять рядом с Рейвом. Ведь в глубине души я боялась, что он будет стесняться такой жены, как я. Слабая девчонка, некромант-историк. Ошибка, а не маг. Только золотая кровь Ульфрика и делала меня не такой, как все. Но разве этого достаточно, чтобы сравниться со славой самого короля мертвых?
И вот прошло три месяца. Рейв уже пришел в себя и теперь ходил по дворцу с перемотанной грудью, до конца не веря, что он король. Я много раз рассказывала ему, как закончился бой. Как была подписана капитуляция армии Совета и как нас обоих короновали. Но не исчезающее изумление на лице мужчины продолжало меня веселить.
После всего случившегося у Рейва было много вопросов ко мне, и на все я исправно отвечала. Для меня же оставалось непонятным только одно. И сегодня я собиралась это выяснить.
После обеда я готовила Рейву небольшой сюрприз. Позвала его в свою комнату и, пока примеряла новое платье, шьющееся для воскресного бала, спросила:
— Как получилось, что тогда, перед битвой, твой фантом приходил ко мне во сне? Ты вообще помнишь это?
Рейв осторожно, чтобы не потревожить перевязанную грудь, сел на кровать и улыбнулся.
— Да. Но я вспомнил об этом не сразу.
А затем он рассказал мне нечто невероятное. То, о чем я догадывалась, но не могла поверить до конца.
Кольцо семьи Эриданов и впрямь раскололо его душу пополам. Когда Рейв отдал его мне, он провел первую часть древнего обряда венчания. Но не закончил его, разделив свой дух надвое. Та половина, что хотела быть только со мной, являлась по ночам. А другая, которая жаждала власти и могущества, оставалась в теле. Просьба выйти замуж объединила душу вновь, и на этот раз светлая половина вновь стала управлять жизнью короля мертвых.
— Но надолго ли я останусь вменяемым, Ангел? — качал головой Рейв, поднимая голову и рассматривая складки балдахина, пока я удерживала на груди твердый корсет. Платье было еще не закончено, пышная юбка не до конца скрывала ноги, да и другие места оставались полуобнаженными.
— Навсегда, — безапелляционно заявила я. — Неужели ты думаешь, что я снова позволю тебе слететь с катушек? Ну уж нет, дорогой. Мне хватило того, что твоим темным альтер эго оказался мой прапрапрадед. Неужели нельзя было выбрать кого-нибудь еще? Честное слово, ты мазохист.
Некромант улыбнулся и откинулся назад на локти, оглядывая меня с ног до головы.
Мне стало немного неловко от его прямого взгляда, хотя именно так мною и было задумано: приоткрытая в ходе примерки грудь, бедро, колено… Мне нравился голод в глазах Рейва, но он же меня и смущал.
— Кстати, ты так и не рассказала мне, как тебе удалось узнать про Ульфрика, — спросил мужчина. — Я уже привык думать, что ко мне приходит его дух, а ты одним махом развеяла все мои домыслы. Дала понять наконец, что он лишь плод воображения.
Я улыбнулась. Это был первый из моих собственных секретов, которые пора уже было раскрывать. Второй лежал в шкатулке на углу стола.
— Ты же знаешь, что последние недели я тренируюсь в некромантии как проклятая?
Рейв усмехнулся:
— А то. Моей жене просто необходимо быть хорошим некромантом. И хоть, я уверен, ты была бы славным друидом, с твоей-то золотой кровью, но не пойми меня превратно…
Я махнула рукой, прерывая эту нестройную речь:
— Да помню я, помню, светлая магия — это для слабаков, бла-бла-бла.
Рейв довольно улыбнулся:
— Да, что-то вроде того. Итак, Ульфрик…
— Точно. Ульфрик, — кивнула я, возвращаясь к теме. — Ты же помнишь, как я рассказывала тебе, что у нас в академии было много предметов? Таких, как история, философия, ментальная некромантия, психология и некромантия проклятий? Я вот некромант-историк.
Рейв кашлянул в кулак, подавляя смех.
— Конечно, помню, дорогая.
Я прищурилась.
— Так вот, одна из дисциплин, которой в твое время еще не существовало, — это ментальная некромантия.
Я подошла поближе к мужчине и оперлась о резную стойку для балдахина. Платье слегка сползло с плеч, еще сильнее оголяя тело.
Взгляд Рейва стал блуждающим и рассредоточенным. Ему больше не хотелось смеяться. Зато теперь смеяться хотелось мне, но я держала себя в руках.
— Так вот, ментальная некромантия не учит нас воздействовать на разум, — продолжала я. — Люди этого не умеют, по крайней мере пока. Но Тьма может помочь, например, затуманить взгляд. Или поделиться с кем-то сумеречным зрением, как это делал ты со мной…
— Малышка, мне это известно, — с мягким снисхождением перебил он, но я взмахнула рукой, и он замолчал.
— Есть еще один тип воздействия, и, похоже, ты, о многомудрый король, ничего о нем не знаешь. А именно — возможность проникнуть в голову объекту. Это никак не влияет на его действия, но помогает смотреть его глазами.
— Правда? — совершенно серьезно удивился Рейв, а я чуть не захлопала в ладоши. Но вовремя взяла себя в руки, сделав умный вид. Это было сложно, ведь мне удалось поразить самого короля мертвых!
— Да, — гордо ответила и, не в силах полностью себя контролировать, задрала нос. — Теперь у меня достаточно глубокий анарель, чтобы практиковать все то, чему нас учили и что прежде мне было совершенно недоступно. В общем, пару дней назад, когда ты уже пришел в себя после ранения, твой взгляд снова стал мутным и мрачным. Я решила провернуть эту штуку. Контроль зрения. Хотела понять, что тебя тревожит, и у меня все получилось. Я увидела мужчину со светлыми волосами в одежде друида. Не нужно было долго думать, чтобы понять, кто с тобой разговаривает. А потом дедуля и имя свое назвал, окончательно развеяв все сомнения.
Рейв покачал головой, снова уронив серьезный взгляд с моего лица на полуобнаженную грудь.
— Мне жутко повезло, что в прелестной головке моей жены скрывается еще и такой светлый ум. Но как ты поняла, что Ульфрик — не призрак, а плод моей фантазии?
Я немного нахмурилась, потому что с этим вопросом всплыли воспоминания недавнего прошлого, еще слишком яркие.
— Знаешь, в тот день, когда ты упал без чувств, я приказала мертвецам исполнять ноктюрн. И они запели, как ты и говорил. В тот день я видела настоящего Ульфрика Айриса…
— Да быть не может!
Я кивнула.
— Может. Когда мертвые открыли рты, земля наполнилась голосами самих Сумерек. Это было страшно и удивительно одновременно. С каждой секундой на поле появлялось все больше и больше призраков. Их количество росло и скоро превзошло численностью армию Совета. Одетые как воины, в древних кирасах и прочих доспехах, они гремели оружием, проносясь вокруг замерших войск наших врагов. Настоящие живые мертвецы в это время проходили сквозь их ряды, поддерживая песню, но не нападая. Очень скоро бойцы Совета начали бросать оружие и пятиться назад. Каждого из них окружало несколько призраков, они трясли мечами и подбирались ближе, словно одержимые жаждой убивать. — Я глубоко вздохнула, отгоняя наваждение, и продолжила: — А рядом со мной возник Ульфрик Айрис. Он представился, сама-то я не знала, как он выглядит. Друид грустно улыбнулся, положив мне руку на плечо, и назвал меня преемницей своего дара. А потом сказал еще кое-что…
Я сжала губы и неуверенно посмотрела на мужчину. Некромант слушал, сдвинув брови. Я не знала, как он воспримет следующие слова, но время скрывать прошло.
— Так что он сказал? — нетерпеливо взмахнул рукой мой король.
— Он сказал: «Береги его», — ответила я, не сводя взгляда с мужчины. — Я спросила: «Кого беречь? Ваш дар? Золотую кровь?» — а он с улыбкой проговорил: «Нет, береги Рейва…» — и исчез.
Некромант стиснул зубы и ничего не ответил. Кивнул и опустил голову, рассматривая завитки на ковре.
Не знаю, примет ли он раскаяние Ульфрика. Ведь я видела в глазах прапрапрадеда именно это. Признание вины и тоску. Но возможно ли вообще простить семьсот лет страданий?
Впрочем, это было решать не мне. Главное, чтобы темное альтер эго больше не появлялось и не смущало моего короля. Ведь теперь я точно знала, что происходит с Рейвом и что происходило всегда.
Призраки прошлого мучили моего мужа с того самого момента, как проклятая земля выпустила его наружу. Каждый день и каждый час он вспоминал, кем был. Яркие образы манили вернуть все, как было. Но теперь я знала, что в то же время Рейв хотел быть другим. Рядом со мной он хотел быть другим. Это разрывало его на части. В нем боролись две сущности. Первая: воитель, сошедший с ума от крови и власти, тоталитарный правитель, без зазрения совести убивающий мужчин, женщин и детей, потому что из них получаются отличные зомби. И вторая: новый человек. Тот, который родился после семисот лет страданий и больше не хотел убивать. Которому был противен прежний король мертвых. Он чувствовал себя монстром и хотел стать другим, но не мог избавиться от прошлого. Раз за разом оно настигало его, будило старые желания, возвращая к власти прежнего, жестокого Рейва.
На границе этих эмоций, разных как два полюса, появился фантом Ульфрика Айриса, который одновременно и толкал некроманта во Тьму, и напоминал, каким чудовищем он был.
Но ничто из этого меня больше не пугало. Я любила своего мужа. Любила от начала и до конца. Несмотря на все тараканы в его голове. И даже если бы у него внутри было десять Ульфриков, для меня эти иллюзии — больше не загадка. А значит, Рейв сможет справиться со всем.
— Милый, ты знаешь, что все то время, пока ты провалялся в кровати, твоя женушка готовила тебе сюрприз? — с улыбкой спросила я, чтобы развеять дурные мысли мужчины.
Рейв поднял на меня темный взгляд, который довольно быстро начал проясняться, стоило ему скользнуть по оттопыренному корсету.
Правильно, лучше всегда смотри на меня, дорогой!
Некромант тряхнул распущенными волосами, на миг заставляя меня забыть о том, что я собиралась делать. Игривая улыбка осветила немного смуглое лицо, глаза дерзко блеснули.
— О, этого подарка я ожидаю уже битый час. Все то время, пока ты тискаешь это дурацкое платье. Честное слово, терпение почти на исходе, малышка. Давай снимай его и иди сюда!
Он распахнул руки и поманил меня к себе, едва не ухватив за подол.
Я ловко отскочила в сторону, а Рейв, не сумев меня поймать, разочарованно застонал, схватившись за перебинтованную грудь.
— Тьма и Сумерки, — выдохнул он.
— Ой, тебе больно?! — испуганно подбежала я обратно. Все же его рана до конца так и не зажила.
Но в этот момент мужчина схватил меня за талию и ловко усадил к себе на колени, заключив в кольцо рук.
— Попалась! — промурлыкал он, прикусывая меня за нижнюю губу и тут же за подбородок, за шею.
— Рейв…
Проклятье, стон сам собой прорвался в голос. И как я собиралась сказать ему, что прямо сейчас у меня не было в планах бурной страсти?
— Да… Вот так, называй меня по имени, — хрипло протянул некромант, легко опуская корсет и проникая руками под него. Обхватил грудь, аккуратно перекатывая в пальцах твердую вершинку. Спустился вниз губами и взял ее в рот.
— Рейв… Рейв, перестань, — через силу выдохнула я, чувствуя, как спазмом сводит живот, как горячий свинец разливается в груди, кружит голову. Как сердце пульсирует в висках и в горле.
— Не могу, я слишком долго не чувствовал тебя рядом…
— Ты еще не до конца поправился, Рейв, — простонала, когда он легко задрал пышные юбки и провел рукой по обнаженному бедру.
Мозги плавились, перед глазами вспыхнули разноцветные круги.
— Рейв, Рейв…
Я все-таки высвободилась из его захвата и выскользнула на середину комнаты. Платье осталось в руках некроманта, а на мне не было совершенно ничего.
Я подошла к столу и схватила шкатулку, которую приготовила для нашей сегодняшней встречи. Рейв не сводил с меня глаз, тяжело дыша.
— Ангелина, на мой раненый организм пагубно влияют твои побеги. Так и знай, я заболею и умру. — Он держался за грудную клетку, явно раздумывая, вскочить ли с кровати вслед за мной или еще немного посидеть. Резкие движения давались ему с трудом.
Я через силу улыбнулась, прикрывая грудь шкатулкой и немного нервно прикусывая нижнюю губу.
— Нет, еще более развратной быть просто невозможно… — хрипло бросил некромант и схватился за стойку балдахина, явно намереваясь встать и подойти ко мне. Но вдруг добавил, замирая: — А, нет, возможно…
И упал обратно на кровать, когда я поспешно открыла крышку, достала белую корону и надела ее на голову. Отбросила шкатулку и, распахнув руки в стороны, спросила:
— Ну, как?
Кажется, Рейв лишился дара речи. Я не смогла скрыть торжествующую улыбку.
— Что это? — удивленно спросил он.
Я сняла с головы украшение и подала ему. Затем, пока мой хищник отвлекся, натянула халат и обвязалась пояском.
Некромант крутил в руках мой первый в жизни и, как оказалось потом, самый сильный артефакт. Даже спустя много-много лет, тысячи часов обучения и огромное количество тренировок в магии я не смогла сотворить ничего подобного.
Но в тот момент я об этом не знала. Мне всего лишь хотелось сделать подарок мужу.
Он крутил в руках бледную костяную корону и хмурился.
— Что это?
— Тебе не нравится? — надула губы я.
Рейв скривился:
— Малышка, это что, кости Бьельна?
— Как ты догадался? — удивилась я.
— От них фонит его духом.
Я с восхищением посмотрела на мужчину, мысленно обводя каждую черту его лица.
Всегда забываю, насколько он сильный некромант…
— Дорогая, я, конечно, не против, чтобы ты развлекалась, но неужели нельзя было взять для экспериментов кого-то другого? Ты же знаешь, как я любил Бьельндевира. Да и вообще, где ты раздобыла его кости? От него остался один прах.
— Увы, Рейв, для моих нужд подходили исключительно кости, — пожала плечами я. — А нашла я их совершенно случайно, когда пыталась вызвать его дух.
— Ты пыталась?..
— Да-да, не перебивай, — махнула я рукой, присаживаясь на кресло напротив некроманта. — В общем, оказалось, что дух дракона вернулся в то самое озеро, где прежде лежал его скелет. А все потому, что много дней назад мы пробудили его не целиком. Почему-то не все кости склеились магией, и часть осталась на дне. Совсем немного. Как раз мне на корону.
Рейв снова скривился.
— Не надо было дарить тебе цепь с черепами. Тебя потянуло на чересчур мрачные украшения.
Я фыркнула и коснулась костяных шипов.
— Satrem!
Приказ на эшгенрейском звучал как никогда прежде властно и уверенно. У меня даже мурашки по спине пробежали.
И в тот же миг рядом со мной образовалась небольшая бледная тень, уже через пару секунд обретшая очертания…
— Бьельндевир! — воскликнул Рейв, распахнув глаза. На его лице появилась такая широкая улыбка, что я почувствовала себя по-настоящему счастливой.
— Прости, что чуть не откусил тебе голову, — проговорил маленький дух, разминая крылья. Настоящие, не костяные.
Дракон был высотой в человеческий рост и потому занимал теперь внушительное пространство. Однако этот размер не шел ни в какое сравнение с его прежними формами. Я знала, что теперь он может по желанию становиться больше или меньше.
— Шикарно, — протянул некромант и с трудом, но все же встал с кровати. Подошел к призраку и осторожно коснулся его крыла. Словно он был рядом во плоти. — Я и не обижался, друг.
Мне казалось, что Бьельн улыбнулся в ответ.
— И надолго ты тут? — спросил мужчина. — Что ты можешь в нашем мире? Как ты связан с короной?
Ну, точно. Бьельндевир хитро улыбался. Не знаю, как я поняла это по его драконьей морде, но не заметить было невозможно.
— Что угодно, Рейв. Теперь я — своего рода пленник этой дивной вещицы, — ответил дух. — Но мне грех жаловаться. Толкаться в Сумерках еще скучнее. А так я, считай, сам себе хозяин. Ну, почти.
— Давай проверим, на что ты способен, — проговорил некромант. — Милая, дай-ка мне корону.
Я сняла с головы артефакт и протянула мужчине. Он тут же надел ее, и мне даже стало немного не по себе. Его темные глаза сверкнули, а белые драконьи кости составляли настолько удивительный контраст с черными волосами мужчины, что титул «король мертвых» стал Рейву еще более подходящим.
— Бьельн, слетай, напугай немного нашего командира стражи и нового маршала. Глейну надо немного взбодриться, а то после того, как у нас тут наступил мир, он слишком уж размяк.
— Рейв, это жестоко! — воскликнула я.
Бедняга Аспер уже успел рассказать, как Рейв пугал его Могильной Тенью. А теперь вот еще и это.
— Ну хорошо, хорошо, — согласился мужчина, пока дух Бьельна переводил взгляд с меня на некроманта и обратно в ожидании решения. — Такой ты слишком страшный.
— Что?! — возмутился дракон.
— Ну ладно, ладно, красивый ты, красивый, — махнул рукой Рейв. — Но давай-ка уменьшайся. Еще, еще, ага, вот так.
Пока Бьельндевир не стал размером с чересчур пухлую и довольно нелепую летучую мышь, Рейв не успокоился. Дух взлетел ему на плечо и удобно уселся там, как домашняя зверушка. Вот-вот ласково цапнет за ухо.
— Отлично, — проговорил некромант. — А вот теперь лети и пугай.
В тот же миг Бьельн исчез.
— Рейв! — воскликнула я. — Так нельзя!
Но мужчина притянул меня к себе и зарылся носом в волосах за ухом.
Кожу обожгло горячим дыханием.
— Зато теперь мы снова вдвоем… — прошептал он, и его голос снова пронзил меня насквозь, отдаваясь дрожью по позвоночнику.
Я уже была готова сдаться и позволить ему сделать со мной все то, чего ему и мне так хотелось, но вдруг он резко отстранился, и его взгляд затуманился.
Я уже видела нечто подобное. Тут же прищурилась и проникла в его сознание взглядом некроманта-менталиста.
Само собой, рядом оказался Ульфрик. Ненастоящий. Злой Ульфрик.
— Раньше ты пугал людей не бестолковыми духами размером с белку, а настоящими драконами, — шептала призрачная тень, пытаясь перетащить Рейва на темную сторону. — А теперь балуешься детскими шалостями. Пора убивать по-настоящему…
Гадкий голос напоминал змеиный. У моего прадеда, насколько я помню, был совсем другой тембр. Ну, оно и не удивительно.
— Скажи дедуле, что в его возрасте нельзя нервничать. Пусть валит к бабке, — довольно громко сказала я, заставляя Рейва сперва вздрогнуть, а потом широко улыбнуться.
Ульфрик мгновенно исчез, растворившись черным дымом.
Рейв выдохнул и просто обнял меня, дыша куда-то в затылок. А потом раздался его тихий вопрос:
— Малышка, ты не расстраиваешься, что тебе пришлось стать женой короля мертвых?
А я ответила с усмешкой:
— Дорогой, кто же расстраивается, став королевой?
Рейв скопировал мою улыбку.
— Но ведь ты раньше не хотела быть некроманткой, помнишь? Бесполезная профессия, вся петрушка. А теперь ты не просто некромант, ты сильнейшая из них. Да и я, скажем так, не лучший муж. Я совершил столько ужасных вещей, что хватило бы на сотню маньяков.
Рейв не сводил с меня серьезного взгляда, а мне больше всего на свете хотелось стереть с его красивого лица эту скорбь, которая так не шла его насмешливым глазам.
— Все долги, которые набрал король мертвых, он же и выплатил, когда семь сотен лет лежал в могиле, полной саранчи, — жестко ответила я. — Твоя жизнь началась с нового листа, Рейв. И я — твое сокровище и спасение, так и знай!
Я потыкала его в грудь пальцем, пока он не начал смеяться, хватать меня за этот палец и притягивать к себе.
Он снова пребывал в хорошем настроении, и я поспешила сообщить ему еще одну новость:
— Милый, пока ты отдыхал в лазарете…
— Отдыхал? Я был в отключке несколько недель, Ангел! — Фыркнул мужчина, но я не обратила внимания.
— В общем, я еще кое-что сделала. Все исключительно для того, чтобы лишить тебя комплекса вины за прошлое.
— Ну, говори уже. — Рейв явно приготовился к худшему.
— Я открыла новую академию некромантии.
— Что ты сделала? — не понял он.
— То, чему меня учили в моей, никуда не годится, — начала объяснять я. — Эти знания — крохи по сравнению с реальной силой повелителей нежити. Так что с будущего года ты — один из преподавателей академии, дорогой! Будешь нести силу мертвых в массы одновременно с управлением государством. — А потом добавила чуть тише, совершенно серьезно: — Я верю, что однажды это сделает наше королевство великим.
Рейв прищурился, и мне казалось, что он готов схватиться за голову от нарисовавшейся перспективы.
— Но в Альденоре ненавидят некромантов! — возмутился он.
— Мы это исправим. Поверь, мы станем сильнейшей державой, которую будут бояться и уважать. И ты положишь этому начало.
Он все-таки зарылся пальцами в волосах, беспорядочно взъерошивая черные пряди.
— И мне надо будет преподавать?
— Ну, хотя бы раз в неделю. Думаю, мы сможем найти время.
Он глубоко вздохнул и, развернувшись, проговорил:
— Пойду выпью яду, дорогая.
Я фыркнула, скрывая смех:
— Ты же помнишь, что теперь я достану тебя и с того света?
Рейв театрально задрал голову и закатил глаза. А затем вдруг резко развернулся и схватил меня за талию, медленно развязывая поясок халата. В глазах мелькнуло что-то по-охотничьи хитрое.
— У меня для тебя важная новость, дорогая, — проговорил он.
— И какая же? — приподняла бровь я, чувствуя подвох. Так просто новость с университетом он не проглотит.
— Знаешь, я понял кое-что, — задумчиво протянул он, намертво приковывая мое внимание, как он всегда это умел. — Похоже, я люблю тебя гораздо сильнее Бьельндевира…
— Что?! А раньше ты, значит, думал иначе?! — воскликнула я, совершенно не ожидая такого подвоха. Хлопнула его ладонями по груди, только в последний момент вспоминая, что он весь перебинтован и до сих пор страдает.
Рейв застонал, что, впрочем, не мешало ему громко смеяться. А затем легко справился с халатом, крепко прижимая меня к себе и хрипло шепча в губы:
— Моя некромантка. Королева мертвых…

 

Через пять лет королевство Альденор было переименовано в Туманную империю.
Рейв и Ангелина получили титулы императора и императрицы. Еще через год у них родилась тройня — два мальчика и девочка. Все трое имели сильный темный дар к сумеречной магии. Со временем они получили образование в той самой академии, которую основала их мать. В ЦИАНИДе — Центральной императорской академии некромантии и демонологии.
Так королевская чета ввела новую моду на некромантов. С тех пор члены всех влиятельных семей империи мечтали отдать своих детей в ЦИАНИД, которую еще иногда шутливо называли «Мертвой академией».
Через двадцать лет некроманты стали основной боевой единицей армии Туманной империи. Ни одно из соседних государств не могло и помыслить о том, чтобы нарушить границы или иным способом оскорбить самую опасную империю континента.
Рейв периодически видел Ульфрика почти до самой смерти. Но, как признавалась его жена, эти «визиты» с каждым годом становились все реже. А однажды исчезли вовсе. В тот день Рейв простил друида.
В итоге получилось так, что старый друг, кровный враг, подвергший его участи, что была хуже смерти, сделал ему бесценный подарок. Семь сотен лет одиночества и агонии изменили жестокого короля мертвых. Приглушили в нем то, что было проклято. А со временем с помощью Ангелины и вовсе убили тот самый голод мертвецов, из поколения в поколение преследовавший род Эриданов. Проклятие, дающее чуть ли не безграничную власть над нежитью. Рейв стал почти нормальным человеком. Если можно назвать нормальным того, кто периодически видел иллюзию своего убийцы и был готов умереть от страха перед небольшой саранчой.
Однако одно оставалось неизменным до конца его дней: Рейв бесконечно любил свою королеву мертвых и больше никогда не был одинок.

notes

Назад: ГЛАВА 24
Дальше: Примечания
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий