Чертов данж

Серж Винтеркей

Чертов данж

Глава 1
Засада

В Агиваросе я еще не был, но его расположение позволило мне оказаться там всего через двадцать минут. Крепостная стена, как и у эльфов была солидной, ворота попроще по дизайну, что меня не удивило, таких эстетов, как эльфы, еще поискать. На входе никакой оплаты не было, ну понятно, самый популярный город для нубов, не самых платежеспособных клиентов. Архитектура города была разномастной, при общем европейском векторе попадались здания явно в восточном стиле. Таверна «Трилистник» оказалась всего в пяти минутах от главных ворот, как мне и писала Руфаэль. Толкнув дверь, я вошел внутрь, тут же удивившись тому, что в таверне никого нет, кроме сидевшей в глубине зала девушки, явно Руфаэль. Направился к ней, отметив, что сидит она в какой-то напряженной позе. Неприятности? Снова напали агры? А где же Ротардиль? Но причину опущенного вниз взгляда я понял, только когда подошел поближе. Рядом с ником Руфаэль появилось ранее отсутствовавшее название клана… «Черные соколы». Тут же оглянувшись, увидел у входа в таверну трех игроков. На лестнице, ведущей со второго этажа, раздался топот ног. Именно оттуда появился и игрок, которого я сразу узнал по запомнившемуся дизайну доспехов.
– Привет, Трой, – Унрау явно был счастлив, – вот, наконец, мы и свиделись!
Устроив клану агров огромные проблемы, я неоправданно расслабился, и попал в достаточно примитивно организованную засаду. Ума не приложу, как Руфаэль оказалась среди «Черных соколов», но я о такой возможности даже не подумал, доверчиво, как баран, прибежав по первому зову едва знакомой девушки. Конечно, с точки зрения психологии понятно, почему я так облажался – Руфаэль и Ротардиль были первыми игроками, с которыми я нормально пообщался, оказавшись в игре. Эти пару часов помогли мне легче пережить самое тяжелое время, когда я убивался по поводу своей смерти в реальном мире, и невозможности вернуться к семье. Но, блин, и такие вещи надо отмечать и понимать, иначе вот так и влипаешь практически на пустом месте…
Все эти мысли мелькали в моей голове, пока руки на автомате закидывали в рот зелье от ослепления, подвешенное специально на такой случай прямо на ремне. В спину что-то толкнуло дважды, тут же мигнуло оповещение, что против меня использовали стрелы с зельем на паралич, но мой недавно полученный и прокачанный навык давал мне пять секунд на принятие эликсира от паралича, хватило и двух.
Видя, что я все еще свободно передвигаюсь, Унрау удивленно поднял брови.
– Да ты у нас полон секретов, нуб! – рассмеялся он, – ничего, мы с тебя их снимем вместе с твоими артефактами.
Его малограмотную реплику я проигнорировал, дискутировать я не собирался, у него в отличие от меня больше тысячи подчиненных, чем больше будем болтать, тем больше из них здесь появятся, что затруднит мне попытку убежать. Главный вопрос – куда прорываться – к лестнице, чтобы попасть в комнату, или к двери, чтобы вырваться на улицу?
Пока что, чтобы не убили, пока думаю, прыгнул под стол. При этом ни магических ударов, ни стрел по мне больше не пускали, видимо, хотят взять живым. Уже в прыжке решил – попытаюсь прорваться в комнату! На пути Унрау и три игрока у лестницы, а вот к тем трем игрокам, что у двери, может добавиться еще невидимый мной десяток у входа за дверью. Сделал копию себя при помощи браслета раздвоения, отправил ее к двери. Вскочив, совершенно неотличимый от меня Трой побежал к тройке игроков у двери. Сам я оторвал бусину с ожерелья, чуть привстал из-за стола, не светясь перед врагами, и метнул ее навесом в группу игроков у лестницы в десяти метрах от меня. Сработало, как и обещал Фонуар – едва стукнувшись о пол, бусина с неимоверной силой притянула к себе всех игроков, включая Унрау. Тем временем игроки у входа все же атаковали мою подбегающую к ним копию заклинаниями и стрелами. Но оценить оказанный атакой на нее эффект я не успел – раздался громоподобный взрыв – четыре слипшихся в нелепый шар вокруг крохотной бусины фигуры полетели как огромные кегли в разные стороны, сшибая все на своем пути. Один из них преодолел аж метров десять, пока не разнес своей головой барную стойку.
Путь к лестнице свободен! Я тут же попытался телепортироваться сразу на второй этаж. Осечка. Снова попытался. И снова осечка! Что за хрень?
Ладно, что же тогда остается, скастовал невидимость и рванул к лестнице, краем глаза отметив, что трое из игроков, разбросанных бусиной, не встали, только Унрау стоит на четвереньках, мотая головой.
Я мчался как ветер к свободе, мощным прыжком запрыгнул сразу на шесть ступенек вверх, и такими же прыжками рванул дальше. До двери в мою комнату оставалось всего метров десять, и ни одного игрока на пути! Внезапно сильнейший удар в грудь прямо из пустоты поднял меня в воздух, и обрушил назад. Пролетев метров пять в воздухе, я рухнул спиной на пол первого этажа. Падение выбило из меня половину оставшейся после попадания стрел жизни и оглушило, пошевелиться я не мог. На ступеньках лестницы прямо из воздуха соткался огромный орк в черных доспехах. Зараза, видимо, стоял в стелсе на лестнице, и ждал меня. Вот почему я не смог телепортироваться туда, нельзя прыгнуть в занятое другим игроком место!
Спрыгнув с лестницы прямо рядом с моей головой, он вонзил в мое плечо огромный меч, намертво пришпиливший меня к полу. Я рассмотрел его ник «Орк-Великий-Убийца-на-все-века», и клан, называющийся по-простому – «Наемники». 295 уровень! Вот оно что, сами агры побоялись, что со мной не справятся, и наняли крутого профессионала, видимо с датчиком против стелса, иначе не понять, как он меня засек. Орк молча достал кинжал и прибил им к полу также мою левую руку. Отошел, явно чтобы полюбоваться издалека. Ты еще, дебил, селфи сделай! Меня это достало, и я скастовал огромный валун прямо над его самоуверенной головой. Да, 295 уровень, и, небось, несколько тысяч жизней, но против валуна в несколько тонн… Шмякнуло, хрястнуло, валун наполовину проломил пол, но остался торчать из него, одна из ног орка в крутом фиолетово-черном сапоге, оттенка, характерного для мифрила, была видна с моей стороны, краснея от растекающейся крови.
В ту же секунду я потянулся наконец ожившей после падения правой рукой к левой, собираясь выдернуть приковавший ее к полу кинжал. Но тут перед глазами мелькнула полоска стали, и лезвие меча пронзило мое горло, вонзившись в пол. Мигнуло очередное оповещение, я уже научился их читать прямо на лету, не отвлекаясь от основных событий:
Осталось пять процентов от жизни.
Так, у меня осталось четыре секунды. За это время можно выпить один или два эликсира на здоровье, но что это даст? Меня пришпилили к полу, как бабочку к стене в коллекции энтомолога. Хрен я теперь куда денусь. Надо уметь признавать поражение. Но это не значит, что я сдался. Даже в самых худших ситуациях надо бороться, как это делал и реально существующий человек, который также меня всегда восхищал – Стивен Хокинг! Практически полностью парализованный, и скрюченный, он десятилетиями писал и публиковал книги, совершал выдающиеся открытия. Живи Хокинг в те времена, когда Диоген искал с фонарем человека, он бы его точно нашел.
Наклонил голову, чтобы посмотреть, кто меня оприходовал мечом в горло. Унрау! Весь окровавленный и какой-то покореженный, склонившийся болезненно набок. Полностью утративший ту респектабельность, восторг и жизнерадостность, с которыми меня только что встречал.
– Эй, мудак года, подойди! – еле слышно просипел я, лезвие меча в горле сильно мешало говорить.
Унрау меня все же понял, это было видно по вспыхнувшим бешенством глазам. Достав кинжал, он шагнул ко мне. То, что надо! Я тут же приготовился скастовать валун, который упадет с гарантией на нас обоих.
– Прощай, му-ди-ло! – я слабо помахал правой рукой. Четыре секунды истекли. Валун возник над нашими головами, и понесся вниз, с каждой долей секунды все больше заслоняя потолок. Боли от этого удара я уже не почувствовал.

 

Мигнуло оповещение:
Выберите точку воскрешения. Варианты: текущий город, деревня Янава.
Не, город мне что-то не понравился. Сервис откровенно слабоват, к туристам прямо-таки враждебное отношение. Сколько я протянул, после того, как вошел в ворота, минут семь? Так, а Янава, что это? А, деревня, из которой я полетел к замку агров. Нормально! Агротуризм рулит! Выбираю.
По сравнению с прошлым воскрешением в одних семейных трусах, в этот раз я выглядел намного пристойнее. Много предметов, я, конечно, потерял, навскидку так на тысячи три-четыре золотом минимум, не внял я в полной мере предостережениям Виолетты, не внял! Особенно было жаль потерянного кинжала короля летучих мышей с эффектом паралича, он мне здорово пригодился в засаде у Халла-тары, и моего многозарядного арбалета с отравленными стрелами. Если они его растиражируют, нубам придется вообще паршиво. Правда, есть надежда, что арбалет в хлам раздавило валуном, и агры не смогут догадаться, что он был многозарядным, примут щепки от магазина за необычной формы колчан. Эх, и сапоги скорохода пропали! И посох «Тихая смерть»! И шлем «Оплот мага»! И лук «Бесшумная смерть»! И большинство колец! Блин, и подзорная труба! И оба резервуара с магией! И пояс мошенника!
Это о печальном. Теперь попытаюсь настроиться на позитив. Что у меня осталось? Плащ Доминтера, панцирь «Следы на траве», кольцо «Легенда нубятника», кольцо бессмертного, кольцо умника и поножи ученика мага, зеркало Кокелат, браслет раздвоения, бриллиант чести, налокотники Тронитера, сапожный нож, сеть рыбака, хрустальный череп с огненными глазами. Как-то понемногу, но разжился все же очень редкими, уникальными и легендарными вещами, которые нельзя потерять. Да, и, конечно, на шее висело легендарное ожерелье, одолженное мне Фонуаром с обязательством возврата.
Плохой новостью было, что потерял почти все предметы с бонусом на скрытность. Хорошей то, что я считал миссию по мести клану «Черные соколы» выполненной, и больше не видел необходимости собирать деньги на случай непредвиденных расходов. Теперь их можно было при желании потратить на такой комплект вооружения, который нельзя утратить в случае смерти.
В самом деле, да, под конец я то ли устал, то ли необоснованно расслабился, и дважды облажался. Первый раз с трясиной, где еще легко отделался, а во второй с попыткой расслабиться в дружеской компании, за которую расплатился по полной. При этом факт, что я погиб, крайне прискорбен, но мстить за него нет особого смысла. С собой я унес в могилу четверых или пятерых высокоуровневых игроков, так что особенно не обидно. Любому самураю в феодальной Японии за такую смерть воздавали бы потом долго почести! Да, аграм достанется лут с моей тушки, но я взял за все время взаимоотношений с ними лута с их игроков, и с их хранилища на сумму раз в пять большую. А сам факт, что в результате моих комбинаций клан «Черных соколов» вышибли из их замка, при этом убив и облутав большинство игроков, стал блестящей местью за гибель Нани!
Не уверен, что все короли в этой игре смогли так отомстить за своих любимых, как уже смог я! В результате моих действий клан «Черные соколы» потерял миллионы золотых монет по совокупности всех потерь, отброшен на месяцы в негласном соревновании с другими кланами, наверняка потеряет теперь и в численном составе. Поэтому все, хватит, тему мести закрываем!
Правда, была тут одна печалька, как любила говаривать одна моя знакомая в реале. То, что я утратил интерес к дальнейшим боевым действиям, посчитав миссию выполненной, не означает, что так же будет и с аграми. По предыдущему поведению Унрау я мог твердо ожидать, что интерес «Черных соколов» ко мне с их стороны не пройдет. Мужик зарекомендовал себя как капризный и крайне самовлюбленный донатер, постоянно пытающийся подчинить себе все, что выше травы. Знакомый типаж по другим играм, понятен и психологический профиль, и что от него можно ждать в будущем. А я ему, такому всему крутому и обидчивому, преподнёс столько подарков – и титул мудак года, и объявленную за его голову обидную цену в 1 медную монету в обмен на 2500 золотых, назначенных им за мою, наверняка он должен догадываться и о том, что и на замок его напали не без моего содействия, если у него есть хоть капля мозгов. Да и в таверне только что его грохнул при первой личной встрече. Жаль, но не выглядит он как благоразумный чувак, способный понять, что контакты со мной портят его карму! Напоминал он мне больше всего того японца, которого поймали в Индонезии лет через двадцать после войны, проигранной Японией. Не получив прямого приказа сдаться, он так и продолжал воевать, не пытаясь включить здравый смысл, и осознать резко изменившуюся реальность.
Не радовало и то, что на меня напали прямо в таверне, прекрасно зная о многочисленных суровых карах за нападение на игрока на территории населенного пункта. Один этот факт свидетельствовал о том, что я их ОЧЕНЬ достал. Планы взять меня живым и помучить провалились, убили они меня с большими жертвами в собственных рядах, поэтому вряд ли их чувство мести будет удовлетворено жалкими несколькими тысячами золотых лута.
Кстати, надо глянуть, грохнул ли я действительно Унрау, или только думаю, что удалось это сделать. Но не стоит проверять сообщения прямо на улице, после резни в таверне населенные пункты мне больше не казались безопасным местом. Зашел в таверну, комната все еще была оплачена, поднялся в нее.
Вами убит игрок 90 уровня! Получен опыт 2700 единиц.
Вами убит игрок 98 уровня! Получен опыт 3050 единиц.
Получен тридцатый уровень. Не забудьте распределить два балла!
Вами убит игрок 295 уровня! Получен опыт 8750 единиц.
Вами убит игрок 167 уровня! Получен опыт 4320 единиц.
Вы погибли! Потеряно 7000 единиц опыта! Утрачен один балл из двух нераспределённых!
Так, значит, двое первых – это погибшие от бусины, получается, помимо Унрау все же уцелел еще один. А сам Унрау неплохо прокачался, игрок 167 уровня – это может быть только про него. Мне повезло, что после получения тридцатого уровня я хапнул массу опыта за орка и Унрау, часть которого потерял при гибели, как и один нераспределенный балл, но уровень сохранил. Интересно, мой пет, заимствующий у меня половину опыта, потерял его из-за моей гибели, или, сидя в инвентаре, спокойно сохранил? Был только один способ проверить, и я призвал Принца.
Ваш воспитанник, Принц летучих мышей, получил 29 уровень!
Ваш воспитанник, Принц летучих мышей, получил 30 уровень!
Нет, судя по двум уровням, моего кровососа с опытом не обидели. Вот он со мной и сравнялся по уровням. Угостил его склянкой с кровью зайца, пусть Принц отметит по-людски важное событие.
Звякнуло письмо. Глянул, от кого. О, сам Орк-Великий-Убийца-на-все-века 295 уровня нарисовался! Хотя, скорее всего уже 294, чем выше уровень, тем больше опыта теряешь при гибели. Флегматично внес орка в список врагов, чтобы не забыть, и открыл почитать письмецо, с игроками такого уровня я переписку еще не вел.
– Привет, Трой!
Что это за хрень, которой ты меня приложил с первого раза? Ну ты меня удивил, так удивил! Это амулет или заклинание? Это продается? На худой конец, если это заразно, я готов этим заразиться, если смогу освоить эту убойную штуку! Сразу даю 10000 золотых монет не глядя. Само собой, если договоримся, ты больше не моя мишень. Хочешь, в качестве бонуса еще принесу головы верхушки «Черных соколов», которые тебя заказали? Ты, главное, не обижайся на сегодняшнее, и не молчи!

 

Да, игрок 295 уровня таки меня зауважал! Я в принципе и не обижаюсь особо, таки он в игре, и для него это фан, брать заказы на игроков. Но помочь ничем не могу, если бы и захотел, заклинание индивидуальное, передать невозможно.
Кстати, а на кого мне обижаться за мою гибель? На Руфаэль? Можно, но бесполезно. Как все же Руфаэль вдруг оказалась среди агров? Вроде в нубятнике была совершенно нормальной девчонкой. Увидела награду за мою голову и соблазнилась круглой суммой? Решила защитить себя таким образом от новых нападений агров?
Руфаэль я мстить не собирался. Чтобы я начал мстить женщине, я даже не знаю, что ей надо сделать. Женщина для меня – это еще один способ восхищаться миром через общение с ней, и портить это приятное ощущение беготней за ней с кинжалом я не готов. Конечно, скажи я это какой феминистке, она назовет меня шовинистической свиньей, считающей женщину недостойной даже того, чтобы ей мстить, но мне с феминистками никогда не было по пути.
Тут мои размышления, полные всепрощения к женщинам, прервал голос призрака из моего доспеха:
– Милорд Трой!
Я даже удивился, вчера Дхакуна не было ни видно, не слышно. И «милордом» он меня точно не называл, общались по-свойски.
– Да, Дхакун, слушаю тебя?
– Милорд Трой, я был не прав позавчера, вы можете стать однажды королем. Какой план! Какой великолепный план мести вы развернули на моих глазах и воплотили в жизнь! Я восхищен! Ваша возлюбленная гордилась бы вами!!! Но две вещи я все же не понял.
– Какие именно?
– Как вам удалось ожить после смерти? И зачем вы в таверне наткнулись прямо на сидящего в засаде орка? Почему не атаковали его первым, и дали безропотно скинуть себя с лестницы?
– К сожалению, способность оживать у меня ограничена. Вот в этот раз повезло. Что касается орка – а как бы я его атаковал, если он сидел там в стелсе? Постой… ты хочешь сказать, что ВИДЕЛ этого орка до того, как он напал на меня?
– Конечно. А разве вы его не видели?
Полный абзац! У меня уже два дня имеется тайное оружие против стелса, а я понятия об этом не имею! Блии-ин! Знай я об этом, и попроси Дхакуна предупреждать меня в подобных случаях, я имел бы шанс уйти из засады живым! Прорывался бы тогда к двери на улице, и, кто знает… досадно-то как!
Прежде чем заговорить с призраком, я набрал в грудь воздуха и медленно его выдохнул. Сказать хотелось много в его адрес, но это было бы глупо. Сам виноват, это я должен был его расспросить, есть ли у него что для меня полезное, а я устроил с ним треп про его допризрачную жизнь. Потерял в результате одну из бесценных двух собственных запасных жизней! Ругать призрака тем более глупо, что душа, привязанная к доспеху, может стать как подарком, так и проклятием. Не сумей я поладить со старичком, мне бы пришлось ох как несладко! Никто бы не мог помешать ему петь песни по ночам, когда я хочу спать, или оскорблять меня в присутствии НПС или других игроков, делая из меня посмешище. Глупый игрок, не сумевший поладить с таким призраком, мог бы дойти до стадии удаления персонажа, из-за невыносимой игровой ситуации. А я чисто технически удалить персонажа не могу, если мне жизнь дорога! Поэтому, раз моя успешная месть впечатлила изощренного в таких делах эльфа, и я теперь милорд, а не «мошенник и кровопивец», как он меня величал в начале знакомства, то такой расклад в наших отношениях надо сохранить во чтобы то ни стало!
– Нет, Дхакун, я не в состоянии увидеть никого, кто находится в стелсе, до того, как он нанесет мне удар.
Теперь уже призрак надолго замолчал, видимо, тоже набирал воздух и медленно выдыхал. Хорошая медитативная практика, кстати! Делает общение с другими гораздо приятнее, чем оно могло бы быть.
– Получается, сегодня я Вас подвел, милорд! Подставил под удар злобного орка достойного обладателя доспеха его светлости!
Так, так, так, вот этого не надо, мне еще не хватало впавшего в депрессию призрака на шее!
– Нет, Дхакун, это целиком моя вина. Мне следовало расспросить тебя, что ты умеешь, и рассказать тебе, что может нам пригодиться. Ну, а раз я это не сделал, сам и виноват.
– Вы слишком добры, милорд! Но вина моя, и я теперь буду обязательно рассказывать Вам, если увижу тех, кто пытается скрыться от Вас под покровом невидимости!
– Благодарю тебя! Кстати, что ты еще полезного умеешь делать?
– Я с легкостью проникаю сквозь любые материальные объекты, и меня нельзя заметить, если я сам этого не захочу.
– Очень хорошо, это может пригодиться! А можешь ты взять какой-нибудь предмет за стеной и принести мне?
– Нет, милорд, не в моих силах больше держать вещи из материального мира. Долгие годы это переполняло меня отчаянием, но потом я привык.
Ну что же, все мы несовершенны! Получается, старикан умел делать две очень ценные вещи – разоблачать охотников за мной в стелсе, и ходить на разведку сквозь стены, там, где радар пета бессилен. Ну что же, я рад, что он стал хорошо ко мне относиться!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий