Чертов данж

Глава 12
Проклятие в действии

Тут уже я вспомнил, что обещал ее бате помочь отвезти деньги в банк, и напомнил об этом и Адельхейд. Тут же став серьезной, она взяла меня под руку, и повела к ее родителям. Меня все это ужасно забавляло, после счастливой женитьбы десять лет назад, я уже успел подзабыть, как это увлекательно – влюбиться и ухаживать за любимым человеком, когда все, что он делает, кажется по-особенному значимым и милым! Хороший секс остается хорошим сексом, но и по пути к нему есть много чрезвычайно приятных вещей. Тем более, что и секс без любви не то, просто спуск пара, надо быть совсем просто устроенным, с парой извилин, чтобы не понимать качественную разницу между просто сексом, и сексом между двумя влюбленными.
Капитан сегодня выглядел другим человеком, чем, когда я с ним познакомился. Одежда была все такой же, хоть и дорогой, но изрядно поношенной, но в ней уже был другой человек – знающий себе цену и с гордостью смотрящий на мир. Он с теплотой посмотрел на подбежавшую к нему Адельхейд с развевающимися на ветру волосами.
– Папа, а у меня теперь есть заклинание «призыв грифона»! – радостно заявила она, хватая его за руку привычным жестом маленькой девочки, любящей гулять с папой, взяв его маленькой ладошкой за палец, – мы теперь можем полететь в банк все вместе на грифонах. Так будет быстрее и намного безопаснее!
А ведь действительно идея, подумал я. Я-то уже приготовился к длительной поездке на раздолбанной телеге с понурой лошадкой, одолженной у мельника. Как-то привык все общаться с НПС, у которых нет денег на серьезную магию, и пропустил мимо ушей слова Адельхейд о том, что бывшему коменданту дорогущий «призыв грифона» оплачен армией. Да думаю, и не он один, наверняка и армагеддон такому випу по статусу было положено выучить.
Капитан только начал открывать рот, чтобы поделиться своим видением предложения дочки, как на крыльцо вышла ее мама, и тут же взяла процесс под свой контроль:
– Нагулялись, молодежь? Боги, как радостно, что есть такой серьезный молодой человек, как Вы, господин Трой! Когда Адельхейд с Вами на прогулке, я совсем не волнуюсь за девочку, наверное, нет такого монстра, который Вам не по силам! Бедняжка уже, наверное, терпеть не может эти деревенские виды, так они ей надоели за полгода постоянного сидения в этой дыре!
Мне эта речь сказала главное – свалившиеся на семью деньги ситуацию не изменили, в глазах маман Адельхейд я совершенно серьезно котируюсь на роль ее молодого человека. Это радостно, если учесть, что я гном, а Адельхейд человек, и я понятия не имею даже, возможны ли дети в таком союзе! Похоже, Рхиэннон особенно не терзается по поводу внуков, она счастлива, что снова при деньгах, и готова пристроить дочку в надежные руки, наслаждаясь тихой обеспеченной жизнью рядом с мужем.
– Ну, я уверена, что на свежем воздухе вы нагуляли аппетит, пожалуйте ко столу! Я только достала из печи пирог с ревенем и пирог с куропаткой, Вилхалмер отменно поохотился с утра!
Я уважительно кивнул капитану, отмечая его достоинства охотника. Если с мамой Адельхейд, похоже, все сладится, то и с папой надо стараться, чтобы проблем не было. Отцы дочерей делятся на две категории. Первым наплевать на дочерей, им хочется как можно быстрее спихнуть их с глаз долой. А вот вторая сложнее – это папы, которые ревнуют своих дочерей к каждому встречному мужику и непременно хотят быть уверены, что у их дочки все хорошо складывается. Я не знал, какой алгоритм заложили в Вилхалмера программеры, но это таки имело значение.
Войдя в комнату, я увидел, что капитан успел отремонтировать и столик, на который Рхиэннон тут же пристроила оба пирога. Несмотря на плотный завтрак в таверне, два часа на свежем воздухе сделали свое дело, и я с удовольствием отведал оба блюда, Адельхейд не отставала. Конечно же, Адельхейд похвасталась и маме, что у нее есть теперь заклинание «призыв грифона», после чего Рхиэннон одобрительно на меня посмотрела, и я понял, что с мамой у меня действительно все на мази.
Сразу после завтрака все кошели с золотом, которые семья сочла нужным отвезти в банк, были увязаны в три переметные сумки, поскольку Вилхалмер решил воспользоваться предложенной Адельхейд идеей путешествия в банк втроем на грифонах. Выйдя за пределы деревни, мы вызвали грифонов, и взвились в воздух. Поскольку мой уровень был самый маленький из всех присутствующих, грифон Адельхейд был чуть больше моего, а грифон капитана, имевшего восемьдесят восьмой уровень, был вообще процентов на сорок массивнее.
Город оказался всего в десяти километрах от деревни, так что грифонов менять не пришлось. Шестиметровая крепостная стена подчёркивала, что, несмотря на малый размер, у городских властей есть амбиции на серьезный статус. Или их больше устраивала золотая монета, которую мне пришлось заплатить на входе? Адельхейд и Вилхалмер ничего не платили, как подданные эльфийского государства.
Немного отстав, я шепотом попросил Дхакуна отслеживать не только игроков в стелсе, но вообще любых игроков, тихо шепча на ухо, если они появляются рядом, а я не реагирую. Мало ли, заболтаюсь со своей красавицей! Это сработало, заметив игрока сам или по подсказке Дхакуна, я старался идти так, чтобы быть к нему не ближе семи метров, лишая возможности прочитать мой ник, или чтобы меня заслоняли более высокие Адельхейд и Вилхалмер.
В банках в игре я ни разу не был, так что интерес у меня был неподдельный. Массивное здание из мелкого красного кирпича выглядело солидно, Вилхалмер открыл тяжеленую дверь из красного дерева с узорами на темы лесной охоты, и мы последовали за ним. Войдя внутрь, я сразу же почувствовал себя очень некомфортно. Я понятия не имел, что в эльфийском королевстве в банке будут работать исключительно гоблины! Все трое сотрудников в небольшом зале однозначно относились именно к ним. И, что еще печальнее, из трех сотрудников за стоявшими прямо посреди зала кассами, двое были гоблиншами. Кстати, ничего себе вполне такими, неплохо сложенными, никакой страшной зеленой кожи у них не было, как я уже обнаружил ранее, видя гоблинов-мужчин, просто рост как у гномов, а сложение очень хрупкое. А так, и фигуры, и лица у них были очень даже ничего. Мне встречаться с гоблиншами никак не стоило, учитывая проклятие имевшегося у меня хрустального черепа. Согласно описанию, гоблинши должны были при виде меня испытывать непреодолимую любовь к гному Трою.
Пока что все сотрудники трудились над бумагами стоявших у окошек клиентов, и внимания на нашу вошедшую компанию не обратили, что меня полностью устраивало. Я аккуратно положил свою сумку с золотом у ног Адельхейд.
– Ну, золото я привез, а вы тут уже его оформляйте, – тихонько сказал я ей, пятясь к двери.
К сожалению, удивленная Адельхейд сочла нужным ответить, ничуть не стараясь понизить голос, видимо, гоблинские сотрудники в банках, и весь процесс оформления вкладов и возврата средств, у нее особого почтения не вызывали:
– Ох, Трой, тут будет такая скука! Может, все же останешься?
Меня спалили! Головы обеих гоблинш поднялись над бумагами, реагируя на громкий звук, равнодушно скользнули по Вилхалмеру и Адельхейд, и скрестились на мне. Я продолжал мирно пятиться к выходу, нашаривая за спиной ручку двери, но уйти не успел. Отбросив в сторону бумаги, обе гоблинши выскочили из-за касс, и бросились ко мне. Одна из них была в изящном белом платье, а другая в украшенном вышивкой синем.
– Не уходите, господин! Чем мы можем Вам помочь!
Блии-иин, подумал я, а ведь на мне еще плащ Доминтера, а это еще плюс пять к доверию со стороны встречных, как будто мало огромной магической силы хрустального черепа. Прям тебе из пушки по воробьям!
– Все в полном порядке, – несколько нервным голосом ответил я, – меня ждут неотложные дела.
– Тогда мы поможем Вам их решить, господин!
Я обнаружил, что моя левая рука уже в руках гоблинши в белом, и она ее нежно поглаживает, а правая у гоблинши в синем. И клиенты, которых внезапно бросили, и мои спутники изумленно взирали на эту сцену. А взгляд Адельхейд прямо на глазах претерпевал трансформацию от удивления к гневу.
– А потом я сделаю Вам массаж! – томным голосом произнесла гоблинша в синем. Та, что в белом, недобро на нее посмотрела, видимо, расстроенная тем, что такая хорошая идея не пришла ей в голову первой.
Вырвав руки, я закричал, указывая пальцем за спину гоблинш:
– Гляньте! Вон там!
Повернулись посмотреть не только гоблинши, но и все, кто был в зале. Любопытство присуще каждому, грех этим не воспользоваться, когда надо срочно смыться.
Когда дверь хлопнула, все наверняка снова обернулись, но меня в банке уже не было. Скастовав невидимость, я рванул по улице к ближайшему углу банка. Когда дверь начала плавно открываться, и я таки догадывался, кто именно ее открывает, я уже был за углом, но останавливаться не планировал. Что-то мне подсказывало, что так просто гоблинши не сдадутся. С другой стороны, и Адельхейд из виду лучше не упускать. Что она подумает, если я пропаду бесследно? Решил дилемму, запрыгнув на нижнюю ветвь росшего рядом с банком вяза, начав стремительно подниматься. Я был уже метрах в десяти над землей, когда под пологом листвы снизу раздались женские голоса, которые я тут же узнал. Гоблинша в белом, гоблинша в синем!
– Ну куда делся этот очаровательный мужчина!
– Ты замужем, а я нет – это мой очаровательный мужчина!
– Ну уж нет, у тебя тоже есть парень!
– Да ради такого красавца можешь смело считать, что по-настоящему парня у меня никогда-то и не было!
Вся эта перепалка на повышенных тонах продолжалась до тех пор, пока не раздался злой мужской голос:
– Вам что, крысы облезлые, работа разонравилась? Клиенты что, должны сами себя обслуживать? Брысь по местам!
Наступила блаженная тишина. Но недолго.
– Что это было, милорд, Вам знакомы эти две женщины? – Дхакун тоже был заинтригован.
– Ох, Дхакун, Дхакун, давай позже это обсудим! А теперь у меня к тебе есть просьба – проследи, пожалуйста, когда Адельхейд выйдет из банка, и сообщи мне сразу!
– Хорошо, милорд, но я и не знал, что гоблинши настолько падки на гномов! Хотя девчонки по-своему хороши!
Ох, еще бы этот меня не подкалывал, и так непонятно, что теперь говорить Адельхейд! Еще подумает, что я бросил этих двух несчастных прямо с детьми, и теперь скрываюсь от алиментов, или что у них тут практикуется в этой волшебной виртуальной стране!
Ведь это страшная вещь, когда женщина начинает искать то, что готова посчитать настоящей правдой. Пусть то, что она нароет в результате долгих дум и советов с подружками, часто совсем и не правда в действительности, но нужно стоическое терпение и умение понимать сложную женскую душу, чтобы постепенно все же вернуть ее на почву подлинных фактов. При этом есть еще один интересный нюанс – никогда не знаешь, то ли ты ее все же убедил, то ли она решила просто простить своего любимого вруна.
Прошло полчаса, которые я провел с пользой, продумывая одну стратегию поведения с Адельхейд за другой, прежде чем Дхакун отрапортовал:
– Капитан с дочкой вышли из банка, милорд!
– Вернись к ним, и смотри, чтобы гоблинши не оказались на улице. Если появятся, тут же сообщи мне!
Я начал быстро спускаться на землю. Несколько успокаивало то, что Дхакун не возвращался. Через полминуты я уже стоял на земле, а потом осторожно выглянул из-за угла.
Адельхейд и Вилхалмер стояли у дверей банка в полном одиночестве, с пустыми сумками из-под золота у ног, и удивлённо оглядывались, видимо, гадая, куда я запропастился. Нужно было поскорее увести их от банка подальше, вдруг гоблинши сбегут от своего управляющего в надежде все же отыскать меня.
Я спокойной походкой вышел из-за угла, словно так и надо.
– Ну что, с банком все, можем двигаться дальше?
Адельхейд явно обрадованно подошла ко мне, взяв под локоть. Похоже, самое страшное не произошло.
– С чего это эти девчонки набросились на тебя, как опоссум на блюдо с фруктами? – мягким голосом поинтересовалась она. Но я достаточно долго прожил на свете, чтобы ловиться на обманчивые тональности женских вопросов. Мягкость может смениться железом в доли секунды, особенно у женщины наподобие Адельхейд, еще недавно выразившей желание вооружиться до зубов, чтобы защищать меня от моих врагов.
– Это проклятие, – решил сказать правду я, понимая, что могли бы быть и ответы, которые женщине покажутся более честными, – я приобрел одну безделушку в горах, и теперь я очень нравлюсь всем гоблиншам.
– Ох уж и проклятие, – проворчала Адельхейд, – впрочем, мы обсудим это позже. Пошли быстрее, пока эти сумасшедшие не вышли на улицу. Когда ты сбежал, они не сразу открыли дверь, поскольку вырывали ручку друг у друга из рук. А потом долго ныли, не обращая внимания на клиентов, какой ты восхитительный во всех смыслах!
Есть мало вещей хуже для опытного мужика, чем женское обещание «мы обсудим это позже». Переводя на мужской, это обычно означает – я тебе не верю, и ты влип, но не будем устраивать скандал на людях. Впрочем, предложение уйти от банка поскорее было дельным, и я с удовольствием ему последовал. Вилхалмер шел рядом с нами, ничего не говоря, но в его усах топорщилась усмешка.
Уже через минуту мы оказались у одежной лавки. Я понял, что это надолго. Полгода без денег и приличной одежды, а теперь денег полно… И действительно, следующие минут пятьдесят мы с Вилхалмером проторчали внутри лавки, комментируя ту или иную обновку, которую Адельхейд, одевая в примерочной, выходила нам показывать. Шло ей все изумительно, плохих вещей она вообще в руки не брала, а хорошие на ее идеальной фигуре смотрелись очень недурственно. В итоге, пустые сумки из-под золота мы набили женскими вещичками, поскольку Адельхейд приобрела несколько платьев и для мамы. Это было бы смело, покупать платья без примерки, если бы я уже не убедился в ее прекрасном вкусе. Сама Адельхейд щеголяла в одной из обновок, белом парчовом платье с вышивкой, выглядя так ослепительно, что на обратной дороге до ворот на нас с Вилхалмером никто и не смотрел, предпочитая любоваться моей девушкой, что меня лично полностью устраивало.
Покинули город мы тоже на грифонах, и уже через пять минут были на окраине деревни. Я потихоньку оглядывался во время всего полета, сжимая в руке свою подзорную трубу, опасаясь, что все же засветился в городке. Но все выглядело спокойно, на грифонах летали, но далеко от нас.
Войдя в деревню, я откланялся, понимая, что следующий час Адельхейд и ее мама будут заняты примеркой обновок, и мне у них делать нечего. Адельхейд поцеловала меня в щеку, и сказала, чтобы я обязательно приходил на обед. Учитывая, что готовка у них была значительно вкуснее, чем в таверне, долго уговаривать меня не пришлось. Вилхалмер дружески пожал мне руку и снова загадочно усмехнулся в усы.
Образовавшиеся три часа я решил посвятить изготовлению второго артефакта для моего арбалета. У меня на столе все еще лежал второй камешек на десять карат, из которого нужно было сделать артефакт на убойную силу. Быстро приготовив все необходимое, я погрузился в процесс. Осознание того, что дело сделано, пришло ко мне чуть раньше, чем при работе над предыдущим камешком. Сверив свою догадку с часами, убедился, что так и есть, времени ушло минуты на четыре меньше. Хорошая новость, похоже, мои способности изготавливать артефакты прогрессируют, позволяя мне экономить время. Изготовленный артефакт лежал на столе. Ознакомился с описанием:
Усиленный урон. Необычный. Встраиваемый артефакт, увеличивает урон на четыре единицы.
Вставил артефакт в ложе арбалета, прикрутил крышкой. Что вышло?
Многозарядный арбалет с ядовитыми стрелами. Необычный. Скорострельность – 10 стрел за двенадцать секунд. Урон от одной стрелы – одномоментный 27–42, от яда – 9 в секунду от каждой стрелы, пятнадцать секунд. Вероятность критического урона шесть процентов, максимальная убойная дальность – 27 метров.
Мое изделие хорошело прямо на глазах. Но оно теперь оказалось у меня в единственном числе, и я подумал о том, что надо сделать запасной арбалет на случай поломки или утраты при гибели. Но не прямо сейчас, пришло время идти на обед.
И Адельхейд, и Рхиэннон были в новых платьях, и моя зазноба уже поменяла то новое парчовое платье, в котором летела из города, на другое новое, голубое, из шелка, расшитое бисером. Обе светились от радости, что могут впервые за много месяцев щеголять в обновках. Наблюдая за ними, я только диву давался, насколько искусно программеры сконструировали самообучаемый искусственный интеллект у НПС в игре. Не зная, по поведению ни за что не скажешь, что передо мной не настоящие женщины.
Впрочем, с инженерной точки зрения мы все машины, даже те, кто родился на свет естественным путем. Сначала нас программирует семья, школа, и даже главный хулиган во дворе. Потом к делу подключается университет или ПТУ, затем начальник на работе и коллеги, жены или мужья, клерк в банке, в котором ты взял кредит. Все совершенно точно знают, что хотят от тебя, и если ты склонен поддаваться общественному мнению, а большинство склонно, то оно лепит из тебя то, что хочет. И даже человек, схватившийся за шприц в поисках иллюзорной свободы от ответственности, вместо начальника и коллег получает новых учителей – поставщика наркотиков, который в долг не дает, криминального босса, который посылает на дело, чтобы хватило оплатить дозу, и уроки правильного поведения они готовы вдолбить в своего подопечного с гораздо большей жесткостью. Вариант-лайт наркомании – алкоголизм, – не сразу заставляет порвать с привычным миром, но плавно и неизбежно ведет в никуда, в место под мостом, где у тебя нет учителей, потому что уже некого учить, ты теперь всего лишь медленно угасающий вонючий отброс.
Впрочем, ну его все это, пока что бесконечно далекое от меня. Если повезет, и вернусь в привычный мир, буду заново привыкать к его хорошим и плохим сторонам. А пока что – настоящий Трой умер, да здравствует Трой виртуальный! Правда, тут же закралась нехорошая мысль, виртуальный Трой, которого тоже вовсю программируют – заставляя вертеться, прокачивая уровни или охотясь за золотом, под угрозой смерти, если не справится. Блин, даже сдохнешь, а все один в один как при жизни.
Адельхейд, взяв меня под руку, отвлекла от мрачных мыслей. Надо сконцентрироваться на положительных эмоциях по отношению к ней, дающих мне хоть какую-то опору и психологическое равновесие в этой виртуальной неопределенности.
Увидев на столе жаркое из оленины и фаршированных рябчиков, я наконец-то понял, почему Рхиэннон так хвалила Вилхалмера утром за удачную охоту. Действительно, похоже он славно поохотился, притащив домой кучу дичи! А Рхиэннон так все великолепно приготовила, что к стряпне в таверне возвращаться уже не хотелось. Есть градация вкусно, а есть – пальчики оближешь! И готовка моей будущей тещи, как я ее уже себе представлял, уверенно относилась к последней категории.
После еды мы вдвоем отправились в лес, где Адельхейд ликуя, носилась в небе на грифоне, а я присел в тенечке, и стал рыться в лотах на торговой площадке. Меня не оставляла мысль, что нужно сделать все для того, чтобы у меня нельзя было так легко отнять Адельхейд, как удалось лишить Нани. Вопрос вопросов был, снабжать ли ее доспехами и оружием, которые увеличат ее параметры, но сделают законной добычей в отличие от нынешней ситуации, когда она целиком и полностью мирная НПС, за убийство которой на игрока налагаются жесткие санкции. Ответить я на него пока не мог, просто загрузил задачу в мозг, чтобы работала на всех уровнях интеллекта, от осознанных до подсознания, в надежде, что со временем получу дельный ответ. Именно так это и работает, точно знаю, как инженер, который не раз ломал голову над техническими задачами. По несколько дней ничего не склеивается, а потом просыпаешься однажды в три часа ночи – и вот оно, готовое и изящное решение проблемы!
Ну а пока я серфил все подряд, в надежде, что попадется что-либо, что даст дополнительную пищу для решения проблемы. Смотрел все лоты для женщин, от оружия до амулетов, если заинтересовывало, изучал характеристики артефактов. Надо подкидывать в топку все, что имеет хоть какое-то отношение к проблеме, тогда и результат получишь быстрее, и он будет убедительнее.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий