Чертов данж

Глава 6
Время реванша

– Так, народ, через несколько минут снова атакуем! – раздался решительный голос Ратри, – мы на подхвате у наших союзников. Добиваем, дорезаем, подпаливаем, блокируем обходы в тыл или фланг.
Всеобщий вздох облегчения был ответом. В поединке монстры – Львы Востока, монстры вели с разгромным счетом. Еще одной атаки в лоб наше войско явно бы не пережило. Симпатии к новым союзникам, дававшим шанс выжить, просто зашкаливали.
Через минут десять раздался звук рога. Повернув голову, я увидел, что трубит Манивальд, созывая всех в атаку. Выглядело это действо очень эффектно, учитывая его шикарные мифриловые доспехи и золотой шлем. Три сотни его бойцов растянулись широким фронтом, глубиной по пятеро. У передних секиры и щиты, у второго ряда копья и щиты, в последних трех рядах шли бойцы и с копьями, и с секирами. Мы присоединились к войску «Гордости победителя», образовав еще два ряда позади. Самых сильных бойцов Ратри распределила по флангам, шансы получить достойных противников оттуда были намного выше, чем через пять рядов самых крутых игроков наших союзников.
Я же тем временем вспомнил, что уже прошло два с лишним часа после использования моего теперь уже лимитированного заклинания крота. Ну что же, я нахожусь за спинами одной из самых крутых армий, что вообще есть в игре, вскоре весь лут будет взят с бою, и не факт, что мне вообще что достанется. Ну-ка, крот, что там есть взять у местного ленд-лорда? Три искорки! Выбрав по описанию подходящий артефакт «кольцо свирепого ветра», хотел было нажать «извлечь», но тут все мои инстинкты завопили об опасности. Предыдущий предмет, извлеченный в этом данже, перчатки, практически проклятый, а что меня ожидает с получением этого колечка, в какую сторону подует свирепый ветер, и успею ли я вообще закрыть окно, пока им меня не сметет? Не, все же, да ну его нафиг! Подожду другой данж, где будет попроще ситуация, безо всякого древнего зла, там и пущу крота поработать в нормальной обстановке.
Командовать призраку, как в прошлый раз, смотаться на разведку, я не стал. Тут уже все понятно, начало битвы ознаменуется такими звуками, что я никак ее не пропущу. Третья битва за день придала мне изрядный налет пофигизма, драка становилась рутиной. По сигналу Ратри мы запалили выданные нам новые факелы.
Шли в этот раз резвее, бойцы «Гордости победителя» задавали быстрый темп. Впрочем, им виднее, учитывая их огромный опыт в этой игре. Наконец, столкнулись!
Тактика высококлановых бойцов также отличалась от той, которую мы использовали под руководством Ратри. Передние ряды тут же разбились на тройки, действующие против самых мощных монстров, один воин с копьем, чтобы сдержать, и двое с секирами, чтобы рубить в куски, между тройками действовали одиночные воины, расправляясь с мелкими тварями, накидывая сети на крупных, внезапно подскакивающих к связанным боем тройкам, чтобы сдержать их на подступах, швыряясь склянками с греческим огнем в монстров и колдунов на дальних подступах. Также они присматривали за попытками кровавых колдунов арканить и оттаскивать к себе наших бойцов, тут же перерубая веревку. Один бугрящийся мышцами гном, перерезав аркан, наброшенный колдуном на другого бойца, так сильно за нее дернул, что колдун, пролетев по воздуху метров шесть, попал прямо под ноги игроков, был затоптан, расчленен и сожжен.
Поле боя разбилось на сеть отдельных сражений, попыток вернуть единый фронт Манивальд не предпринимал, но его стратегия оказалась очень эффективной. Мощь воинов из «Гордости победителя» была так велика, что даже самые сильные монстры дольше двадцати секунд против тройки продержаться не могли. Были и отдельные сбои, погибали и воины Манивальда, поскольку даже серьезно прокачанные игроки один на один самым мощным монстрам были не ровней. Но и тут все было продумано, при гибели одного из членов тройки сзади тут же подтягивался резервный кандидат, восстанавливая узор сражения.
Наши задние ряды потерь почти не несли, сюда серьезные монстры просто не могли прорваться через тройки. Наконец, сражение стало явно клониться в нашу пользу, передние ряды нашего войска приблизились к трону великого мага уже на двадцать пять шагов. И тут все изменилось.
Отбросив в сторону арканы, кровавые колдуны развернулись спиной к идущей битве, и воздели руки к Тагавори. Внезапно тот, не шевелясь, взлетел над троном на полметра. А потом резко хлопнул в ладоши, и все наши бойцы оказались на земле, утратив половину единиц жизни. Для серьезно подраненных полутора десятков воинов на этом битва и закончилась, еще нескольких тут же загрызли воспользовавшиеся ситуацией монстры, остальные вскочили на ноги, лихорадочно подлечиваясь эликсирами и матерясь. Манивальд продемонстрировал себя великолепным полководцем, тут же изменив дизайн сражения, исходя из новых обстоятельств.
– Смена приоритетов! Цель номер один – маг-старикашка и колдуны! Зверье оставляем на закуску!
И волна наших воинов, лавируя между тварями, бросилась на кровавых колдунов, благо расстояние было совсем невелико. Те снова воздели руки к Тагавори, поднимая его в воздух, и он снова хлопнул в ладоши. Вот только к этому моменту колдунов из-за стремительных действий прорвавшихся к ним бойцов стало уже на полтора десятка меньше, и, оказавшись повергнуты ниц, мы потеряли в этот раз лишь треть единиц жизни.
Но теперь настали тяжелые времена для воинов Ратри. Всего за несколько секунд, после того как отряд Манивальда рванул к колдунам, мы из вспомогательного войска превратились в передовое поле боя с зубастыми и клыкастыми тварями, и встать после падения намного более хилым по параметрам нашим бойцам удалось далеко не всем.
– Разбиваемся на тройки! – закричала Ратри, пытаясь копировать опыт Манивальда, – остальные на подхвате!
Что было на поле боя следующие полминуты, я не знаю, потому что получил такую оплеуху от пылающего, но продолжающего яростно сражаться медведя, что буквально взлетел над полем боя. К счастью, навык качения не дал получить большого ущерба при приземлении. Но, по законам физики, попадающее после сильного удара на землю колесо, если не упало плашмя, далеко укатывается, то же произошло со мной. Когда я смог остановиться, разогнулся, и тут же стал отлечиваться эликсирами, обнаружив, что у меня осталось всего пятнадцать процентов от единиц жизни, от поле боя меня отделяло уже метров тридцать, и на нем произошли серьезные изменения. Кровавых колдунов в фиолетовые сутанах уже практически не было, их всех порубили в фарш и подожгли, вокруг трона Тагавори столпилось несколько десятков игроков Манивальда, старающихся не затоптать захваченных ранее пленных из войска Ратри, но все их попытки нанести удар великому магу секирами или копьями терпели неудачу. Вокруг мага был невидимый пузырь, останавливающий любое оружие. Тем временем иначе повели себя и твари. Бросив терзать остатки отряда «Львов Востока», они единой волной устремились к трону, видимо, призванные великим магом. Но на этом пути их встретили основные силы войск «Гордости победителя», сдерживая и уничтожая.
Тем временем Тагавори снова хлопнул в ладоши. Все исправно попадали, но потеряли в этот раз только двадцать процентов здоровья. Видимо, то ли не поднакопил еще старикан мощи после прошлого раза, то ли, что казалось более вероятным, часть мощи первого удара обеспечили ныне вырезанные колдуны. Первым догадался, как разобраться с защитой великого мага Таймар, доказав, что не зря он работает замом у Манивальда:
– Разносим трон в щепки! Воздушный щит старикашки может подпитываться от него!
Тут же на массивный деревянный трон обрушились удары секир. Тем временем твари, оказавшись в окружении между воинами «Гордости победителя» идогнавшими их «Львами Востока», к которым снова примкнул и я, стали стремительно вымирать. В какую сторону бы они не поворачивались, скаля клыки и брызгая слюной, с другой их рубили в спину. Эффективности в уничтожении добавил и накопившийся опыт, выжили-то те, кто расправлялся с тварями наиболее умело. Через пару минут была забита последняя тварь, какой-то причудливый мутант размером в полтора взрослых бурых медведя, с огромными клыками и длинными когтями, но почему-то с небольшими рогами. Чертовщина какая-то!
Я оглядел поле боя. Воняло паленым мясом, повсюду дымились останки плоти, охваченные греческим огнем или подожжённые при помощи факелов. Нам повезло, что высушенная плоть, обескровленная в ходе трансформации на алтаре, неплохо горела и сама по себе. От «Львов Востока» осталось меньше трети состава, появившегося на поле боя несколько часов назад. Никто из погибших воинов не смог вернуться в данж, кто из-за дальности точек возрождения и нежелания тратиться на дорогостоящий портал, а кто-то – узнав из кланчата, что единственный проход сквозь пещеру заблокирован второй армией. Потери клана «Гордость победителя» были на порядок меньше. Этот данж был действительно создан для их уровня.
Тут же вышедшие из боя бойцы бросились развязывать пленных воинов из клана «Львов Востока», причем в этом участвовали и наши новые союзники. Как только весь лут на поле боя был собран, а все связанные пленники освобождены, все взоры были обращены на трон. Дерево трещало и ломалось под ударами секир в мускулистых руках, но великий маг, сидя на шатающемся троне, был по-прежнему безмятежен и невозмутим. Внезапно раздался громкий треск, и трон развалился на несколько частей, а Тагавори упал в грязь. Тут же к нему устремилось три секиры, разрубая на части, а добрые души подкинули и пару склянок с греческим огнем. Тело Тагивори исчезало под ударами и корчилось в языках пламени, и тут он впервые заговорил:
– Вечная жизнь не проклятие, а благо, постарев, Вы поймете это! Придите тогда ко мне!
– Нет, спасибо! – и Манивальд нанес завершающий удар, разрубив голову на две части. Через полминуты уже все части тела колдуна оказалось охвачено пламенем!
Мигнуло уведомление:
Вы выполнили задание, Тагавори и его последователи уничтожены. Вами получено 9000 опыта. Плюс три к репутации во всех населенных пунктах лесного края. 4000 золотых выплачено лидеру группы для последующего распределения между участниками рейда.
Еще пару тысяч опыта я получил, убив колдуна и добив двух мелких монстров за время рейда, так что в целом вышло неплохо.
Как уже выяснили опытным путем, лут забрать можно было только тогда, когда все наиболее крупные части разрубленного тела подгорали до такого состояния, что регенерация становилась невозможной, поэтому Манивальд протянул руку за лутом только через полторы минуты. Получив лут, он замер, а потом по его лицу медленно расплылась счастливая улыбка:
– Охренеть! Две легендарки в одном флаконе! Народ – это не только было очень круто, но оказалось и полезно! Люблю этот данж!
Толпа возбужденно загудела. Та ее часть, что принадлежала к «Гордости победителя», издавала восторженные междометия, та часть, что относилась к «Львам Востока», более завистливые, отлично понимая, что не они выиграли финальное сражение, значит, и добыча не их. Но Манивальд смог удивить всех.
– Сражались вместе, значит и добычу делим поровну! Ратри, подойди за своей долей!
Не верящую своему счастью Ратри уговаривать не пришлось. Она подошла, стараясь двигаться с достоинством, но по лицу было заметно распиравшее ее любопытство, что же там ей сейчас дадут?
Через секунду она радостно подняла в воздух блеснувший в лучах солнца золотом браслет! Всех собравшихся волновал один вопрос – что же там за параметры? Увы, сейчас не тот момент, чтобы выкрикивать их в воздухе, члены клана «Львов Востока» потом узнают, а я вот – вряд ли.
Впрочем, тут меня уже больше ничего не задерживало. В моих интересах было смыться пораньше, пока возбужденные победой члены двух кланов обсуждают полученный лут и делятся надеждами на то, что данж максимально быстро обновится, чтобы можно было снова на нем неплохо подняться. Вот и пусть этим занимаются, не будем дожидаться, когда они вспомнят про Троя, и пожелают пообщаться с ним на всякие скользкие темы про «Черных соколов». Ратри я напишу потом, когда она вышлет мою долю за взятие данжа, Оландун и Фарзан последней битвы не пережили, а с остальными игроками «Львов Востока» уменя хоть каких-то отношений, заставляющих махать на прощание, не сложилось. Вызвав грифона, я запрыгнул на него, и взлетел вверх настолько вертикально, насколько мог грифон, чтобы те, кто заинтересуются, кто же так поспешно покидает данж, вынуждены были рассматривать симпатичное белоснежное пузо грифона, не дающее никакого представления о личности игрока.
Я так устал от нескольких часов битв и треволнений, ситуаций, в которых я постоянно оказывался на волосок от смерти, что сильно сомневался, что в полночь буду, как собирался, стоять на склоне холма в ожидании новых приключений. Та часть моего тела, что располагалась пониже спины, отчетливо сигнализировала, что на нее на сегодня хватит приключений. С другой стороны, полночь – это же фактически начало следующего дня?
Усталость не помешала мне заметить, как вслед за мной взлетел еще один грифон, начавший подниматься по схожей траектории. Случайность, или нет, а я прекратил набирать высоту, и направил грифона в сторону королевства горных эльфов. Наездник тут же совершил схожий маневр. Первоначально я хотел попытаться оторваться, но, поразмыслив, смог придумать более интересный вариант. Если это преследователь, то он знает меня, а я его – нет. Это надо исправить, но без лишнего риска. Я выпил эликсир от ослепления, и стал лететь потише, чем мог, давая потенциальному преследователю определиться, догонять меня или сохранить дистанцию. Он выбрал первое.
– Дхакун, когда он подлетит на полсотни метров, слетай к нему и посмотри, как его зовут, пожалуйста.
– Конечно, милорд!
Наездник приближался и приближался, наконец, оказавшись на расстоянии, которое Дхакун мог преодолеть. Я уже и без подзорной трубы мог определить, что это орк, хотя его лицо и было скрыто шлемом, но особенности фигуры у орков помогали их уверенно отличать от других рас. К сожалению, в отношении ников все было сложнее – подзорная труба не приближала ники, чтобы прочитать личную информацию, надо было находиться минимум в десяти метрах, или, если были артефакты на сокращение дистанции, наподобие того, что я сам прикупил, еще ближе. Через мгновение Дхакун произнес у меня над ухом.
– Бендерт, милорд!
Так я и думал, но надо было убедиться.
Вряд ли этот орк так нагло преследовал меня, чтобы просто поболтать по-дружески. Имя мое он знал, ничто не мешало прислать письмо, чтобы предложить встретиться и переговорить в нормальных условиях. Значит, надо было отрываться от него до того, как он сможет меня атаковать, если в этом и заключаются его планы. Хотя, скорее всего, он просто уже написал письмецо о том, что сел мне на хвост, знакомым охотникам за головами, рассчитывая на вознаграждение после моей поимки. Я сомневался, что он рискнет меня атаковать сам после прямого предупреждения своего лидера, Манивальд не выглядел мужиком, приказы которого стоит игнорировать, если хочешь еще играть в эту игру, получая от нее удовольствие, а не оплеухи.
Сначала я скастовал невидимость, затем телепортировался на верхушку ближайшего дерева. Пусть гадает, остался ли я на продолжающем лететь грифоне, или уже на земле?
Естественно, мне не стоило двигаться по прежней траектории, именно по ней меня вскоре могут начать интенсивно искать. К счастью, горную цепь мы уже пересекли, и я мог двинуться влево или вправо, не покидая территорию королевства горных эльфов. Я выбрал правое направление, оно было мне удобнее, чтобы потом добраться быстрее до южного склона горы Алмалик. Совершил один прыжок максимально далеко тоже на верхушку дерева, затем еще одним прыжком оказался на лужайке. Тут еще на несколько километров лес был похож на прежний, затем, как я заметил с грифона, начнутся чахлые деревья и кустики. Лужайка была на холмике, поэтому я с нее смог проводить взглядом еще несколько сот метров полета моего целенаправленно летевшего в прежнем направлении грифона и орка, приблизившегося уже метров на сорок на своей птичке. Лететь мой грифон сможет еще километров десять, но надо бы испортить нахальному орку настроение. Я выпустил из инвентаря пета и отправил на дальнее патрулирование. В ближнем находился Дхакун. Присев под кленом с густой кроной, я быстренько набросал и отправил письмо:
– Уважаемый Манивальд,
Я благодарен за то, что час назад Вы приказали Вашему подчиненному Бендерту отвязаться от меня. К сожалению, прямо сейчас он летит за мной на грифоне, и выглядит он не очень дружелюбно. Я надеюсь, что если с ним случится что-нибудь плохое из-за дурной привычки совать нос в чужие дела вопреки указаниям своего руководства, это никак не повлияет на Ваше дружеское участие в моей судьбе.
Был очень рад сражаться вместе,
Трой
Ну что же, если я правильно оценил особенности Манивальда как лидера, скоро орку придется несладко. Это, правда, если исключить более неприятный, но вполне возможный поворот – если сам Манивальд не приказал Бендерту проследить за мной, и сдать охотникам за головами. К сожалению, даже выглядящие достойно лидеры могут оказаться на практике с немалой гнильцой. Успокаивало одно – игрок уровня и статуса Манивальда не мог иметь никакой финансовой мотивации в получении доли от вознаграждения за мою голову, для него это были сущие гроши. А вот тревожило другое – не догадался ли он о моей роли в атаке «Гордости победителя» на «Черных соколов»? Тогда это преследование лишь начало реально больших проблем для меня в будущем! Да, тяжело быть великим махинатором, когда рыльце в пушку, только и приходится озираться и подозревать всех вокруг, если жизнь дорога! Это объясняло и то, почему в реальной жизни я был до отвращения уважающим закон человеком – я хотел спокойно жить, а это не совместимо с криминалом.
Пока что я решил пройти направо под кронами деревьев до конца лесного массива, там переждать часик, и, если все будет тихо, поискать затем подходящий населенный пункт. Не следовало упускать и возможность поохотиться в поисках хищника с прокачанными навыками. Свистнув пета, снял с плеча лук, наложил отравленную стрелу и неспешно побрел по лесу, присматривая за тем, чтобы не выходить на открытые с воздуха места.
Охота тут была бы отменная для первых дней моего пребывания в игре, когда и серебряная монета для меня была сокровищем. Множество всякой мелочи, которую я сейчас бил сугубо для прокачки стрелкового навыка, сделало бы меня тогда счастливым. Попадалось много мелких хищников, но по-настоящему зрелых так до конца леса и не увидел. Под большим деревом на окраине леса вздремнул часик, полагаясь на двойной контроль местности со стороны пета и призрака, а затем влез на верхушку, чтобы оценить риски. Сон меня очень освежил, в радиусе пяти километров я не увидел никаких игроков на грифонах. За лесом направо был большой холм, я прикинул, что если за него зайти, то оттуда можно пролететь на грифоне как минимум пару километров вправо, не будучи видимым с линии моего прежнего маршрута. Решено! Упругим шагом я направился к холму, перепрыгивая небольшие расселины, взбираясь при необходимости и спускаясь с валунов, которые не мог обогнуть. По дороге от моих стрел пало несколько сурков, мой интерес вызвал круживший в небе матерый ястреб, кровь которого я бы не отказался попробовать, но он благоразумно не спускался на дальность выстрела. Зато вскоре я наткнулся на парочку загоравших на солнце взрослых кобр. Выглядели обе достаточно солидно, чтобы я возжаждал их крови. Кобры были двадцатого и двадцать второго уровня, что было существенно выше, чем у гюрз в нубятнике, на которых я охотился. Чтобы не рисковать, что они сбегут в какую-нибудь нору, где я не смогу их преследовать, визуализировал валунчик на полтонны прямо над пресмыкающимися и обрушил его на них. На нем же и посидел следующие пять минут, пока он не развеялся, урок с утраченной частью лута при охоте на мухоловку мутировавшую пошел мне впрок. Аккуратно собрал весь лут, выпить кровь решил, когда доберусь до таверны, чтобы использовать пробирку с удачей на плюс десять. Понятия не имею, помогала ли она в действительности в таких случаях, но если помогала, отказываться от шанса повысить эффект было бы глупо. Уже заворачивая за холм, решил также поменять перед тем, как пить кровь, и артефакты на мой ремесленный комплект, чтобы значительней повысить удачу.
Еще через двести метров решил, что пора прибегнуть к более комфортному передвижению. Вызвал грифона, погнал его над самой землей, не рискуя поднимать высоко. Если охотники за головами прилетели по вызову Бендерта, то они все еще могут быть в нескольких километрах отсюда, не стоит давать им лишний шанс увидеть меня и устроить слежку. Через три километра показалась деревня, пролетел чуть сбоку, останавливаться в ближайшем населенном пункте вправо от той линии, на которой меня потеряли, было откровенно плохой идеей. А вот вторая деревня в четырех километрах меня полностью устроила, это уже было вполне далеко по всем моим расчетам, обеспечивая необходимую безопасность.
Что мне нравилось в игре, так это то, что неприкасаемость номера в таверне давала тому, кто спасался от преследователей, дополнительный шанс, которого бы не было в реальном мире. Как поступили бы в реале при облаве на человека, зайдя в деревню? Прочесали бы все места, в которых он может спрятаться, в том числе, если погоня действительно серьезная, при помощи обученных собак, и пошли бы в следующую. Примерно так все происходило в годы Великой отечественной войны при облавах фашистов на партизан. Здесь же скрываться было легче – как убедиться, что игрока нет в таверне, если ее номера нельзя обыскать? Какой тогда смысл идти искать преследуемого в следующей деревне, если через пять минут он может выйти из своего номера в этой?
В таверну я зашел прямо перед ужином. Предварительно отправленный туда Дхакун предупредил меня, что там есть два игрока, поэтому я обождал минут пятнадцать, пока они отужинают и уйдут обратно в номера. Да, только так, если не хочешь получить на свою голову неприятности, выйдя потом из номера.
Но поужинал я все-таки на первом этаже. Раскинув мозгами, организовал две вахты. Принца посадил на подоконнике окна комнаты, выходившего как раз над дверью в таверне, что позволяло мне видеть любого подходившего к таверне за полсотни метров. Дхакун же был отправлен дежурить в невидимом режиме на втором этаже, также заблаговременно сообщая о выходящих из своих комнат игроках. Сам я сел за самым дальним столом от траектории между входной дверью и лестницей на второй этаж, в постоянной готовности при необходимости по сигналу пета или призрака быстро убрать тарелки, стакан и кувшин с пивом на скамейку, а самому скастовать невидимость. Но глухое место есть глухое место, никто меня за едой не потревожил.
Перед ужином я был полон разнообразных устремлений после него – заняться опытами в алхимии, прогуляться по деревне в поисках привлекательной девушки на предмет коротких, но бурных отношений, но спокойные двадцать минут за горячей едой и пивом так меня разморили, что, едва войдя в номер, я рухнул на постель, успев только скинуть снаряжение и одежду.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий