Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)

Глава 10

Звук работы гипердвигателей меняет тональность, и корабль слегка вздрагивает. Вокруг снова обычный космос. Вальтер перевел дух. Первый гиперпространственный переход на корабле такой массы, выполненный им лично, успешно завершен.
– Поздравляю, стажер! Все сделано на отлично, продолжайте в том же духе! Как, большая разница по сравнению с истребителем?
– Да не особо. Практически то же самое…
– Ну, а я о чем говорил? Эти офисные крысы считают, что они умнее пилотов. Ладно, пацаны, стажируйтесь дальше, а я пошел. Если что срочное появится, вызовете меня в рубку.
Капитан поднялся из кресла и вышел, Вальтер и Мартин проводили его взглядом. Выход из гиперпространства в звездной системе Альтаира прошел успешно, и через двое суток, если не произойдет ничего непредвиденного, «Сармат» должен войти в зону управления движением возле Швейцарии.
– Все, «мастер» ушел, теперь хоть спокойно поговорить можно. Вальтер, а если бы мы ближе сунулись к Пандоре для того, чтобы вас высадить?
– Познакомились бы с двумя штурмовиками типа «Тандерболт». Поверь, после этого вам бы больше ничего не понадобилось…
Вальтер изучал оборудование рубки и попутно рассказывал Мартину о высадке на Пандору. Это ему пришлось делать уже множество раз, так как всех интересовали подробности. Такой заварухи давно не бывало, и сейчас весь экипаж «Сармата» гадал, что же могло произойти? Алексей сначала попробовал ограничить расползание информации, но потом понял, что это бесполезно, и махнул рукой. Тем более, ничего действительно секретного в этой информации не было. Обычная бандитская разборка на задворках галактики, если называть вещи своими именами. В данный момент их обоих – и Алексея и Вальтера интересовало совсем другое. Когда Вальтер наконец-то вернулся на «Сармат», передал истребитель на попечение Петровича и зашел в свою каюту, то сразу понял, что тут кто-то побывал в его отсутствие. Именно тогда, когда он совершал совместный вылет с «Хароном». Ничего не пропало, но по характеру расположения вещей он понял, что незваный гость очень торопился и не успел или не сумел восстановить статус-кво. Причем он не захотел воспользоваться моментом, когда Вальтер вел боевые действия на Пандоре и отстутствовал в течение нескольких суток. А зачем-то залез именно сейчас, когда его не было на борту корабля всего лишь несколько часов. И поскольку банальное воровство отпадало сразу – на довольно крупную сумму денег в каюте неизвестный визитер не позарился, напрашивался вывод, что целью поиска было что-то другое. Но что? Думали, что он привез это «что-то» с собой, когда вернулся с Пандоры вместе с остатками десантной группы? Больше ничего на ум не приходило, и Вальтер решил посоветоваться с Алексеем. Тот отнесся к происшествию со всей серьезностью и даже провел поиск в каюте замаскированных «жучков» специальной аппаратурой, но ничего не нашел. Попутно выяснилась еще одна странная вещь. Именно в этот период – повторного вылета Вальтера на Пандору вместе с «Хароном», видеозапись в коридорах жилых отсеков не велась около получаса из-за непонятного сбоя в компьютере. И восстановили ее незадолго до возвращения Вальтера. Поэтому восстановить картину событий и определить, кто же именно забрался в каюту в отсутствие хозяина, не было никакой возможности. Все это по отдельности можно было назвать досадными недоразумениями, но вместе… Впрочем, больше ничего подозрительного Вальтеру обнаружить не удалось и он решил занять выжидательную позицию. Если это продолжение того, что было на Земле и Луне, то злоумышленники не успокоятся, и скоро надо будет ждать следующей выходки. А ждать, похоже, осталось недолго. Через двое суток по бортовому времени корабль должен совершить посадку в космопорту Нойштадт на Швейцарии. И если здесь ограничились одним обшариванием каюты, то там, за пределами космопорта, могут предпринять более активные действия.
– В общем, Мартин, такого у меня никогда не было. В том смысле, что надо было не только выкрутиться самому, но еще и защитить шлюпку с десантом. Можно сказать, что повезло. Они почему-то отказались от дальнейшего нападения. То ли перетрусили, то ли весь боезапас израсходовали, то ли еще что. Это нам выяснить не удалось.
– А в шлюпке, значит, радиомаяк стоял? И кто же его туда втиснул?
– Да хрен его знает. Но это было сделано еще на Земле. Уж больно все основательно выглядело, за пару минут такое не сделать.
– А если они не успокоятся?! И если «Сармат» заминирован?! И нас взорвут ко всем чертям?!
– Мартин, если бы они хотели это сделать, то уже давно бы сделали. Ничто этому не мешает. Значит, не хотят. Да и для того, чтобы уничтожить корабль таких размеров, как «Сармат», знаешь, сколько взрывчатки нужно? В кармане или в кейсе столько не принесешь. Намерения этой банды прояснились сразу – им нужны были деньги. Мы сами их не интересовали, иначе нас постарались бы уничтожить еще до посадки.
– И что же теперь делать?
– Соблюдать старинное японское правило – «не надо торописа, не надо волноваса»! И решать проблемы по мере их возникновения!
Время в рубке за разговорами летело незаметно. Корабль шел на автопилоте, и вахтенному помощнику капитана оставалось только наблюдать за окружающей обстановкой. Но космос вокруг был пустынен, поэтому его вмешательства не требовалось, и Вальтер просвещал своего приятеля о давних и недавних подвигах, чем приводил Мартина в крайнее изумление. Неожиданно в рубку зашел Алексей.
– Вальтер, хорош хвастать. Пойдем, разговор есть.
– Что, опять надрать кому-то задницу? Вроде бы вокруг никого.
– Нет. Пока обойдемся без боевых действий…
Когда за ними закрылась дверь каюты, Алексей махнул рукой в сторону свободного кресла и сел сам за стол.
– Садись, Вальтер. Как говорил великий классик литературы Гоголь, я должен сообщить вам пренеприятнейшее известие.
– Какое именно? К нам едет ревизор?
– Ты знаком с русской классикой? Хуже. По прибытию в Нойштадт тебе надлежит отправиться на прием к Елене Крюгер с какой-то посылкой. Вскрывать ее, естественно, нельзя. Посылка будет доставлена на борт по прибытию в Нойштадт. Получили только что сообщение по гиперсвязи.
– Ну и что? Ведь меня об этом заранее предупреждали, что Елена Крюгер – основная цель. Разве не так?
– Так. Но приказ гласил – если только она сама обратит на тебя внимание. Впрочем, может быть, и обратила, а мы об этом не знаем. Сейчас же получено сообщение, что ты должен отправиться один, и Елена будет находиться не в Нойштадте, а в Шварцвальде, а это более пяти тысяч километров. А в дороге всякое может случиться. Особенно если принять во внимание все произошедшие с тобой события.
– Ничего не понимаю… Если для кого-то так важна моя ликвидация, то это можно было сделать еще на Земле. А если интерес представляет именно посылка, то почему же ее отправляют таким странным образом? Как будто специально провоцируя нападение?
– Не знаю. Подозреваю только, что дело тут нечисто. И я тебя одного не отпущу.
– А как же тогда соблюсти приличия? В смысле, чтобы я отправился один?
– «Сармат» простоит в Нойштадте не меньше двух недель, это уже известно точно. Место там для отдыха малоприспособленное, если не считать наличие низкоразрядных кабаков и борделей. Обычный грузовой космопорт в пустыне, перерабатывающий навалочные грузы и находящийся у черта на куличках, подальше от густонаселенных районов. Экипаж получит возможность отдохнуть, а ближе Шварцвальда ничего заслуживающего внимания нет. Вот и совместим приятное с полезным. Ты летишь один, а я с группой поддержки лечу отдыхать тем же рейсом в Шварцвальд. Чисто случайно.
– Думаешь, на меня нападут?
– Очень похоже. Никакой конкретной информации у меня нет, одни подозрения. Но, Вальтер, с самого момента твоего появления здесь начались сплошные непонятки. А непонятки – это возможные проблемы.
– И что ты хочешь сделать?
– Пока только сопровождать тебя, соблюдая дистанцию, но не выпуская из поля зрения. В случае необходимости прийти на помощь.
– А ты не допускаешь мысли, что этот странный приказ – проделки «крота», сидящего в конторе на Земле? Может, стоит запросить подтверждение?
– Допускаю. И запрос по гиперсвязи уже сделал. Но в конторе все подтвердили.
– Странно… Ладно, командир. Будем надеяться, что это проделки Елены, желающей затащить меня в койку таким экстравагантным способом. Давай сначала до этого Нойштадта доберемся. А то, может быть нам еще и космопорт назначения изменят.
На том и порешили. Делать пока было все равно нечего, и Вальтер решил за оставшееся время полета восполнить пробелы в своих знаниях о тех местах, где ему предстоит действовать. А именно – промышленный Нойштадт, окруженный пустыней, где нет абсолютно ничего интересного, и жемчужина на побережье океана, сверкающий Шварцвальд. Город туристов и бизнесменов, город больших денег и больших возможностей. Как в отношении приумножить капитал, так и свернуть себе шею в процессе этого стремления. И где-то там, в этом громадном мегаполисе, находится его цель – Елена Крюгер. Самая удивительная и загадочная женщина, которые когда-либо встречались ему в жизни.

 

За двое суток полета в обычном космосе ничего не произошло. «Сармат» уже доложил о подходе и получил разрешение на вход в зону управления движением. Вальтер находился в рубке и внимательно смотрел за выполняемыми маневрами. С вопросами не лез, так как понимал, что ситуация не располагает, поэтому только смотрел и слушал. Корабль приближался к планете, до которой было уже не очень далеко. Вскоре он войдет в атмосферу, займет указанный диспетчером эшелон и будет следовать в таком режиме до самого космопорта. Это только кажется, что космос огромен. Поблизости от населенных планет, а тем более в атмосфере, уже давно тесно. Поэтому и летать здесь, как бог на душу положит, нельзя. Такое можно позволить себе разве что возле планет типа Пандоры. Именно поэтому Вальтер и смотрел во все глаза, набираясь опыта. Находиться в рубке крупного корабля при заходе на посадку в условиях интенсивного движения ему еще не приходилось.
Издалека Швейцария очень напоминала Землю. Такой же бело-голубой шар, на котором среди синевы океанов проглядывают темные пятна материков и островов. И только при более близкой дистанции можно было заметить разницу – очертания материков не напоминали земные. Вскоре корабль вошел в верхние слои атмосферы, что сразу проявилось ярким свечением вокруг корпуса. «Сармат» плавно снижал скорость на большой высоте и не торопился снижаться. Если не было экстренной необходимости, то служба управления движением всегда создавала максимально щадящий режим входа в атмосферу. Потому, как вместе с нормальными исправными кораблями с хорошей термозащитой иногда сюда заглядывал такой металлолом… Конечно, с летающим металлоломом пытались бороться разными административными мерами, но чтобы эти меры применить, надо сначала этот летающий металлолом посадить на летное поле космопорта. Или посадить хоть куда-нибудь, лишь бы он не рассыпался в воздухе. «Сармат», в случае необходимости, мог бы выполнить и более крутой спуск в атмосферу, но международное правило полетов гласило – «Safety first!». То есть безопасность прежде всего! Когда торможение в атомсфере было закончено и балкер перешел в горизонтальный полет на высоте двенадцати километров, капитан неожиданно обратился к Вальтеру:
– Вальтер, дальше пилотируйте сами. Никакой тренажер этого не заменит. Пилотируйте вручную, «прочувствуйте» корабль. Я буду контролировать маневры и помогу в случае чего.
Это было довольно неожиданно, но Вальтер включил на своем пульте дублирующее управление и отключил автопилот, перейдя в ручной режим пилотирования. Управлять в атмосфере таким громадным (по сравнению с тем, на чем летал раньше) кораблем ему еще не приходилось. Но очень скоро понял, что «Сармат» чутко реагирует на все его команды и особой сложности в управлении нет. Полет проходил ровно, точно с соблюдением заданного курса и высоты. На обзорных экранах – только небо и океан. Трасса полета шла в сторону берега, но он был еще за горизонтом. Наконец, впереди показалась чуть заметная полоска суши. Космопорт, куда они направлялись, находился на большом острове размером с земной Мадагаскар, практически полностью покрытым каменистой пустыней. Лишь в северной части острова, неподалеку от побережья, было небольшое озеро, питаемое подземными ключами и с вытекающей из него бурной речушкой. Именно это, а также богатейшие залежи полезных ископаемых и послужили причиной строительства в этом негостеприимном месте нескольких крупных металлургических комбинатов, а также разросшегося рядом с ними промышленного городка Нойштадт и огромного грузового космопорта. За экологию на этой планете начали бороться с самого момента начала колонизации, и все подобные предприятия старались располагать подальше от жилых и курортных зон. Вскоре вдали обозначились очертания довольно-таки большого города, а вслед за этим – огромное поле космопорта с большим количеством стоявших на нем грузовых кораблей. Связь с диспетчером космопорта была уже установлена и «Сармат» начал снижение со сбросом скорости. В рубке, кроме Вальтера и капитана, присутствовали также все остальные пилоты. И чем ближе «Сармат» приближался к посадочной площадке, тем больше у них вытягивались физиономии и тем чаще капитан порывался взять управление на себя, но в последний момент передумывал. Вальтер вел корабль на посадку в ручном режиме, полностью отключив автоматику по всем каналам управления! Но маневр проходил без малейшего сбоя, как будто при включенном автопилоте! Подойдя к предназначенной для него посадочной площадке и зависнув точно в центре на высоте всего двадцати метров, Вальтер немного убрал тягу, и балкер медленно опустился на бетонные плиты летного поля без малейшего толчка. Когда корабль замер, Вальтер подержал несколько секунд двигатели в режиме малой тяги, а затем остановил их. Длительный полет из одной звездной системы в другую был завершен. И тут рубка, в которой до этого была гробовая тишина, взорвалась овациями. Все поздравляли Вальтера, а капитан тряс руку.
– Вальтер, браво!!! Я много чего повидал в своей жизни! Но такой посадки в полностью ручном режиме не видел ни разу! Как вам это удалось?!
– Ей-богу, я и сам не знаю. Делал все, как обычно. Как на своем истребителе. Надо только массу корабля учитывать и его моменты инерции. А сам заход на посадку даже проще, чем на авианосец. Места хватает и рядом никто не мешает.
Поздравления сыпались со всех сторон, и Вальтер искренне не понимал, что такого особенного он сделал? Всего лишь строго соблюдал правила и инструкции. Совершать посадку и взлетать под огнем было гораздо сложнее. А тут делов-то…
Как бы то ни было, на этом все не закончилось. С окончанием полета начались хлопоты совсем другого плана. Встреча с портовыми властями, оформление прилета и выгрузка. Причем, согласно полученной заранее информации, выгрузка начнется не сразу, а через несколько дней, в порядке очереди. Но во всем этом участия Вальтера не требовалось. Пройдя лишь положенный иммиграционный контроль, то есть представ перед прибывшим на борт офицером полиции, который сверял документы с «оригиналом» (что на жаргоне всех космофлотчиков называлось «контроль на соответствие рожи лица»), Вальтер после проверки отправился в каюту, чтобы не путаться под ногами. Правда, ему показалось, что полицейский приглядывался к нему уж очень внимательно. Но придираться ни к чему не стал. Какое-то время Вальтер бесцельно валялся на койке, но вскоре раздался сигнал вызова интеркома – внутрикорабельной связи. После включения на экране возник Алексей.
– Вальтер, что делаешь?
– Отдыхаю после сложного полета в ручном режиме и посадки с полностью выключенной автоматикой по всем каналам управления.
– Ясно. Иными словами, дурака валяешь и бездельничаешь. Кстати, поздравляю с первой самостоятельной посадкой, уже весь экипаж знает. Собирайся, сейчас с тобой в деревню сходим. Дело есть.
– Какую деревню?!
– Нойштадт. На полноценный город это захолустье не тянет.
– Понятно. А какое дело? По бабам?
– Кто о чем, а голодный о хлебе! Потом можешь и по бабам, если приспичило. В общем, собирайся. Я к тебе зайду через час.
Через час Вальтер и Алексей покинули «Сармат» и направились через все летное поле к административным корпусам космопорта, где находился выход, благо идти было не очень далеко и машину решили не вызывать. Весь экипаж, кроме вахтенных, уже укатил в город веселиться, остались только они двое. Почему-то Алексей не захотел ехать вместе со всеми. Когда же Вальтер спросил его об этом, то ответ был довольно обескураживающий.
– Вальтер, я и сам ни хрена не понимаю. Перед тем, как тебя вызвать по интеркому, я получил сообщение на свой коммуникатор по местной связи – действовать именно так. С чем это связано, я не знаю. Возможно, не хотят, чтобы остальные видели, куда мы направимся?
– Бред какой-то… Что за тайны? Куда мы хоть идем, ты знаешь?
– Знаю. Небольшая забегаловка довольно далеко от космопорта, поэтому экипажи прибывших сюда кораблей до нее никогда не добираются, туда ходят одни местные. Очевидно, хотят исключить любые случайные встречи с нашими.
Вальтер покрутил головой, изображая заинтересованность местным пейзажем, но шага замедлять не стал и продолжал идти в направлении выхода с летного поля.
– Командир, не знаю, как тебе, а мне здесь очень не нравится. И более того, у меня возникло серьезное подозрение, что нас ждали. А сейчас пасут, стараясь не привлекать внимания.
– Либо местные гопники, либо полиция. Полиция и таможня догадываются, что мы за птицы. Другой вопрос, что ничего конкретного предъявить нам не могут, поскольку именно здесь мы ведем себя, как законопослушные граждане и на борту «Сармата» ничего криминального нет. Ну а гопники – сам понимаешь.
– Понятно… Но… Командир, у меня предчувствие нехорошее. Как раньше. А оно меня никогда не обманывает.
– Хм-м… Думаешь, проделки тех, кто устроил на тебя охоту?
– Больше некому. Местных бандюков и местную полицию я вряд ли успел заинтересовать.
– Хреново… Ладно, пока мы все равно ничего изменить не можем. Будем действовать по обстановке…
Покинув территорию космопорта, Вальтер и Алексей подошли к станции скоростного метрополитена, связывающего космопорт с городом, по дороге отшивая навязчивых таксистов. Алексей бывал здесь не раз и прекрасно знал местные реалии. Вальтеру оставалось только положиться на опыт старшего товарища, хорошо изучившего «этот гадюшник», как он называл Нойштадт.
Зайдя в вагон, Вальтер украдкой окинул взглядом попутчиков. Пассажиров в этот час было немного, поэтому четырех личностей, сначала топтавшихся неподалеку от них по перрону, а потом расположившихся в противоположных концах вагона, он «срисовал» сразу. Интересно, пасут только их двоих, или и весь остальной экипаж «Сармата» тоже? Ладно подождем. Пока ситуация не выходит за рамки допустимого. На всякий случай ткнул Алексея в бок.
– Эти две парочки видел?
– Видел.
– Раньше такое тоже было?
– Было один раз, но очень давно. И тогда все закончилось попыткой обыкновенного гоп-стопа. А я уж чего только не передумал.
– Так, может, поможем ребятам? Заодно и ситуацию проясним.
– Как именно?
– По дороге какие-нибудь трущобы будут, где полиция не показывается? Вот и устроим тренировку в условиях, максимально приближенных к боевым. Ведь ты согласен, что убивать нас не собираются и на снайпера мы там не нарвемся?
– Пожалуй… А не боишься?
– Не боюсь. Судя по внешнему виду, это обычная уличная шпана. А они «сдуваются» сразу, когда нарвутся на опасного противника.
– Ну, авиация, ты даешь… Ладно, посмотрим. Мне самому это не нравится…
Их разговор был не слышен даже ближайшим соседям, так как оба старались говорить тихо, а по мимике лиц вполне можно подумать, что двое гостей Нойштадта предвкушают поход по злачным местам. Во всяком случае, у четверых соглядатаев никаких подозрений не возникло и они спокойно продолжали наблюдать, выдерживая дистанцию.
До самой городской черты экспресс шел без остановок. На первой же станции вошло довольно много пассажиров, несколько вышли, но две пары соглядатаев остались на месте. Очевидно, у Алексея уже возник какой-то план. При приближении к следующей станции он дал знак следовать за ним. Едва экспресс остановился и они вышли на перрон, как четверо топтунов тут же появились следом. С видом попавшего в незнакомые места человека Алексей зашагал к выходу со станции, озираясь по сторонам. Вальтер поспевал следом, внимательно осматривая местный пейзаж. Сразу стало ясно, что они вышли в промышленном районе. С одной стороны возвышался высокий забор какого-то завода, а с другой большие бетонные коробки складов, мастерских и еще непонятно чего. Пешеходная дорожка сначала шла вдоль проезжей части улицы, но вскоре появился небольшой пешеходный проулок между строениями, и Алексей свернул туда. Если сначала вокруг было довольно людно, то по мере удаления от дороги места становились все более пустынными. Наконец, рабочие строения кончились, и впереди открылась строительная площадка. Работы здесь почему-то не велись, и Вальтер сразу понял, что место для проведения акции Алексей выбрал просто идеальное. Вокруг никого, а в случае, если дойдет до крайностей… То и последствия этих крайностей есть где спрятать.
Торопиться было некуда, и они замедлили шаг, а потом и вовсе остановились. Вальтер удивленно озирался. По законам жанра, сейчас должны появиться соглядатаи. И если ими движут криминальные намерения, то они не устоят перед искушением. Но… Сколько они ни стояли и ни ждали, никто так и не появился. Вальтер удивленно посмотрел на Алексея.
– Командир, что-то я не пойму. Где же наш эскорт? Давно пора бы ему появиться!
– Сам ни хрена не понимаю… Неужели струхнули, или я квалификацию теряю? За вульгарных гопников законопослушных обывателей принял? Нет, что-то тут не то… Ладно, пойдем дальше. Там видно будет…
Пройдя через стройплощадку и свернув несколько раз в боковые проулки, оказались на оживленной улице. Время поджимало, поэтому Алексей решил добраться до места на такси. Оказавшись в машине, Вальтер слушал вполуха болтовню водителя с Алексеем, а сам думал о текущей ситуации, которая ему не нравилась все больше и больше. И дело было не только в предчувствии. Он не сомневался в агрессивных намерениях своих провожатых. И они шли за ними по пятам. А когда настал благоприятный момент для исполнения их криминальных замыслов, они от них неожиданно отказались? Или им что-то помешало? Машина между тем петляла по улицам небольшого городка, пока не остановилась возле двери с ярко горящей вывеской – бар «Аладдин». Выйдя из машины, Вальтер удивленно осмотрелся. Место было, как говорится, «у черта на рогах». Действительно, специально сюда никто не поедет. А когда вошли внутрь, то еще больше убедился в этом. Обычная дешевая забегаловка низкого пошиба, куда заглядывают только местные выпивохи, привлеченные весьма и весьма умеренными ценами на выпивку. Вечером здесь, очевидно, не протолкнуться. Но сейчас еще рабочий день и посетителей в зале было немного. Судя по всему, Алексея здесь помнили, так как барменша сразу приветливо махнула ему рукой.
– О-о-о, Алекс, какими судьбами?! Снова к нам?! А это что за молодой человек с тобой?
– Привет, Катрин! Да, снова занесло в ваши края. Познакомься – мой друг Вальтер, работаем вместе. Организуй нам пока по пиву с креветками.
– Сейчас сделаем, прошу к столу!
От Вальтера не укрылось, что Алексей сел за стол в углу, чтобы держать вход и весь зал под наблюдением. Присутствующая публика на них особого внимания не обратила и продолжила заниматься своими делами. Вальтер с интересом осмотрелся. Конечно, до «Черного кота» было очень далеко, но в порядке экзотики – сойдет. Что ни говори, но в таком качестве – вроде туриста в других мирах, он выступал впервые. От Алексея это не укрылось.
– Что, Вальтер, впервые попал в такой гадюшник?
– Ну почему же? Бывали и похуже заведения. Просто сейчас чувствую себя, как турист, а не как военный в увольнении.
– Ну и слава богу. Сейчас принесут пиво с креветками, и то и другое здесь отменное. А там и наш друг появится.
– А кого мы ждем?
– В миру Израэль Коган, но в некоторых кругах больше известен, как Изя Супержид. Уже довольно давно обосновался в Шварцвальде, где для таких, как он – раздолье. Предприниматель, а точнее спекулянт, на котором пробу негде ставить. Но по-своему честный, поэтому и имеем с ним дело. Он связался со мной и попросил о срочной встрече. Сказал, что специально прилетит из Шварцвальда. Но в космопорту или более респектабельном заведении в городе он по каким-то причинам встречаться не хочет. Вот мы его и ждем. А пока ждем, займемся пивом, чтобы не выделяться на общем фоне…
Вскоре официантка подала им пиво и большой поднос с креветками, по своим размерам не идущим ни в какое сравнение со своими земными сородичами. Вальтер уже успел проголодаться и воздал должное местным морским деликатесам, сразу же поняв, что приехали они сюда не зря. Даже если Изя Супержид и не придет, то эта поездка того стоила! А после этого можно и по бабам!
За возлиянием пива и уничтожением креветок прошло не очень много времени, как в дверях появилась весьма интересная личность, чей облик входил в резкий диссонанас с местным пейзажем. Человек лет сорока в дорогом костюме с галстуком и атташе-кейсом из крокодиловой кожи остановился в дверях и начал озираться по сторонам. Увидев Алексея, сразу же направился к их столику. Алексей тем временем тоже заметил посетителя и помахал ему рукой.
– Изя, сколько лет, сколько зим! Ты все такой же! Присаживайся к нам! Не волнуйся, уже за все уплачено!
– Леша, чтоб я так жил! Здравствуй, дорогой! Какими судьбами занесло вас в эту дыру под названием Нойштадт? А это кто с тобой?
– Мой друг Вальтер, о котором ты говорил. Можешь говорить при нем по-русски, он хорошо знает язык.
– Ну и слава богу! Вальтер, рад приветствовать вас на благословенной обетованной земле Швейцарии! А теперь к делу. Леша, я получил посылку от нашего общего знакомого – Игоря Николаевича. На словах он велел передать, что Вальтер Хартман с «Сармата» должен доставить ее Елене Крюгер. Причем лично и из рук в руки. Что внутри, я не знаю. Коробка запечатана наглухо. А излишним любопытством я не страдаю.
– Понятно. Посылка при тебе?
– Конечно, прошу!
С этими словами Коган открыл кейс и извлек небольшую пластиковую коробку размером с футляр, в которые обычно упаковывают ювелирные изделия. Алексей и Вальтер удивленно переглянулись.
– И это все?!
– Все. Леша, забирай, и я пошел.
– Изя, а пиво?!
– Лешенька, меня недаром зовут Изя Супержид. Не говори, что ты этого не знал. Едва я только услышал об этом деле, как словно господь с неба прокричал мне: «Изя, держись от этого дела подальше! Оно очень плохо пахнет!». Но по ряду причин я не могу отказать нашему дорогому другу Игорю Николаевичу. Не знаю, что все это значит, но если он замыслил что-то плохое против Елены, то я против нее играть не буду, мне жизнь не надоела. Приятного аппетита и всего вам хорошего! А мне нужно срочно в космопорт, успеть на рейс в Шварцвальд.
И Коган встал, направившись к выходу. По нему было видно, что он старается как можно скорее избавиться от этого поручения. Вальтер удивленно смотрел то ему вслед, то на коробку, лежавшую на столе. Наконец, к нему вернулся дар речи и он покрутил в руках коробку.
– Командир, и что это было?!
– А хрен его знает!!! Никогда еще Изю таким не видел… Чтобы он от дармового угощения отказался и так откровенно запаниковал?! Уж я-то его хорошо знаю, он такое прокручивал… Значит, дело действительно дрянь, если этот прохвост что-то учуял…
– И что делать будем?
– Допивать пиво и доедать креветок. А потом срочно обратно на «Сармат». Поход по бабам пока отменяется, не нравится мне все это… Знаешь, что… А свяжусь-ка я с Еленой напрямую! Предупрежу о твоем визите, пусть она решает. Но только с борта «Сармата», чтобы она сразу поняла, откуда идет вызов. Потому что иметь в числе своих врагов Елену я не хочу еще больше, чем Изя…
Вальтер промолчал, снова сосредоточившись на пиве и креветках. Но мысли мелькали, как картинки в калейдоскопе. Значит, ничего ему не почудилось. Если местный аферист Изя Супержид тоже заподозрил неладное, то значит так оно и есть. Что же стоит за всем этим? И что находится в коробочке, которая лежит у него в кармане? По крайней мере, некоторые выводы уже можно сделать. Он, Вальтер Хартман, очень нужен режиссеру этого спектакля. Но нужен не как думающий и инициативный исполнитель, творчески подходящий к выполнению поставленной задачи, а как простое средство доставки. Бездумное орудие для выполнения какой-то акции. И цель всей этой махинации – Елена Крюгер. Но к чему такие сложности? Если содержимое коробки так важно для Елены или для Игоря Николаевича, то почему специально погнали Изю в Нойштадт?
Неужели нельзя было найти надежного курьера в Шварцвальде? Хотя бы того же Изю? Значит, в качестве курьера рассматривается только Вальтер Хартман… Но почему? И откуда это чувство опасности, если речь идет о простой поездке для вручения небольшой коробочки? В которой, судя по очень маленькому весу, даже небольшой мины быть не может? А может, эта поездка с вручением посылки – просто попытка отвлечь внимание от чего-то более важного? Своеобразная акция прикрытия для выполнении основной миссии? Которую должен выполнить кто-то другой? И вам, господин Хартман, отводится роль болвана, специально отвлекающего на себя внимание? А что, очень похоже…
Пиво и креветки подошли к концу. Вальтер окинул взглядом зал, но ничего подозрительного не заметил. Хотя ощущение близкой опасности не проходило. Увидев, что Алексей начал собираться, снова ткнул его в бок.
– Ты чего?
– Командир, у меня с собой ничего нет. Барменша тебя знает. Можешь попросить у нее какой-нибудь более менее крепкий нож? Большой тесак не нужен. Меня устроит небольшой кухонный, сантиметров десять-двенадцать. Только острый.
– Вальтер, тебя так от пива развезло? Вроде незаметно было. Что это на тебя нашло?
– Я чувствую, на выходе нас ждут. И если их будет много, то голыми руками мы вряд ли справимся.
– А с кухонным ножиком, значит, справимся?
– Справимся.
– Ну, ты даешь, авиация!!! Ладно! То, что нюх на опасность у тебя есть, я признаю. Чисто из уважения к твоим заслугам и ради твоего спокойствия, так и быть, выпрошу для тебя ножик…
Посмеиваясь, Алексей встал из-за стола и прошел к барной стойке. О чем он говорил с Катрин, Вальтер не слышал. Но девушка отлучилась на несколько минут, а затем вернулась и подала какой-то сверток. С довольным видом Алексей вернулся за стол и положил сверток перед Вальтером.
– Держи, авиация! Такой сойдет?
Вальтер развернул сверток под столом и обнаружил небольшой, но довольно крепкий кухонный нож.
– Сойдет. А теперь уходим. Через черный ход идти нет смысла. Думаю, там нас тоже ждут. Командир, когда начнется заваруха, ничему не удивляйся и не подходи ко мне сзади.
– Во как?! Ну ладно, посмотрим. Ох, и темная ты лошадка, Вальтер!
Выйдя из бара и оказавшись на улице, сразу же заметили две компании, отиравшиеся поблизости и перекрывшие пути отхода в обе стороны. Здесь были и те четверо, что сопровождали их от космопорта, и еще три неизвестных субъекта характерной наружности. Алексей остановился и придержал Вальтера. А затем неожиданно достал коммуникатор и сделал вид, что вызывает такси. Хотя на самом деле не сделал вызова. Видя, что добыча пытается ускользнуть и появится нежелательный свидетель, обе компании тут же раскрыли свои намерения, сразу постаравшись отрезать их от входа в бар. Далее все было предсказуемо и понятно.
– А вы кто такие, мужики? Почему мы вас тут раньше не видели?
– Да вот, специально сюда заехали пивка попить да тебе морду набить.
Такого налетчик явно не ожидал и на мгновение растерялся. Но в следующую секунду все семеро бросились на них с разных строн. Первых двух Алексей уложил, сломав одному ногу, а второму челюсть. Вальтер же достал нож и заработал им так, что Алексей даже открыл рот от удивления и чуть не пропустил очередной удар. А посмотреть было на что. Вальтер применил странную тактику. Он не пытался нанести удар в корпус, а бил ножом по кистям рук или ступням ног, не подпуская противников к себе. Он как будто знал, когда и куда будет нанесен удар и выброшенная вперед рука, или нога тут же напарывалась на нож. Очень скоро все грабители либо лежали с переломанными конечностями, либо пытались зажать хлещущие фонтаны крови из рассеченных до костей рук и ног. Вальтер подошел к одному и вытер нож об его куртку.
– Ну как, ребята? Вы не против, если мы пойдем? Приятно было с вами познакомиться!
Но Алексей уже тянул его в сторону, подальше от места драки. А то еще, не приведи господи, полиция нагрянет. И только когда они оказались на соседней улице, удивленно выдохнул.
– Вальтер, как это у тебя получилось?!
– Ты имеешь в виду ножевой бой? Спасибо полковнику Гартенштейну – нашему тренеру. Это разновидность ножевого боя, требующая очень хорошей реакции, и когда ты не собираешься убивать противника, а только хочешь гарантированно вывести его из строя. Нам ведь трупы не нужны?
– Не нужны… Так получается, ты во время нашего спарринга ваньку валял? Зачем?
– Почему – ваньку валял? Ведь у нас был спарринг без оружия, а без оружия ты дерешься лучше. А вот с ножом, командир, извини. Даже противника твоего уровня я могу не допустить до рубежа атаки. А если полезет – ты сам видел. Но мои пациенты останутся живы. Твои вроде бы тоже?
– Надеюсь… Ну, Вальтер… Самурай хренов… Что еще в тебе есть, чего я не знаю?
– Да вроде все знаешь. Просто за умение махать ножичком ты не спрашивал, а я не распространялся. Меня другое волнует. Они нас ждали. А это значит, что они знали, куда мы направляемся, так как после нашей пешей экскурсии по задворкам Нойштадта они нас потеряли. Мы проболтаться не могли. Никто из экипажа «Сармата» вообще ничего об этом не знал. Значит, это снова проделки «крота».
– А Изю ты не подозреваешь?
– Нет. Во-первых, ему это невыгодно, так как в случае любого инцидента он автоматически попадет в число подозреваемых. Во-вторых, если бы это был он, то постралася бы максимально усыпить нашу бдительность и вел себя, как обычно. А он наоборот паниковал, как ты говоришь. И в-третьих, если бы надо было обязательно напасть на нас или на Изю с целью отобрать у него посылку, то это можно было бы сделать и до того, как мы встретились в «Аладдине». Особенно если дело касается посылки. Отобрать ее у Изи было бы гораздо проще и безопаснее. Согласен?
– Пожалуй… Вальтер, тебе бы в полиции работать. Или, бери выше, в МГБ.
– А оно мне надо?
– Ладно, это я так, к слову. Все, срочно возвращаемся. А завтра надо постараться побыстрее умотать в Шварцвальд.
– А почему не сегодня?
– На последний сегодняшний рейс мы уже не успеем, я смотрел расписание. Да и надо сначала с Еленой поговорить, поставить ее в известность. А то, возможно, и никуда ехать не придется. Если она скажет сидеть на борту и носа не высовывать…
Остановив такси, Вальтер с Алексеем направились в космопорт. Сейчас уже не стали экономить, пересаживаясь на метро, только бы побыстрее выбраться из города. Время было уже вечернее, улицы заполнялись народом, но сколько Вальтер ни осматривался, слежки так и не заметил. Что было странным само по себе. Уж если их так плотно опекали по пути в город, то что случилось теперь? Неужели испугались? Или просто потеряли? Ведь они очень быстро покинули место происшествия. Но как бы то ни было, до космопорта добрались без приключений. И только когда поднялись на борт «Сармата», оба перевели дух. Решив не откладывать дела в долгий ящик, Алексей сразу же отправился в рубку, где находился пульт связи. Лучше, если Елена будет уверена – трасляция идет с борта балкера, а не еще откуда-то. Вальтер стоял рядом и слегка мандражировал. Еще бы, сейчас он увидит знаменитую Елену Крюгер, генерала в юбке. И даже будет говорить с ней. Поэтому надо постараться произвести благоприятное впечатление, так как от этого зависит его дальнейшая работа…
– Что, авиация, трясешься как осиновый лист?
– Командир, страшновато. Я с такими бабами никогда дела не имел.
– Да не бойся, не съест тебя Елена! Она баба простая, без великосветских закидонов. Даже если что и ляпнешь не в тему, то только посмеется, зла держать не будет…
Между тем Алексей закончил набор номера и послал вызов абоненту. Теперь все зависит от того, находится ли Елена Крюгер дома, так как для более четкой картинки на экране он позвонил на домашний стационарный видеофон. Какое-то время аппарат не отвечал, но вот экран вспыхнул, и Вальтер увидел холеную красивую женщину, которую ему показывал еще на Земле его новый босс. Елена была в домашней одежде, но и в ней умудрялась выглядеть очень элегантно и соблазнительно. Сначала бросив фразу на немецком, она увидела Алексея и тут же перешла на русский:
– О-о-о, Алекс, добрый вечер! С прибытием! А это что за молодой человек рядом с тобой? Представь нас, пожалуйста!
– Добрый вечер, Елена Витольдовна! Спасибо, добрались нормально. Это Вальтер Хартман, наш пилот-стажер. Одновременно – пилот нашей рабочей шлюпки.
– Так вот ты какой, Вальтер! Честно говоря, не ожидала! И с рабочей шлюпкой ты прекрасно управляешься, имела возможность убедиться. Молодец! Меня очень заинтересовала твоя техника пилотирования, такого я еще не видела. Не удивляйся, я ведь тоже пилот. Если ты не против, то можно было бы обсудить это не по видеофону. Алекс, сможешь командировать Вальтера в Шварцвальд? Если ему, конечно, не скучно будет болтать со старой теткой.
– Елена Витольдовна, ну что вы на себя наговариваете! Вальтер, поедешь? Э-э-э, Вальтер, очнись, тебя спрашивают!
– А? Д-д-да, конечно, поеду…
– Елена Витольдовна, не удивляйтесь, он еще в себя толком не пришел. Тут у нас небольшая проблемка получилась…
Алексей подробно рассказал о поездке в город и произошедших событиях. Елена, выслушивая его, хмурилась все больше и больше. Выслушав рассказ, призадумалась на пару секунд. Но тут же приняла решение, отбросив шутливый тон:
– Посылка у вас?
– Да.
– Покажите.
Вальтер достал из кармана коробку и поднес к экрану. Елена думала недолго.
– Вы сможете просветить рентгеном коробку? Но так, чтобы никого не было рядом? И взять пробы воздуха внутри?
– Сможем.
– Давайте. Если ничего взрывоопасного или ядовитого нет, откроете. Потом опять меня вызовите. Все, мальчики, действуйте. Мне это самой не нравится.

 

Экран погас и Алексей хитро подмигнул Вальтеру.
– А Елена на тебя запала! Все, для тебя поход по бабам отменяется. Перед встречей с Еленой ты должен быть во всеоружии!
– С чего ты взял? Может, она действительно хочет у меня что-то новое узнать.
– Вальтер, ты хоть и гений в некоторых областях, но в некоторых полный дурак, извини за грубость. За каким хреном любвеобильной бабенке в возрасте звать тебя за тридевять земель, если абсолютно все технические вопросы можно решить по видеофону? И которая сама, как говорят, пилот от бога? Чему ты ее можешь научить? Вывод только один – на «Сармат» ты, скорее всего, после этого не вернешься. Елена оставит тебя у себя. Ради соблюдения приличий придумает тебе какую-нибудь должность. Например, пилота своей личной яхты «Каролина». Она на ней сама летает, но может на это пойти, чтобы держать все время под боком. Все официально, ни одна ханжа и вякнуть не посмеет. Самой Елене на сплетни наплевать, но она вращается в великосветских кругах, где надо соблюдать хотя бы видимость приличий.
– Ну, обрадовал… Ладно, в конце концов, я на это и подписался… Пошли проверим, что нам Изя принес…
Войдя в отсек, где находилось весьма специфическое оборудование, связанное с родом деятельности «Сармата», Алексей первым делом водрузил странную коробку в тестовую установку, находящуюся за бронированной переборкой. Если, не дай бог, там находится фотоэлемент, способный замкнуть цепь подрыва, то он обязательно сработает. Но после подачи излучения ничего криминального не произошло, коробка взрываться не собиралась. На экране было хорошо видно содержимое – футляр для ювелирных изделий, а в нем пара сережек. Далее в дело пошли зонды на предмет выявления ядовитых и радиоактивных веществ. Несколько секунд компьютер обрабатывал информацию и выдал отрицательный результат по всем параметрам. Посылка была абсолютно безвредной. Когда странная коробка была извлечена из установки и открыта, Вальтер и Алексей оторопело уставились на ее содержимое. Перед ними был футляр, в котором на алом бархате лежали золотые серьги с бриллиантами.
– Вальтер, хоть убей, но я ни хрена не понимаю!!! Получается, что посылка совершенно ни при чем?! И босс на самом деле решил сделать подарок Елене, вручив его с твоей помощью?! А что же тогда этим козлам надо было?! Ведь если они знали об этих цацках, то вполне могли перехватить Изю и не связываться с нами!
– Возможно, они знали об этих цацках, но не все. Знали, что их должны получить мы в «Аладдине», но не знали, кто нам должен их доставить. Во всяком случае, это единственное разумное объяснение. Но… Командир, не могу этого объяснить, но уж слишком все просто… Не вяжется это со всеми предыдущими событиями.
– Думаешь, что эти цацки – лишь отвлекающий маневр?
– Либо отвлекающий маневр, либо эти два события случайно совпали по времени. Босс на самом деле захотел передать со мной подарок Елене, и именно в этот момент кто-то хочет сделать нам бяку. Причем, если исключить обычный гоп-стоп, то совершенно непонятно, какую.
– Час от часу не легче… Ладно, пойдем докладывать Елене. А там пусть она решает – ехать тебе к ней или нет.

 

После вызова Елена Крюгер ответила сразу. Услышав, что в коробке только золотые серьги с бриллиантами, а никакой взрывающейся и ядовитой дряни не обнаружено, несколько удивилась. Версия Вальтера показалась ей убедительной.
– Да-а, мальчики… Похоже, вы действительно нарвались на гопников, и у нас где-то протекает информация. Больше никаких инцидентов не было?
– Пока еще не знаю, но никаких сообщений не поступало.
– Ладно, подождем. А ты, Вальтер, можешь завтра вылететь в Шварцвальд. Все мои координаты возьмешь у Алекса. А то Игорь Николаевич никак не успокоится, продолжает меня подарками заваливать. Вот и не будем его расстраивать.
И Елена, хитро улыбнувшись, отключила связь. Алексей рассмеялся.
– Все, авиация, с тобой вопрос решеный. Можешь заранее собрать свои манатки и оставить в каюте. Мы их потом в Шварцвальд переправим. Елена на тебя глаз положила, и никуда ты теперь не денешься! Так что оправдай оказанное доверие!
– Получается, она все поняла? И насчет моей миссии тоже?
– А ты думал! Елена баба умная. Вот и решила сразу прибрать тебя к рукам, чтобы босс был уверен – его задумка удалась. И будет подсовывать тебе информацию, которая никак не сможет ей навредить. Ну и во всех остальных отношениях тебя эксплуатировать по полной программе, естественно!
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий