Чертов данж

Глава 15
Старый друг

Утром, после быстрого завтрака, мы отправились к моему единственному приятелю в столице. Зайдя в лавку колдуна, я удивился, увидев именно его за прилавком, а не внучку.
– Господин Фонуар, я пришел поблагодарить Вас еще раз, и вернуть Вам ожерелье, которое Вы мне одолжили для моих целей, – я учтиво поклонился колдуну, и протянул ему одолженное когда-то мне ожерелье в обоих руках в знак уважения.
– Рад, что ты уцелел, Трой! – видно было, что Фонуар рад не только тому, что я уцелел, но и тому, что я сдержал свое слово и вернул ему эту чрезвычайно ценную вещь. Он с удовольствием взял его, – слышал, что у Черных соколов больше нет замка! Доволен местью?
– Да! Черные соколы потеряли многое, в том числе и замок. Я считаю, что я с ними расквитался. Да, и возможно, Вы не одобрите, что так быстро после гибели Нани я встречаюсь с новой девушкой, но это так, позвольте мне представить Вам Адельхейд!
Только что вошедшая в лавку Адельхейд вышла вперед и дружелюбно улыбнулась.
Фонуар одобрил, еще как одобрил! Потому что как раз в это время по лестнице начала спускаться Лебада, радостно размахивая мне ладошкой. И дед, и я, знали, что она ко мне неравнодушна. И я старательно делал все, чтобы у него и тени сомнения не появилось в том, что я могу ответить на авансы Лебады, потому как наверняка у почтенного эльфа-колдуна были свои планы по поводу замужества внучки на ком-то посерьезнее заезжего гнома. Лебада восприняла появление Адельхейд очень неодобрительно, в глазах ее вспыхнуло недовольство появлением соперницы. Соперницы? Что вообразила эта девчонка по отношению ко мне?
Дружелюбно кивнув Лебаде, я снова обратился к Фонуару:
– К сожалению, моя благодарность и желание вернуть так любезно одолженное мне ожерелье, не единственная причина нашей встречи. Мне снова необходима Ваша помощь, если Вы можете уделить мне немного Вашего драгоценного времени, я объясню детали.
– Ну что же, Трой, ты делом доказал, что достоин моего уважения! Ты настоящий мужчина! И не стесняйся с просьбами, ты отомстил не только за свою возлюбленную, но и за члена нашего цеха! Мне приятно числить такого, как ты в своих друзьях, и для тебя у меня время всегда найдется!
Я учтиво поклонился в ответ, принимая похвалу, и обратил внимание, как довольна оказалась Адельхейд лестной оценке своего кавалера со стороны пожилого эльфа, высоко стоявшего в иерархии королевства в силу мастерства, профессии и опыта. Фонуар пригласил нас к себе на второй этаж, оставив Лебаду на кассе. Я подробно описал ситуацию, давая слово и Адельхейд, когда замечал, что она рвется что-то добавить. Когда мы закончили, колдун надолго задумался. Адельхейд с почтением к его раздумьям отвернулась, смотря на меня, в этот момент я поймал взгляд Фонуара, направленный на Адельхейд, и вздрогнул. Так смотрят на тех, кого искренне жаль, но помочь ничем нельзя. Подобный взгляд был бы полностью уместен, стой она на кладбище у разверстой могилы своих родителей, и оплакивай их.
– Ну что я могу сказать, Трой, если по-честному, а иначе мы с тобой и не общались! Ситуация очень сложная, наш король известен многими добродетелями, но милосердие никогда не было в их числе! Тем более, что когда такие серьезные деньги лежат в банке на счету, как в вашем случае, простить означает не только выпустить из тюрьмы, но и потерять деньги для казны! При оправдательном приговоре нельзя конфисковать деньги, лежащие на счету в гоблинском банке!
Говоря по-простому, Фонуар только что мне сказал, не оскорбляя присутствующую даму, и не подставляя себя, красивым эзоповым языком, что король алчная сволочь, скорая на расправу. И ему легче грохнуть невиновных, чтобы иметь юридические основания забрать деньги с их счета, и отобранные при обыске драгоценности, в казну. Этого я и опасался.
– А можно ли переговорить с кем-то о смягчении участи обвиняемых? Может, есть уважаемые люди, которые готовы рассмотреть значимые аргументы о невиновности родителей Адельхейд, и смогут повлиять на решение короля?
Фонуар задумался. Он понял, что я спрашиваю о том, кому можно сунуть взятку, чтобы освободить Рхиэннон и Вилхалмера.
– Все зависит от того, насколько сильные аргументы о невиновности могут быть предъявлены, – наконец ответил он, – но они, однозначно, должны быть не меньше, чем сумма, которая может быть обращена в пользу короля по решению суда. А лучше на несколько тысяч больше.
Не меньше 35000 золотых, учитывая стоимость не только золота, но и драгоценностей Рхиэннон плюс бонус! Блин! Я заглянул в свои характеристики. 31716 золотых! Мало, но есть еще много чего на продажу из артефактов, а рядом полно оружейных лавок.
– Я готов пойти этим путем. Не подскажите ли мне, уважаемый, к кому действительно стоит обратиться?
Фонуар удивленно, но одобрительно кивнул моей готовности пожертвовать такую грандиозную сумму за свободу близких моей едва появившейся девушки. Скорее всего, он считает меня романтиком… особенно учитывая повод, по которому я уже у него раньше появлялся… но он полностью прав, я чертов романтик! Готов выложить огромную сумму из-за любви моей любимой неписи к двум другим. Разбудите меня кто-нибудь? Нет, не стоит, деньги ведь тоже виртуальные, я уже знаю много способов раздобыть еще, да и сам я – виртуальная личность, влюбленная по уши в другую виртуальную личность. И, кстати, и в реальной жизни я уже лет в двадцать пять понял, что деньги вещь виртуальная. За любой, самой сильной валютой мира стоит всего лишь виртуальная вера большинства, что за бумажки или монетки можно отдавать реальные ценности. Поэтому ради денег жертвовать настоящим – своими чувствами, своим ощущением мира – точно не стоит.
– Министр обороны, несомненно, может решить этот вопрос. Только, чтобы попасть к нему, вначале нужно тем же путем пообщаться с его советником.
– А какое количество аргументов нужно, чтобы убедить советника?
– Тысячи весомых аргументов будет достаточно. Его дом, кстати, совсем рядом с дворцом. Если пройти до конца площади и свернуть в первый переулок, он там пятый, за домом матери короля.
Адельхейд рядом сильно втянула носом воздух. До нее дошло, о каких аргументах мы тут говорим. Но девочка молодец, не полезла с идеалистическими доводами, что правда все рассудит.
Попрощавшись с Фонуаром и Лебадой, которая все еще очень неодобрительно посматривала на Адельхейд, мы тут же направились к таверне, как и раньше, порознь, с интервалом в 15–20 метров. Мне надо было затариться золотом. Войдя в номер, я дождался, когда войдет Адельхейд, взял ее за руку, усадив рядом с собой на кровати.
– Милая, я обожаю то, какая ты чистая и невинная! Но есть вещи, которые ты должна понимать. Наши представления о том, как устроена власть, которые нам внушают, далеки от реальности. За рассуждениями о справедливости и обращенности к гражданам скрываются алчность, пристрастность, коррупция и лесть. Король окружен приближенными, которые пытаются вертеть им, с удовольствием вымогают и берут взятки, пытаются манипулировать даже королем, но если чрезмерно увлекаются, и король их ловит на этом, их головы отрубают на площади. А вместо них вакантное место тут же занимают новые проходимцы. Никто не отпустит твоих родителей просто так. Нам придется давать солидные взятки, и даже это ничего не гарантирует.
Я продолжал еще минут пятнадцать растолковывать моей любимой, как реально мир устроен практически везде, потому как папаня мой бывал с особыми миссиями много где, и, по его словам, особой разницы не находил. А разбираться ему приходилось хорошо, потому что действия ГРУ это далеко не только взрывы на объектах или меткая пуля, выпущенная в цель. Даже эти действия бессмысленны, если не понимаешь важность объекта, который взрываешь, или в кого должен стрелять снайпер.
Это и перевороты в том числе, успех которых невозможен без знаний об особенностях местной власти, и содействие к занятию ключевых позиций в стране нужными людьми, сочувствующими Москве. Разумеется, все эти действия проводились в тесной координации с советскими КГБ и МИДом, что также обогатило познания моего отца, и в постоянной конкуренции с американским ЦРУ, британской MI-6, французским DGSE, которые занимались ровно тем же самым, но в интересах западного мира. Собственно, от отца я и набрался этих специфических познаний об универсальной природе власти.
Адельхейд первоначально что-то пыталась возражать, как это и бывает с идеалистами, но я пресек ее возражения простым аргументом:
– Если то, что я сейчас говорю тебе, неправда, то чиновники, которым мы будем давать взятки за освобождение твоих родителей, и как ты считаешь, являющиеся честными людьми, откажутся их взять. И просто поступят по справедливости.
Я бы и сам не придумал, что можно возразить на такой аргумент. И Адельхейд не нашла, что сказать.
К дому советника мы подошли буквально через несколько минут после окончания моей лекции о природе власти, встретившись уже в приемной. Глаза Адельхейд расширились, когда данные мной тихонечко привратнику десять золотых обеспечили мне первое место среди ожидавших аудиенции высокого чиновника. Ничего, пусть учится, ей полезно.
Приняли нас через пять минут, привратник честно отработал свою мзду. Роскошный кабинет произвел впечатление не только на Адельхейд, но и на меня. Одно дело слушать рассказы бати о роскоши, окружающей слуг народа, а другое – увидеть самому. Советник министра обороны, Геззура 130 уровня, несомненно, когда-то тоже был военным, о чем свидетельствовала выправка. Но сейчас его раздобревшие телеса были укутаны в нежнейшие шелка и парчу, единственная уступка военной специализации министерства заключалась в строгих цветах одежд в стиле милитари. Дав возможность Адельхейд путано, но последовательно изложить свою историю, что, ожидаемо, не вызвало никакой реакции со стороны советника, я решил сам вступить в дело.
– Я подтверждаю, что все сказанное здесь госпожой Адельхейд абсолютная правда, и готов предложить дополнительные аргументы. Не изволите ли взглянуть на них?
Я спокойно достал и положил на стол советника два тяжеленых кошеля с 1000 золотых. Через секунду они исчезли. Я покосился на Адельхейд, надеясь, что моя простушка не скорчит сейчас дико удивленную мордашку. Не скорчила, моя девушка стремительно училась, решив перестать быть простушкой.
– У меня также есть множество сильных аргументов, которыми я хотел бы поделиться и с высокоуважаемым министром обороны, – продолжил я, – есть ли возможность встретиться с ним сегодня?
– Несомненно, я просто уверен, что он будет рад с Вами увидеться! – с энтузиазмом ответил глубокоуважаемый Геззура. Я понимал его радость, не каждый день можно выслужиться, приведя хозяину типчика, который осыплет того золотом. Таких слуг ценят и хорошо вознаграждают.
– В какой таверне Вы остановились? – продолжал стелиться передо мной советник, – в течение часа туда подойдет мой человек по поводу времени приема.
– В «Золотом дворе», в нескольких минутах отсюда.
В таверну мы вернулись, как обычно, порознь, я набрал артефактов на четыре тысячи, которых было не очень жалко, и отнес их сам в оружейную лавку, оставив Адельхейд в зале таверны ждать посыльного. После этого, вернувшись в номер, добавил кошелей с золотом к вырученному от продажи золоту, пока не набралось на тридцать пять тысяч. Угол в номере, где у меня обычно были свалены деньги, практически опустел. Теперь нужно будет предельно осторожно добираться с этими деньгами до дома министра обороны, если меня убьют по дороге, я потеряю не только жизнь, но и огромную сумму денег без всякого толку.
В зале таверны тоже, по договоренности, сели отдельно, я, как обычно, в самом дальнем углу, Адельхейд метрах в десяти от меня. Интересно, следят ли уже за мной киллеры, сработало ли кольцо, снижающее расстояние, с которого можно распознать мой ник, или на тесных улицах Ленланлены, где все вынуждены толкаться, это бесполезное приспособление? Если следят, то остались дежурить у выхода из таверны, или вошли и сейчас мирно сидят среди множества других игроков, обсуждающих свои дела, играющих в азартные игры или просто перекусывающих сейчас в обеденном зале?
Утешало то, что обычный киллер будет ждать, когда я выйду из города. В описании заказа на мою голову, который я периодически проверял, не было надбавок или компенсаций за неизбежные штрафы за нападение в городских условиях. Разве что Унрау приватно обговорил это условие с некоторыми киллерами, наподобие напавшего на меня в таверне «Орка-Великого-Убийцы-на-все-века», тогда ситуация хуже.
Посыльный подошел минут через двадцать, тот же привратник, что встречал нас у дома советника. Мы договорились, что встретит его Адельхейд, чтобы не привлекать внимание игроков к моей разыскиваемой персоне. Я усмехнулся, увидев, что она сунула ему в руку несколько монет, трансформация девушки из доверчивого провинциального существа в прожженного жителя столицы шла полным ходом. Всегда любил тех, кто способен быстро учиться.
Теперь уже Адельхейд первой вышла из таверны, а я шел за ней, стараясь не потерять из вида в толпе, метрах в двадцати. Впрочем, главное не удаляться дальше пятидесяти метров. На таком расстоянии ее запросто, если что, в любой толпе отыщет Дхакун, только попроси.
Министр принимал не у себя дома, как советник, а в огромном здании министерства обороны. Нас тут уже ждали, еще бы! Капитан в изысканных доспехах провел нас прямо в кабинет министру. Господин Огеслегур 230 уровня принял нас прямо у двери своего кабинета, как высоких гостей, лично усадил в удобные кресла. Меня это устраивало, учитывая какие деньги я собирался ему заплатить за освобождение узников, дополнительный сервис был к месту.
Адельхейд уже привычно изложила нашу историю, впрочем, ее энтузиазм несколько угас. Она уже поняла, почему министр лично встречал нас прямо у двери, и не рассчитывала ни на какую справедливость бесплатно. Как мы с ней и договаривались, сразу после своей истории она попросила у министра разрешения дождаться нашего разговора в приемной. Министр – слишком серьезная шишка, чтобы брать взятку такого размера при свидетелях.
– Хотел уточнить, господин Огеслегур, теперь, когда все разъяснилось, что никакой государственной измены не было и в помине, что семья Адельхейд не претендует на возвращение конфискованных при обыске в их доме драгоценностей. Более того, я готов лично компенсировать причиненные короне неудобства, если Вы посчитаете это уместным.
– Конечно уместно, конечно! – Министр цвел и пах в предвкушении крупной взятки.
– Но вначале я хотел бы показать Вам один артефакт, который мне достался в захваченной чертями крепости, когда я возвращал активы коменданта из его сейфа. Я вытащил его из плеча, когда убил двух чертей и с десяток зомби, но все же смог уйти живым.
Я достал и показал Огеслегуру доставшийся от черта кинжал. Повертев его в руках, он хмыкнул и вернул кинжал мне. Я продолжил заранее продуманную речь:
– На счету семьи в банке не больше двадцати тысяч золотых. Тридцати пяти тысяч золотых наличными будет достаточно? За такие деньги можно заказать убийство любого, не то, что освободить пару людей, стоящих на пороге старости!
Конечно, капитан с супругой далеко еще не стояли на пороге старости, но ради того, чтобы у них появился этот шанс, можно ситуацию сделать и пожалобней.
– Сумма выглядит солидно, конечно, и думаю, будет достаточной, – сказал Огеслегур, – но есть еще одна возможность улучшить положение капитана с супругой.
Мигнуло уведомление:
Министр обороны Огеслегур предлагает Вам задание. Освободите захваченную чертями и зомби крепость Гормлэйт от нечисти! Награда: 8000 опыта, 3500 золотых, плюс пять к репутации у министра Огеслегура, увеличение шансов на освобождение узников. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 200+ из-за высокого уровня угроз при выполнении. Рекомендуется выполнение рейдом, 8000 опыта будет получено каждым участником рейда, 3500 золотых будет выплачено лидеру рейда для последующего распределения между его участниками. Принять/Отклонить?
Принять, конечно! Сейчас все шансы важны.
С министром мы расстались на приятной ноте. Мне стало гораздо легче идти без огромного груза золота, и, я уверен, что он понял все мои намеки. Мне нужно было предельно точно дать понять министру, что я не богатенький провинциальный лох, у которого можно взять деньги и тут же забыть про все данные ему обещания. Для того я и показывал ему оружие, с историей, как выжил в данже, где погибло три сотни его элитных воинов. И вовсе не случайно сказал: «за такие деньги можно заказать убийство любого», намекая, что просто взять деньги, и безнаказанно потом соскочить, кинув меня, не получится. По лицу министра я понял, что он мои намеки воспринял. Как там говорил Теодор Рузвельт? Не повышай голоса, но держи наготове большую дубинку, и ты далеко пойдешь!
Выйдя из кабинета министра, я кивнул Адельхейд, что все в порядке, и глазами показал на выход, намекая, что она снова пойдет впереди. Адельхейд, на лице которой не дрогнул ни один мускул, развернулась и пошла к двери. Невероятно быстро учится!
Встретились мы в моей комнате в таверне, я пересказал Адельхейд наш разговор, упомянув и о задании.
– Но зачем ты его взял? Там же сотни зомби и чертей, ты же не справишься!
– Сам, конечно, не справлюсь. Но я предпочитаю делать такую работу чужими руками.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий