Жорж - иномирец

Книга: Жорж - иномирец
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

 

Долго ничего не происходило. Змей гудел, как трансформатор на пределе сил. Старик брыкался и зарядил мне ногой под ребра, за что был укушен Лялей. Он взвыл и его крик будто подстегнул процесс перехода. Обстановка мгновенно сменилась. В глаза ударил свет, а ноздри обожгло горячим воздухом.
Мы лежали на горячих камнях, вокруг нас висел непроницаемый пар, сквозь который доносились булькающие звуки кипящей воды. Змей отпустил священника.
- Уф, наконец-то. - Выдохнул он облегченно. - Это то место, куда я попал в прошлый раз.
- Спасибо тебе, молоток. - Я похлопал Антоша по изумрудно-зеленой чешуе. - Жарковато, но лучше чем в сарае у этого садиста. - Я слегка поддел ботинком бок старика, но тот завыл, будто я отрубил ему конечность. - Что, ваше преосвященство, мечтали посмотреть миры, извольте.
- Верните меня, я больше не хочу. - Попросил он жалобно.
У него затряслась мощная нижняя челюсть, большие глаза наполнились влагой.
- Да чтоб тебя, несчастный. - На меня его попытки разжалобить не произвели никакого впечатления. - Садюга, тысячи людей загубил, а теперь хочет, чтобы к нему отнеслись так, как он ни к кому никогда не относился. Имеешь право-то?
Старик начал кашлять. Согнулся колечком на камнях и задергался в спазмах.
- Может, столкнуть его в кипяток? - Предложила Ляля, подмигнув мне.
- А что, сварим и съедим. Походу тут с едой будут напряги. - Согласился я с ней.
Старик замолчал на секунду, будто пытался понять, о чем мы говорим, а потом снова принялся кашлять.
- Надо осмотреться, куда нас занесло воображение Антоша. Походу, все мысли у тебя были о том, чтобы согреться.
- Были, не спорю. Осмотритесь без меня. Я совсем без сил остался.
- Хорошо, присматривай за скотиной, а мы с Лялей оглядимся.
- Не заблудитесь в тумане. - Предупредил Антош.
- Не заблудимся. Если что, начнем кричать.
В горячем влажном воздухе я быстро вспотел. А через несколько минут пот просто тек с меня ручьями. Кошка высунула язык и пыталась охладить тело через него. Это выглядело довольно смешно, и я нечаянно обращал на это внимание.
- Что? - Ляля заметила, как я смотрю на ее язык.
- Помнишь, я рассказывал про злющего британца, который жил у меня. Так вот у него была короткая морда, и язык не помещался в ней. Он тоже постоянно ходил с высунутым языком.
- Смешно. Я уже не обращаю внимания на твои сравнения. Если я не буду так делать, то скоро помру от перегрева. Я не могу обливаться влагой так же, как и ты, потная макака.
- Да и я долго не продержусь в такой жаре.
Обход окрестностей показал, что мы окружены полями горячей булькающей грязи, из которой периодически выбивались струи паровых гейзеров. Мы были окружены ими плотно, без всякой возможности выбраться и попробовать поискать место, которое было бы выше и прохладнее.
- Антош, ты должен нас вывести отсюда в другой мир. - Предложил я по возвращении.
Змей не реагировал, не сводя глаз с челобыка.
- Кажется, он умер. - Произнес змей едва слышно.
- Может, прикинулся? - Я подвигал ногой его тело.
Старик не реагировал.
- Дедуля, мы ценим ваши театральные способности, но сейчас это ни к чему. Мы вас не вернем, хотя бы потому, что ничем вам не обязаны. У вас есть возможность идти с нами.
Старик все равно никак не реагировал.
- Жорж, он умер, я вижу по его телу. Оно начинает нагреваться. - Змей посмотрел мне в глаза с выражением раскаивающегося убийцы.
- Да? Ну что ж, желаю ему на том свете испытать все, что испытали его жертвы. Плакать не буду, строить могилку тоже. Давай, Антош, соберись с мыслями и выводи нас, иначе мы с Лялей присоединимся к команде трупов. И пожалуйста, представь что-нибудь пасторальное, лес, речку, луг с бабочками.
- Это не так, как ты думаешь. Я не особо-то выбирал.
- Ладно, просто выводи из этой парной.
- Пожалуйста, Ан...
Кошка закатила глаза под лоб и завалилась набок. Я едва успел поймать ее.
- Живее!
Змей обернулся вокруг меня и Ляли кольцами и завыл. Продолжалось это всего пару минут, прежде, чем всё резко поменялось. Сразу же стало холодно и темно. Над головой светили звезды. Их свет отражался искрами в ледяных кристаллах бесконечного ледяного поля. Кажется, мы оказались на поверхности замершего водоема. Мокрые волосы мгновенно превратились в ледяную шапку, майка тоже начала подмерзать. Я набрал в руку жгучего снега, набившегося под неровный ледяной слой, и приложил его к кошачьему носу. Ляля пришла в себя. Испуганно огляделась, лежа на моих руках, приподнялась и посмотрела по сторонам.
- Не намного лучше. - Прокомментировала она новый мир.
- Змей, ты почему выбираешь такие полярные миры, разве нельзя выбрать золотую середину?
- А ты сам попробуй? Я не выбираю их, я попадаю только туда, куда у меня получается.
- Прости, Антошка, не сердись, а то потеряешь свой дар. Давай еще разок куда-нибудь смоемся.
- Ой, а у меня шерсть примерзла. - Кошка попыталась встать, но ее мокрая шерсть на ногах ниже колен, примерзла ко льду. Она потянулась, но запричитала от боли.
Изо льда торчали пучки вырванной шерсти.
- Терпи, не оставаться же нам здесь?
- В моем мире самое ужасное для женщины это потерять шерсть. Самый уродующий вид, когда на нас появляются проплешины вследствие лишаев.
- О, женщины. Мы не такие ценители кошачьей женской красоты, поэтому не парься. Я помогу тебе.
Я поднялся и потянул ее вверх. Кошка издала кошачий возглас, похожий на тот, когда отдавишь им лапу или хвост. На льду остались два ряда ее красивой серой шерстки. Ляля глянула на ровные полоски открытой кожи на ногах и скривилась.
- Убейте меня. Я не могу на это смотреть.
- Да, уж, красота безмозглая и бессердечная ведьма. Плевать, на то, как ты выглядишь, когда приходиться выбирать между жизнью и смертью. Отличные ровные полоски, будто под линеечку. - Последние слова у меня проскакивали между отстукивающими чечетку зубами.
Холод продирал с каждой секундой все сильнее. Я посмотрел на змея, и понял, что медлить нельзя. Его хладнокровный организм мог с минуты на минуту впасть в анабиоз.
- Антошка, друг, уводи нас отсюда.
- А? - Переспросил он, посмотрев на меня сонными глазами.
- Ляля, теперь нам надо обнять змея, согреть его своими теплокровными телами.
Мы обняли змея, холодеющего на глазах.
- Давай, мычи свою мантру.
Змей замычал, негромко, лениво. Похоже, что с таким настроем ждать перемещения в другой мир придется очень долго. Я дышал последними остатками теплого дыхания в темечко змею, чтобы прогреть его застывающий мозг. Не знаю, сколько прошло времени, но у Антоша получилось. Нас выбросило во что-то липкое, зловонное и шевелящееся.
В этом мире было сумрачно, поэтому сразу понять в какое болото нас закинули подсознательные кошмары змея не, удалось. Хорошо, что с температурой Антош на этот раз угадал. Было комфортно. Волосы быстро растаяли, майка и штаны размягчились и перестали напоминать доспехи снежной королевы.
Ляля брезгливо топталась, поднимая пачкающиеся в жиже ноги. Антошу пришлось хуже всех. Он погрузился в грязь почти полностью. Над ней торчала его голова. Просыпающиеся глаза змея наполнялись осознанием его очередного, почти удачного, эксперимента по перемещению.
- Мне неполезно это. - Пробурчал он сонным голосом. - Надо уходить.
- Надо, мой пресмыкающийся друг, надо.
Из грязи показались шишковатые образования размером с кулак, держащиеся на «стебле» толщиной в руку. Они, как любопытные обезьянки, высовывались из грязи одно за другим. Пока они ничего не предпринимали и не казались опасными. Один из самых любопытных появился прямо возле Ляли и потянулся к ней. Кошка рефлекторно отодвинулась, не горя желанием знакомиться с местной флоро-фауной.
- Жорж, убери его от меня. - Она спряталась за мной.
Я вынул из грязи ногу и слегка пнул прямо по «шишке». Существо издало пронзительный визг и попыталось схватить меня за ботинок. Когда оно разинуло пасть, я успел разглядеть в нем ряды мелких острых зубов. Травоядным и червям такие были ни к чему.
- Антош, проснулся? Надо опять драпать.
- Я могу заболеть, чесотка точно теперь обеспечена, а если паразиты? - Бубнил змей, находясь в состоянии неконтролируемого отвращения к местной природе. - А? Что? Откуда эти взялись?
Кажется, он только что заметил, как вокруг нас собралась целая банда местных уродливых хищников.
- А-а-а! - Закричал Антош.
Он поднял из жижи хвост с прицепившимся к нему местным существом.
Напрасно мы считали его червем. Это было что-то состоящее из двух шишкообразных половинок, причем подводная была раза в три больше и имела ластообразные выросты. Змей тряс хвостом, пока тварь не отцепилась. Она пролетела мимо меня в облаке грязи и сочно шмякнулась в жижу. Твари подняли невыносимый визг.
- Хватайтесь за меня! - Крикнул змей.
- Ох! - Кошка обхватила липкое грязное тело змея, борясь со своими цивилизационными предрассудками.
Меня «обнимашки» с грязным змеем коробили не так сильно. Иногда мне казалось, что наши предки произошли не только от обезьян, но и от свиней. Одно лечение грязями чего только стоило. Змей замычал. Ватага «шишек» приближалась, пугая нас пронзительным визгом и многочисленностью. Прежде, чем картинка сменилась, я успел почувствовать подозрительное волнение жижи в районе своих ног.
Яркий свет и жара встретили нас в новом мире. Это была пустыня. Горячий ветер гнал песок по барханам. Солнце палило так, что не поднять глаза. Но для Антоша, видимо, этот мир оказался раем. Он принялся скользить по песку, полируя на нем чешую до блеска. Мы с Лялей выглядели не очень. Я был грязным с головы до ног. Одежда на солнце мгновенно засохла и сцементировалась. Ляля выглядела как «обсос». Шерсть, в тех местах, где не была прикрыта одеждой, собралась сосульками. Ее можно было принять за большого дворового кота.
- А если он никуда отсюда уйти не захочет? - Подумала вслух кошка, глядя на резвящегося счастливого змея. - Что если этот мир его дом?
- Тогда, нам самим придется учиться ходить сквозь миры.
- Научимся ли? Вдруг, это не всем дано. Не хотелось бы сгинуть вот так, в непонятном мире, бессмысленно. Валяться высохшей мумией на песке, как букашка без имени и без всякой ценности для жизни.
- Дум спиро - сперо, как сказали бы люди, напоминанием о которых остался только язык, пока дышу - надеюсь. Не будем унывать. Дождемся, когда наш проводник в лучший мир, наиграется.
- Пить хочется. - Кошка облизала кончик носа сухим языком.
- И не говори.
Я снял одеревеневшую майку и накрыл ею голову. Змей забрался на вершину бархана и замер на нем. Мы с Лялей наблюдали за ним, завидуя тому, что он оказался в удобной для себя среде. Вдруг, рядом со змеем подлетел фонтанчик песка, а через секунду донесся грохот выстрела. Антош сорвался с вершины и переливаясь чистой чешуей, как изумрудная молния, стремительно направился к нам. В бархан ударили еще несколько пуль.
- Бежим! Бежим отсюда! - На ходу кричал змей.
Он начал выть еще до того, как дополз до нас. Мы бросились ему навстречу и вцепились в его тело, чтобы он не сбежал в другой мир в одиночку.
- Антош, пожалуйста, сделай так, чтобы там была вода, питьевая. - Попросил я змея.
Не знаю, слышал ли он меня сквозь собственные завывания.
Оказалось, слышал. Новый мир встретил нас грохотом падающей воды. Грохотало так, что внутренности тряслись. Мы оказались всей своей неугомонной троицей на узком и скользком скалистом уступе. Под нами была темная бездна, в которую низвергался водопад, находящийся на расстоянии вытянутой руки.
Я боялся пошевелиться, чтобы не поскользнуться и не упасть. Мысль об этом была настолько пугающей, что буквально парализовала мои мышцы. Я открыл рот и ловил им влагу, рассеивающуюся от водопада. Ляля делала то же самое. Чтобы напиться таким манером, нам надо было потратить несколько часов.
- Кто стрелял в тебя? - Спросил я у змея.
- Существа, похожие на Лялю, но отдаленно. Морды были длиннее.
- Собаки, что ли?
- Я в вымерших существах не разбираюсь. Страшные, до жути.
- Спасибо тебе, как ты еще от нас не сбежал, раз мы такие страшные. - Кошка закатила глаза.
- Ну, одному еще страшнее. К тому же, к вам я привык. Хотя, поначалу боялся, что вы меня захотите съесть.
- Серьезно, что ли? - Удивился я.
- Вы бы так не удивлялись, если бы посмотрели на себя моими глазами.
- Слышала бы тебя моя мама. Она считала меня самым красивым мальчиком в классе. Она бы точно тебя съела. Если доберемся до моего мира, я тебя обязательно с ней познакомлю. У вас так много общего.
- Не надо. - Простодушно отказался змей.
Ясно, что надолго оставаться на таком выступе нам незачем. Следовало использовать изобилие воды, чтобы напиться и продолжать перебирать миры, в которых хотелось бы задержаться. Я попросил Лялю и Антоша придержать меня, чтобы попытаться зачерпнуть рукой воды. Падающая масса воды чуть не увлекла меня за собой. Удар по руке был таким сильным, словно ударило камнем, а не жидкостью.
Больше так легкомысленно совать ладонь под воду я не решился. Набирал с краю, аккуратно. Пил до тех пор, пока живот не округлился. Потом мы поменялись местами с Лялей. Она пила еще дольше, потому что не умела нормально пить. Она лакала воду из своей крохотной ладони. Змей пить отказался, сказав, что ему не требуется.
- Тогда, веди дальше?
- Куда?
- Куда я просил, туда, где реки, леса и поля.
- Я попробую, но не обещаю.
У него не получилось. Он перенес нас в океан, в то место, где началось извержение подводного вулкана. Из-под воды выбивались вонючие струи сероводорода, вода кипела в относительной близости от нас.
- Дальше. - Попросил я, придерживая змея на плаву.
Потом нас занесло на верхушку гигантского дерева. Похоже, что этот мир вообще страдал гигантизмом, потому что нас хотела съесть огромная птица с зубастым клювом. К чести Антоша, время, необходимое ему для перемещения становилось короче с каждым разом.
В следующий раз мы попали в странный безмолвный мир, небо которого занимали две большие планеты. В нем было так тихо, что самим стало страшно от нашего шума.
Затем, змей перенес нас под землю, в пещеру, в которой ни черта не было видно, однако, то, что мы находимся в закрытом пространстве, чувствовалось явно. Любой наш звук гулял по тоннелям и гротам. Мы сбежали оттуда, когда послышалось подозрительное движение крупного существа. Я решил, что это был дракон, но проверять не стал.
Наконец, мы попали в такое место, которое я просил. Антош выгрузил нас на благоухающей цветущей поляне. Рядом бежала речушка. Чуть поодаль рос лес. Для меня этот мир сразу показался родным. Первым делом мы с Лялей бросились в воду. Я не стал смущаться, потому что желание помыться полностью было сильнее. Разделся и бросился в прохладную воду. Кошка поступила так же. Я не отвернулся из любопытства, когда она раздевалась, и не заметил, чего ей можно было скрывать.
Наплескавшись вдоволь и промыв тело, я взял в реку одежду, чтобы постирать. Только я занялся этим, как небо прорезал огненный след входящего в атмосферу огромного космического тела. От удара об атмосферу оно разделилось и неслось несколькими яркими шарами навстречу поверхности.
- Антош! Какой мир ты испортил! - Крикнул я. - Ляля, живее на берег.
Воздух наполнился нарастающим шумом падающего тела. Горящий шар ушел за горизонт и через секунду мир наполнился светом вспышки столкновения. Все цвета мира инвертировались в обратные. Змей стал красным, будто сварился. Зелень вокруг на мгновение тоже окрасилась в красные цвета. Антош, как завороженный смотрел в сторону горизонта, где набухал огромный красный цветок.
- Гуди, давай! - На меня взрыв небесного тела тоже произвел впечатление, но не такое, чтобы я потерял рассудок.
Мы с Лялей по привычке повисли на нашем пресмыкающемся друге.
- Антош, включайся, сейчас волна придет!
Змей никак не мог оторваться от грандиозного зрелища. Я увидел приближающуюся волну. Она была такой плотной и осязаемой, что подумалось о ее смертельной силе. Пришлось дать змею хороший подзатыльник, чтобы он включился. Антош загудел. Нас выбросило в другой мир на ударной волне. В ушах свистело, а происходящее вокруг выглядело так, будто я находился вне его. Меня здорово контузило. Мои друзья выглядели контуженными не меньше. Кошка терла уши, а змей глупо озирался, словно не признавая того, что видел.
- Еще чуть-чуть и не успели бы. - Я услышал свой голос изнутри.
Снаружи уши заложило «ватой». Раз я сам себя не слышал, то меня не услышал никто. Примерно полчаса мы занимались тем, что пытались вернуть слух, мощно зевая, хлопая себя по ушам и сглатывая слюну, чтобы прочистить уши. До этого момента нас не особо интересовал очередной мир.
- Антош, я знаю, что любопытство не порок, но не до такой же степени. Нас могло убить. - Теперь, когда я слышал, можно было и попенять единственному проводнику.
- Это было так зрелищно, я не мог оторваться.
- Мы заметили. - Ляля покачала головой.
- Вряд ли вы видели тоже, что и я. У меня другое зрение. - В признании змея чувствовалось нотки превосходства.
- Ты прям как художник, не так видишь. - Усмехнулся я. - У меня тоже все красочно было.
- Вы понимаете, какой это был такой исторический момент для этого мира? Смена эпох. - Антоша потянуло на патетику. - В моем мире после такого закончилось время млекопитающих и началась эпоха нас, пресмыкающихся.
- Без обид, но эпоха млекопитающих звучит красивее.
Мы с Лялей солидарно переглянулись.
- Если вам надоело ходить по мирам, можете считать как угодно. - Змей решил шантажировать нас, и он знал, на что надо надавить.
- Ой, хватит уже меряться своим происхождением. - Решила «замирить» ситуацию кошка. - У нас так, а у вас вот так. Мы же вместе, и не испытываем друг к другу антагонизма. А если мы не будем выставлять свои отличия на показ, то и подружиться сможем по-настоящему.
- Вы-то да, сможете, но я слишком другой для вас. - Не унимался змей.
- Да какой ты другой, Антош? - Я уже сам был не рад, что создавал прежде ситуации, заострявшие наши различия. - В тебе три метра сплошного очарования и мудрости. Да, мудрости. У нас, землян, змея ассоциируется именно с мудростью.
- Да, какая мудрость, залип на взрыв, как подросток.
- Ну, всё, забыли. Куда нас отправило на этот раз?
Только теперь я заметил, что нахожусь внутри огромного старого кратера, поросшего зеленью. Я догадался, что мы попали именно в кратер, а не в кольцо невысоких гор, по идеальной чашеобразной форме стен. Предчувствия, основанные на прежнем опыте, подсказывали мне, что внешняя безмятежность была ненадолго. Или вулкан решит извергаться, или набегут голодные твари, или местная цивилизация встретит с распростертыми объятьями, желая кровавых представлений.
Пока было тихо, змей попросил для него отдыха. Он объяснил нам с Лялей, не понимающим еще, каких усилий необходимо для преодоления барьера между мирами, как он устал. Нам оставалось верить ему на слово и создавать все условия для отдыха. Мне удалось найти сочные плоды, которые показались съедобными. А еще я нашел гейзер, бьющий кипятком. Ляля смогла применить свои хищные умения и поймать нелетающую птицу. Она ловко свернула ей шею и обмакнула в гейзер, после чего так же ловко ощипала от пера.
- Ты этим занимаешься не первый раз? - Удивился я ее ловкости.
- В тысячный. Девочкам у нас частенько приходится попадать на заготовку птиц. И дома, и в школе с уроков снимают. Вот, пригодилось.
- Ух, ты, а я на картошку ездил один раз.
- А что это?
- А, фигня такая, на голыши похожа. Тебе бы не понравилось. Ты и приготовить знаешь как? - Я кивнул на белую тушку.
- А что там уметь? Сейчас в глину закатаем и под костер.
Пока мы собирали палки для костра, копали руками землю, чтобы добраться до глины, змей восстанавливал силы, разложив тело на ветвях.
- Как бы не дать повод этому пресмыкающемуся думать, что мы теперь обязаны ему по гроб жизни. - Меня немного напрягло его бездействие.
- Потерпи, пока в его власти бросить нас и сбежать, надо мириться.
- Он слишком трусливый, чтобы бросить нас.
- Не хотелось бы ошибиться на этот счет. Давай договоримся, Жорж, что ты не будешь давать эмоциям управлять собой. Будь выше этого. Как говорят у нас, лучше быть неправым, чем мертвым.
- Ладно, как говорят у нас, не надо дергать кошку за хвост. Ну, ты поняла, я имел ввиду змею.
- Прости, но я вижу в тебе это обезьянье стремление к дурацким выходкам. Такое ощущение, что ты не можешь быть серьезным и ответственным.
- Блин, я не могу быть серьезным? Да ты видела моего кота, у которого с лица не сходит серьезное выражение, но он только и делает, что спит, просит жрать или лижет яйца в перерывах между сном и едой. Обезьяньи? Ты обидела меня. Я обезьян в своей жизни видел всего пару раз, в передвижном зверинце. Возможно, ты провела с ними больше времени, раз так разбираешься.
- При чем здесь твой кот?
- А при чем обезьяны?
- Я что, похожа на твоего кота? Я сплю, ем и лижу...
- Нет, но я тоже не скачу с ветки на ветку и не ору на весь лес. По-моему это ты была инициатором идеи быть терпимее друг к другу?
- Была и есть. Тебе надо быть терпимее к Антошу. От него сейчас зависит наша судьба.
- А, понятно, надо быть терпимее только к Антошу, а между нами можно не заморачиваться, и при любом удобном случае напоминать о первобытных предках, акцентируя внимание на их не самых лучших качествах?
- Всё сказал?
- Нет. - Я помолчал, но мысль, на самом деле, оборвалась. - Курица твоя не сгорит?
- А сколько прошло? - Заволновалась кошка.
- Без понятия. Мы так увлеклись, что я потерял чувство времени.
Ляля выкатила палкой глиняный шар из костра. Стукнула по нему, проделав дырочку и проверила готовность мяса заостренным концом палочки.
- Готово. Надо будить Антоша.
- Замечательно, не заметили, как время прошло за интересным занятием.
Я поднялся и тронул змея за хвост. Тот лениво открыл один глаз.
- А?
- Пойдем, Ляля обед приготовила.
- Из чего? - Спросил змей.
- Из птицы местной. Пахнет, пальчики оближешь.
- Жорж! - Раздался за спиной голос кошки, посчитавшей, что я никак не угомонюсь.
- Это форма речи. Я не хотел издеваться над тем, что у Антоша отсутствуют конечности. - Ответил я кошке, затем обернулся и шепотом произнес для Антоша. - У нее фобия развивается, что ты можешь бросить нас. Хочет, чтобы я вел себя с тобой, как с капризной девчонкой. Скажи, мы мужики, всегда найдем способ договориться между собой? Нам ведь не надо быть осторожными в выражениях? Ты - змей, я - макака, хотя по мне, то лучше бы шимпанзе. Верно?
- Верно, но извращаться в формах оскорблений тоже не стоит. Надо так относиться друг к другу, чтобы, когда каждый из нас научиться ходить сквозь миры, у нас все равно осталось желание быть вместе.
- Красиво сказано. Чувствуется, что ты не просто спал. Пойдем, пора утолить голод физический. Я там еще штуки сладкие на десерт надергал, кто-то должен отведать их первым.
- Ты намекаешь на меня? - Заволновался змей.
Я театрально заржал.
- Шутка, как бы я понял, что они сладкие? Больше часа прошло, а я еще живой и даже поноса нет.
- Жорж, про свою физиологию давай после еды. - Ляля расколола глиняный шар на две половинки. Получились две тарелки. - Извиняюсь, но посуды на всех не хватает.
- Мне она не нужна. - Произнес змей. - Положите мою долю на лист этого растения.
Он сорвал с дерева широкий лист и положил его на землю. Я поделил птицу поровну на три части. Мясо было душистым и нежным, не хватало только соли. После основного блюда, мы с Антошем перешли на десерт из местных фруктов. Ляля попробовала, но есть не стала.
- Очень непривычно, как бы не заработать проблемы с желудком.
- Ну, ничего страшного, нам больше достанется. Мужикам еды больше надо, как добытчикам. Завтра, думаю, на мамонта пойти. Или червей накопать, тоже белок.
Ляля рассмеялась и положила мне руку на ногу.
- Ну, прости, ты самый серьезный мужчина. Если бы мы попали в мой мир, то ты там был бы вне конкуренции.
- Зачет. А вот если бы ты попала в мой мир, то моя мама подумала, что мне все-таки удалось наколдовать, чтобы наша кошка превратилась в женщину.
- Ты серьезно колдовал?
- Это было давно, в старших классах, когда я не знал, как подкатить к девчонке, я всерьез считал, что проще превратить нашу Маньку в женщину.
- Бедняга.
- Это все гормоны.
Я подкинул веток в затухающий огонь. Сытый змей снова скрутился пирамидкой, водрузив голову на ее вершину. Его глаза выражали умиротворение.
- Кажется, в этот раз я не ошибся с миром? - Произнес он довольно.
- Да, местечко райское. - Согласился я. - Стоит задержаться здесь на сутки. Неизвестно, что предстоит нам в следующем мире, так что лучше быть морально подготовленными и физически подкрепленными.
- Нашу троицу это место прокормит в течение всей жизни. - Кошка оценивающе оглядела окружность гор. - Давайте договоримся, если у нас все получится, и мы сможем вернуться домой, то чтобы не забывать про нас, будем время от времени встречаться здесь, разводить огонь и запекать еду. Может быть, уже семьями.
- Отличная идея. Хотя забыть про нас получится только при прогрессирующем склерозе. Если мы с Лялей не научимся ходить по мирам, то на тебе, Антош, будет лежать ответственность за то, чтобы собрать нас в кучу.
- Я согласен.
- Эх, угощу я вас шашлычком, пивком, настоечкой на кедровых орешкам, м-м-м. Ты, Антош, точно оценишь. А тебе, Ляля...
Я не успел договорить, чем бы я угостил ее, как со всех деревьев, что росли вокруг нас, разом вспорхнули птицы. Тысячи пестрых пернатых шумно поднялись в воздух и закружились над нашими головами.
- К чему бы это? - Спросил я.
- Может, у них все по расписанию, разминка? - Предположил змей.
Ляля заводила носом, раздувая ноздри.
- Чуете, запах поменялся в воздухе?
- Нет. - Я сидел близко к костру и чувствовал только запах дыма.
- А у меня вообще обоняние слабое. - Тем не менее, Антош погонял воздух носом. - Ничего не чувствую.
Ляля отбежала от костра на десять шагов, чтобы проверить свои предположения.
- Говорю вам, в воздухе появился другой запах. Не знаю с чем сравнить, печкой пахнет и серой.
- Серой? Так тут гейзеры кругом, оттуда может. Под нами спящий вулкан.
- Не нравится мне, тревожно. - Глаза у кошки забегали по всей чаше вулкана, выискивая подтверждение своим страхам. - Смотрите, воздух на кромке гор меняет цвет.
- Так это может солнце садится. - Решил змей.
Я хотел поддержать змея, но сильный толчок сбил меня с ног. Я подскочил, не понимая, что меня сбило. Ляля тоже поднималась с земли. Костер рассыпался, чуть не достав до нее. Вдруг, чашу вулкана наполнил гул. Я думаю, что его стены начали резонировать под воздействием внезапно активизировавшегося вулкана. Ляля и змей расплылись у меня перед глазами. Они резонировали вместе с вулканом. Даже этот гостеприимный, на первый взгляд, мир отторг нас. Не чувствуя под собой ног, я бросился к змею. Кошка сделала то же самое. Мы ухватились за тело пресмыкающегося и вдруг опора под нами ушла. Я понял, что мы падаем.
Земля под нами разваливалась на куски. Меня обожгло встречным раскаленным воздухом, пропитанным серой. Гудело все вокруг, даже наш змей, не справляющийся с функцией проводника. Я увидел огонь, поднимающийся нам навстречу, и успел попрощаться с жизнью. Закрыл глаза, чтобы в последние отведенные секунды подумать о том, как я прожил эту жизнь, и куда хотел бы попасть после смерти. Почему-то живо представился открытый сеновал, пахнущий разнотравьем, стадо коров, возвращающихся домой и парное молоко. Это были воспоминания из моего рая, беззаботного деревенского детства.

 

Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. subssugSn
    Согласен, это отличный вариант --- Быстро вы ответили... порода алабай характеристика цена, почему йорк крупный и далматинец фото animalsik.com/porodyi-sobak/dalmatinets терьер описание
  2. danggedscist
    Согласен, эта великолепная мысль придется как раз кстати --- Конечно. Я согласен со всем выше сказанным. Можем пообщаться на эту тему. как бороться с морковной и луковой мухой, глазные клещи а также мухоловка насекомое фото механічні переносники