Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)

Глава 7

После разговора с Гореловым генерал наметил план действий. Майе будет выделена охрана, как важному свидетелю, а на Горелове остается задача по поддержанию контакта с Ларой. Ведь ясно, что она не выйдет из подполья, и встретиться с ней можно будет только по предварительной договоренности. Больше никого в это дело впутывать нельзя. А кроме этого, надо встретиться с новым «хозяином» «Невской Зари» и поговорить «по душам». Посмотреть, что за птица. И дать понять, что если продолжат охоту на Майю, то у фирмы вскоре появится новый «хозяин». Вот именно для такого разговора «по душам» Горелов сейчас и направлялся на Невский.
Подрулив к офису компании, майор вошел в здание и сразу направился на второй этаж. На входе стояли те же два качка, которые не хотели его пускать в прошлый раз. Но они сразу узнали майора и теперь были сама любезность.
– Добрый день! Вы снова к нам?
– Да, хотел бы переговорить с вашим новым генеральным. Он у себя?
– Да, конечно, проходите. Сейчас мы предупредим.
Один из охранников с кем-то связался и сообщил, что прибыл следователь. Майор уже миновал пост охраны и прошел половину пути, как его перехватила секретарь Марина.
– Здравствуйте, Владимир Петрович! Пойдемте, я вас провожу.
Марина, стуча каблучками и покачивая бедрами, попросила следовать за ней. Когда Горелов вошел в кабинет директора, перед ним восседал мужчина лет сорока с дежурной улыбкой на лице. Но глаза смотрели настороженно и ясно говорили, что майор здесь явно лишний. Ничего, то ли еще будет…
– Здравствуйте. Я – следователь по особо важным делам майор Горелов Владимир Петрович. Веду следствие по факту гибели сотрудников вашей компании. С кем имею честь?
– Здравствуйте, Владимир Петрович. Разрешите представиться – Мамонов Семен Аркадьевич. Владелец компании и по совместительству – генеральный директор. У вас нет никаких новостей? Кто убил моего предшественника?
– Пока нет, следствие только началось. У меня к вам ряд вопросов, Семен Аркадьевич. Не стал отрывать вас от дел и решил сам приехать. Скажите, а как оказалось, что буквально на следующий день после гибели владельца «Невской Зари» у нее появился новый хозяин? Ведь, насколько мне известно, наследником Романчука вы не являетесь?
– Совершенно верно. Просто, буквально накануне мы с Петром Ивановичем договорились о продаже его компании. Оформили сделку, и он еще просто не успел объявить об этом. Наверное, из суеверия. И тут вдруг такое… А у вас нет никаких мыслей, кто бы это мог сделать?
– Трудно сказать… На Петра Ивановича, как я понял, зуб имели многие. Но дойти до убийства… Это уже крайность. Такого в Питере давно не было.
– А не могло это быть просто попыткой вооруженного ограбления? Или нападением наркомана, который ничего не соображает?
– Нет, Семен Аркадьевич. Это типичное заказное убийство. Причем выполненное на высочайшем уровне профессионалом. Ведь его никто не видел. Я сейчас рассказываю вам материалы следствия, хоть и не имею права этого делать. Позже объясню, почему. Скажите, где находится системный инженер вашей компании – Майя Вербицкая?
– Да бог ее знает. На работе с прошлой недели не появляется. Мы уже подали заявление в полицию.
– Знаю. Поэтому расскажу сейчас одну вещь, предназначенную лично для вас. Прошу сохранить это в тайне. Вы знаете, что перед покушением на Петра Ивановича были убиты еще двое сотрудников фирмы – Ковров и Свешников?
– Да, знаю. Там, кстати, тоже ничего не прояснилось?
– Кое-что прояснилось. И эта информация не для широкой публики. Достоверно установлено, что Ковров и Свешников совершили противоправные действия против Майи Вербицкой, похитив ее. И именно за это были убиты. Преступник застрелил их обоих и увез Вербицкую с собой. По заявлению Майи, ее необоснованно обвинили в утечке конфиденциальной информации из компьютера Романчука. И преступник уверен, что это похищение – прямой приказ Петра Ивановича. С целью «разобраться»…
– Бред какой-то! И кто вам это наплел?! Неужели вы в это верите?!
– Семен Аркадьевич, я не говорю, что верю в это. Я говорю, что в это верит преступник, совершивший убийство. И я думаю, что это простой исполнитель, который выполняет чьи-то приказы. Ему самому на это наплевать. Киллер, он и есть киллер. Но он получает информацию и приказы от кого-то другого. Того, кто крепко стоит на ногах и может позволить себе подобные вещи. И кто есть этот таинственный мистер Икс, мы пока не знаем. Так вот. Можно предполагать, что именно он приказал убрать также и Петра Ивановича. Зачем – не известно. Но в наши руки попала достоверная информация, что Майя Вербицкая – ключевая фигура в этом деле. Зачем-то она очень нужна нашему таинственному мистеру Икс. И если с ней что-нибудь случится, то он продолжит свою вендетту против вашей компании. Потому что он уверен в том, что ни Петр Иванович, ни вы не являетесь истинными владельцами компании, а являетесь подставными лицами, играющими роль хозяев. И приказ о похищении Майи отдал тот, кто стоит за вами.
– Ну, знаете!!! Бред какой-то!
– Согласен, бред. Но тем не менее такая уверенность у нашего мистера Икс почему-то есть. Так вот. Если с Майей Вербицкой что-то случится, то он пройдет по трупам, но доберется до тех, кто отдал такой приказ. Так что вы, Семен Аркадьевич, первый на очереди. В случае чего.
И тут майор заметил, что Семен Аркадьевич здорово струхнул. Хоть он и пытался возмущаться и хорохориться, но опытный следователь понял, что попал в яблочко. Значит, информация дойдет по назначению. Но как там отреагируют, не известно. Ведь совершенно ясно, что истинным хозяевам компании на Семена Аркадьевича по большому счету наплевать. Шестеркой больше, шестеркой меньше, невелика потеря. А вот насколько серьезно они воспримут опасность для самих себя… Вполне могут посчитать, что добраться до них невозможно. Но давить на Семена Аркадьевича нельзя. А то сразу поймет его собственный интерес в этом деле. А так сделает вывод, что следователю тоже по большому счету наплевать на шестерку, играющую роль хозяина. Вот и пусть повертится, поблистает красноречием в попытках убедить своих боссов не трогать Майю. Если только его слово вообще имеет какой-то вес…

 

Лара возвращалась домой поздно вечером после разговора с Гореловым. Накануне она получила сообщение от него о необходимости встречи, вот и выбралась в город подальше от дома для звонка. Все-таки не надо, чтобы ее разговор фиксировался на Васильевском острове. Майор сообщил последние новости и предложил встретиться всем вместе завтра, чтобы обсудить дальнейшие действия. Лара внимательно осматривалась всю дорогу, но слежки по-прежнему не обнаружила. Майя уже заждалась дома в ожидании информации. Но теперь ее период нахождения в подполье заканчивался. Чего нельзя было сказать о Ларе. Едва переступив порог, Лара обрадовала подругу:
– Все, Майя! Твое положение подпольщика завтра закончится. Встречаемся со следователем, поговорим, и вернешься в свою квартиру на Московском проспекте. Эту лучше не светить. Удивительно, что о ней не пронюхали. Может быть, еще пригодится.
– Лара, а как же ты?
– А мне пора. Покручусь тут еще немного, чтобы убедиться в твоей безопасности, и в путь. Не забывай, что согласно законам Федерации, я преступник. И останусь им навсегда. Даже если и удастся скрыть мое участие в делах Романчука и его приближенных, то убийство двух «гебешников» мне никогда не простят. А сдаваться в лапы полиции или МГБ, как ты сама понимаешь, я не собираюсь.
– Но куда ты пойдешь?
– Пока и сама не знаю. Но Земля большая. Да и не только Земля… А ты оставайся, налаживай отношения со своим парнем, выходи замуж, и живите счастливо. Мое близкое соседство тебе только навредит. Поэтому мне надо исчезнуть. И чем скорее, тем лучше.
Только сейчас до Майи дошло, что расставание с подругой неизбежно и очень скоро. Она спасла ее от опасности, возникнув неожиданно из неизвестности, и теперь снова уйдет в неизвестность. Что делать, такова судьба всех нелегалов… На глаза Майи навернулись слезы.
– Лара, но мы будем видеться хоть иногда? Ты – единственная настоящая подруга, какие только у меня были. Мне кажется, что мы знаем друг друга уже сотню лет…
– Не знаю… Не хочу тебя обманывать. Возможно, мне вообще придется покинуть Землю. Если за мной охотится МГБ, то просто так они не отстанут. А быть все время в роли дичи в этом сафари мне совершенно не хочется. В любом случае у нас будет канал связи. Если тебе вдруг понадобится моя помощь, обращайся незамедлительно.
Майя стояла, и слезы бежали из глаз. Лара обняла подругу и постаралась успокоить. Она хорошо понимала, что творится в ее душе. Да и у самой кошки скребли… Но деваться некуда. Она представляет угрозу для Майи, находясь рядом с ней. И она никогда не простит себе, если Майя пострадает из-за этого. Поэтому их дальнейшая судьба предопределена. Майя ни в чем не виновата, является потерпевшей и может рассчитывать на защиту закона. А Лара – беглый преступник, удел которого – скрываться от этого закона всю жизнь. Для себя Лара давно решила, что в тюрьму она не сядет ни при каких обстоятельствах. Если ситуация будет безвыходной и охотники настигнут ее, то она дорого продаст свою жизнь. И отправит многих из них в страну Вечной Охоты прежде, чем они откроют ей дорогу туда…
На следующее утро Майя и Лара прибыли к небольшому кафе на Московском проспекте, где должна была произойти встреча со следователем. Лара выставила категорическое условие, чтобы Горелов пришел один. В общих чертах они с Майей обо всем договорились, а детали надо обсуждать уже с майором. Он лучше знает, как сделать так, чтобы полностью отвести от Майи все подозрения. Он следователь, ему и карты в руки. На подходе к кафе Лара осмотрелась, но слежки не было. Значит, все-таки вняли голосу разума. Майора они заметили издали. Он сидел за столиком на открытой площадке и изучал меню. Других посетителей в столь ранний час было очень мало, и ни один из них не походил на топтунов. Лара проверила еще раз, но ничего подозрительного не заметила.
– Все, Майя, расстаемся. Иди и поговори с ним. Он следователь и лучше знает, как оформить все так, чтобы снять с тебя все подозрения. В любом случае говори, что о приготовлениях к покушению на Романчука ты ничего не знала. И что ты не знаешь, где я тебя держала все это время. Пусть считает, что у меня есть какая-то нора в Питере, и я сразу увезла тебя туда. Можешь сказать только, что на Васильевском. Все равно он про это знать должен. А я пока поживу там, понаблюдаю, как будут развиваться события. Условные фразы при разговоре, если тебя контролируют, ты знаешь. Если что-то срочное, звони в любое время. Коммуникатором я уже разжилась. Ну, а ты теперь на легальном положении.
– Лара, а разве ты с ним поговорить не хочешь?
– Нет. Не надо, чтобы нас троих видели вместе. Случайные свидетели нам ни к чему. Я лучше его попозже выловлю. Иди, а я издали понаблюдаю. Если что-то пойдет не так, то сразу вмешаюсь.
Поцеловавшись на прощание, Майя отправилась в кафе, а Лара осталась на месте. Из своего импровизированного укрытия за киоском она хорошо видела, как подруга села за столик и у них с Гореловым завязался оживленный разговор. Расстояние было довольно большим, плюс шум на оживленном проспекте, и слов Лара разобрать не могла. Но встреча проходила мирно и ее помощь не требовалась. Поговорив какое-то время, Горелов и Майя поднялись и направились к припаркованному невдалеке автомобилю. Лара сразу узнала машину следователя. Вскоре автомобиль тронулся с места и вырулил на проезжую часть проспекта, унося ее подругу в неизвестность. Лара снова осталась одна. Была одна близкая душа, а вот теперь никого. Но она понимала, что другого выхода нет. Эта девочка достойна лучшей судьбы. И если она будет рядом с Майей, то невольно может утянуть ее за собой в пропасть. А этого она себе никогда не простит…
Как бы то ни было, а надо жить дальше. Майя снабдила Лару деньгами, но ведь они не бесконечны. Надо думать о заработке. А что она умеет делать лучше всего? Вот именно…
Зайдя в ближайший интернет-клуб, Лара села за компьютерный терминал и вышла на одну из досок объявлений. Найдя нужную рубрику, начала набирать текст.
«Пилот, имеющий большой опыт боевых действий, ищет работу по специальности. Можно связанную с риском. Владею также подготовкой бойца спецподразделения». Вот и все. Умный человек поймет, а полиция не придерется. Все чинно и благородно.
Самое обычное объявление, пилот-ветеран ищет работу. А какую, это никого не касается. Но Лара хорошо знала, что «дикие гуси», то есть наемники, не перевелись до сих пор. И такие доски объявлений тщательно просматриваются теми, кто занимается этим «бизнесом». Так же, как и криминальными структурами. Она не сомневалась, что ее объявление вызовет несомненный интерес. Уж больно дефицитные у нее профессии, и тем более в очень редком сочетании. Номер коммуникатора решила пока не давать. Написала только электронный адрес в сети и отправила сообщение. В то же мгновение оно появилось на экране среди прочих подобных искателей приключений. Вот теперь и посмотрим, кто клюнет. А то, возможно, еще и выбирать придется. Просмотрев ради интереса другие объявления, Лара осталась довольна. В основном простые наемники, действовавшие в составе пехотных подразделений. Технических специалистов – танкистов, связистов очень мало. Пилотов и инженер-механиков космофлота вообще единицы и спецподготовки из них не имеет никто. Так что ее шансы очень высоки. Как вести разговор с потенциальным работодателем и за кого себя выдавать, Лара уже продумала. Слишком сильно врать не нужно. Коктейль из правды и вымысла будет более правдоподобным. Еще раз окинув взглядом строчки объявлений, Лара усмехнулась про себя.
– Вот так, Лара… Теперь ты у нас – «дикий гусь». Или – «гусыня»? Нет, это сильно вульгарно и некрасиво. Но суть все равно одна. Воевать – это то, что ты умеешь делать лучше всего. Не идти же, в самом деле, поварихой в какой-нибудь третьеразрядный кабак…
Выйдя из интернет-клуба, Лара поехала домой, на Васильевский. Нечего без нужды светиться в городе. А вечером нужно будет снова выбраться на разведку. Может, и новости какие-то уже появятся…

 

День клонился к вечеру, и Горелов возвращался домой. Хлопотный денек сегодня выдался. Сначала – встреча с Майей. Девчонка сильно напугана, и ее можно понять. Лара так и не пришла. Майя сказала, что она не хочет, чтобы их видели всех вместе. Что же, логика в этом есть. В любом случае из города она никуда не делась и всегда выйдет на связь. Затем – доставить Майю домой и передать с рук на руки охране. Теперь ее все время будет охранять группа оперативников. Затем – разговор с генералом. Его превосходительство тоже, видать, струхнул. МГБ он боится намного больше, чем своего собственного министра. Министр, в самом худшем случае, в отставку выгонит. Да и то за подобные вещи в отставку не выгоняют. Так, помотают нервы, на том дело и закончится. А МГБ церемониться не станет, если посчитает, что возможна утечка сверхсекретной информации. Выгонит в другую «отставку». Безвозвратную. И то, что ему устроят пышные похороны с патриотическими речами, как-то не утешает. Вот и старается его превосходительство обезопасить себя. Ему это не трудно. Невелика сложность выделить группу охраны для одного человека. Да еще и не какой-нибудь капризной высокопоставленной персоны, которая творит, что хочет, и все указания охраны в грош не ставит. Девчонка сама трясется от страха и будет делать все, что ей скажут. Так что с этой стороны пока проблем не предвидится. Теперь его задача – превратить оба дела в «глухари». По большому счету ему-то и делать ничего не надо. Они уже и так стали «глухарями». Абсолютно никакой новой информации выжать не удается. Преступник как в воду канул. Если в деле Коврова и Свешникова известен хотя бы мотив, то в деле с Романчуком – вообще полный туман. Кроме странного орудия убийства, пришедшего из глубокой древности, абсолютно ничего. Никакой конкретики, одни домыслы и гипотезы. А фактов нет. А без фактов – гарантированный «глухарь». Майя тщательно проинструктирована, что именно ей надо говорить и как себя вести. Так что теперь – дело времени. Что еще вылезет. И чтобы Лара ничего нового за эти дни не учудила. А то, если начнет свою вендетту, то всем места мало будет. Тогда это скрыть не удастся, и понаедет столько шишек из министерства… Нет, лучше об этом не думать. Будем надеяться, что у Лары хватит здравого смысла убраться из города после того, как убедится, что с ее подругой все в порядке. А там, по другую сторону Атлантики, пусть творит, что хочет. А может, вообще с Земли уберется от греха подальше…
Подрулив к дому, майор оставил автомобиль возле подъезда на площадке. Все равно местная шпана знает, чья это машина, и очень хорошо знает, что последует за попыткой угона. До гаража ехать не хочется, поздно уже. Поэтому домой. Настрогать опять бутербродов, заварить чай, посмотреть новости и спать. А завтра – снова очередной день, готовый преподнести неприятные сюрпризы. Хорошо, что генерал освободил его от всего, что не связано со Снежной Королевой. И на том спасибо…
Поднявшись к себе домой, Горелов с удовольствием переоделся в домашнюю одежду и включил телевизор. Как раз начался обзор новостей. Слушая и поглядывая на экран, он вооружился ножом и стал готовить свой обычный холостяцкий ужин. С подругой не так давно разругались, да и черт с ней. Делать из себя мальчика на побегушках он не позволит. Как говорится, если гора не идет к Магомету, то… ну ее на… эту гору! Поищем другую! В принципе, все не так уж плохо. Они с генералом всю подоплеку этих преступлений знают и знают, что если будут соблюдать правила игры, установленные Снежной Королевой, то больше ничего не случится. Генерал на него сильно бочку катить не будет. Так, если только для вида. Ведь у самого рыльце в пушку. А сам перед министерством выкрутится. Ну – «глухарь». Ну – известный человек. И что? На войне не всегда одни победы. И на войне с криминалом тоже…
Неожиданный звонок в дверь отвлек майора от размышлений. Кого это нелегкая принесла на ночь глядя? Для сестры поздновато. Друзья бы предупредили, так как его не всегда можно застать дома по вечерам. Одолеваемый любопытством, Горелов пошел к двери. Камера визуального наблюдения была постоянно включена и отображала все, что было на лестничной площадке. Майор глянул на экран и остолбенел. Перед дверью стояла… Снежная Королева. Стояла и улыбалась…
– Владимир Петрович, откройте, пожалуйста. Знаю, что вы дома.
Несколько секунд в Горелове боролись противоречивые чувства. Открывать или нет? Что этой прелестной киллерше здесь надо?! Уж не по его ли душу пришла… Но поразмыслив, понял, что если бы Лара хотела его убрать, то легко бы сделала это возле дома. Ведь ясно, что она караулила его, ожидая, когда он вернется. А, будь, что будет… Если он будет прятаться от Лары, то никогда не получит новой информации. По крайней мере, до настоящего времени она вела себя миролюбиво. И майор открыл дверь.
– Добрый вечер, Владимир Петрович! Извините, что так внезапно. Не ждали?
– Добрый вечер, Лара… Честно говоря, не ожидал. У вас какая-то срочная информация?
– Владимир Петрович, не будьте букой! Что вы все о деле, да о деле. Разве я просто так не могу зайти и проведать вас? Но, если вы сильно заняты, я могу уйти.
Горелов почувствовал себя неловко. К приему гостей он не готовился, поэтому замялся.
– Ну, что вы… Просто, я не ждал никого…
– Да не тушуйтесь вы так, Владимир Петрович! Можно пройти, или так и будем здесь стоять?
Горелов посторонился и пропустил Лару. Лара, подарив ему обворожительную улыбку, сразу проскользнула на кухню. Майор, сбитый с толку, поспешил следом.
– Ну, так я и думала. Владимир Петрович, вы все время на бутербродах сидите?
– Ну, почему… Сестра, когда приходит, всегда что-нибудь готовит. А мне, честно говоря, лень… Да и нет у меня кулинарных талантов.
– Неужели, чтобы засунуть полуфабрикат в печь, какие-то таланты нужны? Ведь в холодильнике все есть…Так, Владимир Петрович. На сегодня холостяцкий ужин отменяется. Идите пока, поскучайте возле телевизора. А я потом вас позову…
Лара водрузила пакет на стол, с которым пришла, и начала деятельную работу на кухне. Горелов попытался помочь, но был тут же остановлен категорическим утверждением.
– Нет, Владимир Петрович, если в доме женщина, то мужчине на кухне не место!
С этим Горелов был полностью согласен и не возражал. Но он с удивлением смотрел на этот ворвавшийся к нему ураган и все не мог поверить, что это ему не снится. Величайший киллер, которого он когда-либо встречал, запросто заявился к нему в гости, и собирается готовить ужин! Если рассказать кому, точно подумают, что поехала крыша. На почве переутомления. Либо привиделось в пьяном бреду…
Покачав головой, майор отправился в другую комнату и включил телесистему. Он прекрасно понимал, что сделать уже все равно ничего не сможет. И если Снежная Королева настроена миролюбиво, то и нечего ее задирать. Тем более… Есть-то хочется!
Через очень непродолжительное время обоняние Горелова стал настойчиво раздражать запах, от которого слюноотделение увеличивалось все больше. В конце концов, он не выдержал и отправился на кухню. Лара как раз закончила и уже сервировала стол. От вида сервировки майор судорожно сглотнул.
– Лара… А у нас что, праздник?
– О, Владимир Петрович, а я уже звать вас собиралась. Давайте к столу. Отметим наше знакомство! Парадный мундир не обязателен, допускается присутствие дам и джентльменов в партикулярном платье.
– В партикулярном… чем?!
– Владимир Петрович, вот вы прямо… В партикулярном платье. То есть в том, в чем хотите. Было такое правило на неофициальных приемах, историю разве не читали?
– Н-н-нет, не припомню…
– Ладно, не будем вдаваться в тонкости этикета. Мы не на приеме в Кремле или Елисейском дворце. Прошу к столу!
Ошалевший Горелов сел за стол. Запах, исходящий от приготовленных блюд, будоражил аппетит. Лара тем временем открыла бутылку принесенного коньяка и налила в рюмки.
– А теперь, Владимир Петрович, давайте выпьем за наше неожиданное знакомство. Извиняюсь, конечно, что свалилась сегодня вам на голову, но обстоятельства вынуждают. Ваше здоровье!
Горелов взял рюмку. Если бы ему сказали неделю назад, что киллер, дело которого он ведет, будет сидеть с ним за одним столом, и поднимать тост за его здоровье, он поднял бы рассказчика на смех. Лара истолковала заминку по-своему и рассмеялась.
– Владимир Петрович, да не бойтесь! Пейте и ешьте, не отравлено. Если бы я хотела вас ликвидировать, то сделала бы это сразу, как только вы вышли из машины.
Горелов усмехнулся и пригубил коньяк. Напиток был хорош, это он признал сразу. Лара вела себя очень тактично, поэтому первая неловкость улетучилась, и атмосфера постепенно приняла непринужденный характер. Лара поначалу не хотела касаться деловых вопросов. Умело направляя беседу в нужное русло, она, как и всякая умная женщина, растопила лед отчужденности, и майору уже не казалось, что он сидит за одним столом с неуловимым киллером. А сидит рядом с красивой женщиной, попавшей в труднейшую ситуацию, но не унывающей и уверенно глядящей в будущее. В конце концов, разговор коснулся Майи. Горелов заверил, что охрана девушке обеспечена и нужный разговор в «Невской Заре» проведен. И он уверен, что информация дойдет до тех, кого надо. Но вот как они отреагируют – не известно.
Лара согласилась, что ситуация скользкая и надо подождать, как будут развиваться события. Ужин шел своим чередом, все было просто великолепно. Когда спохватились, было уже довольно поздно. Лара засобиралась домой, но Горелов предложил переночевать у него.
– Лара, но куда вы пойдете? Ночь на дворе! Оставайтесь.
– Владимир Петрович, а вам мой визит не навредит? Вдруг начальство узнает?
– Ну, во-первых, кроме меня и генерала, о вас никто не знает. А во-вторых, вы ведь все равно уже здесь?
– В общем-то, да! – Лара рассмеялась и лукаво улыбнулась. Возникла неловкая пауза, но она быстро взяла инициативу.
– Владимир Петрович, не бойтесь, я вас не подставлю. Это и не в моих интересах. Сейчас я со стола уберу, а вы идите в душ и спать. Вам завтра вставать рано.
– Лара, у меня кровать одна. Так что ложитесь, а я на диване…
– Еще чего? Не стану я вас сгонять. Ложитесь, за меня не волнуйтесь.
Майор, понимая, что ситуация все больше усложняется, вздохнул и ушел. Лара осталась убирать на кухне. Когда он наконец-то улегся в постель, Лара еще возилась. Потом услышал, как она прошла в ванную. Выключив свет, закрыл глаза и подумал, что все это в корне неправильно. Следователь полиции и киллер… Такого не придумает ни один писатель – детективщик. Так не бывает!!!
Тихо стукнула дверь ванной и наступила тишина. Свет Лара уже давно выключила. Неожиданно тонкий аромат духов окутал майора, и длинные волосы скользнули по его лицу. Горелов открыл было рот, но на его губы легонько лег палец.
– Не надо, Владимир Петрович… Молчите, ничего не говорите…
И нежный поцелуй коснулся его щеки… Больше сопротивляться Горелов был уже не в силах…
Утром он проснулся в определенное время по устоявшейся привычке и подумал, неужели это был сон? То, что они вытворяли со Снежной Королевой? Такого он не мог припомнить за всю свою, далеко не монашескую жизнь. Это было что-то!!!
Лара оказалась настоящей волшебницей, открыв ему такие горизонты, о которых он до этого даже не подозревал! Он даже не мог подобрать сравнения. Это был настоящий демон-искуситель в образе прекрасной женщины, заставивший его позабыть обо всем. Это был то тропический ураган, пронизанный сполохами молний и сметающий все на своем пути, то легкое журчание ручейка, от которого спокойствие растекается по всему телу…
Горелов тряхнул головой, стараясь отогнать наваждение. Пощупал постель рядом с собой и никого не нашел. Значит, приснилось… Но тут до него донесся аромат готовящегося завтрака. Снежная Королева была здесь и встала раньше его. Майор вспомнил, что говорил, во сколько обычно поднимается утром, и Лара его просто опередила. Встала, чтобы приготовить завтрак!
Когда Горелов оказался на кухне, завтрак был уже готов, и Лара хлопотала на кухне как ни в чем не бывало.
– Доброе утро! А я вас уже будить собиралась. Присаживайтесь, позавтракаем.
– Доброе утро, Лара… Но зачем вы поднялись в такую рань?
– Вас накормить. А то опять на сухомятке сидеть будете. А то и вообще уйдете из дома не евши. Поэтому завтракаем и разбегаемся. Вам на службу пора, а у меня своих дел хватает…
За завтраком Лара шутила и не давала майору возможности заниматься самокопанием. Когда они уже собрались выходить, она его удержала.
– Подождите, Владимир Петрович. Я выйду первая, а вы не раньше чем через пять минут. Не надо, чтобы нас видели вместе. И… спасибо вам за все…
– Лара, а вы… Мы еще увидимся?
– Не хочу ничего обещать. Сами понимаете, что я на нелегальном положении. Если смогу, значит увидимся. Вы хороший человек, Владимир Петрович. Оставайтесь им навсегда и будьте счастливы. А я – мираж. Сегодня здесь, а завтра… Тем более я не знаю, какая тайна скрыта во мне. И это может быть очень опасным. Поэтому не говорите никому о нашей встрече. Я тоже не скажу. Даже Майе…
Поцеловав Горелова, Лара бесшумно выскользнула за дверь, оставив его стоять в полной растерянности. Он стоял и думал о словах Лары. Понимал, что она права, но…
И тут только до него дошло осознание того, что перед ним была настоящая Женщина. Женщина с большой буквы. Которая все понимает и делает все возможное, чтобы ему помочь, не требуя взамен золотых гор, как некоторые его знакомые. И возможно, эту женщину он больше никогда не увидит…

 

Выйдя из дома, Лара непринужденно пошла в сторону станции метро, не забывая проверяться на наличие слежки. Удивительно, но ее до сих пор не было. Очевидно, следователь еще толком не прищемил хвост «Невской Заре» и за ним наблюдения нет. Ладно, поглядим, что дальше будет… Неплохое приключение сегодня получилось… А Владимир Петрович – мужчинка, что надо! Вот уж действительно, в тихом омуте черти водятся! Посмотрим, как будут дальше развиваться события. Может быть, и повторим… Но нельзя подставить человека. Если это выяснится, то это может стоить ему карьеры. Да и не только карьеры… Ладно, что гадать. Тут неизвестно, что завтра будет. Не то что еще дальше заглядывать… Чуть позже надо позвонить Майе, узнать, как у нее дела. По идее, она должна сидеть дома, пока все не утихнет. Возвращаться работать в «Невскую Зарю» нет никакого смысла. Это лезть обратно в пасть зверю. Значит, придется ей искать работу. Ничего, с ее талантом хакера не пропадет.
Эх, если бы они могли работать вместе, каждый по своему профилю! Каких дел можно было бы наворотить… Но это в данный момент невозможно. А насчет будущего посмотрим…
Глянув на часы, Лара поняла, что можно уже и побеспокоить подругу. Хватит дрыхнуть. Нырнув в метро и проехав несколько остановок, вышла на поверхность и стала звонить из уличного видеофона. Номер своего коммуникатора лучше без нужды не светить. Сначала долго никто не отвечал, но потом раздался сонный голос Майи, и на экране возникло ее заспанное лицо.
– Да, слушаю…
– Пупсик, доброе утро! Хорош дрыхнуть! Ты куда пропала, что тебя столько времени дома не было?
– Ой, Зайка, прости, проспала. Тут у меня тако-о-о-о-е было… Долго рассказывать. Сейчас подожди, у меня Юрка дома, еще спит. Вчера вечером как пришел, так мы почти до утра кувыркались. Сейчас еле встала, а он еще дрыхнет…
– Все, все, не буду мешать! Все понимаю, позже поговорим. Все, Пупсик, звони, не теряйся! Целую!
Лара отключила связь и улыбнулась. У Майи все в порядке, раз она называет ее Зайкой, а не как то по-другому. Очень простой и надежный пароль. И то, что она для нее Пупсик, тоже сигнал того, что опасности пока нет. А вот теперь можно и до дому, до хаты. В смысле на Васильевский остров. К Майе пока лучше не заходить. Если она появится хоть раз, то неизбежно привлечет внимание охраны, и они ее запомнят. А этого допускать нельзя ни в коем случае. Глянув еще раз на часы, Лара подумала, что пока рановато. Но проверить можно. Клюнул ли кто-нибудь на ее объявление.
Зайдя в ближайший интерне-клуб, проверила электронную почту и с удивлением обнаружила письмо. Неизвестный абонент давал номер коммуникатора для связи и просил перезвонить. Это уже интересно. Кто же заинтересовался пилотом, имеющим боевой опыт и согласного на работу, связанную с риском?
По-прежнему стараясь не засветить свой номер, Лара позвонила из уличного автомата, не включая видеоизображение, оставив только звук. Ответили почти сразу.
– Доброе утро! Это вы прислали мне сообщение с этим номером?
– Доброе утро, девушка, вы что-то путаете. Вы кто?
– Вы удивлены? Это я давала объявление о поиске работы пилотом.
– Вы?! Простите, не ожидал. Вы что, действительно пилот?
– Да. И говорят, неплохой.
– Ладно, если вы не против, то давайте встретимся и поговорим…
Лара была очень даже не против, и о встрече договорились довольно быстро. Лишнего говорить не стали, так как оба хорошо понимали, что это не для телефонной связи.
Лара предусмотрительно разговаривала с легким, едва уловимым акцентом, позволяющим заподозрить, что русский язык для нее не родной. Похоже, ей заинтересовались. Теперь осталось произвести впечатление при личной встрече.
Заехав домой и переодевшись соответствующим образом – в брюки, легкую курточку с футболкой и удобные кроссовки, Лара отправилась в условленное место встречи в небольшое летнее кафе на окраине. На всякий случай прихватила свой трофейный пистолет, прикрепив его скотчем к ноге под брюками повыше щиколотки. Хорошо, что брюки внизу довольно широкие и ничего не видно. Подходя ко второсортной забегаловке, по-другому это место назвать было трудно, Лара осмотрелась. Она чувствовала, что за ней наблюдают, так как посетителей было немного и на любого обращали внимание. Издали она заметила того, кто походил по описанию, и сразу направилась к его столику.
– Здравствуйте! Это вы назначали мне встречу?
Незнакомец отложил журнал, который читал, и внимательно посмотрел на Лару. Она тоже окинула его оценивающим взглядом. Мужчина за сорок, видно, что не в кабинете штаны просиживает, взгляд цепкий. Ладно, посмотрим…
– Здравствуйте, девушка. Если вы и есть тот пилот, которого я жду, то я. Присаживайтесь, поговорим.
– А зачем надо было забираться в такую даль? – Лара придвинула стул и села, мельком оглядев зал.
– В центре очень людно, а нам лучше, чтобы никто не мешал. Кстати, как вы как насчет обеда?
– Благодарю, не откажусь.
– Отлично, – мужчина тут же подозвал официанта и сделал заказ. Лара внимательно наблюдала. Ясно, что это предварительная встреча, и если они не договорятся, то просто разбегутся. Хотя…
– Все, сейчас немного подождем, а пока поговорим. Давайте знакомиться. Называйте меня Иван Иванович. А кто вы, прекрасная незнакомка?
– Называйте меня Лара. Просто Лара.
– Хорошо, просто Лара. А теперь скажите мне, какую собственно работу вы хотели бы получить?
– Я же писала в объявлении – работу пилота.
– Это понятно. Из вашего объявления следует, что вы – военный пилот? И принимали участие в военных действиях?
– Да. Но могу быть и пилотом транспортного корабля, разницы нет.
– А сейчас вы в отставке?
– Можно сказать и так, – глаза Лары пристально уперлись в лицо собеседнику.
– А что же вы не обратились ни в одно из крюинговых агенств, каких в городе пруд пруди? И вам, как вышедшему в отставку пилоту, помогли бы найти работу в гражданском космофлоте.
– Скажем так, у меня нет необходимых документов для этого. А там очень тщательная проверка, и никакую «липу» я принести не могу.
– Вот как? Что же такого с вами случилось, просто Лара? Может, у вас еще и полиция на хвосте?
– Иван Иванович, по-моему, дальнейшая беседа не имеет смысла. Вы не находите?
– Да не волнуйтесь вы… Лара. Я не из полиции и сдавать вас туда не собираюсь. Но ведь мне надо узнать человека прежде, чем иметь с ним дело. Вы согласны?
– В общем-то… да.
– Ну, вот и отлично. Итак, Лара, давайте в спокойной обстановке обсудим все вопросы. Начнем с конца. Какую бы работу вы хотели получить, где и с каким жалованьем?
– Я уже писала – работу пилота. Можно с риском. Место неважно. Жалованье – в пределах разумного, сколько платят за такую работу. Я так понимаю, что вы представляете частную организацию?
– Да, не государственную. Скажите, на каких типах кораблей пришлось вам служить? И какая ваша последняя должность и чин?
– На крейсерах. Было время – послали в авиагруппу на авианосец пилотом истребителя. Но потом опять вернулась на крейсера.
– И сколько же вы служили?
– Восемь лет.
– О-о-о, а сколько же вам лет?!
– Тридцать два. Хотя у женщины не принято спрашивать о ее возрасте.
– Вы прекрасно выглядите, я думал, что вы гораздо моложе. Простите, просто не удержался. Так все же, какова ваша последняя должность и чин?
– Второй вахтенный офицер тяжелого крейсера.
– А чин?
– Корветтен-капитан.
– Что-о-о-о?!
Иван Иванович резко выпрямился и удивленно посмотрел на Лару. По нему было видно, что встретить здесь врага он совершенно не ожидал.
– Да, вы не ослышались. Корветтен-капитан флота Конфедератов, второй вахтенный офицер крейсера «Мизар», уничтоженного вашим флотом в бою возле Денеба полгода назад. В данный момент имею статус беглого военнопленного.
– Вот оно что… То-то мне показался странным ваш акцент. Я так понимаю, что русский для вас не родной язык?
– Да. Мой родной язык немецкий, но я знаю еще несколько языков.
– Хм-м… А откуда же вы?
– Я уроженка Швейцарии. Просто пошла наемником к Конфедератам сразу после окончания академии космофлота. Они платили хорошие деньги, а специалистов у них всегда не хватало. Тем более на Федерацию у нас до сих пор злые после вашей авантюры с «Афродитой». Не забыли, как вы хотели втянуть нас в свою войну? Самим уничтожить пассажирский лайнер и обвинить в этом крейсер Конфедератов, оказавшийся поблизости? Так что во флоте Конфедератов служит много моих соотечественников.
– Поразительно… Все, что угодно был готов услышать, но такое… А как вы попали в плен? И как вам удалось бежать?
– Сразу после того, как «Мизар» был уничтожен, меня подобрал ваш эсминец «Валлентайн». В войне возможны всякие случайности, поэтому я была готова к подобной ситуации. В каюте у меня была припасена матросская форма, и я успела переодеться перед покиданием крейсера. Из экипажа в восемьсот человек спаслось не более трех десятков матросов на единственной уцелевшей шлюпке. Из офицеров была только я. До того, как нас выловили из космического пространства и доставили на борт, мы договорились, что для всех я – кок. И меня никто не выдал. Как только узнали, что я кок, очень обрадовались. У них трое коков отравились, напившись какой-то дряни, и лежали в лазарете, а остальные готовили так, что весь экипаж ходил голодный. Поэтому меня сразу отделили от остальных пленных и загнали на камбуз. То, что обман раскроется, я не боялась, так как готовить умею неплохо. Спасибо маме, научила. Так вот, после первой же моей готовки старший офицер эсминца прибежал на камбуз, наорал на всех и сказал, что отныне на камбузе буду командовать я. Конечно, полной свободы мне не давали и все время меня сопровождал кто-нибудь из военной полиции, находящейся на борту, но и взаперти не держали. Других пленных быстро куда-то передали, а меня оставили на эсминце. Не знаю, на какие уловки пошел командир, но ради моей стряпни все готовы были забыть, что я военнопленный. Так и продолжалось полгода. Я уже стала почти своей, и моя охрана была чисто символическая. Естественно, я не оставляла мыслей о побеге, но ни одного случая так и не представилось. И вот, пару недель назад, меня выдернули из койки и отвели к командиру, у которого находились какие-то незнакомые шишки. Оказалось, что каким-то образом меня раскрыли. Препроводили на стелс-крейсер «Килиманджаро» и отправили на Землю, в самое логово Федерации. Но это, как ни странно, и помогло. Когда меня пересадили с крейсера на грузовой шаттл, на него неожиданно совершили нападение террористы, проникшие на борт. При этом оба пилота погибли. Корабль падал, и меня допустили к управлению, так как иначе погибли бы все. Я посадила шаттл в космопорту Петербурга. И сразу же после посадки сбежала, пока все не очухались. Сами понимаете, грех упускать такую возможность.
– Фантастично… Просто фантастично… Так вот, оказывается, какая это была заваруха на прошлой неделе… Но почему же вы дали объявление только вчера? И не попытались покинуть Питер?
– А куда мне идти? А здесь, в большом городе, гораздо легче затеряться. Да и осмотреться надо было. Ведь я раньше на территории Федерации, а тем более на Земле, никогда не была.
– А вы не боитесь за свой акцент? Ведь вас могут заподозрить именно поэтому. Хоть тут и хватает приезжих из Европы и Америки, но ведь вам нельзя обращать на себя внимание.
– Я могу говорить без акцента, но приходится тщательно следить за речью, а это напрягает. Поэтому, когда опасности нет, я говорю, как мне удобно. Ведь вы меня понимаете?
– Да, ваш русский хорош, акцент почти не заметен… Но как вы выжили все это время после побега? Без денег, без документов, без крыши над головой? И не боитесь ходить по городу?
– О-о-о, Иван Иванович! Мне ли, имеющей за плечами восемь лет войны, обращать внимание на такие мелочи? Сейчас тепло и можно ночевать на улице, но крышу над головой я нашла. Так же, как и деньги. Мы взрослые люди и все прекрасно понимаем. Женщина с моей внешностью всегда найдет работу определенного рода. Но я не собираюсь и дальше работать здесь в качестве шлюхи. А свою внешность могу легко изменять.
– Простите, не хотел вас обидеть. Но вы написали также, что владеете спецподготовкой? Как это совмещается с вашей профессией?
– Никак. Просто у нас на крейсерах всегда есть рота десанта. Одновременно они выполняют полицейские функции. У меня были друзья среди офицеров-десантников. Вот они и научили меня, по моей просьбе, грамотно бить морды разным нехорошим людям, если только они станут плохо себя вести. Научили также стрелять из всех видов оружия. И говорят, что у меня неплохо получается…
Разговор продолжался, собеседник старался узнать как можно больше подробностей, и Лара их сообщала. Иногда она удивлялась, откуда у нее эти сведения? Неужели она действительно офицер космофлота Конфедератов?! Тогда ясно, почему такой ажиотаж вокруг нее. Обед между тем уже закончился, и беседа продолжалась за кофе.
Лара поняла, что «Иван Иванович», или как его там на самом деле, очень заинтересовался ее кандидатурой, хотя всеми силами пытался это скрыть. В конце концов, он подвел итог:
– Хорошо, Лара. Я подумаю и посмотрю, что можно будет для вас подыскать. Плохо, что у вас вообще нет никаких документов… Да и военная полиция вас ищет. Скорее всего, и МГБ тоже… Странно, что не было сообщения, что вы объявлены в розыск. Хотя, если тут замешано МГБ, то можно ждать всего, что угодно… Ладно, подумаем. Связь прежняя. Если что-нибудь найду, сообщу по электронной почте. Просматривайте каждый день. Свое объявление удалите. На этот номер не звоните. Куда вас подвезти?
– До ближайшей станции метро, если можно.
Когда Лара наконец-то рассталась со своим собеседником и спустилась в метро, то сразу заметила за собой слежку. В общем-то, было бы странно, если бы ее не было. То, что Иван Иванович «клюнул», не было никаких сомнений. И теперь он просто набивает себе цену, одновременно стараясь сбить цену Ларе, воспользовавшись ее безвыходным положением. Ну-ну, посмотрим… Сначала она даже не пыталась оторваться от двух топтунов, стараясь выявить их уровень. Оказалось, на уровне среднего. Ну и ладно…
Выйдя на поверхность в центре города, она без труда оторвалась от слежки на людных улицах. Понаблюдала из-за укрытия, как топтуны бегают в ее поисках, и отправилась домой. Больше пока делать нечего. Так быстро решение о ее приеме на «работу» принято все равно не будет, можно и побездельничать. Плохо, что с Майей пока нельзя встречаться. Ее плотно опекает охрана, и все контакты будут отслеживаться. И сама засветится, и подруге навредит. Поэтому пока остается только телефонная связь, если не произойдет ничего непредвиденного. Оглядевшись еще раз и не обнаружив ничего подозрительного, Лара снова позвонила подруге с уличного видеофона.
– Пупсик, привет! Ты уже окончательно проснулась? Или все из койки не вылезешь со своим Юриком?
– Зайка, привет, прости меня. Я утром, как сонная муха была, Юрка меня совсем заездил. Вот, сейчас ушел, но вечером обещал вернуться. А ты как?
– Да я-то что, у меня все пучком! А что с тобой стряслось?
– Ой, Зайка, так просто не расскажешь. Если в двух словах – вляпалась в нехорошее дело. Меня сейчас полиция вовсю опекает. Как важного свидетеля.
– Ну, ты даешь, тихоня! С тобой-то хоть все нормально?
– Нормально. Только, охрана шагу ступить не дает.
– Во дела! Звонить-то тебе хоть можно?
– Звонить можно.
– Ну, хоть это хорошо. Ладно, я позже позвоню, потом поболтаем. Привет Юрке! Пупсик, целую!
– И я тебя целую. Звони, Зайка!
Лара отключила связь и улыбнулась. Даже если разговор и прослушивается, а наверняка прослушивается, то все равно ничего не поймут. Так, обычный бабский треп ни о чем. А теперь можно и домой. До вечера пока все равно делать нечего. А вечером уже может быть что-то новенькое.
Стараясь не бродить лишний раз по городу, Лара вернулась на Васильевский и уединилась в квартире. Переоделась в домашний халат и бухнулась на диван. Теперь надо поразмыслить, что же удалось сделать за последнее время. Майя пока в безопасности, и можно надеяться, что так будет и дальше. Увидев, что ее неусыпно охраняют, неизвестные боссы «Невской Зари» могут поджать хвост и решат не рисковать. В конце концов, похищенная информация нигде не всплыла, и если продолжать охоту на Майю, то можно растревожить полицию, которая рвения в этом деле пока не проявляет. И не будет проявлять, но это знают только Лара, Майя, следователь и генерал. Преступникам это знать не обязательно. То есть с этой стороны пока все хорошо. По поводу самой Лары. Похоже, клюнула крупная рыба. Запущена такая соблазнительная «деза», что устоять трудно. Старший офицер космофлота противника, имеющий большой боевой опыт и находящийся в данный момент в бегах. Тем более родом с далекой планеты Швейцария, которой наплевать на все конфликты и которая торгует по принципу «и нашим, и вашим». Да и самой Ларе как наемнику по большому счету все равно, кто будет платить ей деньги. Кроме денег, ничего с флотом Конфедератов ее и не связывало. Поэтому можно приобрести ценного специалиста за весьма и весьма умеренную цену, мягко намекнув ему о его непростом положении, если вдруг заартачится. Ничего, она сильно кочевряжиться и не будет. Так, если только для виду… пока. Пока не уберется подальше от территории Федерации или хотя бы с Земли. А уж там, ребятки, поговорим по-другому. Напомню вам, кто из нас корветтен-капитан… А может, она и впрямь корветтен-капитан? Уж больно все складно у нее получалось, информация сама по себе из памяти так и лезла… Неужели память возвращается?! Ведь она в точности воспроизвела все технические подробности устройства «своего» крейсера… Чудеса, да и только… Ладно, не будем забегать вперед. Пусть Иван Иванович, или кто он там на самом деле, подумает, посовещается, а потом скажет, что крайне сложно что-либо предложить беглому военнопленному, которого ловят все кому не лень. Но, возможно, им удастся кое-что подобрать, исходя только из желания чисто по-человечески помочь молодой женщине, оказавшейся в беде. Так сказать, чисто по-джентльменски. Ну и черт с вами! По-джентльменски, значит, по-джентльменски. Результат-то все равно тот же самый…
Повалявшись на диване, Лара решила посмотреть новости. Интересно, стих уже ажиотаж вокруг нашумевшего покушения? Включила телесистему, но все было, как обычно. Среди сенсаций – только вскрывшиеся финансовые аферы, скандалы в среде шоу-бизнеса и выплывшие наружу подробности личной жизни звезд шоу-бизнеса. О господине Романчуке уже никто и не вспоминает. Да и было бы о чем вспоминать…
Между тем день клонился к вечеру. Лара проверила электронную почту, но больше пока ничего не было. Выйдя на улицу и добравшись до центра, она позвонила на коммуникатор Горелову.
– Владимир Петрович, добрый вечер!
– Добрый вечер… – следователь не назвал ее по имени и явно не ожидал звонка.
– Владимир Петрович, вы не заняты сегодня вечером?
– Да, в общем-то, нет…
– Вы не будете возражать, если я подъеду, скажем так, часам к двадцати? Нужно кое-что обсудить.
– Конечно, подъезжайте!
– Спасибо вам большое, до встречи!
Лара попрощалась и отключила связь. Да-а-а, похоже, Владимир Петрович на нее запал. Ишь, как обрадовался. Эх, Владимир Петрович, Владимир Петрович… Сколько мужиков сгубили бабы… И вы идете по этому скользкому пути. Ваше счастье, что у вашего прелестного противника, неожиданно ставшего союзником, нет намерений вам навредить…
Подъехав к дому Горелова, Лара не стала сразу заходить в подъезд. Сначала осмотрелась, но слежки не обнаружила. Значит, «Невская Заря» пока притихла и не предпринимает ответных мер. Как знать, может и обойдется, поскольку никаких конкретных претензий к самой фирме не предъявлено.
Когда Лара уже стояла перед дверью в квартиру майора, она почувствовала укол совести. Зачем она пудрит мозги хорошему, в общем-то, мужику? Зачем заводит его и дает какую-то надежду? Ведь у них все равно нет будущего. Так, мимолетная интрижка… Но… Раньше надо было думать. Теперь поздно. И Лара нажала на кнопку вызова.
Горелов открыл почти сразу. Видно было, что он ее ждал. Приоделся, не то что вчера. Лара тоже постаралась принять перед визитом парадный вид, и сейчас Владимир Петрович просто обалдел, увидев на пороге своей холостяцкой берлоги настоящее видение из сказки. В шикарном платье и туфлях на шпильках, со струящимися белыми волосами, волнами охватывающими прекрасное лицо и ниспадающими на плечи. Ярко-синие глаза внимательно смотрели на него, а коралловые губы, резко выделяющиеся на светлой, чуть ли не мраморной коже, улыбались. И Лара поняла – пропал мужик…
– Здравствуйте, Владимир Петрович! Я не опоздала?
– Здравствуйте, Лара, проходите!
Пройдя в квартиру, Лара поняла, что заставила майора потрудиться. Решив принять гостью по высшему разряду, он постарался.
– Ой, Владимир Петрович, вы тут настоящий банкет организовали!
– Да ну, какой банкет. Присаживайтесь. Вы как насчет вина?
– Очень даже не против! Я ведь не за рулем, машину пока еще не угнала!
Оба рассмеялись. Горелов усадил Лару за стол и разлил вино по бокалам. Лара не лезла к нему с расспросами о деле, решив устроить человеку праздник. По разговорам с Майей она поняла, что подруга в безопасности, а остальное неважно. Местные криминальные проблемы ее совершенно не интересуют. Если майор захочет что-то сообщить, то и сам скажет. Не надо напрягать человека без нужды. Своим тонким женским чутьем она понимала, как Горелов рад этой встрече…
За окнами уже давно стемнело. Лара видела восторженные глаза майора и решила ему помочь. Встала и неожиданно выключила свет в комнате. Вернулась на диван и села рядом, положив ему руки на плечи.
Их губы коснулись, и все остальное стало неважно… Они принадлежали только друг другу, и все проблемы этого мира были теперь далеко от них. Лишь свет далеких звезд вливался в окно, придавая всему ощущение нереальности… Двое, мужчина и женщина, страшно далекие и непохожие, как частицы материи и антиматерии, повстречались на своем жизненном пути. Повстречались, совершенно не ожидая этого. И ни о чем не жалели…
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий