Стэн. Гвардеец Его величества

Желтый сектор Фронтира, Зона ответственности Империи Эней. Система Каргаррат

Желтый сектор Фронтира, Зона ответственности Империи Эней
Система Каргаррат
В составе 303 отдельной штурмовой роты было двенадцать взводов, являющихся самостоятельными многоцелевыми подразделениями, способными выполнять самые различные задачи — каждый взвод имел приписанный штатным расписание десантный бот и запас вооружения. Численность бойцов во взводах разнилась — это зависело от количества и профиля отделений, насчитывающих от трех до десяти штурмовиков. По традиции имперских вооруженных сил градация производилась не только по номерным обозначениям, но и по цвету — синий, зеленый, красный. Причем синий использовался только в гвардейских подразделениях — в остальных частях, а также соединениях колониальных войск и доминионов, были только зеленые и красные номерные обозначения. Соответственно, порядковый номер первый синий всегда принадлежал лучшему взводу, батарее, эскадрону или звену. Красный же цвет в номерном обозначении означал, что данное подразделение существует меньше стандартного года. В 303 роте было шесть синих взвода, четыре зеленых и два красных. Третьим красным стал взвод энсина Стэна, получившее наименование тринадцатый красный.
Генерал-губернатор системы Каргаррат Мальоза Гауб в императорских вооруженных силах некогда не служила, но систему градации представляла прекрасно. Именно поэтому она едва скрыла раздражение, когда через распахнутые широкие двери, сделавшие бы честь любому дворцу во внутренних мирах, в ее кабинет вошел даже не лейтенант, а паршивый энсин! Когда младший офицер, представившись, замер в ожидании указаний, Мальоза рассмотрела его нашивки и пришла в ярость, увидев, что у энсина всего один год выслуги, и даже нет ни одной награды, не считая одинокого значка планетарного штурма. К тому же выглядел энсин юно — примерно на двадцать стандартных лет — на родной планете Мальозы в таком возрасте и близко к войскам еще не подпускали.
Генерал-губернатор, внешне сохраняя невозмутимость, молча разглядывала энсина. Очень, молод, строен, лицо правильное, но без вмешательства хирургии — это явно видно по отсутствию идеальных черт. Форменный черный мундир сидит как влитой, скалится клыкастый череп на шевроне.
Пауза продолжалась долго. Дольше минуты, и все это время генерал-губернатор жаждала увидеть на лице космодесантника тень смущения, но молодой офицер не выказывал никаких эмоций, от чего Мальоза все больше свирепела. В тот момент, когда в ее руках треснуло пишущее перо, энсин практически не выказал своего недоумения — лишь едва-едва приподнял бровь. Это оказалось последней каплей, и генерал-губернатор, фыркнув, не сдержавшись, все же заговорила.
— Приветствую, лэр энсин, — язвительно выделила она интонацией низший чин офицера.
— Здравствуйте, миледи, — изобразил легкий поклон по-прежнему невозмутимый штурмовик.
«Стэн» — только сейчас прочитала его имя генерал-губернатор, посмотрев на нашивку мундира. Еще раз рассердившись на себя — если бы она подробнее ознакомилась с поступившим ответом на свой запрос, где было указано наименование и должность командира направляемого к ней подразделения, у нее было бы время опротестовать принятое решение, изменив его. Но на себя генерал-губернатор системы Каргаррат злиться не желала, и от этого, да еще и от непробиваемого вида космодесантника, она ярилась все сильнее. И только сейчас, выведя на активный экран информацию о прибывшем подразделении, Мальоза увидела, что из семнадцати существ взвода — всего пятеро полноценные бойцы, а остальные — дроиды.
Поднявшись со своего кресла, генерал-губернатор чуть резче, чем следовало, одернула полу мундира, и совершенно невежливо развернувшись к энсину спиной, оставив его стоять перед столом. Сама она прошла через кабинет и легким нажатием заставила отойти в сторону прозрачную панель ограждения террасы. Перешагнув порог, Мальоза слегка задержала дыхание — раскаленный полуденный воздух жаром дохнул в лицо. Переждав несколько мгновений, привыкая к палящему зною, особо хорошо чувствуемому после кондиционированного помещения, генерал-губернатор посмотрела вниз, где на широкой желто-красной равнине расстилались многочисленные кособокие домишки, покрывая холмистую землю. «Дикари» — поморщилась генерал-губернатор, оглядывая неряшливые строения, многие из которых были меньше чем ванная комната в ее апартаментах. Высокая, частично зеркальная сверкающая башня резиденции генерал-губернатора в центре анклава колониального поселения выглядела контрастно инородно на фоне выжженного солнцем пейзажа планеты.
Цивилизация Каргаррата едва-едва достигла нулевого уровня развития — местное население в момент появления здесь первых звездных поселенцев умело лишь самостоятельно добывать огонь, да использовать палки и камни в качестве оружия. Каргарианцам сильно повезло в том, что их система по мере освоения фронтира оказалась на стыке границ Конфедерации и Империи. Наличие редких руд на планете Каргар способствовало заселению ее колонистами, которые сразу принялись за постройку заводов. Но не повезло каргарианцам в том, что на их планете обосновалась наблюдательная миссия Парламентской Ассамблеи Галактического Совета, очень радеющей за права коренных аборигенов. Именно поэтому наличие сформировавшейся цивилизации предполагало освоение планеты по плану FA-3 — ресурсопользование с минимальным вмешательством в дела коренного населения.
Если бы на планете не появилась бы наблюдательная миссия Парламентской Ассамблеи Галактического Совета, или попросту галактов, как их называли, то каргарианцы уже давно были бы объединены в одно государство во главе с одобренным в имперском департаментом развития вождем и жили бы по законам Империи. Но галакты не поддерживали принудительную ассимиляцию цивилизаций, не достигших хотя бы третьего технического уровня развития, поэтому имперцы аборигенов под протекторат не принимали, во избежание разборок в Галактическом Совете, ограничившись лишь добычей ископаемых на планете. Постепенно Каргаррат, оказавшийся на стыке торговых путей, превратился в густонаселенную систему, а на планете Каргат возникла ситуация, когда многочисленное население, только-только вышедшее из каменного века, получило высокотехнологичных соседей, который располагались в небольших анклавах.
Формально планета до сих пор находилась под протекторатом Империи, но по факту генерал-губернатор не имела сколь-нибудь значимой власти за пределами анклавов. Любое несанкционированное вмешательство в жизнь планеты тут же вызывало возмущение миссии галактов и несло за собой головную боль. В то же время вкусившие плодов технологического развития каргарианцы сами понемногу начинали приобщаться к благам цивилизации. С одной стороны, это было хорошо для народа — строились городки, открывались школы, в некоторых государствах каргарианцев уже формировались устойчивые социальные группы, понемногу ликвидировалось неравенство полов, но с другой стороны, особенно близ крупных анклавов, среди каргарианцев начала появляться проституция, работорговля, наркоторговля, бандитизм и разбой — постоянные спутники развивающихся цивилизаций. Особым секретом ни для кого не было, что оружие у каргарианцев появилось стараниями торгового представительства Джеламана.
Каргарианцы были неразвитой цивилизацией, но особого ума, чтобы направить с нужную сторону ствол оружия и нажать на спуск умения не надо, поэтому на поверхности планеты одна за одной заполыхали горячими точками неспокойные регионы. При этом у генерал-губернатора были связаны руки — согласно итогам заседания прошлого Галактического Совета был утвержден размер имперского гарнизона в системе, но этого для подавления всех конфликтов было явно недостаточно. До следующей же сессии Совета аналитики генерал-губернатора с большой долей вероятности предрекали погружение общества планеты в хаос, что давало миссии галактов право вынести на повестку обсуждения Советом Галактики вопрос о введении на планету миротворческого контингента. Но в этом случае о добыче полезных ископаемых, как и об использовании системы Каргаррат как транспортно-логистического узла можно было забыть.
Некоторые банды каргарианцев между тем уже были вооружены настолько хорошо, что начали нападать на имперские транспорты и патрули. Пытаться попадать — оружие на руках у аборигенов было отстающее на несколько поколений от вооружения сил колонистов, так что подобные случаи могли классифицироваться как попытка собаки навредить танку. Но провести полноценную операцию зачистки у генерал-губернатора не было никакой возможности — перед галактами удалось продавить лишь некоторое количество превентивных мер, но с рядом жестких ограничений — и то наблюдатели возмущались, что идет процесс потворства притеснения и даже геноцид коренного населения.
Именно поэтому — в связи с возникшей патовой, неблагоприятной для Империи ситуацией, в администрации колониального управления Каргаррата было принято решение организовать провокацию с некоторым количество жертв имперских солдат. Это дало бы повод ввести военное положение поверхности планеты и под это дело быстро аннигилировать всех явных врагов одной из фракций каргарианцев, правители которой были заинтересованы в тесном сотрудничестве с Империей.
Генерал-губернатор Мальоза Гауб, как и большинство членов ее управленческой команды обладала типично имперским типом мышления и менталитета. Кто-то другой, рожденный на окраине Империи, на ее месте мог бы подставить под удар солдат из подчиненного подразделения, но осознание ценности жизни каждого отдельно гражданина Империи у генерал-губернатора была в крови, поэтому она и затребовала взвод штурмовиков космодесанта, во избежание реальных потерь. Задача необходимого взвода было проста до безобразия — прибыть на планету и красиво умереть, находясь в зоне устойчивой зоне действия наблюдательных систем.
— Энсин, вы имеете опыт боевых действий? — неожиданно резко обернулась Мальоза к Стэну.
— Да, миледи, — снова легкий кивок.
— Соизвольте рассказать мне о нем, — сделала шаг с террасы, возвращаясь обратно в кабинет генерал-губернатор.
— Прощу прощения, миледи — все операции, в которых я участвовал, проходят под грифом секретности, и я не имею право разглашать подробности, — еще раз кивнул энсин.
Склонив голову, он спрятал мелькнувшую в глазах веселую искорку, мысленно улыбнувшись — в операции то он участвовал всего в одной, просто высадок было две, и именно поэтому смог без зазрения совести сказать «операции», чтобы не выглядеть уж очень неопытным солдатом перед этой леди — очень уж отстраненно холодной.
Поджав губы, генерал-губернатор склонила голову и взглянула на энсина своим коронным взглядом. Почему-то не подействовавшим. Выждав еще минуту, и не дождавшись каких-либо эмоций от энсина Стэна, Мальоза приняла сразу два решения. Рассудив, что такой неопытный младший офицер самостоятельно сможет организовать себе красивое жертвоприношение, генерал-губернатор решила не сообщать энсину о предполагаемой роли его подразделения, предназначенной для новостных картинок. И второе — генерал-губернатор решила не спускать оперативному командованию с рук настолько показное небрежение ее запросом — когда вместо полноценного взвода штурмовиков космодесанта на ее планету прибыла команда недобитков во главе с наглым юнцом, подразделение которого еще и на шестьдесят шесть процентов состоит из дронов.
Именно эти два решения генерал-губернатора довольно незначительной, в общем-то, провинции одного из спорных секторов фронтира очень серьезно повлияли на судьбу всей Империи Эней. И на судьбу энсина Стэна, естественно, который сейчас, внутренне обмирая, с трудом сохранял выражение равнодушия на лице, размышляя и пытаясь понять, что же так вывело из себя эту властную женщину. Размышлял в те моменты, когда получалось в мыслях убежать от воспоминаний о последних днях.
Планета Каргар
Форпост-Главный
Форпост-Главный находился на вершине каменистого плато, возвышавшегося посреди выжженной солнцем пустыни. Большинство построек находилось за высокими стенами, в которых не было ворот — способов попадания на вершину плато пешком предусмотрено не было.
Я стоял в проеме открытого люка и наблюдал за панорамой лагеря, в котором текла неспешная гарнизонная жизнь, ритм которой совершенно не нарушило появление в небе нашего десантного бота. Джей по ювелирной траектории вывел челнок на посадочную площадку и пока бот плавно опускался на антиграве, я осматривался. Несколько модульных жилых зданий песочного цвета, два ангара для техники, четыре оборонительные турели, ни одна из которых стояла в боевом режиме и неспешно шатающийся по территории народ. Возле трех мехов, рядком стоящих под лучами солнца, собралась небольшая толпа — у одной из боевых машин была снята панель над двигателем, и группа техников бурно обсуждала что-то. Осмотревшись еще раз, я подметил, что в солдатах гарнизона не чувствуется постоянной собранности и внутренней напряженности, с которой я сталкивался практически повсеместно за последний год. Тут никто не готовился совершать подвиги, здесь просто тянули лямку службы.
Но стоило только челноку посадочными лапами коснуться земли, как на крыльце одного из модульных зданий появился офицер в песочного цвета форменном комбинезоне и широко шагая, направился к нам.
— Капитан Харрис, — подняв руку, легко коснулся он кулаком левой стороны груди.
Треньк — сказал мне зуммер, и перед внутренним экраном визора появилась информация: капитан Гай Харрис, мобильная пехота, 507 легкодрагунский полк, третий зеленый эскадрон. Еще треньк, и еще — обновлялись оперативные задачи — у меня до этого по плану была всего одна — прибытие в распоряжение капитана Харриса, каковую собственно я только что успешно выполнил.
В отличие от меня, кавалерист был без шлема с визором, поэтому я, по-уставному коснувшись кулаком груди, представился более полно:
— Энсин Андрей «Стэн», тринадцатый красный взвод 303-й отдельной штурмовой роты Второй гвардейской бригады космодесанта.
Насколько знаю, неформальный этикет я не нарушил, что подтвердил легкий кивок капитана.
— Энсин, дайте команду своим бойцам на размещение, корпус два, — указал Харрус на одно из модульных строений, а сам встал вполоборота: — Вас прошу следовать за мной.
Махнув рукой Фоксу, я развернулся и двинулся за капитаном. Пока шагал, с интересом осматривался по сторонам. Особенно меня привлекли стоящие рядком кургузые мехи. Шаты, если по-местному — штурмовики атмосферные тактические. Больше всего они напоминали корпуса вертолетов Ми-24, только шире раза в полтора и без длинной хвостовой балки. Вместо несущего винта у шатов были два широких крыла, слегка склоненных под углом к земле. В плоскости каждого находилось по несущему винту — отдельная модификация данного вида шатов — Юкавы и антиграва на этих машинах отсутствовали в принципе, а турбовинтовые двигатели подходили для выполнения поставленных перед имперскими вооруженными разного рода задач на поверхности планеты Каргат. Это я еще в пути посмотрел, когда знакомился с районом и информацией о гарнизоне Форпоста, куда нам предстояло прибыть.
«Манива», «Синти Сэй», «Грег Баркл» — чуть ниже порядковых номеров было не очень аккуратно написано на защищающих экранами выхлопные отверстия двигателей продолговатых модулях, предназначенных для обмана тепловых систем наведения. Как я узнал чуть позже — каждой машине для простоты восприятия было присвоено имя популярной личности из топов армейского виртпортала, где можно было приобретать себе прототипов для использования в личных целях. Для виртуального секса, в общем. Мужских имен было много, кстати, даже больше половины — в мобильной пехоте в отличие от космодесанта служили женщины, и немало.
Еще у шатов этой были механические ноги — выгнутые назад. Для перемещения они практически не использовались — только для нахождения в стояночном положении, хотя случаи применения были — шаты данной модели были четвертого поколения и давным-давно устарели уровней вооружения шестого и седьмого поколения, распространенного в армиях большинства развитых галактических государств. Но с вооружения имперской армии эти шаты не снимались — по положениям Галактического Совета техника в колонизируемых и аннексированных мирах не должна была превышать уровня аборигенов более чем на три поколения, и подобные шаты использовались в кавалерийских частях на поверхностях планет с нулевым уровнем технологического развития. Считалось, что если использовать более высокотехнологическую технику, то представители карманной цивилизации могут остановиться в развитии, потому что техника на четыре поколения выше уровнем автоматически ставит ее обладателя для неподготовленного к этому разуму в ранг божества, меняя восприятие мира у аборигенов, и отбивая тягу к естественному исследованию, заменяя ее слепым преклонением. Может быть, зерно правды в этом было.
Но, несмотря на отсталость систем, используемых кавалеристами 507-го полка от общего уровня имперской армии, на необразованных аборигенов и шаты четвертого поколения производили впечатление. Для пущего эффекта, кстати, на носовой части каждой боевой машины была изображена зубастая распахнутая пасть. Проходя мимо одного из шатов, я рассмотрел подпись под одним из устрашающих рисунков: «Улыбнись, я тоже тебя вижу».
Похожая распахнутая пасть, только принадлежащее страшной морде, отдаленно напоминающей акулу в фас, была изображена на эмблеме эскадрона у капитана на левой стороне формы. Надо бы нам по идее тоже пора инсигнию для взвода придумать — подумал между делом я, продолжая шагать следом за капитаном, осматриваясь по сторонам. И неясно чувствуя легкий диссонанс в окружающей действительности и поведении капитана — что-то скрябало меня коготками неверия, но вот что, все никак не мог понять.
Пока шли по огороженной территории Форпоста, и я осматривался по сторонам, голову полнили знания, которые всплывали в памяти. Вся та загруженная напрямую информация озаряла меня осознанием «вспоминания», и на нее тут же накладывались собственные мысли — к примеру, я додумался до того, что мои дроиды не могут быть использованы для патрулирования — по всем регламентам используемые во Второй Гвардейской кибернетические автоматизированные системы числились техникой седьмого поколения. А может, поэтому генерал-губернатор Мальоза так разозлилась — пронзила меня догадкой мысль — миледи ждала полноценный взвод, а вместо него прибыло всего пять боеспособных в ограниченных условиях штурмовиков, командует которыми молокосос энсин. Да, несмотря на мой бравый внешний вид, для генерал-губернатора системы я наверняка выглядел именно так — пришлось признаться самому себе. Но кстати-кстати, догадка то имеет право на жизнь.
Между тем мы с Харрисом уже подошли к крыльцу небольшого штабного здания, на флагштоке перед которым лениво трепыхался синий имперский флаг, и мимо нас порхнули две молодых девушки, в достаточно откровенных платьях, а одна из них окинула меня долгим оценивающим взглядом. Я даже слегка запнулся, обернувшись на ходу — полюбому местные жительницы, распространенный типаж в этой части планеты — невысокие, смуглые, с черными как смоль волосами. Та, которая провожала меня взглядом, белозубо улыбнулась, но раздавшийся рядом голос отвлек меня от ее игривого взгляда.
— Кэп, эти уроды из снабжения опять нас динамят, а Салли на одном движке уже… — выскочил из штаба растрепанный техник, но замялся на полуслове, увидев меня. — Эээ… капитан, лэр, разрешите доложить… — начал он другим голосом, но Харрис махнул рукой, сделав своеобразный жест, в котором прямо-таки читалось: «Потом». И тут я понял — капитан немного не вписывался в окружающую реальность — слишком уж он официально себя вел. А все местные обитатели, в том числе и прошедшие мимо местные девушки явно нетяжелого поведения, производили впечатление «дальнего гарнизона», с весьма свободными нравами. Ну да, чего только стоит неуставная цветастая рубашка одного из пилотов, который свесившись из кабины орал сейчас что-то вниз технику, тестившему системы наведения под поднятым кожухом в нижней части брюха полуразобранного меха.
Пройдя следом за Харрисом в его кабинет, я мельком кинул взгляд на стену, где висело несколько ярких вымпелов, и остановился у стола. Капитан, вопреки моим преставлениям, за стол садиться не стал, а прошел дальше, миновав объемную карту местности и сел на подоконник, глядя на меня. Несколько секунд стояла тишина, Харрис оценивающе на меня глянул, а после активировал личный терминал на руке. Ознакомившись с текстом сопроводительного приказа на меня, капитан снова поднял глаза.
Столкнувшись со слегка вопросительным взглядом капитана, я врубился не сразу, но после выругался про себя и, сняв шлем, коснулся визора, отдавая приказ взводу об отключении режима готовности и выпадая из взводной тактической сети.
— Уже лучше, — лицо капитана неуловимо изменилось, стало менее протокольным, что ли. — Рассказывай, каким ветром тебя в нашу жопу занесло.
Вот в чем причина его официоза, понял я: при включенном визоре все действия писались, автоматически попадая в память таксети. И, если бы капитан начал вести себя сейчас привычно для обстановки гарнизона, в архиве могло появиться бы много новой информации о нем. А часть коренного администраторского штабного населения, частенько вместо того чтобы лизать яйца, заполняя свободное время, как собаки иногда делают, от безделья изыскивают материал для привлечения к разбору поведения полевых офицеров. Я-то просто пока с этим практически не сталкивался — учебка и действующие части на фронте не те места, где подобные кадры работают, с бдительностью вычисляя нарушителей Кодекса имперского военнослужащего.
— Не могу знать, — пожал я плечами, отвечая на вопрос: — Сняли с фронта системы Мажериа в Диких Мирах и отправили сюда. Текст приказа не видел.
— Распределить тринадцатый красный взвод энсина Стэна по подразделениям в целях усиления тактических групп для исполнения ими надлежащего контроля патрульных функций секторов ответственности третьего зеленого эскадрона, — процитировал мне не память Харрис и тут же быстро спросил: — Был на приеме у Мальозы?
— Постоял молча минут десять, пока она меня рассматривала со всех сторон, а потом был отправлен сюда, — ответил я коротко и добавил: — Странная дама, почти ничего и не сказала.
— На балкон выходила? — поинтересовался Харрис.
— Выходила.
— Губы поджимала? Вот так? — очень похоже показал гримасой капитан.
Не отвечая, я просто кивнул.
— Значит, чем-то ты ее конкретного разозлил, — ухмыльнулся Харрис.
— Чем? Я ей ни слова лишнего не сказал?! — невольно вырвалось у меня.
— Мальоза дама такая, ей много не надо, — покачал головой капитан: — Есть предположения, зачем тебя сюда направили?
— И близко нет.
— Ты не голубых кровей?
— Даже не гражданин.
— Доминион? Колонии?
— Свободный мир, первая ступень интеграции, подготовка к подписанию коронного договора.
Хотя мы были далеко от Земли, за новостями с родины следили очень пристально. За теми крохами, которые можно было выудить в информационном пространстве.
Брови капитана взлетели вверх — ну да, это для генерал-губернатора звание энсина лишь повод поплеваться им в разговоре, а для жителя свободного мира, принявшего присягу меньше года назад — получить в подчинении штурмовой взвод космодесанта за такой короткий срок серьезное достижение. Пусть и состоит мой взвод пока из четырех существ кроме меня и двух отделений полуразобранных дроидов.
— Но чем-то ты ей реально не угодил, — произнес после паузы капитан, — даже внятного приказа нет, а отдавать взвод штурмовиков в подчинении мобильной пехоты, пусть и такому крутому капитану как я, это плевок в душу, сам понимаешь…
Про плевок в душу, если честно, я до этого не понимал, и только сейчас до меня дошло что так-то да — генерал-губернатор своим назначением явно хотела меня унизить. Хорошо, что я этого не знал. До этого момента — колыхнулось внутри злость, помноженная с раздражением на статную даму управительницу местной системы.
— Ладно, разберемся — штурмовиков просто так сюда дергать бы не стали. Будем смотреть по обстановке. У тебя, кстати, какая тень на визоре стоит?
— Не понял?
— Тень.
— Э…
Теперь Харрис выглядел очень удивленным.
— Я взвод принял сразу после присяги, на боевых меньше двух недель провел. Много чего не знаю, — просто признался я.
— Ясно, — все еще удивленно покачал головой Харрис, — отправь своего техника в ремзону к сержанту Гвинкайну, пусть он ему все объяснит.
— Хорошо, — лишь немного представляя, в чем суть, произнес я.
— Тогда сегодня к вечеру поставь себе, и вместе со мной в ночное патрулирование, там введу в курс дела, — последовал легкий кивок. Выждав еще пару секунд, я козырнул и, развернувшись, направился к выходу. Оказавшись на крыльце, посмотрел в личный терминал, где уже появилось задание прибыть к означенному часу для участия в патруле в качестве наблюдателя.
Отловив Юза, я направил его на поиски сержанта Гвинкайна, а сам отправился наблюдать за тем, как Фокс исполняет обязанности заместителя командира, отлаживая быт подразделения. Расположились мы кстати замечательно — нигде не было указано, что в моем взводе из семнадцати существ целых двенадцать дроидов, поэтому каждый получил по личной комнате в выделенном нам помещении. А за долгое время казарменного положения мы все как-то научились ценить личное пространство. Мы втроем, конечно же — я, Фокс и Юз. Ричи с Джеем учиться не было нужды — первый вырос на орбитальной станции, где по санитарным нормам на одного человека полагалось четыре метра пространства, а второй вышел из среды прайд-лидеров, где понятие личных покоев заменялось охотничьей территорией на открытом воздухе и измерялись гектарами.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий