Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)

Глава 7

Полет протекал без происшествий, и Лара постаралась максимально обезопасить самих себя от возможных случайностей. Припасы были разделены между «Каролиной» и «Ирокезом». Жить они перебрались на «Ирокез», хотя по уровню комфорта он значительно уступал роскошной яхте. Хоть Майя и выразила недовольство, но Лара была непреклонна, безопасность прежде всего. Неизвестно, какой еще пакости можно ждать на «Каролине». У Лары были серьезные подозрения, что она обнаружила далеко не все. И если «Каролина» начнет представлять серьезную угрозу, ее придется бросить и уходить на «Ирокезе».
Автоматика работала исправно, и особого присмотра за кораблем не требовалось, но Лара все равно следила за работой систем. Очень много сейчас поставлено на карту. Майя занялась любимым делом – бортовыми компьютерами. Много времени это не занимало, и подруги наслаждались неожиданно выпавшим на их долю отдыхом. Когда не надо ни от кого бежать, прятаться, пытаться перехитрить противника и стараться выстрелить первым. Лара предчувствовала, что все это еще будет впереди, а пока можно отдыхать. И вот в один из таких дней они сидели в небольшой кают-компании «Ирокеза» и пили кофе. Неожиданно Майя затронула тему, которой они до сих пор не касались.
– Лара, я давно хотела тебя спросить… Ты только не обижайся, мне просто интересно… Как удалось изготовить тебя и таких, как ты? Ведь ты ничем не отличаешься от человека. Ведь этого добились не за один день?
– Не за один… Ты действительно хочешь это узнать? Поверь, это тебе не понравится. И лучше тебе этого не знать.
Лара серьезно смотрела на подругу, и по ее виду было ясно, что она не шутит. Но Майю одолевало любопытство. Лара помолчала некоторое время, но потом все же решилась.
– Ладно… Ты сама этого захотела. Как у тебя с историей?
– Как… Как у всех, в объеме средней школы. Ведь это не мой профиль, и в университете мы ее специально не изучали. В основном то, что имело отношение к информатике и вычислительной технике.
– Понятно. Тогда вернемся на четыре сотни лет назад. Тебе говорит что-нибудь название «Отряд семьсот тридцать один»?
– Нет.
– В тридцатых годах двадцатого века на территории Китая дислоцировалась Квантунская армия Японии. Япония фактически завоевала Китай и контролировала столько его территории, сколько считала нужным. И вот, в двадцати километрах южнее Харбина, было организовано так называемое «Управление по водоснабжению и профилактике Квантунской армии». Но к водоснабжению эта воинская часть не имела никакого отношения. В секретных документах японской армии она имела другое название – «Отряд семьсот тридцать один». Командовал отрядом генерал-лейтенант медицинской службы Исии Сиро. Назначение этой засекреченной части было совсем другое – подготовка бактериологического оружия. Но, помимо этого, в отряде занимались проведением различных экспериментов на живых людях. Подробностей рассказывать не стану – плохо будешь спать. Когда Япония была разгромлена, и стали известны деяния «отряда семьсот тридцать один», все были в ужасе. За время его деятельности в нем было уничтожено по самым заниженным данным свыше трех тысяч человек. Сколько фактически, не знает никто. Командование отряда постаралось замести следы. Причем из заключенных, на которых проводились опыты, не уцелел ни один. Перед эвакуацией японцы уничтожили всех. Мало того, Исии Сиро сначала настаивал, чтобы все сотрудники отряда покончили с собой, только бы сохранить тайну. И кое-кто так и сделал. Но большинство бежало. Аналогичными вещами занимались и в гитлеровской Германии, которая была союзником Японии в той войне. Там тоже была подобная организация – институт «Аненербе». С той только разницей, что ряд сотрудников этого института был признан военными преступниками, попав под суд. А все руководство «отряда семьсот тридцать один» смогло уйти от ответственности за творимые злодеяния. Полученные результаты их исследований очень заинтересовали американское правительство. Страны, которая совсем недавно была врагом Японии. И они пошли на сделку с этими убийцами в белых халатах. Впоследствии многие из них стали выдающимися врачами. Они добились признания в научном мире и действительно совершили переворот в медицине, совершив ряд открытий. Но мало кто знал, что начало этого научного успеха было заложено в «отряде семьсот тридцать один».
– Господи, Лара!!! Неужели такое возможно?! И при чем тут ты?!
– Увы, это история. И тот, кто ее забывает, обречен на ее повторение. А при чем тут я? Можно сказать, что я – результат деятельности «отряда семьсот тридцать один».
– Что?!
– Да, начало было положено именно тогда. Ведь человек – это тоже своего рода машина. Только сделанная по другому принципу и из другого материала. Исследования в этой области велись долго, но без финальной стадии, то есть опыта на человеке, ответ получен не будет. И вот, двадцать лет назад, в структуре МГБ появилось еще одно засекреченное подразделение с расплывчатым названием – «Институт биологических исследований». Фактически это было возрождение «отряда семьсот тридцать один». Так, кстати, и называют его между собой сотрудники института. Недостатка в подопытном материале не было. Преступников, осужденных на смертную казнь, больше чем достаточно. Поэтому никто глупых вопросов и не задавал. После экспериментов с биологическим материалом научились выращивать киберткань, значительно более устойчивую к внешним воздействиям и способную к регенерации. Это было настоящее открытие. Попытались выращивать органы из киберткани и заменять больные органы человека, но пока не удается преодолеть эффект отторжения. Но зато удалось создать целиком жизнеспособный организм из киберткани. Фактически это был новый, искусственно полученный биологический вид – точная копия человека. Во всяком случае, внешне. Но возникло одно серьезное препятствие. Это была просто живая кукла, лишенная разума. Попытки создать мыслящий мозг ни к чему не привели. Очевидно, слова о божьем промысле не лишены смысла. Тогда пошли в другом направлении. Ведь можно создать компьютерную программу – аналог человеческой личности, и загрузить в искусственный мозг. Причем создать личность с заранее заданными параметрами. Как в моем случае – профессионального убийцу. Попутно снабдить и другой информацией, которая помогает при выполнении задания. И в результате многолетних экспериментов появилась я.
– Господи… А когда впервые появились такие, как ты? И много ли их было создано?
– Первые киборги моего уровня появились три года назад. Но сколько их создано, не знаю. Во всяком случае, я не видела ни одного. Хотя по ряду признаков сделала вывод, что я далеко не первый опытный экземпляр модели «Снежная Королева».
– А когда сделали тебя?
– Полтора года назад. Сначала устроили мне проверку на полигоне, а потом забросили в тыл противника. Где я успешно работала, пока не произошел этот досадный случай.
Майя сидела, судорожно глотая слюну. Лара с грустной улыбкой смотрела на подругу. Наконец, к ней вернулась способность говорить.
– Лара, но ведь это просто чудовищно… То, что ты сейчас рассказала. Об этом должны узнать все!
– Увы, подружка… Это реалии жизни. Ты спросила – я ответила. И неужели ты думаешь, что наверху об этом не знают? Знают все прекрасно. Мало того, оказывают всяческую помощь и поддержку. И там царит прагматический подход. Если преступник все равно должен умереть, так пусть сделает это с максимальной пользой для общества. Рациональное зерно в этом есть, и я с ними согласна.
– Но ведь это живые люди!!!
– Люди? Маньяки, которые насилуют и убивают других – люди? Террористы, которые убивают ни в чем не повинных посторонних людей ради своих целей – люди? Убийцы, которые убивают своих жертв ради того, чтобы ограбить – люди? Наркоманы, которые идут на убийство ради того, чтобы добыть денег на очередную дозу – люди? Я могу долго продолжать этот список. Можешь поверить мне, Майечка. В этот современный «отряд семьсот тридцать один» не попал ни один воришка-карманник или мошенник, обжуливший банк. Эти, как ты говоришь, «люди», приложили все старания, чтобы туда попасть.
– Не понимаю… Все равно не понимаю…
– И не надо понимать. Я же говорила, что тебе это не понравится. Оставь эти вопросы профессионалам. И чтобы ты не изводила себя ненужными душевными переживаниями, просто представь, что бы случилось, если бы мы не встретились тогда на ночной дороге. И был ли у меня другой аргумент, кроме пули, чтобы объяснить этим подонкам, что они не правы? Скажи честно, положа руку на сердце!
– Пожалуй, что нет…
– Вот то-то и оно. Сейчас многие гуманисты любят порассуждать о правах человека, в том числе и осужденного преступника. Но когда оказываются в подобной ситуации с преступником один на один, что-то этот гуманизм им не особо помогает. И они о нем тут же забывают, начиная требовать самых страшных кар для подонков, паразитирующих на теле общества. Увы, Майечка. Это тоже характерная черта всех этих так называемых борцов за права человека. Они готовы бороться хоть за права маньяка, убивающего детей, лишь бы обратить на себя внимание и заработать какой-то общественно-политический вес, пока это не коснется их лично. А после этого поднимают визг и начинают требовать чуть ли не публичной казни на площади, как во времена средневековья. И пожалуй, в этом случае в их словах тоже есть рациональное зерно. Нелюдей в человеческом обличье переделать невозможно. Их надо просто уничтожать. Причем уничтожать так, чтобы другим неповадно было. И тут я с ними согласна. Разве я не права?
– Права… Страшно это признать, но права… Но, Лара, а как же тогда быть с тобой?
– Майя, во-первых, я не человек. Давай говорить так, как оно есть. Я – киборг. И у меня своя логика, отличающаяся от человеческой. Во-вторых, я специально создана для военных действий на территории противника. А на войне надо убивать врагов, чтобы они не убили тебя. И чтобы не убили твоих товарищей. В-третьих, я не маньяк-убийца. Я – ликвидатор. Иными словами – палач, исполняющий смертный приговор. Мне дают задание – кого, где и когда убрать, и я задание выполняю. Лишние трупы мне не нужны. Именно так я и работала. Причем работала в интересах Федерации, на благо государства. То, что произошло потом, ты хорошо знаешь. И то, что я не хочу попадать в лапы своего прежнего командования, объясняется очень просто. Майечка, я тоже хочу жить. А меня уничтожат как личность, если только попадусь. Вот поэтому я и не собираюсь сдаваться им на милость. Когда я посчитала себя человеком, то тоже никого не убила просто так. Либо в целях самообороны, либо это были конченые подонки, вроде твоего горячо любимого босса и его приспешников, которые бы тебя не пощадили. Так что, Майечка, от моей руки не погиб ни один посторонний человек. Даже на территории противника, в условиях военных действий. Мне не нужно было привлекать излишнее внимание. На Земле же – и говорить нечего. Я даже Елену, которая трижды попыталась меня убить, оставила в живых. О чем, правда, сейчас очень жалею. И мой тебе совет – никогда и ни при каких обстоятельствах не говори никому о том, что я тебе рассказала. Ты и так знаешь слишком много. И для МГБ ты – опасный свидетель, носитель секретной информации. Думаю, не надо тебе объяснять, что это такое…
Разговор продолжался долго. Лара поняла, что не на шутку испугала подругу, рассказав такие вещи. Поэтому всячески старалась ее успокоить. Хоть и не сразу, но ей это все же удалось. Переведя разговор на другие темы, она решила больше не возвращаться к этому вопросу. И так рассказала девушке слишком много. И хорошо еще, что рассказала далеко не все. Не надо ей знать все это…
Полет в гиперпространстве подходил к концу. Подруги заняли места в рубке «Ирокеза», и Лара остановила гипердвигатель. Корабли вынырнули из гиперпространства в обычный космос в системе Альтаира. Проверив пространственные координаты, Лара осталась довольна.
– Пока все хорошо. Мы находимся недалеко от Терции – самой дальней планеты в системе Альтаира. Планетка крохотная. Примерно как земная Луна. Полностью лишена атмосферы и каких-либо ценных полезных ископаемых. Простая каменная глыба. Поэтому она необитаема, и появляются здесь, время от времени, только разные темные личности.
– Вроде нас?
– Вот именно. Вроде нас. Вот тут мы и спрячем наш трофей.
– А вдруг его найдут?
– Даже если и найдут, то не смогут доказать, что это сделали именно мы. Ведь у госпожи Макинтайр вполне могли быть здесь сообщники, которые ждали ее на Терции. Ведь для чего-то она сюда прилетела? Вот они и взяли ее на борт, а «Ирокез» решили припрятать до лучших времен…
Вдали вырастал темный шар маленькой планеты. Она находилась довольно далеко от Альтаира, и здесь царил лютый холод. Альтаир выглядел здесь на небе просто как очень крупная звезда, и его энергии было недостаточно, чтобы согреть и осветить как следует это безжизненное космическое тело, несущееся по орбите вокруг своей звезды на огромном расстоянии от нее. Но подобный медвежий угол как нельзя лучше подходил для их замыслов.
Лара сбросила скорость и перешла на замкнутую орбиту вокруг Терции. Высота орбиты сто пятьдесят километров. Прежде чем совершить посадку и расстаться с надежным «Ирокезом», перейдя на способную выкинуть любой фортель «Каролину», надо все тщательно проверить и убедиться, что вокруг все тихо и спокойно. Иначе можно снова оказаться в ловушке, из которой уже не выбраться.
Буксир и яхта отсчитывали виток за витком, а Лара сканировала радаром поверхность планеты и окружающее пространство. И то, и другое было пустынно. Этот медвежий угол никого не интересовал. Ни одного корабля поблизости не было. Лара решила снизиться и начала торможение, перейдя на более низкую орбиту. На высоте пятьдесят километров остановилась, снова продолжив облет планеты по орбите. Но, несмотря на кажущееся спокойствие, на душе было тревожно. Лара продолжила снижение, уменьшив скорость. На высоте в пять километров снова перешла на круговую орбиту, продолжая наблюдение. Хорошо видя в темноте через оптическую систему, она выбирала места, удобные для посадки. Есть довольно ровные площадки скального грунта в окружении горных пиков. Пожалуй, если разместить «Ирокез» внутри небольшой котловины, то его можно будет обнаружить только при целенаправленном поиске. А так, высокие горные пики укроют его от случайных визитеров, которых нелегкая занесет в эти негостеприимные края.
Корабли уже сделали четыре витка по низкой орбите, но Лара все медлила, оттягивая этот момент, после которого уже ничего нельзя будет изменить. Внизу проплывали остроконечные скалы и каменистые плато, но нигде не было видно ни огонька. Планета молчала. Это царство вечной тьмы и вечного холода хранило множество тайн. Сохранит и еще одну. Вряд ли кто-нибудь подумает искать их здесь.
Начался пятый виток, и Лара собралась снижаться, выбрав небольшую площадку, окруженную высокими горными пиками. «Ирокез» там никто не найдет. А они всегда смогут вернуться и забрать его. Как вдруг неожиданно пискнул радар. Это было настолько неожиданно, что Лара в первый момент посчитала это сбоем в электронной схеме. Но в следующее мгновение все сомнения рассеялись. На них несся из космического пространства стелс-крейсер. Он подошел уже довольно близко, и радар его обнаружил. Повинуясь не разуму, а инстинкту, Лара дала полную тягу двигателям. Надо срочно удирать отсюда. «Ирокез» с огромным ускорением рванулся прочь от планеты, рискуя потерять «Каролину». Нужно удалиться от планеты для ухода в гиперпространство. Иначе корабли развалятся от гравитационного удара. И преследователи, хоть и таким способом, но выполнят возложенную на них задачу.
Захваты буксира выдержали, и он не потерял яхту, стремительно удаляясь от поверхности планеты. Но на стелс-крейсере решили, что пора заканчивать игры. В корпус «Ирокеза» ударили лучи боевых лазеров, выжигая все наружные датчики и делая бесполезными приборы. Обшивке корпуса это не повредит, но «Ирокез» лишится всех средств обнаружения и связи. Приборы внешнего контроля отказывали один за другим. Вышел из строя радар, и корабль мчался вслепую. Задействовать оптическую систему Лара не хотела, так как можно повредить глаза. А на регенерацию уйдет время, которого у них нет. Возможно, крейсер уже выпустил ракету, которая несется на перехват. Проконтролировать это нет возможности, корабль слеп. И несется на огромной скорости по прямой, стараясь как можно дальше уйти от планеты. По времени получалось, что они вот-вот должны были уйти на безопасное расстояние. И ракета, если она выпущена, тоже должна ударить в ближайшие секунды. Терять больше нечего. Они – великолепная подвижная мишень для крейсера, которая ничего не может предпринять и не представляет для него никакой угрозы. Как во время стрельб на полигоне. И Лара включила гипердвигатель…
«Ирокез» здорово тряхнуло, но он уцелел. Очевидно, расстояние до планеты было на грани допустимого. Но, как бы то ни было, и буксир и яхта уцелели, нырнув в гиперпространство.
Майя смотрела на подругу со страхом, а Лара молча диагностировала полученные повреждения. Ситуация была паршивая. Радар, антенны навигационных систем и антенны радиосвязи вышли из строя. Остальное – мелочи. Уничтожены все внешние датчики контроля, оказавшиеся в зоне удара лазерного луча, но это не смертельно. Двигатели и управление работают, но корабль можно вести только визуально, ориентируясь через оптическую систему обзора и аварийные иллюминаторы в рубке. И неизвестно, в каком состоянии «Каролина».
– Лара, что все это значит?!
– А это значит, что нас тут ждали. Хотя ума не приложу, как они могли об этом узнать. И сейчас наше состояние очень паршивое. Все антенны радиосвязи уничтожены. Радар не работает. Антенны навигационных систем – тоже. Пилотировать корабль можно только визуально, наблюдая через иллюминаторы. Либо через оптическую систему обзора. Но это возможно только на последнем участке полета, когда видно, куда надо лететь. Правда, неизвестно, в каком состоянии «Каролина». Может быть, там что-нибудь уцелело. Корпус буксира закрыл яхту, и если лазерный луч ее и задел, то не сильно. Иными словами, мы сейчас в глубокой заднице. Но надо из нее выбираться.
– Но как они могли догадаться, что мы прилетим именно сюда?! Ведь получается, что крейсер прибыл раньше и спокойно поджидал нас! Как они могли догадаться, что мы прилетим именно на Терцию?!
– Увы… За мной тянется длинный шлейф от самой Земли… И он является для них хорошим ориентиром… Мне пока на ум приходит только одно объяснение. Они знали, что мы полетим сюда. И знали, что ты взломала и изменила мою программу. А узнать это они могли одним-единственным способом. Подслушать наш разговор в рубке «Каролины», когда мы взлетели с Земли… Потому что ни до, ни после этого мы об этом не говорили. Установить миниатюрный «жучок», передающий информацию в режиме реального времени, они не могли. Металл корпуса яхты экранировал бы радиосигнал. Это не космопорт, где можно подключить яхту к внешним системам. Значит, они установили записывающее устройство, а в Спэйс-Сити сняли информацию. Но зачем они стали устанавливать записывающий «жучок» на яхте Елены Крюгер?! Потому что были уверены на сто процентов, что Елена – больше не Елена… Плюс – этот трюк с подписанием документов… Они вышли на мой след практически сразу, как я разобралась с Еленой и приняла ее облик.
– Но как?!
– Майечка, всего три человека знали, что я превратилась в Елену Крюгер. Киллер-порученец генерала Олег Воронцов, наш следователь – Володя Горелов и… ты. Только от этих трех людей контора могла получить информацию. Еще есть Елена, но это маловероятно. Воронцов не выпускал ее из поля зрения до посадки. А если бы она начала болтать на корабле, то это бы не осталось незамеченным в космопорту. Тем более она была на грани помешательства. И никто бы ее словам не поверил. Если бы она начала нести такой бред, то ее бы сдали на руки врачам. А у тех был бы один диагноз – шизофрения. Информация дошла бы до МГБ нескоро, если дошла вообще. Далее. Воронцов, теоретически, мог настучать в МГБ. Но, во-первых, он был страшно напуган, так как считал, что действительно повстречался с вампиром. А во-вторых, он просто не знал, что мы собираемся улететь на «Каролине». К тому же он узнал о моем превращении еще вечером, когда мы заявились к Елене. А контора начала возню на «Каролине» только на следующий день. После того, как я уехала из дома на встречу с Гореловым. Причем начала возню в авральном режиме.
– Но откуда ты это знаешь?!
– Андрей рассказал. Они следили за Еленой и за «Каролиной», но проглядели мой ночной визит к ней, когда я еще была в своем базовом облике Снежной Королевы. А за яхтой следили внимательно. И они видели, что конторские шуганули с яхты всех техников и ковырялись в ней довольно долго. Горелов же сообщить не мог в принципе. Когда я ехала к нему на встречу, он еще ничего не знал об этих событиях. А на яхте уже кипела работа. Следовательно, контора узнала о превращении Лары в Елену Крюгер вскоре после моего отъезда из дома на встречу с Гореловым…. Майечка, остаешься только ты.
– Лара, что ты говоришь?! Что я работаю на МГБ?!
– Я этого не говорила. Если бы ты работала на МГБ, то меня пасли бы сразу после нашей встречи на ночной трассе. Но тебя запросто могли использовать втемную. Вспомни хорошенько. С кем ты разговаривала по видеофону или коммуникатору после моего отъезда? Ведь я разрешила тебе выходить из подполья.
– С Юркой, с родителями, с подружками поболтала.
– Кому из них ты говорила, что в этот день мы собираемся улетать на «Каролине»?
– Всем.
– Как они на это отреагировали?
– Подружки обзавидовались. Родители поздравили со свадебным путешествием… Ты думаешь?!
– Теперь уверена на девяносто девять процентов. Как протекал разговор с твоим женишком?
– Сначала обрадовался. А потом перезвонил, начал устраивать всякие разборки и допросы. Кончилось тем, что мы поругались. Как раз перед твоим приездом.
– Значит, ему понадобилось несколько часов на то, чтобы передумать. Сразу он не отказался. Перезвонил позже и устроил эту комедию. Ему надо было с тобой разругаться, чтобы не попасть на «Каролину».
– Но зачем ему это?!
– Ты его давно знаешь?
– Давно. В университете вместе учились.
– Очень высока вероятность, что твой Юрка работает на МГБ. Пока ты ему не звонила, они никак не могли напасть на мой след. Но буквально сразу же после твоего звонка зашевелились. Ты ему рассказала обстоятельства нашего знакомства?
– Рассказала. И он все пытался выяснить подробности. А также, где мы прятались. Но я говорила, как мы условились. Он так ничего и не узнал.
– После того, как я сдала тебя с рук на руки Горелову, мы больше не встречались до самого моего возвращения. Перезванивались только с уличного видеофона. И ты не знала, что я собираюсь вылететь на «Каролине» вместе с Еленой, а потом на «Саргане». Следовательно, он тоже не знал. Когда я приехала к тебе после аварийной посадки и все рассказала, он ведь этого не знал?
– Нет. Ведь я никому не звонила, как ты сказала.
– Следовательно, он ничего не знал о тебе до того самого момента, когда я разрешила тебе звонить?
– Да.
– Вот и все, подруга. Таких совпадений просто не бывает. Твой дружок нас сдал. Не знаю, как давно он работает на контору, но в одном нет сомнений. По крайней мере, к моменту моего возвращения на Землю с контрабандным грузом на STA-1340, он уже работал на МГБ. Иначе они бы просто не успели получить от него информацию. А понять, почему Майя Вербицкая, которая еще вчера пряталась ото всех и оказалась единственным свидетелем убийства на ночной трассе, вдруг оказывается в подружках у богатенькой дамочки с хорошими связями, которая об этой самой Майе еще вчера и знать не знала, нетрудно. В моей родной управе верные выводы делать умеют. Тебя заподозрили еще тогда. Я не сомневаюсь, что МГБ вело параллельное расследование по факту убийства этих отморозков и Романчука. И они сразу догадались о нас. Возможно, не смогли обнаружить твою тайную квартиру на Васильевском. А возможно, просто не тревожили, чтобы не спугнуть. Считали, что ситуация контролируется. А то, что я завалила Романчука с его шестерками и этих двух оборотней в погонах, так для конторы это просто небольшие издержки. Ведь я для этого и предназначена. Более того, для них это был очень интересный эксперимент – мои действия в условиях нелегального положения и без надежды на получение помощи со стороны. И я справилась блестяще. Думаю, мои создатели остались довольны результатом эксперимента. Как знать, может именно тогда и взяли твоего Юрку в разработку. Чтобы через него выйти на тебя, а я ведь должна была быть рядом с тобой. Да-а-а, в конторе работают далеко не дураки…
– Господи… И что же теперь делать?!
– Ничего. Жить, как жили. Если когда-нибудь встретишься с ним, ни в коем случае не подавай виду, что мы его вычислили. Может быть, для конторы это останется незамеченным. Если знаешь, где стоит капкан, то никогда не попадешь в него. И вполне можно выжать пользу из этой ситуации. Через твоего Юрика можно запустить нужную дезинформацию.
– О чем ты говоришь?! Думаешь, я смогу с ним разговаривать, как будто ничего не случилось?!
– Конечно, сможешь. Это все эмоции. Когда ты успокоишься, то поймешь, что это не так уж трудно. Какая же ты женщина, если не сможешь запудрить мозги мужику? Поверь, это не так уж и сложно. Уложишь его в кроватку и веди себя так, будто ничего не знаешь.
– Лара, как ты можешь так говорить?!
– А что тут такого? Я все сразу перевожу в практическую плоскость. В моей работе нельзя поддаваться эмоциям и идти у них на поводу. Это может плохо кончиться. Приходится улыбаться даже отпетым мерзавцам и вести с ними светскую беседу.
– Но я так не смогу…
– Ничего, подружка. Не завтра тебе со своим Юркой встречаться. До того момента успокоишься. Ты тут пока посиди, перевари полученную информацию, а я пойду, посмотрю, что там на «Каролине» творится. И после этого будем разрабатывать дальнейшую тактику и стратегию. Как выбираться из этой задницы. Не волнуйся, чтобы с нашими мозгами, да ничего не придумать?
– А что дальше делать будем?
– Пока не знаю, как именно, но обязательно посадим контору в лужу. Ведь они хотели создать меня как раз для подобных ситуаций. Вот и создали… На свою голову!
Оставив Майю в рубке, Лара отправилась на «Каролину». Состояние яхты оказалось вполне удовлетворительным. Хоть от толчка кое-что и разбилось, но корпус и все системы были целы. Массивный корпус буксира прикрыл небольшую яхту от лазерного луча, поэтому ее антенны и внешние датчики не пострадали. И вполне можно было повторить тот же трюк, который она проделала на STA-1340. Системой кабелей соединить бортовые компьютеры «Ирокеза» и «Каролины», и либо управлять из рубки буксира, получая информацию от радара и радиостанции яхты, либо наоборот – находиться на «Каролине» и управлять оттуда двигателями «Ирокеза». Какой именно вариант лучше выбрать, будет видно позже.
Пройдя в рубку «Каролины», Лара определила пространственные координаты и выяснила, что они уже довольно далеко удалились от системы Альтаира. Но в то же время до ближайших звезд еще лететь и лететь. Надо было останавливать гипердвигатель и выныривать обратно в обычный космос. Обнаружить их будет невозможно. Ведь теперь противник не знал, куда они направятся. Лара сама об этом не знала, избрав первый попавшийся курс, лишь бы скрыться от преследователей. И вот теперь, когда они в безопасности, можно заняться решением накопившихся проблем.
Когда Лара вернулась в рубку «Ирокеза», она снова была в образе Елены и выходить из него пока не собиралась. Майя, присматривающая за показаниями приборов контроля двигателей, очень удивилась.
– Лара, ты опять тетя Лена?! Сейчас же вроде бы надобности в этом нет.
– Нет есть. Продолжай звать меня тетей Леной, чтобы не нарушать легенду и случайно не ошибиться при посторонних. План несколько меняется, но я остаюсь Еленой Крюгер.
– А что ты придумала?
– «Каролина» не пострадала, если не считать ущербом частично разбитую посуду. И мы можем проделать тот же фокус, что я проделала на STA-1340. Соединим бортовые компьютеры обоих кораблей. Можно, конечно, просто дать команду на соединение в локальную сеть по радиоканалу, но в гиперпространстве лучше с такими вещами не шутить и соединить обе корабельные сети через систему кабелей. Так гораздо надежнее и безопаснее. А после этого можно будет управлять как из одного, так и из другого. «Каролина» не имеет повреждений, и мы можем спокойно пользоваться ее радаром, связью и навигационным оборудованием. На «Ирокезе» двигатели и управление работают, визуальная ориентировка возможна через иллюминаторы, а прочую информацию об окружающей обстановке он сможет получать от радара и навигационной системы «Каролины». Через «Каролину» можно же осуществлять и радиосвязь.
– А крейсер снова в неподходящий момент не пожалует? Ведь как-то они узнали, что мы полетим именно к Терции.
– Не пожалует. Сейчас мы уже далековато от системы Альтаира. Если на «Каролине» и работает радиомаяк, то его сигнал дойдет до них не скоро. А то, что один из стелс-крейсеров оказался возле Терции, они просто постарались выставить засаду во всех местах нашего предполагаемого появления. Контора правильно предположила, что мы сначала захотим избавиться от «Ирокеза», как от улики, с помощью которой нас можно обвинить в пиратстве. И если не хотим уничтожать его, а это вряд ли, он нам самим позже пригодится, то решим его спрятать. А где можно хоть как-то спрятать корабль в системе Альтаира? Только на одной из трех дальних и маленьких планет – Терции, Астарте и Гекате. Они находятся далеко от светила и редко посещаются. Все же остальные планеты, помимо здешнего оазиса – Швейцарии, и не пригодные для жизни, но имеющие богатые залежи полезных ископаемых, имеют города по типу тех, что на Луне, и развитую инфраструктуру. Поэтому туда мы сразу не сунемся. И им было достаточно выделить всего три стелс-крейсера для ожидания в засаде возле этих трех планеток. Остальные стелс-крейсеры могут патрулировать пространство в системе Альтаира, но тут уже нужна доля везения, чтобы нас обнаружить. И кроме этого, здесь они действуют на чужой территории. То есть нелегально. И должны принимать все меры предосторожности, чтобы их не обнаружили. Очередной дипломатический скандал правительству Федерации совершенно не нужен. Как видишь, контора все точно рассчитала. Единственно, в чем они не были уверены, что мы пойдем именно к Терции. Вот, думаю, и сторожили нас в трех местах. И мы угодили в расставленную ловушку, из которой чудом удалось удрать. Спасибо «Ирокезу».
– А что же они предпримут дальше?
– Скорее всего, будут отлавливать нас на подходах к Швейцарии. Все козыри у них закончились. Если раньше они могли использовать в борьбе с нами полученную информацию, то теперь такой возможности у них нет. Остается надеяться на то, что «Ирокез» получил сильные повреждения, и мы запросим помощи. И успеть до прибытия спасателей. Но я им такой возможности не дам. Вынырнем из гиперпространства поближе к Швейцарии и сразу сообщим о нападении неизвестного корабля. Там сразу станут на уши и срочно вышлют группу военных кораблей. Правительство Швейцарии очень болезненно относится к подобным вещам после историй с «Афродитой» и «Кассиопеей».
– Да уж, помню. Тогда Федерация капитально села в лужу.
– Вот именно. И сейчас ребята сделали подлянку сами себе. По прибытии в Шварцвальд мы продемонстрируем повреждения «Ирокеза», и ни у кого не останется сомнений в наших словах.
– А нас не обвинят в пиратстве?
– А мы немного подкорректируем нашу легенду. Сандра Макинтайр захватила нас в заложники, угрожая оружием. Но мы перехитрили ее и расправились с ней. Она зачем-то вышла из гиперпространства в районе Терции, но тут на нас напали неизвестные. Мы воспользовались моментом, грохнули Сандру и удрали снова в гиперпространство. Труп выбросили за борт, так как держать его нам негде, да и возить с собой покойника удовольствие не из приятных. Доказать это мы ничем не сможем. Но и полиция не сможет опровергнуть наши слова. Из фактов – захват «Каролины» и «Ирокеза» Сандрой Макинтайр, что подтвердит экипаж «Ирокеза». Все остальное будет базироваться исключительно на наших показаниях. Да швейцарская полиция и не будет копать глубоко. Внутренние дела федералов их совершенно не интересуют. Все, Майечка. Выходим из гиперпространства и будем заниматься делом. А то как бы родная управа еще что-нибудь не придумала…
Лара остановила гипердвигатель, и корабли вышли в обычный космос. Подруги отправились на «Каролину». Лара тщательно проверила пространственные координаты и окружающую обстановку, но все было тихо. Буксир и яхта оказались одни в этой точке космического пространства, удаленной от всех звезд. Ближайшая – Альтаир, выглядела ненамного крупнее других. После этого занялась работой по соединению компьютерных сетей обоих кораблей, оставив Майю в рубке «Каролины» наблюдать за окружающим пространством. А то, вдруг кого нелегкая принесет.
Запасы кабеля нашлись на «Ирокезе», и работа заняла гораздо меньше времени, чем «модернизация» STA-1340. Бортовые компьютеры обоих кораблей были изначально готовы к тому, чтобы работать в паре, но конструкторам, которые их создавали, и в голову не могло прийти, что кто-то вздумает соединять их во время полета в локальную сеть не по радиоканалу, а системой кабелей. Но, как бы то ни было, задача была реально выполнима, и через несколько часов все было готово. Оставив Майю на «Каролине», Лара прошла в рубку «Ирокеза» и начала настройку системы. И вскоре буксир и яхта стали работать, как одно целое. Вот теперь можно было продолжать полет к цели своего путешествия. А то как бы им новый сюрприз не успели приготовить. Вызвав рубку яхты, Лара велела подруге перебираться на «Ирокез». Наступала финальная часть их плана. Надо выйти из гиперпространства достаточно близко от Швейцарии. Но в то же время, не заходя внутрь зоны безопасности вокруг планеты, иначе проблем не оберешься. Если еще не столкнешься с кем-нибудь во время выхода, так как там подобные вещи запрещены. Районы выхода и входа в гиперпространство четко обозначены, и нарушать их нельзя. Поэтому надо выйти в обычный космос как можно ближе к планете, но в разрешенных пределах. Вот там, по идее, их и должны поджидать. Стелс-крейсеры можно обнаружить только на небольшом расстоянии, поэтому они вполне могут позволить себе такую наглость – патрулирование в космическом пространстве Швейцарской республики. И очень высока вероятность, что они так и останутся незамеченными. Что и говорить, были задачи, для решения которых эти крейсеры-«полуневидимки» подходили идеально. МГБ Федерации не прогадало, наложив лапу на всю серию этих кораблей, от которых отказался военный флот. Проведя нужные расчеты и введя в компьютер «Ирокеза» нужные данные, Лара включила гипердвигатель и два корабля рванулись через гиперпространство в систему Альтаира, к далекой Швейцарии.
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий