Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)

Глава 9

Наутро Вальтер проснулся довольно поздно. В кабине кроме него никого не было, и раз его не будили, то значит ничего подозрительного не случилось. Поднявшись со своего «ложа», сразу сел в кресло, проверить показания приборов. Но в эфире по-прежнему была тишина, одни атмосферные помехи. Выбравшись из кабины истребителя, он сразу стал объектом шуток для всей группы.
– О-о-о, авиация проснулась! С добрым утром! А мы тут думаем, что делать, если вдруг опять эти стервятгики налетят?
– Ладно вам, мужики… Что ж не разбудили?
– Все в порядке, Вальтер. Это я тебя будить не разрешил. Вокруг пока тихо, а если не приведи господь опять гости пожалуют, то ты нам нужен свежий и здоровый. Давай завтракай, а потом поговорим, что дальше делать…
После завтрака Вальтер собрался пройтись по пляжу и осмотреть окрестности. Все же морское побережье Пандоры очень живописно и не несет такой угрозы, как джунгли. Во всяком случае, днем. И вот теперь он стоял недалеко от кромки прибоя и с наслаждением вдыхал свежий морской воздух. Хоть джунгли и были рядом, ширина полоски песчаного пляжа не превышала пары сотен метров, но здесь не было удушливой влажности тропического леса. Закрыв глаза, он представил, что находится на Земле. Так и не удалось ему отдохнуть на этот раз где-нибудь на Канарах, Мальдивах или Гавайях. Когда не надо никуда спешить и стараться выстрелить первым, вокруг все спокойно, и можно с вечера до утра проводить время с местной красоткой, вкушая все прелести жизни…
– Вальтер, вот ты где. Во-первых, не ходи один и не удаляйся далеко от лагеря. Не забывай, что это Пандора. А во-вторых, есть разговор.
Неожиданный возглас Алексея, раздавшийся сзади, разрушил идиллическую картину. Вальтер удивленно обернулся.
– Командир, но ведь днем здесь безопасно. Согласно информации из справочников, здешние хищники ведут в основном ночной образ жизни.
– Вот именно в основном. Но не всегда. Никогда не знаешь, что взбредет в голову местным зверюгам. Но я хочу поговорить не об этом. Присаживайся.
И Алексей уселся на песок, сделав приглашающий жест. Вальтеру ничего не оставалось, как усесться рядом. Значит, дело серьезное, раз не захотел говорить при всех. Он не начинал разговор первым, так как видел, что командира одолевают сомнения. Но наконец Алексей спросил:
– Послушай, Вальтер, кто ты есть на самом деле?
– Не понял? Как – кто? Я же тебе говорил – пилот, вышвырнутый со службы. Да и босс это проверял.
– Это я знаю. Вальтер, раскрою карты. Я внимательно наблюдаю за тобой с того самого дня, как ты обломал рога этим двум отморозкам. Признаюсь, меня это очень удивило. Не сам факт того, что ты с ними справился, а каким образом ты это сделал. Я сначала провел с тобой спарринг и понял, что ты действительно владеешь только базовым курсом самообороны. Но этот курс отшлифован у тебя до настоящего совершенства. После этого просмотрел запись инцидента, которую зафиксировали камеры визуального наблюдения. Это… Даже не знаю, как назвать. Какой-то эталон проведения боевых приемов, входящих в базовый курс. Но это еще можно как-то объяснить. Ты говоришь, что тренировался несколько раз в неделю. В принципе, можно достичь такого совершенства в технике исполнения. Но на этом странности не заканчиваются. Во время тренировки на Марсе ты проявил чудеса в точности и скорости поражения целей, которые я тебе указывал. Ни одной ракеты мимо. Тоже, в принципе, возможно, если оттачивать мастерство не один год. Здесь, на Пандоре, чудеса продолжились. Помимо того, что ты вышел победителем из боя с намного превосходящим тебя по силе противником, ты умудрился очень экономно расходовать боезапас. Я просмотрел ночью записи боев, сделанные бортовым компьютером. Ты как будто знал, где окажется цель, и стрелял именно туда, а не палил в белый свет. Такой точной стрельбы я еще не видел. А уж я много повидал, можешь мне поверить. Иными словами, все, что ты делаешь, оказывается отработанным до совершенства. Но ведь так не бывает! Чтобы человек был талантлив абсолютно во всем! И грамотно морды бил, и по наземным целям стрелял со снайперской точностью, и в воздухе проявлял настоящие чудеса. Других слов я просто не могу подобрать.
– Но что тут удивительного? У меня богатейший опыт пилота-истребителя. И без ложной скромности могу сказать, что я хороший пилот. Командир, как это ни жестоко и цинично звучит, но среди пилотов-истребителей идет естественный отбор во время войны. Тот, кто не может постигнуть эту науку, погибает. Кто раньше, кто позже. Конечно, какие-то случайности неизбежны. Есть и исключения, которые подтверждают правило. Но в целом это правило работает. А то, что грамотно морды бить научился… Ну что поделаешь, у меня обостренное чувство справедливости. И если какой отморозок начинает быковать, пусть даже меня это лично и не затрагивает, но я все равно не могу пройти мимо. Сам видишь, я далеко не Геракл и цепи рвать не могу. Вот и научился кое-чему.
– Понятно… Но это не все. Какими языками ты владеешь?
– Я ведь уже говорил – русским, английским, испанским и португальским. Выучил их в Сильвер-Лэйк. Плюс свой родной немецкий.
– А японским?
– Нет. Язык очень сложный и нераспространенный. Он не входит в основные языки Федерации и мы его специально не изучали.
– А я изучал. Не открою большой тайны, если скажу, что в армии тоже взяли кое-что на вооружение из удачного опыта Космофлота. В частности – обучение языкам методом ментального воздействия. Ты можешь удивиться, но я знаю двенадцать языков, помимо своего родного русского. В первую очередь, конечно, основные языки Федерации и языки реальных и вероятных противников. Но также и ряд малораспространенных, в том числе и японский.
– Но при чем тут это?
– А притом, что я разговаривал с тобой ночью по-японски. Ты говорил во сне на японском языке, и я понял, что тебе снится воздушный бой. И едва ты проснулся, сразу заговорил с тобой на японском, чтобы подольше продержать в пограничном состоянии между сном и бодрствованием. Это удается сделать при определенной сноровке. И ты даже ничего не заметил! И отвечал мне на японском! Вальтер, как такое может быть? Может, ты просто водишь всех за нос и многое недоговариваешь? На японца ты совершенно не похож. И я не знаю ни одного случая, чтобы человек разговаривал во сне на чужом языке. Ты можешь это объяснить?
Вальтер замялся, и от Алексея это не укрылось. Но он молчал и не торопил с ответом. В конце концов, Вальтер решился. Надо развеять сомнения командира. А то еще не хватало, чтобы его заподозрили в двойной игре. В конторах, подобных «юридическому» агентству Игоря Николаевича, подобных фокусов не прощают.
– Хорошо, командир. Я расскажу все, но не считай меня психом. Сам не знаю, как это объяснить. Началось все еще в госпитале после аварийной посадки, когда меня буквально за ноги вытащили с того света…
Вальтер подробно рассказал о своих сновидениях, поражающих реалистичностью и исторической достоверностью до мельчайших деталей. О том, как он перевернул горы информации для того, чтобы в этом убедиться. О том, как старался делать это втайне от врачей, дабы ни у кого не возникли подозрения в том, что у него «поехала крыша». И с какими сложностями это было связано при нахождении в госпитале. Что это наваливается на него спонтанно, независимо от происходящих накануне событий. И что врач в шутку даже сказал, что это память о прошлой жизни. Но анализируя периодически всплывающую в сновидениях информацию, которую он после пробуждения не забывал, уже не знает, что и думать. Алексей слушал не перебивая. И по нему было видно, что услышанное его очень заинтересовало. Когда Вальтер закончил рассказ, описав в мельчайших деталях то, что увидел в последнюю ночь, Алексей оживился.
– Слушай, Вальтер, а ведь есть возможность это проверить. Сейчас у нас нет доступа к сети, но когда вернемся на «Сармат», обязательно попробуем. Ты говоришь, что видел воздушный бой, в котором сбил шесть американских истребителей, и после этого в тебя тоже попали? Причем бой был над морем, и вас перехватила большая группа «Вайлдкэтов»? Не думаю, что в течение всей войны на Тихом океане было много подобных случаев, когда японский пилот сбил в одном бою сразу шестерых.
– Я знаю этот случай, Алексей. Так как досконально изучил историю войны на Тихом океане в середине двадцатого века. Это произошло седьмого августа тысяча девятьсот сорок второго года. Именно тогда пилот-истребитель Императорского флота Японии Хироёси Нисидзава сбил шесть американских истребителей типа «Вайлдкэт». В этом бою его самолет был сильно поврежден и он с трудом дотянул до берега, преодолев более пятисот километров над морем на еле державшейся в воздухе машине.
– Охренеть!!! А если это действительно так?! И ты действительно в прошлом – Хироёси Нисидзава?! Ведь уже известны случаи, когда человек вспоминает свою прошлую жизнь! Даже официальная наука была вынуждена признать, что что-то такое есть! И если она не в состоянии объяснить что-то непонятное, то вовсе не значит, что это непонятное не существует!
– Не знаю… Я ничего не помню. И я не знаю японского языка. Единственное, что меня связывает со всем этим – сны, поражающие своей исторической достоверностью, которые я не могу забыть.
– Но во сне ты разговаривал по-японски очень отчетливо, и я все понял. И когда ты только-только проснулся, еще не отойдя толком ото сна, тоже адекватно воспринимал мою речь на японском, и также адекватно на японском отвечал. Возможно, нужен какой-то толчок к пробуждению памяти?
– Не знаю… Я сам думал об этом и перечитал много литературы на эту тему. Но там все больше похоже на колдовские обряды и опыты алхимиков, а не на научные методы. Доверия подобная информация не внушает.
– Может быть, еще что-нибудь тебе приснится? Или произойдет что-то такое, что сам все вспомнишь? Я читал о подобных случаях.
– Я тоже. Только не знаю, как во все это поверить.
– Вальтер, если наши ученые умники не могут объяснить какое-то явление и разложить его на формулы, то вовсе не значит, что этого явления нет. Когда-то они утверждали, что Земля плоская и стоит на трех китах, и считали это незыблемым. Но с тех пор их мнение несколько изменилось… Ладно, Вальтер… Или Нисидзава-сан? Как тебя правильно называть? Помалкивай об этом. Не надо, чтобы остальные знали. И так уже на тебя смотрят, как на чудо света. Говорят, что такого просто не бывает…
Предупреждение было не лишним, и Вальтер был с этим полностью согласен. И так он уже выглядит в экипаже белой вороной. Смазливый красавчик с внешностью и сложением Аполлона, вожделенная мечта многих дамочек. И молодых, и не очень. И неожиданно выясняется, что этот красавчик способен шутя ломать кости бритоголовым качкам, а в воздухе творит такое, что граничит с мистикой. А если еще выяснится, что с психикой у него какие-то выкрутасы… Самурай хренов… Но что же все-таки произошло с ним в результате аварии и прохождение через состояние клинической смерти? Неужели он и впрямь Хироёси Нисидзава в прошлом?! И клиническая смерть приоткрыла завесу над его памятью? Причем именно приоткрыла, а не открыла полностью? Не верить Алексею нет никаких оснований. Получается, он действительно говорил с ним ночью по-японски, толком еще не выйдя из состояния сна. Получается, он знает японский язык? Но почему же тогда после пробуждения не может понять и двух слов по-японски? И что можно сделать, чтобы раскрыть память о прошлой жизни? Господи, и какая только дурь в голову ни лезет…
Когда Вальтер и Алексей вернулись назад, разговаривая на посторонние темы, никто вопросов задавать не стал. Мало ли о чем вздумали посекретничать командир с пилотом. Но по бросаемым взглядам Вальтер понял – группа поверила в своего командира и свое воздушное прикрытие. И считает, что они обязательно вытащат всех из этой передряги.
Ночь прошла относительно спокойно (если такое вообще можно сказать о Пандоре), ни местная живность, ни незваные гости не побеспокоили новоявленных робинзонов. Поэтому остается надеяться, что их следы потеряли, и можно будет спокойно дождаться помощи. Пока Алексей занялся текущими проблемами, Вальтер забрался в кабину истребителя и решил ознакомиться с местом вероятного базирования противника. Далековато… И непонятно, то ли там находится хорошо оборудованная база, то ли просто случайно выбранная стоянка, куда они могут и не вернуться, перебравшись в другое место. Если бы он был не один, и не стоял так остро вопрос с боезапасом, то можно было бы нанести «визит вежливости». Перепахали бы там все, что нашли. Но, увы… Придется оставить это на следующий раз…

 

Два дня прошли тихо. Противник так и не появился, местные «зверушки» тоже обходили место стоянки робинзонов стороной. К общему удивлению, новый химический препарат работал, эффективно отпугивая местную фауну. Все наслаждались неожиданным отдыхом, но и не забывали о безопасности. Вахта за окружающей обстановкой неслась в кабине «Томкэта» круглосуточно, и захватить группу врасплох все равно бы не получилось. И вот, на рассвете третьего дня, детектор радиосигналов на «Томкэте» ожил. Кто-то появился в небе Пандоры и старательно обшаривал окружающее пространство радаром. Причем было ясно, что этот «кто-то» не озабочен скрытностью своего появления, а наоборот, хочет привлечь внимание. И очень скоро в эфире раздался знакомый голос капитана «Сармата»:
– «Второй», «третий», ответьте «первому»!
Срочно вызванный Алексей обменялся условленным паролем с «Сарматом». От греха подальше Вальтер на всякий случай взлетел на истребителе и стал барражировать в воздухе несколько в стороне от места стоянки, включив аварийный радиомаяк. Береженого бог бережет. И очень скоро радар обнаружил две цели, спускающиеся с орбиты. В одном автоматика опознала их родной «Сармат», а вот вторая цель была ни на что не похожа. Корабль значительно меньших размеров, чем «Сармат», но его система АИС не работала. И только когда в небе появились две темные точки, которые можно было наблюдать визуально, через оптическую систему Вальтер с удивлением опознал вторую цель – фрегат типа «Викинг». Корабль уже устаревший, но в случае необходимости способный создать колоссальные неприятности всякой шушере, вздумавшей поиграть в войнушку. Ай да «юридическое» агентство «Аргус»! Что же еще есть у него в загашнике?! Может, целая ударная авианосная группа отыщется? Видимо, на фрегате тоже опознали истребитель Вальтера, но сразу решили навести порядок в этом медвежьем углу галактики. В эфире прозвучал незнакомый голос с интонацией, не терпящей возражений.
– «Третий» «Харону». Немедленно совершите посадку на побережье. Без моей команды не взлетать.
– «Харон», «третий» вас понял. Выполняю.
«Томкэт» скользнул вниз, и Вальтер начал заход на посадку. С военным кораблем лучше не шутить. Когда он снизился, все уже стояли на берегу и махали руками. Долгожданная помощь наконец-то пришла. Вальтер посадил истребитель неподалеку от шлюпки, и в кабину сразу забрался Алексей, намереваясь вызвать прибывших.
– Командир, а этот зверь откуда взялся?! Ведь это фрегат типа «Викинг»!
– Да, фрегат. Он всего десять месяцев, как у нас появился. Правда, не у нас, а у Елены. Она им командует и никого из руководства конторы близко не подпускает. Приобретен, как списанная военная техника. Уж не знаю, какую аферу и с кем она провернула, чтобы его «списать» и купить, но факт остается фактом. Дорогая штука, но всегда выручает, если вдруг прижмет. Елена баба умная. Говорит, что кто экономит на безопасности, тот долго не живет.
– Подожди, какая Елена?
– Елена Крюгер. Да, да, не удивляйся! Та самая Елена, к которой тебе надо постараться залезть в койку. Когда начались проблемы с «конкурирующими фирмами», в ней неожиданно проснулся талант настоящего стратега… Ладно, вызывай «первого». Доложим ситуацию…
Пока Алексей вызывал «Сармат» и докладывал обстановку, Вальтер переваривал полученную информацию. Что же это за бой-баба, Елена Крюгер?! Она что – генерал в юбке?! И она так же себя во всем остальном ведет? И в постели тоже? Тогда неудивительно, что от нее все мужики убегают. Ох, и подкинуло начальство работенку… Правда, босс предупредил, чтобы он сам к ней не лез. Только в том случае, если она сама заинтересуется… Но в свете последних событий, весьма вероятно, что заинтересуется… Ох и влипли вы, господин штаб-унтер-офицер! Генералов в юбке охмурять еще не приходилось. Хотя неизвестно, кто кого еще охмурять будет…
– Все, Вальтер, сейчас «Сармат» идет на посадку, а «Харон» продолжит патрулирование в воздухе. И что-то мне подсказывает, что намечается карательная экспедиция.
Вальтер был слишком занят обдумыванием ситуации и прослушал то, о чем говорил Алексей.
– А с чего ты это взял? И его так специально назвали – «Харон»?
– Елена – баба со своеобразным юмором. Когда этот фрегат у нас появился, он назывался «Харн». И надо же было такому случиться, что сразу приключилась серьезная заваруха. Елена лично вылетела на устранение безобразий, приняв командование фрегатом, и многим обеспечила переправу на тот свет. Вот с тех пор и прилипло к нему с подачи Елены – «Харон». Добавила одну букву в название. Сначала просто так называли, а потом официально переименовали, раз уж название прижилось и себя оправдывает.
– Охренеть!!! Так она и сейчас там?!
– Возможно. Елена – баба рисковая. Если ее интересам что-то угрожает или надо своих из дерьма вытащить, так она к черту на рога полезет. И подобные вещи никому спускать не будет. Слышал, нас запросили, в каком состоянии «Томкэт» и как твое самочувствие?
– Ну и что?
– А то, что могу дать гарантию в сто один процент – сейчас ты вернешься на «Сармат», и пока будешь обедать, Петрович быстро проверит машину и загрузит недостающий боезапас. А после этого ты вылетишь вместе с «Хароном» туда, где базировались наши «гости». Чтобы смести там все с лица земли. Или с лица Пандоры, так будет вернее. И если Елена там, то будет внимательно наблюдать за твоими действиями. Так что, ты смотри там, не подкачай.
– Ну, ни хрена себе… Командир, я таких баб боюсь. С генералами в юбке ни разу дела не имел.
– Не дрейфь, авиация! Елена – нормальная баба, я ее почти два года знаю. Со своими прибабахами, правда, но вполне адекватная. Самодурством никогда не страдала…
«Сармат» тем временем заходил на посадку. Странно было видеть огромный балкер, снижающийся с неба прямо на песчаный пляж. Но как Вальтер уже понял, в «юридическом» агентстве «Аргус» подобное было в порядке вещей. «Харон» остался на большой высоте и патрулировал район, а балкер медленно опустился на берег, подняв тучи песка. Правда, задерживаться надолго он не собирался. Когда песок рассеялся и видимость улучшилась, в эфире прозвучал голос капитана «Сармата»:
– «Второй» и «третий» «первому», возвращайтесь домой. Шлюзы готовы вас принять…
Однако Вальтер решил не накалять обстановку и запросить сначала разрешение на взлет у «Харона». А то черт их там разберет. С таким оппонентом на малой дистанции лучше не шутить. И только тогда, когда разрешение было получено, поднял машину в воздух. Шлюпка взлетела несколько раньше и уже заходила в шлюз. Вальтер не стал ей мешать, и только когда она полностью исчезла внутри корпуса «Сармата», пошел на сближение с балкером.
Первым человеком, кого он увидел, был Петрович. Техник сразу же вломился в шлюз, едва двигатели «Томкэта» остановились, и сгреб Вальтера в охапку своими огромными ручищами, когда он выбрался из кабины.
– Вальтер, черти бы тебя побрали, живой!!! Как ты умудрился такое сотворить?! Видно, точно в тебе «Рабаульский дьявол» сидит!
– Тише, Петрович!!! Все нормально, принимай аппарат в целости и сохранности. А что, тут уже все знают?
– А ты как думал?! Только и разговоров о том, как ты в одиночку всех перебил! Сначала просто не поверили и подумали, что это какая-то ошибка. Но Алексей на повторный запрос все подтвердил. Как тебе такое удалось?
– А у меня выбора не было. Либо я их, либо они нас всех.
– Кстати, эти умники снова хотят выпихнуть тебя в воздух…
Когда страсти улеглись и Вальтер вышел из шлюза в коридор, то сразу же столкнулся с капитаном. По нему было видно, что человек явно не в духе.
– Вальтер, с возвращением! Честно говоря, все в шоке от произошедшего. Как от попадания в засаду, так и от того, какой разгром вы учинили. От всей души поздравляю!
– Спасибо, Геннадий Павлович, но это моя работа, которой я только и занимался. Больше ничего делать не умею. У вас, как я подозреваю, для меня не очень приятные новости?
– Как вы догадались? Эти умники на «Хароне» хотят, чтобы вы вылетели вместе с ними «надрать задницу этим козлам», как они выразились. Как я ни протестовал, все равно требуют.
– Не волнуйтесь, Геннадий Павлович, это тоже моя работа. Только оставайтесь, на всякий случай, снова на безопасном расстоянии от планеты и будьте готовы удрать.
– «Харон» об этом тоже предупредил. Он проводит «Сармат» на орбиту, и после вы вылетаете обратно вместе с ним. Но в состоянии ли вы сейчас лететь?
– Все в порядке, не волнуйтесь. Когда вылет?
– Пока взлетим, потом пока выйдем на безопасную орбиту, пока Петрович истребитель проверит и боезапас загрузит… Часа через три.
– Ну и прекрасно! Я еще и пообедать, и в койке поваляться успею!
Когда Вальтер появился в кают-компании, его ждал восторженный прием всего экипажа, свободного от вахт. Стол был накрыт заранее, и ждали только его. Начались бурные поздравления, Вальтеру жали руки, а женская часть экипажа осыпала поцелуями. Банкет «по всей программе» решили провести позже, так как все знали – Вальтеру предстоит очередной боевой вылет. Поэтому пока простой перекус, а когда вернется, тогда и сделают все «по-взрослому». На него сразу насели с расспросами, но Алексей отвадил всех, заявив, что сейчас ему надо спокойно пообедать и отдохнуть перед вылетом. А рассказы о подвигах потом, когда вернется.
Когда Вальтер наконец-то добрался до своей каюты и растянулся на койке, в голову сразу нахлынули разные мысли. Ох, и нашел он работенку… Но с другой стороны, таких денег даже «бутлегерством» на транспортниках не заработаешь. Если только не лезть вообще в явный криминал, но подобного желания у него не возникало. Хватит, один раз сумел выкрутиться. Второй раз может и не получиться. А сейчас – очередной боевой вылет. В сущности, ничего сложного не должно быть. Что там могло у «гостей» остаться? И зачем его вообще задействуют в этом вылете? Фрегат там и сам все «пошинкует», а его участие будет чисто символическим. Видать, Елена хочет посмотреть на него в деле. Ну и ладно. Покажет, что умеет. А вот дальше? Сразу затребует на «Харон» с докладом? Так сказать, для более близкого и доверительного установления отношений? А что, с этого генерала в юбке станется. И нет никаких сомнений, что она уже навела о нем справки. А-а-а, плевать. В конце концов, баба – она и есть баба. Хоть и «генерал»…
Все оставшееся время до вылета Вальтера никто не побеспокоил. Он наблюдал на стереопанели за взлетом корабля и выходом на орбиту, не вставая с койки, уже примерно зная, когда его вызовут. И не ошибся. Когда он собрался вставать, раздался вызов по коммуникатору, и он услышал голос Алексея:
– Вальтер, подъем! Старт через полчаса.
– Все понял, иду. Передай «Харону», что я готов. Раз он сам не справится, придется ему помочь.
– Ладно, ты там в эфире особо язык не распускай. А то неизвестно, на кого нарвешься.
– На «генерала» Крюгер? Или «адмирала» Крюгер?
– Если бы. Елена – баба с чувством юмора и все поймет. Но не все такие.
– Ладно, буду общаться исключительно уставными фразами. Штаб-унтер-офицер Хартман к полету готов!
Когда Вальтер появился в шлюзе, его уже поджидал Петрович. И по озабоченному виду техника было понятно, что он чем-то обеспокоен. О чем Вальтер его и спросил. Петрович замялся, но не стал темнить.
– Вальтер, ни хрена я что-то не пойму… Как ты ушел, вскоре капитан появился. И зачем-то все записи бортового компьютера скопировал на кассету. На кой хрен они ему нужны?
– Может, просто хочет захватывающие кадры реального воздушного боя посмотреть и какой-нибудь телекомпании продать?
– Сразу же, как только ты появился? Других дел у него нет? Если учесть, что после посадки на эту долбаную Пандору мы почти сразу же взлетели, и ему надо было не покидать рубку? Он что, подождать не мог, когда все успокоится?
– Хм-м… Не знаю… Ладно, Петрович, будем решать проблемы по мере их возникновения. Больше нам ничего не остается.
– Ты там поаккуратнее, не лезь на рожон.
– Да куда же мне лезть, Петрович?! С таким-то прикрытием? Не волнуйся, на пару с «Хароном» кому угодно рога обломаем!
– Хочется им в войнушку поиграть – пусть играют. Да только у меня предчувствие, что тебе хотят что-то вроде смотрин устроить. Посмотреть на тебя в деле. И поэтому специально подставить могут.
– А даже если и так? Ничего, Петрович! Лезть на Пандору в компании с фрегатом – это все же гораздо спокойнее и безопаснее, чем в компании со шлюпкой. Как-нибудь выкрутимся. Аппарат готов?
– Готов, все в порядке. Загрузка прежняя – двенадцать «Кинжалов», восемь кассет с «Метелями» и снаряды до полного боекомплекта. Машина к полету готова! Ни пуха, ни пера, командир!
– К черту, к черту, Петрович…
Надев скафандр и заняв место в кабине, Вальтер прогнал на компьютере предстартовый тест. Все было в норме, можно лететь. Связался с рубкой и доложил о готовности. Там подтвердили, но предупредили, что вылет задержится на пять минут. Видно, какие-то накладки в предстоящем плане все же возникли. Истребитель был уже на бортовом питании, и Вальтер ждал открытия шлюза. Наконец, створки вверху открылись, и платформа с истребителем пошла вверх, выводя его за пределы корпуса корабля.
Снова вокруг звездное небо, а рядом ночная сторона планеты. Но корабль уже начал выходить из планетной тени, лучи космического восхода заиграли в атмосфере Пандоры. Неподалеку лежит в дрейфе «Харон», а рядом с ним маневрируют семь небольших аппаратов. Автоматика сразу же идентифицировала цели, и Вальтер очень удивился. Вокруг фрегата крутились шесть роботов-перехватчиков и один робот-разведчик. Значит, на фрегате все настроены очень серьезно. Тут как раз ожило радио.
– «Третий» – «первому». Готов?
– «Третий» готов.
– «Третий», старт разрешаю.
Вальтер отключил электромагнитные замки и дал небольшой импульс двигателями. Истребитель стал удаляться от корабля. Одновременно два робота-перехватчика отделились от фрегата и направились прямо к нему. Вальтер поежился. Близкое соседство с такими «гостями» ничего хорошего не сулило. До этого момента он старался их к себе не подпускать. Но не собираются же его грохнуть, в конце концов? Как будто прочитав его мысли, на связь вышел фрегат.
– «Третий» – «Харону». Как слышишь?
– «Харон», слышу тебя отлично.
– «Третий», не волнуйся, это два твоих ведомых. Будут тебя прикрывать. И если только кто-то захочет сесть тебе на хвост, они с ним быстро разберутся. Сам в бой не лезь, будешь в резерве. Когда начну работать, останешься на высоте, приглядишь сверху. В случае опасности действуй по обстановке. Задачу понял?
– «Третий» задачу понял.
– Все, следуй за мной. Дистанция не менее пятисот метров.
«Харон» дал ход и стал удаляться от «Сармата». Вальтер занял позицию сверху и позади фрегата. Раз его дело – не лезть вперед батьки в пекло, то и ладно. Может быть, даже и стрелять не придется, фрегат сам управится. Ну, ему же лучше – хлопот меньше…
Между тем «Харон» уже начал снижение. «Сармат» останется на высотной орбите и в случае опасности снова скроется в гиперпространстве. Поэтому можно сосредоточиться на выполнении «карательной экспедиции». Истребитель следовал на некотором удалении от фрегата, находясь чуть позади и сверху. Далеко впереди шел робот-разведчик. Четыре робота-перехватчика взяли все построение в каре и разошлись в стороны. А два робота следовали за истребителем как привязанные. Вальтер усмехнулся. Такого «эскорта» у него еще никогда не было. Обычно вражеские роботы-перехватчики были для него самыми опасными врагами. А тут свои роботы прикрывают его сзади. И чего только в мире не бывает…
Вскоре группа вошла в верхние слои атмосферы, но вокруг по-прежнему никого не было.
То ли противник уже покинул Пандору, то ли не хотел себя обнаруживать. Вальтер внимательно следил за показаниями радара, периодически бросая взгляд на идущий рядом «Харон». Да уж, такой кораблик может создать массу неприятностей тем, кто устроил на них засаду. Плохо только то, что по-прежнему нет никакой информации о противнике. Но это у него нет. А на фрегате, очень может быть, таковой информацией располагают. Поэтому и решили навести здесь порядок, чтобы впредь неповадно было. Вальтер смотрел на приближающуюся поверхность планеты и гадал, куда же они направятся? В то место, откуда был произведен взлет машин противника? Или еще куда?
Корабли вошли в атмосферу, постепенно снижаясь и сбрасывая скорость. Когда высота уменьшилась до десяти тысяч метров, перешли в горизонтальный полет. Вокруг, до самого горизонта, простирался Южный океан. Погода была свежая, в чем Вальтер убедился, осмотрев все внизу через оптическую систему. Высокие валы с гребнями белой пены покрывали все пространство до самого горизонта. Кое-где попадались облака, но сплошной облачности не было. Вальтер глянул на карту. Если продолжать следовать этим курсом, то до самого побережья материка ничего нет. Три крупных архипелага островов остаются в стороне. По предполагаемой трассе полета над материком тоже ничего заслуживающего внимания нет. Хотя не факт, что они сейчас следуют курсом прямо на цель… Ладно, в конце концов, где он сейчас? Правильно, в резерве! Раз подробной информации ему не дали, значит, она ему не положена. Поэтому будем тупо следовать за «Хароном». Начальство находится там, вот пусть оно и думает…
Когда вдали показалась полоска берега, «Харон» начал снижаться. Вальтер шел следом с двумя своими «ведомыми», повторяя все маневры фрегата. На высоте четырех тысяч метров снижение прекратилось, и группа снова перешла в горизонтальный полет. Спустя некоторое время после смены курса Вальтер понял – они направляются именно в тот район, который был определен как предполагаемое местонахождение базы противника. Эфир молчал. На радаре тоже не было ни одной цели. Линия побережья промелькнула внизу, и корабли мчались над джунглями. «Харон» нисколько не скрывался, обшаривая окружающее пространство радаром, и вскоре их обязаны были обнаружить. Но пока автоматика машины не улавливала чужих сигналов. Значит, либо противник затаился, либо удрал отсюда, когда понял, что затея провалилась.
Вальтер внимательно всматривался в окружающее пространство, но по-прежнему не находил ничего подозрительного. Радар не фиксировал никаких металлических объектов внизу, и небо вокруг продолжало оставаться пустынным. Одни лишь вечно зеленые джунгли и больше ничего. Но когда до цели осталось менее ста километров, детектор радиосигналов истребителя засек наличие посторонних. Значит, внизу кто-то есть. Вскоре и радар обнаружил впереди крупные металлические объекты. «Харон» продолжал мчаться в сторону цели, работая радаром, но в эфир не выходил. Вальтер никак не мог понять, что же задумали на фрегате? Если наносить удар по месту предполагаемого нахождения противника, то надо бы уже снизиться. Или они хотят просто атаковать с большой высоты и уйти? Но ведь нет никакой гарантии, что такой налет будет иметь успех. И что они вообще попадут, куда надо… Ладно, в конце концов, это не его ума дело. Если понадобится его мнение…. Хотя генерала не будет интересовать мнение штаб-унтер-офицера. Даже если это генерал в юбке…
По маневрам «Харона» Вальтер понял, что он делает заход на цель, как для классического бомбометания с горизонтального полета. Вообще непонятно… Чего же он хочет этим добиться? Ну, сыпанет серию бомб с большой высоты, которая ляжет с порядочным рассеиванием. А дальше что? Или их задача просто напугать противника? Показать, что нельзя безнаказанно посягать на чужую собственность? Непонятно…
Между тем «Харон» уже вышел на боевой курс. Вальтер сосредоточился на контроле окружающей обстановки и чуть не проглядел момент, когда от корпуса фрегата отделился целый рой бомб и устремился вниз. Неожиданно фрегат стал резко набирать высоту, и в эфире раздалась команда:
– «Третий», за мной!
Ничего не понимая, Вальтер бросил машину вверх. И вдруг, внизу полыхнуло. Это было целое огненное озеро. Вальтер с удивлением смотрел на экран заднего обзора, на котором было хорошо видно, как стена яркого пламени с большой скоростью пожирает джунгли. Бомбы рассредоточились в воздухе и накрыли большую площадь. Через несколько секунд под ними осталась огромная выжженная проплешина, над которой кое-где вились дымы. Очевидно, что-то там еще горело. Вальтер только присвистнул. Ну ни хрена себе… «Харон» применил плазменные бомбы. Чтобы ничего не осталось… Ну и влипли вы, господин штаб-унтер-офицер, в компанию… Вот это серпентарий так серпентарий… Или гадюшник, что ближе к истине…
«Харон» уже разворачивался и делал новый заход на цель, начав быстрое снижение. Вальтер бросил свою машину следом. В стороне, за пределами выжженного пространства, радар показывал еще какие-то небольшие металлические объекты в джунглях. Но там не стали ждать повторной атаки. Из джунглей неожиданно вынырнули «Тандерболт» с «Инсаром» и бросились наутек. Очевидно, вступать в бой с превосходящими силами у них никакого желания не было. Тут же в эфире раздался уже знакомый голос:
– «Третий», уничтожить «Тандерболт».
– «Третий» понял!
«Томкэт» рванулся следом за удирающим штурмовиком. «Инсар» это заметил и тут же стал уходить в сторону. Очевидно, его пилот геройствовать не хотел и решил воспользоваться форой во времени. Пока Вальтер будет заниматься «Тандерболтом», он сможет уйти достаточно далеко. А там на него могут махнуть рукой и прекратить преследование. Штурмовик же был обречен. Вражеская машина делала отчаянные попытки оторваться, но значительно более быстроходный «Томкэт» ее настигал. В конце концов, все пришло к логическому завершению. Штурмовик рванулся вниз, к джунглям, явно намереваясь совершить посадку, пока его не уничтожили в воздухе, но сделать это не успел. Выпущенный прямо в хвост «Кинжал» разнес его на куски, когда он уже был почти на высоте крон деревьев. Глянув вниз на место падения противника и убедившись, что выжить там никто не мог, Вальтер бросился вдогонку за удравшим «Инсаром» и вызвал «Харон», доложив об уничтожении первой цели и начале преследования второй. Но неожиданно услышал в эфире:
– «Третий», преследование прекратить. Возвращайся ко мне, патрулируй в воздухе над целью. Высота две тысячи метров.
Вальтер очень удивился, но подтверил получение приказа и отправился его выполнять. Пока он гнался за вражеской машиной, то успел улететь довольно далеко. Теперь же, по мере приближения понял, что «Харон» даром время не терял. В центре площадки, по которой был нанесен удар, зияла громадная воронка. Напоминало действие тяжелой бомбы с ракетным ускорителем, предназначенной для проламывания мощных укреплений сверху с дальнейшим поднятием этих укреплений в воздух. Такая бомба срабатывает не сразу, а успевает «нырнуть» в грунт довольно глубоко от поверхности. Причем, что ей встретится на пути – несколько метров бетона, металла или еще чего-нибудь твердого, особо не важно. И только потом поднимает все в небеса. Шансов уцелеть у тех, кто окажется в зоне действия взрыва, практически нет. Штука мощная, но надо ей попасть. А попасть можно только тогда, если знаешь, куда надо попасть. Похоже, на «Хароне» это знали. Сначала только «расчистили» площадку вокруг цели от лишней растительности. Ну и дела… Что же дальше вылезет?
Между тем «Харон» неожиданно стал заходить на посадку. Роботы остались в воздухе, рассредоточившись над целью. Вальтер поднялся до двух тысяч метров, уменьшил скорость и начал полет по кругу, сканируя окружающее пространство радаром. Сбежавший «Инсар» был уже далеко. Возможно, есть у них тут еще какая-то нора, в которой можно отсидеться. Но это уже твои проблемы, приятель.
Вальтер барражировал в воздухе над целью уже почти час, но внизу ничего инересного не происходило. «Харон» неподвижно стоял на выжженной площадке, высадив десант. Скорее всего, базе противника нанесен сокрушительный удар, лишивший всякой возможности сопротивления, а сейчас проходит то, что на военном языке называется «зачистка местности». Но вот, в конце концов «Харон» начал взлет. Сразу же ожило радио.
– «Третий», как обстановка?
– «Харон», вокруг все тихо.
– «Третий», тебя понял. Следуй за мной, возвращаемся.
Фрегат сразу начал резкий набор высоты. Очевидно, задерживаться здесь никто не хотел. Вальтер направил свой истребитель следом, стараясь выдерживать постоянную дистанцию, а роботы снова заняли свои места вокруг двух кораблей. Полет проходил спокойно, противник как в воду канул. Очевидно, удравший «Инсар» был последним. На запрос с «Харона» «Сармат» подтвердил, что рядом с ним также никто не появлялся. Когда впереди появились огни балкера, Вальтер облегченно вздохнул. Первая вылазка на Пандору, слава богу, наконец-то закончена. Теперь остается только убраться отсюда побыстрее. Ох и работенка, твою мать… Но с другой стороны, где он еще такие деньги заработает? А сейчас, похоже, предстоит следующая «боевая операция» – знакомство с Еленой Крюгер. Размышления прервала команда с «Харона»:
– «Третий», возвращайся на корабль. Твоя миссия закончена. Благодарю за работу.
Подтвердив получение команды, Вальтер направился к «Сармату». Роботы, бывшие его «ведомыми», вернулись к «Харону». Подойдя к корпусу балкера и запросив разрешение на вход в шлюз, Вальтер окинул взглядом окружающую картину. Рядом, на фоне темного звездного неба, ярко сияла дневная сторона Пандоры. Красивая она все же, черт бы ее побрал. Очень похожа на Землю. И если бы не агрессивная флора и фауна, то она была бы настоящим оазисом в этом уголке галактики. Но увы… Что есть, то есть…
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий