Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)

Глава 2

Но в последующие дни ничего странного больше не случилось. Возможно, действительно в качестве «жертвенной пешки» нужен был не Вальтер Хартман лично, а любой пилот, подвернувшийся под руку. Но как получилось – так получилось. Поэтому за успешное выполнение задания командир подал на него ходатайство о награждении золотым крестом «За боевые заслуги». Эскадра наконец-то покинула негостеприимные окрестности Азалии и совершила гиперпространственный переход в Солнечную систему. Все ждали транспортный корабль, который должен был доставить груз и почту. К полетам Вальтера больше не привлекали, и он откровенно бездельничал, умудряясь представлять это как старательное несение службы – каждый день появлялся на ангарной палубе возле своего истребителя и крутился там среди пилотов и техников, хотя на самом деле бил баклуши. Но что поделаешь, служба в палубной авиации имеет свои особенности. И эти особенности Вальтер за семь лет службы изучил досконально, пройдя путь от матроса до штаб-унтер-офицера и пилота экстра-класса. И вот в один прекрасный день, когда он с озабоченным видом сидел в кабине своей машины и тестировал навигационный блок от нечего делать, его окликнул один из техников:
– Вальтер, давай дуй к «Самураю». Он сейчас в отсеке ремонта аппаратуры. Зачем-то тебя вызывает.
«Самураем» вся авиагруппа называла своего командира Такуми Накадзиму, японца по происхождению. Он об этом знал, но нисколько не обижался, заявляя, что посчитал бы за честь, если так же его называло и начальство. Вальтер удивился, что командир не воспользовался вызовом персональной связи через коммуникатор, а отправил посыльного. Но мало ли что пришло ему в голову? Поэтому лучше поторопиться, «самурай» по пустякам звать не будет. Пройдя через всю ангарную палубу, он добрался до отсека, где техники занимались ремонтом электронной аппаратуры. Здесь было царство высоких технологий и посторонние обычно не появлялись. Сам Вальтер тоже приходил сюда всего пару раз, да и то по вызову. Нехорошие предчувствия снова зашевелились.
Войдя в отсек, он быстро нашел Накадзиму и доложил о прибытии, но командир сразу махнул рукой в направлении небольшого подсобного помещения, где техники обычно перекусывали и пили кофе в процессе работы. Едва за ними закрылась дверь подсобки, Накадзима включил находящуюся здесь телесистему, установив большую громкость.
– Удивился, что я тебя вызвал, Вальтер? Поговорить надо, причем без свидетелей. Знаю, что в этом гадюшнике прослушивание невозможно, уж очень много разной работающей электронной дряни вокруг. Ничего за последние дни не заметил?
– Нет, господин капитан первого ранга.
– А меня довольно долго обхаживали. Наш «инквизитор» с этим мутным каперангом, которого ты видел. Все про тебя выспрашивали. Дал самую лучшую характеристику, да только их, похоже, что-то другое интересует. Особо хотели узнать, не появились ли у тебя странности в поведении после аварии. Не понимаю, зачем им это надо. Ведь медицина к тебе претензий не имеет, почему МГБ сюда нос сует? То, что они оба из одной конторы, и так уже ясно.
– Спасибо, господин капитан первого ранга. Но зачем вы мне это рассказали? Не повредит ли вам такая откровенность?
– Но ты ведь об этом болтать не будешь? И я не буду. А я добро помню, Вальтер. И то, что полгода назад жив остался благодаря тебе, никогда не забуду. Какая-то нехорошая возня вокруг тебя началась. И это, похоже, не проделки твоих прежних недоброжелателей. Уж очень размах большой. Куда-то ты влез, куда влазить не следовало. Причем, возможно, и сам того не зная. Думай, где ты мог наследить?
Сказанное было настолько неожиданным, что Вальтер растерялся. Куда он, унтер-офицер, не допущенный ни к какой по-настоящему секретной информации, мог по незнанию сунуть свой нос?! Это было невозможно в принципе. Перебрав в памяти все события, произошедшие после выхода из госпиталя и прибытия на авианосец, он так и не смог найти ничего, что хотя бы отдаленно могло насторожить службу безопасности. Если не считать его амурные похождения. Но подобные вещи столь серьезное ведомство не интересуют, если только не связаны с контактами с посторонними лицами. А на «Адмирале Грейге» посторонних лиц нет.
– Не знаю, господин капитан первого ранга. Вроде бы ничего такого не было.
– Вот и я ничего не нашел. Может, подашь в отставку по ранению? Если уйдешь со службы, то от тебя, может быть, и отстанут. Если поймут, что ничего противозаконного ты делать не собираешься и попыток пролезть куда-либо не предпринимаешь.
– Но ведь это фактически капитуляция! Да и что я буду делать на гражданке?!
– Можешь переждать год-другой, пока все не утихнет, а потом опять вернуться на службу. Если захочешь, конечно. Не нравится мне эта возня.
– Значит, моя учеба в Академии снова накрылась медным тазом?
– Пока нет. Но неизвестно, что против тебя предпримут дальше. А во время учебы в Академии ты будешь действовать в непривычных для тебя условиях и можешь допустить ошибку.
– Что вы имеете в виду?
– То, что ты служишь уже семь лет сразу после окончания школы и у тебя выработался определенный стереотип поведения в окружающей обстановке. Ведь за все эти годы ты ни разу не был на Земле. Сначала ждал, когда забудутся твои старые грехи, а потом просто не до того было. Сейчас же ты попадешь в другую среду и не сразу к ней адаптируешься. Будь осторожен, Вальтер. Ты отличный пилот-истребитель. Но ты давно не имел опыта выживания в каменных джунглях. Не влипни в какую-нибудь историю в самом начале.
– Я буду осторожен, господин капитан первого ранга!
– Надеюсь на это. Дай бог, чтобы мои подозрения оказались ложными. Но ты ведь знаешь, интуиция меня редко обманывает…
Когда Вальтер покинул ремонтный отсек, то по пути через ангарную палубу снова попытался проанализировать ситуацию. Но как ни напрягал память, так и не смог найти ничего, что хоть как-то могло насторожить службу безопасности. А если это связано с чем-то более ранним? То, что произошло до его прибытия на «Адмирал Грейг»? И авария при посадке – не случайность, и не месть очередного мужа-рогоносца? А он каким-то непонятным образом умудрился перейти дорогу МГБ? Но ведь это полный бред, ни к каким секретам он не допущен и в контакт с подозрительными лицами не вступал. И если бы им заинтересовалась «контора», то сразу бы взяла за шиворот без затей, а не устраивала подобные шпионские игры… Так ничего и не придумав, Вальтер добрался до своего истребителя, возле которого суетились техники.
– Ну что, Вальтер, скоро домой? Зачем это ты «Самураю» понадобился?
– Прочел мне лекцию о хороших манерах во время учебы в Академии. Особо предупредил, чтобы я там за женским преподавательским составом не ухлестывал. А то может плохо кончиться – окрутят в один момент, воспользовавшись служебным положением.
Все засмеялись. Зная натуру Вальтера, никто в этих словах не усомнился.
В этот же день наконец-то пришел транспортный корабль. Пока шла разгрузка, Вальтер быстро закончил все формальности, попрощался с друзьями и ждал возле шлюза, когда начнется посадка в небольшой грузовой шаттл, курсирующий между кораблями эскадры и транспортником. Вместе с ним авианосец покидала еще почти сотня человек – отпускники и те, чья служба уже закончилась. Настроение у всех приподнятое, и Вальтер не составлял исключения. До последней минуты он ждал, что произойдет какая-то неприятность. Но все было спокойно, и шестеро громил из военной полиции, присутствующих возле шлюза, просто наблюдали за порядком, но ни во что не вмешивались. Наконец, замигали сигнальные огни, зазвучал зуммер и тяжелая дверь шлюза поползла в сторону. В проеме показался человек в летном комбинезоне.
– Готовы, леди и джентльмены? Добро пожаловать на борт. Занимайте свободные места и обязательно пристегните ремни, если не хотите набить шишек.
Все веселой гурьбой хлынули на борт шаттла. Вальтер подхватил кейс с вещами и тоже шагнул в шлюз. Прощай, «Адмирал Грейг»! Спасибо тебе за все. Кто знает, вернется ли он когда-нибудь сюда. Но ему по большому счету не стоило сетовать на судьбу. Несовершеннолетний преступник, не попавшийся с поличным и скрывшийся от правосудия, остался в далеком прошлом. Сейчас по коридору шлюза шагал молодой человек в форме Космофлота, пилот-истребитель экстра-класса, с двумя рядами орденских планок на груди. Начиналась новая глава жизни.
Полет на шаттле занял всего двадцать минут, и вскоре он уже пристыковался к борту большого военно-транспортного корабля. Несколько минут ушло на швартовку и обеспечение герметичности шлюзового соединения, и вот все пассажиры оказались в просторном отсеке, примыкающем к шлюзу, где их ожидал офицер в форме капитана третьего ранга и шестеро матросов и унтер-офицеров со списками.
– Внимание прибывшим. Дамы и господа, я карго-офицер транспортного корабля «Данаос», капитан третьего ранга Джеферсон. Мои помощники разведут вас по жилым помещениям и ознакомят с распорядком на борту. По всем вопросам обращаться ко мне или любому члену экипажа. Пассажирские палубы не покидать и по кораблю не ходить. Предполагаемое время полета трое суток. Первая остановка – база Спэйс-Колумбия на Луне. Вторая – Франкфурт-на-Майне, Земля. Желаю приятного полета.
Дальнейшее не заняло много времени. Прибывших развели по каютам и прочли краткую лекцию о правилах поведения на борту и распорядке. До комфорта пассажирского лайнера было, конечно, далековато. «Данаос» представлял из себя обычный военный транспорт, именующийся на жаргоне космофлотчиков «бичевозом», так как помимо груза мог принять на борт пять тысяч человек десанта. Но десантов такой численности давно никуда не высаживали, и эти корабли часто привлекали для попутной доставки пассажиров. Сейчас на борту со всей эскадры набралось едва четыре сотни человек, поэтому пассажирские палубы были очень малолюдны. Соседями по каюте оказались еще три унтер-офицера, отправляющиеся в отпуск. Все разговоры шли только об этом. Вальтер тоже предвкушал скорую встречу с родными. Правда, из сообщений от дяди Эрвина и деда с бабкой было ясно, что дела обстоят не очень хорошо. Мать спилась окончательно, и пришлось ее отправить на принудительное лечение в клинику. Но врачи не дают никакой гарантии. Человека можно вылечить от алкоголизма только тогда, когда он сам этого захочет. И все же, как бы то ни было, он летел домой. Туда, откуда ушел семь лет назад. Как встретит его Земля?
Весь полет до Луны прошел спокойно, если не считать инцидента, произошедшего вскоре после старта в гиперпространство. Группа матросов, отправляющихся в отпуск, разжилась где-то спиртным и в процессе принятия горячительного начала выяснять отношения. Дело дошло до мордобоя, но примчавшийся наряд военной полиции быстро утихомирил дебоширов, заперев всех под замок. На происшествие никто из полицейских особого внимания не обратил – такое тут не редкость. Главное, чтобы не поубивали друг друга. Вальтер же вел себя тихо и мирно. Не хватало в последний момент в историю влипнуть. Поэтому отклонял все предложения соседей «отметить» отбытие на Землю. Хоть официально на борту был сухой закон, но все экипажи «бичевозов» подрабатывали подобным образом – доставляли на борт контрабандой спиртное и втридорога перепродавали пассажирам. Причем бизнес новоявленных бутлегеров процветал и приносил колоссальные барыши. Командование военно-транспортных кораблей Космофлота и присутствующая на них военная полиция уже настолько свыклись с ситуацией, что считали ее неизбежным злом и пытались если не ликвидировать этот бутлегерский промысел, то хотя бы держать его под контролем, дабы избежать печальных эксцессов. Как сказал адмирал, командующий военно-транспортным флотом, если нет возможности предотвратить пьянку на борту, то надо ее возглавить.
«Данаос» вышел из гиперпространства и приближался к Луне. Вальтер включил в каюте панораму внешнего обзора и внимательно смотрел, как корабль заходит на посадку. Ему это было интересно как пилоту, так как до сих пор приходилось управлять только небольшим истребителем. Соседи по каюте были из технических служб и особого интереса не проявляли. Да и сделать им это было довольно проблематично после вчерашнего застолья. Что ни говори, но запас «жидкого топлива» на «Данаосе» был изрядный. Наряды военной полиции смотрели на пьянку сквозь пальцы, следя только за тем, чтобы все было тихо. Вальтер усмехнулся, представив, какую сумму положат в карман здешние корабельные бутлегеры по окончании полета. Несомненно, что полицейские тоже в доле. Командир корабля – тем более. И если такое происходит каждый рейс, то… Ребятам за это еще и зарплату платят?! Ей-богу, хоть сам на транспортники переходи!
Но шутки шутками, а скоро посадка, полет подходит к завершению. Вальтер смотрел на приближающуюся Луну и пытался визуально отыскать базу Спэйс-Колумбия. К сожалению, аппаратура оптической системы, позволяющей увеличивать изображение, в каютах отсутствует. Тут дается только общая картина от внешних датчиков и все видно в режиме реального времени, но и в реальном измерении. Корабль приближался к Луне и вскоре перешел на ее орбиту, на высоте порядка десяти километров. С такой высоты уже можно было рассмотреть поверхность земного спутника во всех подробностях. Внизу проплывали лунные равнины и гребни кратеров, очень хорошо были видны города, покрытые защитными куполами, и огромные поля космопортов. Если на освещенной стороне присутствие человека выглядело еще не так заметно, то вот на противоположной, где была лунная «ночь», во многих местах было просто зарево огней. Удобно развалившись в кресле и меняя направление вектора обзора, Вальтер с интересом наблюдал за полетом. Но вскоре он обратил внимание, что «Данаос» пошел уже на второй виток. Значит, Луна не принимала и оставила корабль на орбите ожидания. В общем-то, ничего сверхестественного в этом не было. Мало ли какая заминка может произойти у службы управления движением. Вальтер продолжал наблюдать и вскоре обнаружил, что «Данаос» начал третий виток. Значит, внизу что-то случилось. Если база Спэйс-Колумбия изначально не была готова принять их, то такой крупный корабль не стали бы пускать на низкую орбиту ожидания, а оставили его в космосе гораздо дальше от Луны. А может, просто местное разгильдяйство? Движение здесь не такое интенсивное, как возле Земли, вот служба управления движением и подходит «творчески» к выполнению инструкций? Решив узнать новости, Вальтер вышел из каюты и отправился на поиски источника информации, найдя его довольно быстро в лице старшего унтер-офицера из грузовой службы, спешившего по своим делам.
– Прощу прощения, а что мы крутимся по орбите? Почему не идем на посадку?
– А черт его знает! Тут такое часто бывает. Сначала вроде бы пускают, даже коридор входа дают, а в последний момент – стоять! Ждать в «отстойнике»! И наматываем виток за витком. Вот и сейчас притормозили…
Собеседник извинился и поспешил дальше по своим делам, а Вальтер постоял какое-то время возле огромной панели в коридоре, транслирующей изображение от датчиков внешнего обзора, так как смотреть отсюда было гораздо удобнее. Но видя, что ничего не происходит, вернулся в каюту. Скоро обед, надо принять соответствующий вид. Если по пассажирским палубам еще разрешается ходить в спортивном костюме, то вот столовую требуют посещать только в форме. Ничего не поделаешь, служба…
Вернувшись в каюту, Вальтер понял, что своих соседей на обед можно не будить. Дело это неблагодарное, трудновыполнимое, да и бессмысленное. Ну и ладно… Несколько часов корабль простоит на Луне, а потом перелет до Земли. Успеют проспаться…
Когда Вальтер пришел в столовую и начал обедать, неожиданно ожила трансляция. Вахтенный офицер сообщил неприятную весть. Первоначальный план полета изменен, и они сядут в гражданском космопорту Спэйс-Сити. До Земли их доставят другим кораблем. Каким – сообщат дополнительно. Информация вызвала неоднозначную реакцию у присутствующих. Некоторые чертыхались и выражали недовольство необходимостью пересадки и вызванной этим потерей времени, а другие наоборот приняли новость с восторгом. Земля никуда не денется, а в Спэйс-Сити можно неплохо развлечься недельку, даже сэкономив при этом на билет в один конец. Сюда их доставили бесплатно, а до Земли и сами рейсовым пассажирским шаттлом доберутся, невелики расходы. Но Вальтера это насторожило. Каким-то неведомым чувством он снова ощутил приближение опасности. Что-то здесь не то… Но вида подавать не стал. Закончив обед, пошел обратно в каюту и стал будить соседей.
– Подъем, сони! Экспресс дальше не идет, конечная станция!
– Вальтер, хорош прикалываться…
– Подъем, я вам говорю! Собирайте барахло, скоро выходим. Только что объявили…
Кряхтя и охая, соседи все же поднялись с коек, так как сообщение было продублировано по трансляции. Кляня на чем свет местное начальство, стали собираться. Корабль между тем стал заходить на посадку. На обзорном экране было хорошо видно огромное бетонное поле с множеством стоящих на нем кораблей разных классов. «Данаос» вышел в точку над местом посадки, завис на небольшой высоте и плавно опустился на бетонные плиты. Полет был завершен. Какое-то время ушло на оборудование шлюзового перехода, и вот на борту появились местные власти. Поскольку сам корабль, а также его экипаж и пассажиры принадлежали к военному ведомству, то оформление прилета было сведено до минимума. И очень скоро все потянулись к выходу, пройдя через шлюз, а затем по внутренним коммуникациям под летным полем, оказались в здании пассажирского терминала космопорта, где их встретил офицер в форме капитана военной полиции.
– С прибытием, дамы и господа. На Землю вас доставят гражданским пассажирским шаттлом. Вылет через восемнадцать часов. Сейчас вы находитесь на гражданском объекте, поэтому напоминаю…
Дальше началось нудное перечисление правил поведения военнослужащего за пределами воинской части, что давно набило оскомину и приелось абсолютно всем присутствующим, и самому представителю военной полиции тоже. Но никуда не денешься, положенный ритуал должен быть соблюден. Поэтому все стояли и слушали, откровенно позевывая. Закончив свою тираду, полицейский капитан облегченно вздохнул и пожелал всем хорошего отдыха. Кто не хочет лететь указанным рейсом, а имеет желание задержаться в Спэйс-Сити, может торчать здесь сколько угодно, но потом добирается до Земли самостоятельно. Прибывшие сразу рассыпались во все стороны, а Вальтер и еще несколько человек направились в ближайший отель. Если вылет нескоро, не таскаться же по городу с кейсом, да и отдохнуть где-то после посещения здешних злачных мест не помешает. Шагая по улице, Вальтер с интересом крутил головой, окунувшись в мир вечного праздника, который царствовал в Спэйс-Сити, этом лунном Лас-Вегасе. Настроение было прекрасным, и жизнь впереди виделась безоблачной.
Неожиданно ему показалось, что за ним наблюдают. Он сам не мог этого объяснить, но чувство опасности, выработавшееся на войне, никогда не подводило. Раньше оно много раз спасало его в воздушных и космических боях. И сейчас то же самое ощущение. Но как Вальтер ни пытался обнаружить тех, кто следил за ним, ничего не получалось. Он просто чувствовал слежку, хотя и не мог понять, как это ему удается. Стараясь вести себя максимально естественно, дабы не возбудить подозрений, спокойно дошел до отеля. Регистрация много времени не заняла и вскоре он очутился в номере. Раз с ним решили поиграть в шпионские игры, то почему бы и нет? Сыграем! Поскольку подходящей гражданской одежды у него с собой не было, то решил сделать «вылазку в город» в форме. Напиваться до поросячьего визга он не собирается, а просто прогуляться, посидеть в баре и снять там красотку можно и в мундире Космофлота. Поэтому, оставив кейс с вещами, Вальтер вышел на улицу и пошел знакомиться с местными достопримечательностями. Изображая беззаботного гуляку, он с интересом смотрел по сторонам, но ощущение слежки не отпускало. Очень осторожной, ненавязчивой, но тем не менее…
Побродив по шумным улицам, Вальтер порядком проголодался. Но вскоре, на его счастье, впереди блеснула огнями вывеска «Бар «Меркурий». Здесь же на табло светились строчки меню, и от одного чтения у Вальтера побежали слюнки. Когда он зашел, то убедился, что заведение хоть и не очень большое, но старается поддерживать свой имидж на уровне. Обстановка была довольно уютная, и людей в это время немного.
– Добрый день, господин унтер-офицер! Что желаете?
Вальтер глянул в сторону и увидел прелестное создание за стойкой бара, улыбающееся ему во все тридцать два зуба. Он знал, что является для заведений такого пошиба желанным клиентом. Офицеры сюда обычно не заглядывали, а из гражданских тоже ходила публика попроще.
– Добрый день, красавица! Имею нескромное желание пообедать у вас. Это возможно?
– Конечно, возможно! Присаживайтесь!
Вальтер сел за столик и взял предложенное меню. Делая вид, что внимательно его изучает, осторожно глянул по сторонам. Ощущение слежки не проходило, но ведь это уже сродни паранойе. Кому и зачем он нужен? Тем более с самого момента, как он зашел в бар, сюда больше никто не входил, а те посетители, что присутствовали здесь раньше, никак не могли знать, что он зайдет в «Меркурий». Между тем в бар ввалилась шумная компания молодежи. Похоже, они перехватили и до этого, а в «Меркурий» зашли добавить. Вальтер сделал заказ и стал ждать, развернув любезно предложенную официанткой свежую газету. Окунувшись в мир новостей, он не сразу понял, что за соседними столиками не все ладно. Недавно ввалившиеся посетители начали скандалить друг с другом. Причем чем дальше, тем сильнее. У Вальтера появилось опасение, что сейчас, согласно законам жанра, должна начаться драка, в которой его вынудят принять участие. А что будет дальше – одному господу богу известно. Но… Нежное прелестное создание за стойкой бара, которое совсем недавно расточало ему улыбки и было сама любезность, неожиданно гаркнуло:
– А ну заткнулись, молокососы!!! Еще слово – и полицию вызову! Продолжите гулянку в обезьяннике!
Сказанное мгновенно возымело эффект, чего Вальтер совершенно не ожидал. Прибывшая компания сразу притихла и начала приносить извинения. Очевидно, шутить с полицией здесь никто не хотел. Между тем официантка принесла заказ, и он решил прояснить ситуацию.
– Девушка, а что, тут полиция имеет такое влияние, что достаточно просто припугнуть этих оболтусов?
– Да, не волнуйтесь. Если только какая шпана начинает буянить, полиция быстро прибудет на место и мгновенно отобьет охоту к подвигам. В буквальном смысле. И все хулиганье это прекрасно знает, здесь им не Земля…
Новость была очень интересной, и Вальтер принял ее к сведению. Он продолжал украдкой поглядывать по сторонам, но ничего подозрительного так и не заметил. Присутствующие здесь девочки легкого поведения попытались завязать знакомство, поэтому пришлось их вежливо, но решительно отшить. Ситуация пока что непонятная, и лучше подождать дальнейшего развития событий. Выйдя из бара, Вальтер решил еще побродить по городу. Давно он не был в таком цивилизованном месте. Изображая праздношатающегося гуляку, он не прекращал попыток обнаружить тех, кто следит за ним, но ничего не получалось. Все же профессионалом в деле сыска он не был, его учили совсем другим премудростям. Вдоволь поводив за собой невидимых соглядатаев, в конце концов вернулся в отель. Он был уверен, что во время его отсутствия в номере обязательно побывают «гости». На этот счет он предпринял кое-какие меры. И был очень удивлен, когда выяснил, что в его вещах никто не рылся. Ситуация становилась все более запутанной…
Решив не испытывать судьбу, Вальтер остался в номере отеля. В конце концов, хватит искать приключения на свою голову. Пора рассортировать по полочкам имеющуюся информацию и сделать выводы. Если все это – непонятные игры МГБ, то он сам такое серьезное ведомство вряд ли заинтересовал. Скорее всего, ждут, что на него должен кто-то выйти. Но кто? И зачем? Криминальную полицию он тем более не интересует. С момента его бегства прошло очень много времени и дело уже закрыто по истечению срока давности. Криминальные структуры? А им-то он зачем сдался? Он не генерал какой-нибудь, который допущен к определенным материальным средствам и с которым можно наладить не совсем законный «гешефт». Что с него, неприметного унтера, взять? А кроме этих трех структур никого больше на подозрении нет. Потому, что никому другому это просто не надо. Ладно, есть хорошее правило – решать проблемы по мере их возникновения. А пока, слава богу, особых проблем не возникло.
Когда Вальтер подходил к пассажирскому терминалу космопорта, никто особого внимания на него не обратил. Но неожиданно он услышал знакомый голос:
– О-о-о, господин Хартман собственной персоной! Ты ли это?! Вот так встреча!
Вальтер удивленно оглянулся и увидел старого знакомого. Того самого лейтенанта, которому в свое время наставил рога. Правда, на нем уже красовались погоны старшего лейтенанта и весь его вид напоминал охотничью собаку, почуявшую дичь. Рядом с ним было еще двое офицеров, таких же старлеев, и Вальтер козырнул, постаравшись не накалять обстановку. Тем более вся троица была порядком навеселе.
– Так точно, я, господин старший лейтенант.
– Вижу, что ты. Я твою рожу никогда не забуду. Думаешь, удалось соскочить? Нет, дорогуша, я тебя теперь обязательно достану. Думаешь, как побрякушек нацеплял, так тебе все с рук сойдет?
И он потянулся к наградам Вальтера, явно намереваясь их сорвать. Такого пилот стерпеть уже не смог и перехватил руку хама.
– Руки убрали, господин старший лейтенант!
– Что-о-о?! Ах ты тварь!!!
Старлей вырвался и попытался ударить Вальтера в лицо, но переоценил свои силы. Тем более алкоголь явно затормозил его реакции, и Вальтер действовал инстинктивно, легко поймав противника на прием. Через мгновение тот заорал благим матом, а его рука неестественно вывернулась в суставе.
– Я вас предупреждал, господин старший лейтенант. Не распускайте руки…
– Что здесь творится?
Неожиданно появился полицейский патруль, привлеченный шумом. Противник Вальтера несколько пришел в себя и смотрел налитыми кровью глазами.
– Этот унтер посмел напасть на меня!!! Задержите его, сержант!!!
– Всех задержим, пока не передадим вас военной полиции, пусть она с вами разбирается. Прошу следовать за нами, господа. И без фокусов, если не хотите проблем…
Вот это влип!!! Вальтер понял, что дело плохо. Он поднял руку на офицера, а это чревато. Что с того, что он защищался, а этот хам перешел все границы? Остается надеяться только на то, что двое других офицеров дадут показания в его пользу, так как все прекрасно видели. В полиции их сразу разделили, и на какое-то время Вальтер остался один. То, что он уже пропустил свой рейс, было таким незначительным по сравнению с возможными неприятностями. И откуда взялся этот рогоносец? Но через пару часов с небольшим его вызвали на допрос. В кабинете сидел майор и с интересом смотрел на него. Вальтер четко доложил о прибытии и замер по стойке смирно.
– Вот ты каков, герой… Я майор Сандерс, следователь военной прокуратуры. Расскажите вашу версию случившегося. Что произошло между вами и старшим лейтенантом Алонсо Ногейра? Вы его знаете?
– Так точно, знаю, господин майор…
Запираться и выдумывать Вальтер не стал, так как все равно все выплывет наружу. Подробно описал уличный инцидент и подчеркнул, что просто защищался от пьяного хама. А то, что руку ему вывихнул… Инстинкты, выработавшиеся на войне, сработали…
Когда рассказ был закончен, майор долго смотрел на него и о чем-то думал. Наконец, нарушил молчание:
– Я вам верю, Хартман. Поскольку хорошо знаю этого типа. Он тут уже местная знаменитость. Если бы не папаша, имеющий хорошие связи, его бы давно вышвырнули со службы. А так ему все сходит с рук. Сойдет и на этот раз. Его два собутыльника уже дали показания против вас. Все трое утверждают, что это вы первый начали хамить, а потом напали на офицера…
– Но ведь это же наглая ложь, господин майор!!!
– Увы, Хартман. Свидетельские показания против вас. И если делу дадут официальный ход, то… Иными словами, имеете все шансы получить срок за нападение на офицера. Если очень повезет, то можете отделаться условным сроком с учетом ваших заслуг и того, что проявилась неадекватность в вашем поведении в результате тяжелейшей аварии, после которой вы чудом выжили. Но сами понимаете, после этого все дороги для вас будут закрыты. Никто не захочет связываться с человеком с нарушенной психикой…
Это был удар, какого Вальтер не ожидал. Внутри все клокотало от гнева. Он побывал во многих боях и выходил из них победителем. Выжил в аварии, при которой выжить было практически невозможно. Утер нос криминальной полиции, и впереди были радужные перспективы. И вот…
– Я понимаю, господин майор. Но если это случится… Тогда мне уже будет нечего терять. Так и передайте это сеньору Ногейра.
– Будем считать, что я этого не слышал, штаб-унтер-офицер Хартман. В создавшейся ситуации я могу предложить вам единственный выход. Тоже не бог весть что, но по крайней мере от тюрьмы избавитесь. Прямо сейчас пишите рапорт об увольнении со службы в связи с внезапным ухудшением здоровья после аварии. Датируете несколькими днями ранее. Я постараюсь быстро провести ваш рапорт по инстанциям, и тогда даже если старший лейтенант Ногейра будет настаивать на своих обвинениях, вас будут судить, как штатского человека, а это уже совсем другое дело. С учетом всего того, что я перечислил, получите за хулиганство максимум пару лет условно, а то и вообще оправдают, так как вы защищались от пьяной компании и действовали в состоянии аффекта. Серьезного вреда здоровью нашего дорогого сеньора Ногейра, к счастью, не нанесли. Руку ему уже вправили.
– Понятно… Один вопрос, господин майор. Почему вы мне помогаете?
– А потому, что я в военной прокуратуре не так давно. А до этого был командиром батальона спецназа. Перешел в прокуратуру по состоянию здоровья после ранения. И наград у меня, как видите, не меньше, чем у вас. И я прекрасно знаю, как они достаются. И также прекрасно знаю типов, подобных лейтенанту Ногейра…
Вальтер понял, что выбор у него, как и семь лет назад, небогатый. То ли случайно, то ли намеренно, но его снова загнали в угол. Загнали очень тонко, грамотно и красиво. Куда же он влез? В случайную встречу со старым недругом он не верил. Кто-то следил за ним и приложил все силы к тому, чтобы это столкновение произошло. И его почему-то любыми путями хотят выпереть со службы. Причем соблюдая все приличия и согласно параграфу закона. Для начала послали на заведомо невыполнимое задание. Не получилось, задание он выполнил блестяще и вернулся. Теперь эта «случайная» встреча. Если бы и это не сработало, то что бы еще придумали? Впрочем, придумывать больше ничего не надо. Рапорт об увольнении написан. И Вальтер ни минуты не сомневался, что майору «удастся» быстро провести его по всем инстанциям. Тому, кто действует против него, надо, чтобы он ушел со службы, но остался на свободе. Зачем – это второй вопрос. А все разговоры о возможном тюремном сроке – лишь игра на публику, чтобы «клиент дозрел». Хотели бы упрятать его в тюрягу, не делали бы таких предложений…
Но как бы то ни было, под стражей Вальтера продержали две недели. От следователя он узнал, что пострадавший прилагает титанические усилия, чтобы упечь его за решетку. Но рапорту Вальтера дан ход, и можно надеяться, что все обойдется. В конечном счете, незадолго до назначения заседания военного трибунала, пришел приказ. Пилот экстра-класса, штаб-унтер-офицер Вальтер Хартман увольнялся с военной службы по состоянию здоровья с предоставлением пенсии и правом ношения мундира. Признанного аса, пилота-истребителя, у которого на счету почти две сотни уничтоженных машин противника, не вышвырнули из Космофлота. Его вежливо вывели под руки…
Трибунал тоже не стал растягивать комедию. В этот день уже было рассмотрено три дела, по сравнению с которыми дело Вальтера Хартмана выглядело как детская шалость. Председатель трибунала заслушал все обстоятельства и, несмотря на эмоциональную речь пострадавшего, принял соломоново решение – признал Вальтера Хартмана виновным в причинении легких телесных повреждений господину Алонсо Ногейра и приговорил к сроку заключения, равному фактически отбытому во время нахождения под следствием с немедленным освобождением в зале суда. Последний акт трагикомедии был завершен.
Когда Вальтер оказался наконец-то на свободе, то в первые минуты растерялся. Куда теперь идти и что делать? Если раньше все было подчинено четкому распорядку военной службы, то теперь он оказался предоставлен самому себе. Но очень скоро чувство неопределенности прошло. Побродив по улицам и присев на лавочку в парке, он еще раз проанализировал все события, произошедшие после этого странного вылета. И пришел к выводу, что еще ничего не закончено. Очередной ход неизвестного противника увенчался успехом – его все же выперли со службы. Теперь надо ждать следующего. Какая же конечная цель всей этой махинации? Узнать это можно, только перехватив инициативу, заставив противника раскрыть свои намерения. В противном случае он до последнего момента будет слепым орудием в чьих-то руках. И когда поймет, что к чему, может быть уже поздно. Поэтому сейчас единственно верный способ поведения – не подавать вида, что он у него возникли какие-то подозрения. Пусть считают, что он все принял за чистую монету. И тогда следующий ход не заставит себя долго ждать…
Дальнейшее было вполне обыденным и предсказуемым. Вальтер без проблем добрался до отеля, который покинул две недели назад и остановился там в ожидании рейса пассажирского шаттла, билет на который заказал только на следующий день. Торопиться ему уже некуда. Надо все хорошенько обдумать. Он – пилот, уволенный из Космофлота по состоянию здоровья. Мечта об академии так и осталась мечтой. Но сидеть на Земле и жить на одну пенсию от Министерства обороны Вальтер не собирался. Он – пилот. И этим все сказано. Космофлот от него отказался, пойдя на поводу у МГБ (больше просто не у кого!), вышвырнув из своих рядов. Ну и черт с ним. Для того, чтобы стартовать в космос и отправлять корабль через гиперпространство к другим звездам, не обязательно носить военный мундир…
Расположившись в номере, Вальтер первым делом проверил свои вещи. Ожидания оправдались – ничего не пропало, но и не добавилось. Значит, с этой стороны проблем быть не должно. Теперь надо провести разведку «на живца». Выйдя из отеля, Вальтер неторопливо пошел бродить по улицам, не делая никаких попыток скрыться. Тот, кому он нужен, сам на него выйдет…
Но кто же это может быть? И дадут ли ему вообще добраться до Земли? Насчет дальнейших событий Вальтер не обольщался. Еще ничего не закончилось. Все только начинается. Кроме всего прочего, настораживал еще ряд фактов, которым он совсем недавно не придал особого значения. Его дядю Эрвина незадолго до отлета «Данаоса» срочно отправили в командировку подальше от Земли. Ничего не поделаешь, полковник Хартман – человек военный, работа у него такая. Но вот то, почему дед с бабкой тоже в это время отправились в круиз на пассажирском лайнере и вернутся не ранее чем через пару месяцев, настораживало. А когда перед заседанием трибунала ему сообщили, что у его матери в клинике неожиданно так ухудшилось состояние, что она даже не может поговорить по коммуникатору, то это вообще навело на очень нехорошие мысли. В свете последних событий становилось ясно, что кто-то всеми силами хочет исключить контакт Вальтера с родственниками в ближайшее время. А зачем? Надолго это растянуть не удастся, если только не пойти на совсем уж радикальные меры. И если это так, то в ближайшие месяц-два намечена какая-то акция, в которой ему отводится определенная роль. Причем такая, что его согласие никого интересовать не будет. Либо попытаются использовать втемную, либо поставят в условия, когда выбора нет…
Вальтер усмехнулся. Надо же, как запахло жареным, он начинает делать успехи в искусстве анализа ситуации и прогнозирования действий противника. Но пока больше никаких данных нет. Хочешь не хочешь, а придется ждать следующего хода противника.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий