Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)

Глава 5

Балкер «Сармат» шел в пределах взлетного коридора, прошивая земную атмосферу, удаляясь все дальше и дальше от космопорта. Вальтер внимательно следил за всем процессом взлета из ходовой рубки. В данный момент, кроме капитана, присутствовали также вахтенные старший и четвертый помощники. Присутствие Вальтера, как пилота-стажера, не требовалось, но он сам бы не упустил такую возможность. И вот теперь с интересом наблюдал за взлетом огромного транспортного корабля. Высота быстро увеличивалась, горизонт искривлялся, а небо становилось все более темным, меняя свой оттенок от светло-голубого к темно-синему. И вот наконец вокруг вспыхнули первые звезды. Атмосфера осталась позади, и корабль мчался, все больше и больше наращивая скорость. Когда «Сармат» вышел из зоны орбитального контроля и лег на курс трассы, ведущей к точке входа в гиперпространстве, капитан включил автопилот и поднялся из кресла.
– Все, так и идем. Если что, вызывайте меня в рубку. Ну что, Вальтер, как впечатления?
– Впечатляет, Геннадий Павлович. Но мне не совсем понятно, почему такое резкое неприятие моей персоны со стороны агентств? Я внимательно следил за всем процессом старта и не увидел ничего такого, чего бы не знал раньше. То же самое мне приходилось проделывать и на истребителях. Так на истребителе, в условиях «дикого» старта, еще и посложнее будет. Разве что размеры гораздо меньше.
– Вальтер, открою страшную тайну. Все офисные крысы в судоходных компаниях перестраховываются. Им подавай человека с опытом работы именно на том типе судов, на который в данный момент у них открыта вакансия. Как этот опыт получить, если тебя не берут именно из-за отсутствия этого самого опыта, их совершенно не интересует. Иногда доходит до полного абсурда. Капитану буксира-спасателя, имеющего небольшой тоннаж, отказывают в работе на магистральном балкере или контейнеровозе. Мотивируя именно малым тоннажом. Но при этом напрочь забывают, что этот небольшой буксир как раз таки и занят буксировкой балкеров и контейнеровозов, лишившихся хода в результате аварии. Ваш случай – не исключение. Хорошо, что в нашей конторе на это не смотрят. Как думаете, смогли бы сами стартовать на «Сармате»?
– В штатном режиме смог бы.
– Ну, а нештатного мы постараемся не допустить. В следующий раз потренируетесь. Вы же у нас пилот-стажер, как-никак…
Капитан хитро улыбнулся и покинул рубку. Следом за ним ушел старпом, оставив в рубке четвертого помощника капитана. Ситуация спокойная, и пусть молодой пилот тренируется. С четвертым помощником Мартином Карунасом, недавним выпускником академии гражданского космофлота, у Вальтера сразу сложились дружеские отношения. Он совершал уже второй рейс на балкере и сразу ввел нового знакомого в курс дела, пока «Сармат» стоял в космопорту. Со своей стороны очень заинтересовался службой Вальтера в качестве пилота-истребителя. Вот и сейчас не утерпел.
– Вальтер, а что это такое – «дикий» старт?
– Это когда по тебе садят и с земли и с воздуха, а тебе надо взлететь во что бы то ни стало. Либо чтобы надрать кому-то задницу, либо удрать, чтобы не надрали тебе. При этом побоку все инструкции и правила. Главная задача – выжить. А как это достигается, не так уж и важно…
Вальтер окунулся в воспоминания о своих ратных подвигах, иногда их кое-где приукрашивая, да так, что у Мартина глаза на лоб лезли. И только тогда со смехом говорил правду. Но мысли самого Вальтера были далеко. Уже неделя, как он прибыл на «Сармат». После разговора с его новым боссом – Игорем Николаевичем, или генеральным директором юридического агентства «Аргус» адвокатом Самойловым, он провел еще три дня в «Карелии». Ехать в Берлин не было смысла. Да и в свете последних событий делать там особо нечего. Через три дня после разговора, как раз перед прибытием «Сармата», произошел неприятный инцидент. Когда Вальтер вышел прогуляться, на него напали трое отморозков. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не вовремя подоспевшая охрана, сопровождавшая его повсюду. Провожатые мгновенно вмешались, и через несколько секунд все трое уже выли и ползали по тротуару. Дабы не привлекать к этому делу полицию, тут же запихнули их в машину и увезли в укромное место для разговора. Вальтера же отвезли в отель, сказав, что это не его заботы, и велели пока носа наружу не высовывать. Но долго гадать, в чем дело, не пришлось. Вскоре приехал Алексей и сообщил, что это обыкновенная местная шпана, решившая подзаработать. Один тип показал им фото Вальтера и велел сильно избить, но так, чтобы он остался жив. Дал даже аванс. Сейчас этого типа ищут, но нет гарантии, что найдут. А посему лучше бы Вальтеру залечь на дно, пока все не утихнет. Конечно, дело так не оставят. Но пусть он и сам думает, кому перешел дорогу. В этот же день в космопорту Петербурга совершил посадку «Сармат», и Алексей сразу же отвез Вальтера на борт, предупредив, чтобы корабль не покидал ни при каких обстоятельствах. Что-то непонятная возня вокруг него началась. И пока все не выяснится, пусть посидит на корабле вдали от возможных неприятностей. Но это было еще не все. Перед поездкой в космопорт Вальтер решил позвонить Амалии и поблагодарить за помощь, но коммуникатор девушки не отвечал. Звонок в «Парадиз» тоже не внес ясности. Амалия исчезла. Они уже дали объявление в полицию о пропаже, но результатов пока нет. Вальтер, когда услышал это, судорожно сжал зубы. Получается, что он стал невольным виновником гибели девушки. Вряд ли ее отпустят живой. Куда же он влез? И что все это значит? Почему его выслеживают, как зверя на охоте? И почему не хотят ликвидировать, если он представляет какую-то угрозу, а требуют обязательно оставить живым? Много вопросов и ни одного ответа.
На борту «Сармата» тоже начались интересные вещи с самого первого дня. После прибытия Вальтер начал обследовать корабль, вникая во все мелочи. Официально он значился в списке экипажа, как пилот-стажер. Правда, кроме капитана никто поначалу не знал, что стажировкой новичок будет заниматься лишь в свободное от основной работы время. И то, если захочет. «Сармат» по проекту с постройки имел на борту три шлюпки. Две большие спасательных, и одну поменьше – рабочую. И вот по прибытию в космопорт Петербурга эту рабочую шлюпку сразу демонтировали, а на следующий день на ее место привезли… истребитель «Томкэт». У всех представителей портовых служб глаза на лоб полезли. Но на все удивленные вопросы технический суперинтендант компании, которой официально принадлежал «Сармат», безапелляционно отвечал:
– Это наше дело, какую рабочую шлюпку устанавливать. Мы ее можем вообще не иметь, так как она не является обязательным атрибутом корабля, в отличие от спасательных шлюпок. А можем устанавливать вместо нее что угодно. Хотя бы вот этот списанный истребитель. Он уже снят с вооружения и официально продан, как списанная военная техника. Какие вопросы, господа?
Вопросов было масса, но отвечать на них кому попало супер-интендант не спешил. Вальтер только сейчас оценил хитрый ход тех, кто это задумал. Ведь действительно, наличие рабочих шлюпок не регламентируется. И вместо нее можно установить, что угодно! Ну захотелось судоходной компании иметь на борту крупного балкера в качестве рабочей шлюпки палубный истребитель! Тем более эта машина официально снята с вооружения, списана и разрешена к продаже частным лицам! Иными словами, все приличия соблюдены, не подкопаешься. А то, что эта «рабочая шлюпка» вооружена до зубов… Так тоже не запрещено. Согласно международной Конвенции по защите от пиратства, все гражданские суда имеют право нести на борту оружие. Запрет распространяется только на оружие с ядерными и аннигиляционными зарядами. А с обычными – ради бога! Без всяких количественных и качественных ограничений. И надо признать, что эта мера очень эффективна. Разбой на космических дорогах с принятием этой Конвенции резко уменьшился. Вместе с «Томкэтом» на борт прибыл еще один член экипажа – степенный мужик пенсионного возраста. Официально – меха-ник по трюмному оборудованию. Неофициально – техник «Томкэта». Сразу же найдя Вальтера, четко по-военному представился:
– Данилин Андрей Петрович. Можно просто Петрович. Авиатехник экстра-класса, штаб-унтер-офицер инженерно-авиационной службы в отставке. Прибыл в ваше распоряжение.
Вальтера это несколько смутило. Техник, для которого он является начальником, был более чем в два раза старше его. Поэтому постарался сразу наладить доброжелательные отношения и избежать неловкости в разговоре.
– Вальтер Хартман. Можно просто Вальтер. Пилот-истребитель экстра-класса, штаб-унтер-офицер. За какие же грехи вы здесь оказались, Андрей Петрович?
– Вытурили из Космофлота на пенсию по возрасту. Сказали, мол, иди, дед, на заслуженный отдых. А на кой он мне сдался, этот отдых? Помыкался пару месяцев, и неожиданно предложили работу как раз по моей специальности – авиатехником. Хоть я последнее время с «Корсарами» работал, но «Томкэты» тоже знаю. У нас на авианосце они были. Командир каким-то образом убедил начальство держать на всякий случай четыре машины. Только… А на кой хрен он здесь нужен? Ведь это «грузовик», а не авианосец!
– Ох, Андрей Петрович… Чувствую, что это не только «грузовик», но и «типа авианосец», как говорят по-русски. Вам ничего не говорили?
– Толком ничего. Сказали, что буду выполнять ту же работу, что и раньше, и получать за нее гораздо больше. Только, чтобы глупых вопросов не задавал.
– Вот и мне сказали примерно то же самое. Ладно, прорвемся!
С техником контакт наладился, как и с остальным экипажем. Чего нельзя было сказать об оперативной группе на борту корабля, в которую был направлен Вальтер. В состав группы входили двадцать пять человек, причем этот состав был очень разношерстным. Были здесь закаленные в боях солдаты-ветераны, прошедшие «горячие точки» и вышвырнутые со службы совсем недавно по каким-то причинам, были профессиональные наемники из тех же бывших солдат, уже успевшие послужить и повоевать за хорошие деньги «на дядю», а не на Федерацию, но большинство составляла обыкновенная шпана, считающая себя невероятно крутой. Незадолго до вылета на борт прибыло «пополнение» – четверо матерых уголовников. И вот с этим контингентом отношения у Вальтера сразу не заладились. Началось с того, что заводила этой компании, имеющий кличку Сенатор, сразу же попытался «построить» всех. Если шпана поджала хвост, то со вчерашними солдатами, нюхнувшими пороха на войне, этот номер не прошел. За малым не дошло до драки, но вовремя прибывший командир группы Алексей без разговоров одним ударом ноги уложил Сенатора на палубу. А когда тот немного оклемался, произнес при всех проникновенную речь:
– Запомни, уголовная морда. Здесь ты Никто и звать тебя Никак. Свои блатные привычки оставляй за бортом. Сейчас я твой командир. Либо будешь подчиняться беспрекословно, либо возвращай аванс и уматывай прямо сейчас на все четыре стороны, пока корабль не взлетел. Потому что после взлета я буду говорить с тобой по-другому. Считай, что первое предупреждение ты получил. А второго не будет. Всех остальных тоже касается…
Конфликт на время утих, но Вальтер понимал, что рано или поздно он возобновится. Угловники, бросая злобные взгляды в сторону «сапогов», как они называли бывших военных, нехотя подчинились, так как не хотели терять обещанные хорошие деньги. Вальтеру это было непонятно и, улучив момент, когда они были одни, спросил Алексея, зачем брать на борт такие проблемные антисоциальные элементы? Ведь толку с них все равно не будет. Ответ поставил его в тупик.
– Вальтер, открою тебе служебную тайну. Эти дебилы с одной извилиной тоже нужны на начальном этапе становления группы. С такими, как ты, или другие, кто служил и воевал, обычно проблем не бывает. А вот со шпаной, которой у нас больше половины и которая корчит из себя крутизну, а на деле полные нули, проблемы есть всегда. И чтобы держать этот сброд в повиновении и сделать из них более-менее пригодных бойцов, необходимо поддерживать среди них железную дисциплину. А делать это лучше всего с помощью вот таких «сенаторов».
– Это как? Набить ему морду на глазах у шпаны?
– И так тоже. Ты думаешь, он успокоился? Нет, он все выбирает момент, как бы поудобнее воткнуть в меня нож. Вот и пусть помечтает. Какое-то время…
Вальтер не придал особого значения этим словам и в ежедневной текучке быстро забыл о них. Тем более они вместе с Петровичем не отходили от своего подопечного – новой «рабочей шлюпки». Истребитель хоть и был изготовлен двенадцать лет назад, но прошел капитальный ремонт и модернизацию. Петрович только удивлялся – и кому это деньги девать некуда? Но дело свое авиатехник знал хорошо, и вскоре «Томкэт» был готов к действию. Запас оружия для него, доставленный в опломбированном контейнере, тоже впечатлял. Единственное, что было пока невозможным, это опробовать новую «шлюпку» в действии. Когда Вальтер пришел с этим вопросом к капитану, тот его обнадежил, что возможность опробовать новинку обязательно будет. После старта с Земли они пойдут сначала к Марсу и совершат посадку на его спутник Фобос. Там находится большой горно-рудный комбинат, и им предстоит погрузка полного груза обогащенной руды для доставки на Швейцарию. Вот там и можно покувыркаться в космосе, сколько душе угодно, пока идет погрузка. Обычно на Фобосе это занимает от трех до пяти земных суток. Времени хватит. А дальше… А дальше будет видно! Решив не проявлять излишнего любопытства, Вальтер ушел, но понял, что между стартом с Фобоса и посадкой на Швейцарию должен произойти ряд интересных событий. Причем с его непосредственным участием. Иначе не было бы здесь этой банды головорезов, очень своеобразной «рабочей шлюпки», да и его самого с Петровичем, которые являются для этой самой «шлюпки» необходимым приложением. Поскольку сама по себе «шлюпка» летать не может.
За разговорами с Мартином и «стажировкой» прошел остаток вахты. «Сармат» шел на автопилоте по установленной трассе и будет так идти до тех пор, пока не выйдет за орбиту Луны. А после этого войдет в гиперпространство и выйдет из него спустя небольшое время в окрестностях Марса. Ну а дальше – полет к Фобосу в обычном космосе. Края уже довольно пустынные, но находящиеся недалеко от Земли. Идеальное место, чтобы опробовать старый «Томкэт». Вальтер не мог понять, откуда у него возникло это чувство, но почему-то он был уверен, что застаиваться слишком долго в шлюпочном ангаре старому истребителю не придется.
Когда в рубку пришел заступающий на вахту третий помощник капитана Сергей Бурцев, Вальтер и Мартин поднялись из кресел. Сергей был в благодушном настроении, быстро ознакомился с показаниями приборов и распоряжениями капитана по вахте. Но напоследок предупредил:
– Ребята, смотрите в оба. Что-то наши «урки» борзеть начали. Видать, без очередного шоу не обойдется.
– Какого шоу?
Вальтер ничего не понял. Но Мартин только усмехнулся.
– Увидишь. Не сейчас, так через день-другой. Эта публика другого языка не понимает…
Теряясь в догадках, Вальтер отправился на ужин в кают-компанию. Мартин помалкивал, а лезть с расспросами не хотелось. Когда они еще только подходили к двери кают-компании, оттуда неожиданно донеслись крики, шум и звон разлетающейся посуды. Войдя внутрь, увидели красочное зрелище. Шестеро бойцов оперативной группы, все из бывших военных, скрутили трех угловников и придавили к палубе. В стороне стояли члены экипажа и «шпана». По палубе были разбросаны посуда и остатки ужина, а в центре кают-компании валялся и выл Сенатор, недалеко от которого лежал нож. Вальтер сразу обратил внимание, что одна рука и нога у него неестественно вывернуты. Рядом стоял Алексей и молча смотрел на поверженного противника, осыпавшего его проклятиями вперемешку с воем. Наконец, заговорил:
– Я тебя предупреждал, уголовная морда? Предупреждал. Получи, что заработал.
С этими словами нагнулся к лежавшему противнику и взял его на удушающий прием. Когда Сенатор затих, поднялся и насмешливо глянул на по-прежнему прижатых к палубе уголовников.
– Отпустите их.
Уголовников отпустили, и они, злобно шипя и сверкая глазами, встали. Алексей сверлил всех троих взглядом, не предвещавшим ничего хорошего.
– Все поняли, блатные? О своих тюремных замашках забудьте. Сейчас втроем наведете порядок и уберете мусор. Вашего дохлого кореша тоже. Упакуете в мешок для мусора и отнесете в морозилку, чтобы не протух. Как будет возможность, так от него избавимся.
Уголовники стояли и молчали, не шелохнувшись. Наконец один, самый старший, нарушил молчание:
– Не по понятиям поступаешь, начальник. Мы тебе что – шныри какие-то, мусор убирать?
– Вы для меня хуже, чем шныри. Вели бы себя нормально, то ничего бы и не случилось. Но если начали корчить из себя хозяев жизни, как в тюряге, то вы для меня обыкновенное поганое быдло, другого обращения не заслуживающее. Поэтому, выбирайте. Или весь полет ведете себя тихо и беспрекословно выполняете все, что вам говорят я и офицеры экипажа, или я вам всем троим первое предупреждение вынесу. Как вашему корешу Сенатору. Вопросы есть?
Вопросов не последовало, и трое «урок», под внимательным взглядом Алексея, начали приборку. Ужин продолжился. Вальтер, удивленный увиденным, тихонько спросил своего соседа за столом, в прошлом сержанта десантных войск:
– Вовка, а что тут случилось?
– А-а, Вальтер, не обращай внимания. Тут такое каждый рейс бывает. Эти уроды другого языка не понимают…
Увиденное наводило на размышления, поэтому Вальтер решил помалкивать и больше слушать. После ужина его неожиданно позвал Алексей, попросив зайти в каюту. Гадая, что будет дальше, Вальтер пошел следом за командиром. В каюте Алексей сразу уселся за стол и махнул рукой в сторону второго кресла.
– Садись, Вальтер, в ногах правды нет. Удивлен сегодняшним происшествием?
– Откровенно говоря, да.
– Не удивляйся, в нашем деле это в порядке вещей. Каждый рейс мы теряем одного или нескольких… новичков. Сам понимаешь, из какого контингента. Только так можно поддерживать дисциплину среди этого сброда. Поэтому берем несколько конченых отморозков, на которых печати ставить негде, и когда они начинают качать права, обламываем им рога на глазах у нашей «шпаны». Чтобы знали, чем все может закончиться.
– Но зачем же тогда брать вообще эту «шпану»? Не лучше ли набрать группу из бывших военных?
– Лучше. Но, во-первых, бывших военных, согласных идти на эту работу, не хватает. А во-вторых, со временем из этой шпаны получаются более-менее нормальные бойцы. Не из всех, конечно, и нормальные весьма условно, применительно только к нашей работе, но получаются. Но для этого надо держать их в узде и ни в коем случае не дать заразиться бациллой «понятий» от уголовников, прошедших все тюремные университеты. Иначе – толку не будет. Как не будет его и из этих отморозков, которых взяли в этот рейс. Это было ясно с самого начала.
– А если бы они не начали качать права?
– Вальтер, поверь на слово, такого еще не было ни разу. Это паразиты, привыкшие жить за счет других. И они всегда пытаются насадить привычные им тюремные порядки везде, куда только попадут. А я этим умело пользуюсь. Они сами дают мне возможность применять крайние меры к нарушителям дисциплины. Именно это я и имел в виду, когда говорил, что такие «сенаторы» в нашем деле тоже нужны. Сегодня он попытался пырнуть меня ножом, когда я сказал ему кое-что, не согласующееся с его блатными «понятиями». Итог ты видел. Его дружков, едва они дернулись, мои ребята тут же уложили мордой в палубу. Блатных здесь никто не любит, даже наша «шпана». Потому что они противопоставляют себя всем остальным, считая, что являются центром вселенной, и все обязаны им угождать. Именно такие «первосортные» экземпляры я и подбираю. Наглых, тупых, не отягощенных интеллектом, с соответствующими статьями Уголовного кодекса и солидным тюремным стажем. Чтобы с гарантией. Часто даже из тех, кто находится в розыске. Вывозим в этом случае их нелегально.
– А по возвращению с полицией проблем не будет?
– Вальтер, ты шутишь, какая полиция?! Кому эти отморозки нужны? Полиция нам еще и благодарна за то, что мы ее от такой головной боли избавляем. Но официально все оформляем, как положено. Либо несчастный случай, либо уход с борта корабля с последующим невозвращением. Чтобы случайно не возникли глупые вопросы. А с нелегалами так вообще никаких проблем. Был нелегал, и нету! И вообще, какой нелегал? Не было никакого нелегала!
– Понятно… Значит, у этих оставшихся троих шансов уцелеть нет?
– Если продолжат вести себя, как и раньше, то нет. Если же притихнут и будут выполнять то, что от них требуется, никто их не тронет. Не надо делать из меня кровожадного монстра. Я никого никогда не убил просто так. Даже из среды этих отморозков.
– А сейчас? Ты специально его спровоцировал?
– Нет, мне даже не пришлось его провоцировать. Я просто ждал. Ждал, когда они начнут быковать. И как видишь, ждать долго не пришлось, эта публика очень предсказуема. А вот после этого уже и высказал ему все, что о нем думаю. И по его блатным законам, если бы он не попытался убить меня, то потерял бы всякий авторитет среди своих корешей. Вот он и попытался. Да только не получилось. И если оставшаяся троица будет продолжать быковать, то я сделаю то же самое. Они – расходный материал для выполнения задания. Запомни это, Вальтер.
– Алексей, а почему ты рассказал мне это?
– Во-первых, ты наш, в отличие от них. Во-вторых, по прибытию на Швейцарию тебе, возможно, придется действовать автономно. И ты должен знать всю нашу кухню. Кому можно доверять, а кому нет. В конторе железная дисциплина, и каждый занимается своим делом. Мы с тобой – своим. А «урки» – своим. Именно поэтому мы и живы до сих пор…
Разговор продолжался долго. Вальтер все больше и больше понимал, куда он влез. Но обратной дороги уже не было. А то как бы и его не посчитали «расходным материалом», который слишком много знает. Когда он все же добрался до своей каюты и рухнул на койку, уставившись на стереопанель на переборке, показывающей текущую обстановку за бортом, то долго не мог прийти в себя. В голове всплывали подробности разговора с Алексеем. В конце концов он подвел итог, подумав: «Ох и влипли вы, господин штаб-унтер-офицер… Вот это гадюшник… Или, если более благообразно и по-научному выразиться, серпентарий… Но суть от перемены названия не меняется. Гадюшник – он гадюшник и есть…»

 

В течение «ночи» по бортовому времени «Сармат» успел удалиться за орбиту Луны и достичь точки входа в гиперпространство. И вот нужный момент наступал. Вальтер заранее отправился в рубку, чтобы ознакомиться с процессом гиперпространственного прыжка во всех подробностях. До сих пор ему приходилось это делать только на своем «Корсаре», а вот теперь хотелось узнать, как это происходит на большом грузовом корабле. Поскольку по бортовым часам еще была «ночь», весь экипаж, свободный от вахт, спал. Вальтер шагал по пустому коридору в направлении рубки, как неожиданно на него напали сзади. Кто-то схватил за волосы и приставил нож к горлу.
– Тихо, «сапог». Если хочешь жить, заводи свою колымагу, и сматываемся…
Вальтер узнал голос Пономаря – одного из «урок». Ситуация была хоть и опасная, но он усмехнулся.
– А что мне тут в коридоре заводить? Покажи, заведу.
– Сильно умный, «сапог»?
Вальтера развернули и прижали к переборке. Рядом стояли Пономарь и Береза, как они называли друг друга. Третий из этой троицы, Хан, отсутствовал. Пономарь держал в руке нож, а вот у Березы был небольшой карманный пистолет. Очевидно, он умудрился спрятать его по прибытию на борт, так как Алексей велел всем троим сдать имеющееся оружие. Пономарь не убирал нож от горла Вальтера, и он понимал, что уголовник на грани срыва. Поэтому сказал как можно спокойнее.
– Перо убери. А то кто же вам колымагу заведет?
Пономарь ухмыльнулся, но отодвинул нож, не спуская настороженного взгляда. Береза тем временем держал под наблюдением коридор. Вальтер понял, что эта парочка гопников его совершенно не боится и серьезным противником не считает. Весь экипаж «Сармата» уже знал, что он в прошлом пилот-истребитель и ни к каким спецподразделениям отношения не имел. А далеко не богатырское телосложение и довольно-таки смазливая внешность могли ввести в заблуждение кого угодно. Вот и эти два недоумка клюнули. Привыкли, что форма должна всегда соответствовать содержанию…
– Слушай меня внимательно, красавчик. Сейчас идем к твоей железяке, а там ты ее запускаешь и вместе с нами летишь на Землю. Смотри, нам терять нечего. Рыпнешься, я тебе кишки выпущу. Все понял?
– П-п-понял… Сейчас, я только штаны подтяну…
Пономарь удивился столь непонятному пассажу и на долю секунды расслабился. Этого хватило, чтобы костяшки пальцев обеих рук Вальтера впечатались ему в глаза. Уголовник взвыл от боли и прижал руки к лицу, выронив нож. Стоявший рядом Береза в этот момент смотрел в другую сторону, держа под прицелом несколько дверей, откуда могли появиться люди. Услышав крик, он повернулся, но не сразу среагировал. Вальтер тем временем рванулся вперед, отбив руку с пистолетом вверх и нанеся сильный удар локтем в лицо противнику. Тот явно не ожидал такой прыти от «красавчика». Вальтер лишний раз убедился в словах Алексея, что боец и бандит, взявший в руки оружие, это далеко не одно и то же. Дальнейшее труда не составило. Обалдевший от сильного удара в голову Береза толком и не сопротивлялся, поэтому его рука с пистолетом оказалась в прочном захвате, резкий поворот корпуса, душераздирающий вопль – и пистолет падает на палубу. А рука, которая его держала, выворачивается в противоположную сторону. Вальтер подобрал пистолет и оттянул затвор, заглянув в патронник. Патрон был дослан и пистолет готов к стрельбе.
– «Глок-москит», неплохая машинка для скрытого ношения. Береза, лишний раз убеждаюсь, что ты оправдываешь свою кличку. Дерево – оно и есть дерево. Думали, что с таким «красавчиком», как я, проблем не будет? Я, конечно, не спецназовец, но базовым курсом самообороны владею неплохо. В том числе и несколькими боевыми приемами, когда надо нанести максимум ущерба противнику…
Но обоим налетчикам было не до слушания лекции Вальтера. Оба орали от дикой боли, лежа на палубе. Тут дальняя дверь распахнулась, и в коридор ворвались несколько человек с оружием – Алексей и бойцы из оперативной группы. Причем было видно, что их только что разбудили. Алексей сразу оценил обстановку, едва глянув на окружающее, и задал всего один вопрос:
– Цел?
– Я цел. А эти двое – нет. Обоим нужна срочная помощь в условиях госпиталя.
– Что им было надо?
– Хотели угнать с моей помощью «Томкэт» и удрать на Землю.
– Ясно. Впрочем, не удивительно. А насчет госпиталя не волнуйся. Я хороший доктор и справлюсь в полевых условиях. Только сейчас ассистента для операции вызову. Приведите Хана! И всех остальных тоже.
Пока один из бойцов побежал выполнять приказ, остальные держали под прицелом оружия двух воющих бандитов, а Алексей взял пистолет из рук Вальтера.
– Да, неплохая игрушка для скрытого ношения. На большой дистанции, конечно, толку немного, но на малой довольно эффективна. Патроны достаточно мощные и пули экспансивного действия. Держи, авиация! Твой законный трофей. Хочешь – выброси. Вдруг на нем уже что-то висит. А хочешь – себе оставь. Только патроны замени.
Вальтер машинально взял пистолет и удивленно спросил:
– А зачем?
– Затем, что этими он стрелять не будет. Неужели ты думаешь, что я не знал об этом стволе? Знал прекрасно. И пока этого дебила не было в каюте, обработал патроны должным образом, чтобы они стали непригодны к стрельбе. Хотелось узнать, как далеко они зайдут…
Между тем вся группа была уже в сборе и вперед вытолкнули Хана. Вальтер внимательно следил за бандитом и ему показалось, что у того на лице проскользнула злорадная усмешка. Но он держался прекрасно, сразу изобразив неподдельное удивление.
– Начальник, а что случилось-то?!
Алексей молча подошел, схватил Хана за воротник и приставил пистолет к его голове.
– Хан, я ни за что не поверю, если ты будешь утверждать, будто не знал о том, что твои кореша собрались захватить «Томкэт» и бежать. Я прав?
– Начальник, мамой клянусь, знал, но думал, что они шутят!!! Куда тут бежать?!
– Ладно. Будем считать, что я поверил. Тем более, тебя здесь не было, и тебя действительно только что выдернули из койки. Поэтому окажи помощь своим корешам. Введи им обезболивающее.
И Алексей кивнул одному из бойцов, который тут же протянул Хану пистолет.
– Давай, Хан, действуй. Твоим корешам очень больно, избавь их от этого. И не делай глупостей, прострелю черепушку в момент.
Хан совершенно спокойно взял пистолет, проверил наличие патрона в патроннике и прицелился в Березу, который даже перестал выть, так как до него дошло, что шутки закончились.
– Хан, ты что?!
– Простите, пацаны. Ничего личного…
Грохот выстрелов в закрытом пространстве сильно ударил по ушам. Через несколько секунд все было кончено, два трупа растянулись на палубе. Хан молча поставил пистолет на предохранитель, перехватил за ствол и протянул владельцу.
– Держи. Начальник, Хан глупостей не делает и слово держит. Я сюда не бузить пришел.
– Рад слышать. Буду надеяться, что мы нашли общий язык. Все, ребята. Убираем этот мусор в морозилку, и уже на завтрак пора…
Когда трупы неудачливых террористов упаковали в мешки для мусора и унесли, Алексей поинтересовался у Вальтера:
– Слушай, авиация, а где ты так драться научился?
– На авианосце. Базовый курс самообороны, тренировка три раза в неделю. Разумеется, если полетов в это время не было. Ходил и занимался. Тренер целенаправленно военную полицию и десантуру гонял, а мы, то есть все прочие, так, на правах вольнослушателей. Полный курс рукопашного боя нам конечно, не давали, только базовый.
– А давай сейчас попробуем? Пока еще не завтракали и брюхо пустое? Не в полный контакт, против меня ты все равно не выдюжишь. Просто хочу посмотреть, на что ты способен.
– Ну, давай. Только смотри, если меня пополам в азарте переломишь, «Томкэт» сам поведешь.
Вся группа с интересом прислушивалась к разговору, и когда согласие было получено, дружно загалдела. Всем было интересно посмотреть на поединок, хотя никто и не сомневался в его исходе. Прошли в спортзал и по команде начали бой. Алексей работал очень аккуратно, дабы случайно не нанести Вальтеру ранений, а то действительно, группа останется без воздушного прикрытия. Вальтер старался изо всех сил, но никак не мог пробить неприступную оборону соперника. В конце концов, Алексей прекратил только обороняться, перешел в атаку и довольно быстро «уделал» Вальтера, за которого болела вся группа. Никто не ожидал, что он продержится так долго. Когда Вальтер очухался, Алексей помог ему встать и пожал руку.
– Молодец, авиация! Даже не думал, что ты столько продержишься. Конечно, в спарринге со спецназовцем тебе работать нельзя, но базовый курс у тебя отшлифован великолепно. Любому отморозку рога обломаешь запросто. Все, давай в душ и на завтрак. А потом занимайтесь с Петровичем своим «аппаратом». После посадки на Фобос можешь его опробовать…
Вальтер отправился в каюту, чтобы принять душ, так как прыжок в гиперпространство он все равно пропустил. Ничего, потренируется позже. А пока, действительно, надо подготовить «Томкэт» к вылету. Если будет несколько дней погрузки на Фобосе, то грех упускать такую возможность. Тем более «Томкэт» – машина требовательная, к нему особый подход нужен. Вот и надо будет заранее получше узнать друг друга. Ведь пилот и машина фактически одно целое. Одно не может работать без другого…

 

«Сармат» мчался в гиперпространстве, направляясь к Марсу. После завтрака Вальтер и Петрович снова занялись «Томкэтом», проверяя его в …надцатый раз, и им никто не мешал. А Алексей отправился в рубку корабля. Была вахта третьего помощника капитана, и он приглядывал за приборами, развалившись в кресле с чашкой кофе. Приход командира оперативной группы оторвал его от этого занятия.
– Доброе утро! Приятного аппетита!
– Доброе утро, кофейку не желаешь?
– Попозже. Ты мне лучше запись камер визуального наблюдения дай. Там, где Вальтер этим уродам рога обломал.
– О-о-о, это зрелище! Я уже смотрел. Хорошо, что Мартин вовремя заметил и тревогу поднял. Как раз незадолго до смены вахты. Но не думал, что Вальтер их так шутя уроет. А эти дебилы думали, что видеонаблюдение на корабле не ведется? На что они рассчитывали?
– Сомневаюсь, что они вообще могли думать. Ладно, где запись?
– А я сейчас на твой каютный компьютер по сети переброшу. Смотри сколько хочешь…
Когда Алексей вернулся в свою каюту, запись уже находилась в компьютере. Третий помощник не стал жадничать и отправил большой кусок, так что удалось рассмотреть все с самого начала. Алексей просматривал запись много раз. Временами останавливал ее на отдельных моментах, вглядываясь в экран монитора. И все больше и больше хмурился. В конце концов, нажал паузу и откинулся в кресле, глядя на экран, где Вальтер подбирал пистолет.
– Значит, говоришь, пилот-истребитель… Базовый курс… Ну-ну…
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий