Стэн. Гвардеец Его величества

Система Кара-Мирдад, Планеты Анар — Дара. Тренировочный полигон 303 отдельной штурмовой роты

Система Кара-Мирдад, Планеты Анар-Дара
Тренировочный полигон 303 отдельной штурмовой роты
На удивление, высадка на поверхность происходила спокойно и буднично. Никакой болтанки, имитаций попаданий, аварийных спусков и затяжных прыжков с компактными антигравами. Наш десантный бот непривычных мне очертаний приземлился на пустынную поверхность планеты и бесшумно завис в нескольких метрах над землей. Прыг-прыг и челнок бесшумно ушел в небо, практически сразу исчезнув из поля зрения в низкой, заменяющей облака желто-серой взвеси смеси пыли и пепла, даже сквозь которую нещадно палило красное солнце.
Здесь было очень неуютно. Атмосфера для дыхания человека была малопригодна, и броня была в глухом режиме. Мы стояли на пологом холме, прилизанном постоянными ветрами, гуляющими на планете, а поодаль просматривались изломанные, будто рваные скальные образования. Визуально горизонта видно не было — уже через пару сотен метров все тонуло во мгле, окутывающей поверхность, лишь по проекции визора можно было составить местность об окружающем рельефе.
— Господа, сейчас вам предстоит вступительный экзамен, — сделал пару шагов вперед, вышел на передний план майор и, развернувшись, показал на изломанных очертаний плато неподалеку: — Попрошу вас занять оборону в указанном квадрате. У вас есть пять минут.
Коротко пикнуло, перед глазами появился указующий маркер, и мы без лишних вопросов сорвались с места. Лассан остался стоять на месте, глядя нам вслед. Никаких кстати обезьян, уродов и прочих гамадрилов в его речи не было. На удивление вежливое и корректное общение, но с некоторой долей отстраненности — как рыбак, выудивший не крупную рыбу, разговаривает сам с собой, в процессе решая, оставить добычу на уху, или обратно выпустить.
Думалось мне хорошо. Бежалось тоже — мы были в броне космодесанта среднего класса, предназначенной для действий на поверхности планеты и вооружены неплохими винтовками. Заряд батарей полный, псевдомускулатура присутствует. Более того, тактическая сеть работала и на внутренний экран визора исправно транслировались мои показатели, данные спутников, а также подтверждение наличия устойчивой связи с «Моро», который был в статусе «шип-матки».
Противника не наблюдалось, как впрочем, и Лассана, который, стоило нам только отбежать на несколько сот метров, как сквозь землю провалился. Единственным неудобством было тянущее чувство в спине, между лопаток и чуть выше — будто мне туда положили тяжелую водяную грелку, причем избавиться от неприятного ощущения никак не удавалось. Может быть, даже скорее всего, тяжесть была связана с тем, что вчера нас прогнали через необычного вида — раза в три больше обычных, медкапсулы, где мы провели каждый около суток.
«Регенеративный процесс второй ступени, основная генетическая модификация, третий уровень стабилизации физиологических показателей, первая стадия I-преобразования» — гласил список проведенных процедур, вызывая определениями во мне даже некоторой трепет. Регенеративный процесс второй ступени был довольно дорогим удовольствием и стоил поболее, чем весь мой первый контракт с Сатари. Третий уровень стабилизации физиологических показателей — это вообще космос, даже в Империи подобное себе не все могли позволить, так что я сейчас мог просто констатировать свое абсолютное здоровье. Причем гораздо выше изначального уровня моего организма — здесь поработала генетическая модификация, которая меня не пугала — в процессе изучения технологий новой цивилизации я уже избавился от боязни неведомого ГМО. Вот только с определением первой стадии преобразования ясности не было, но это, скорее всего, касалось подготовки к вмешательству в организм внедрением имплантов. И кстати, может быть уже — чуть вздрогнул я, особо ярко чувствуя неприятную тяжесть на плечах.
Впрочем, не особо парился — да, вживили мне что-то, железку какую-то может, но данный факт меня все же не сильно заботил. Наверное благодаря тому, что прогресс последнее время на родной планете двигался вперед семимильными шагами, и мы были привычны к быстрому появлению новых технологий, так что не было какого-то пиетета или страха перед новыми, чужими. К тому же по условиям подписанного с армией контракта, после его окончания мне полагалось бесплатное медицинское обслуживание и откат организма к тем показателям, которые выберу сам, а дорогостоящие импланты во мне оставлять так и так бесплатно оставлять никто не будет.
Пока раздумывал на бегу, мы уже почти на месте оказались. И вот здесь мысли уже свернули на тревожный лад — неуютное место, неприятное. То тут, тот там лежали изорванные попаданиями части брони, по земле виднелись характерные следы плетей разрывов, но самое пугающее — во многих местах проглядывали трупы. Не обломки дроидов, не муляжи, а именно погибшие, причем в немалом количестве — то тут, то там виднелись выбеленные голые кости, где-то полуприсыпанные песком. А где-то нет.
— Это что за… — выдохнул Фокс, приближаясь к относительно сохранившимся останкам десантника, который раскинув руки лежал у подножий одного из каменных клыков. Броня на погибшем была разорвана сразу несколькими попаданиями, а сквозь разбитое забрало щерился расколотый череп.
«Блимп» — вдруг сказал мне зуммер в прицеле, и все показатели поблекли серым, став неактивными. Таксеть, как и связь с шип-маткой, пропала от слова совсем.
— Черт, походу мы попали, — дрожащим голосом произнес Юз, добавив еще несколько крепких выражений чуть погодя. В голосе его заметно слышалось волнение, но в то же время и тень надежды, что может быть, все образуется, и сейчас из складок местности появятся привычные учебные дроиды, которых мы, в принципе, легко расстреляем.
— Четыре минуты парни! Быстро, быстро, рассредоточится! Стэн, давай в ту ложбинку! Юз, Ричи, туда, Джей давай со мной… — размахался руками Фокс, распределяя нас по позициям.
Пробежав с десяток метров, я съехал по крутому склону, подняв повисший в воздухе шлейф пыли. Пробежав по каменистой поверхности, устроился между двумя каменными зубьями, присев и осматривая местность. Без особых успехов — видимость никакущая. Метров триста, и то на границе уже все тонуло в пыльном тумане мглы. Отодвинувшись немного назад, я осмотрелся и увидел под слоем песка темнеющий металл. Протянул руку — черт, так и есть — кто-то до меня, похоже, уже думал, что здесь замечательная позиция.
Только-только начал отодвигаться назад, как раздался пронзительный свист и небо над нами вспухло многочисленными разрывами. Хлестнуло по земле плетью шрапнели, вокруг взметнулись крупные камни, причем один из них неслабо засветил мне в плечо, отбросив в сторону. От удара меня выключило на пару секунд, но когда пришел в себя, пошевелился слегка, убедившись, что руки-ноги на месте и перекатился на бок, пытаясь приподняться. Винтовка, на удивление, была со мной. Пригнувшись, я добежал до крупного валуна, укрывшись за ним. Только сейчас понял, что в переговорнике стоит сплошной крик, а неподалеку от меня звучит густая, щедрая стрельба.
Никого из парней я не видел — после залпа по нашей позициям в воздухе взвесь пыли поднялась еще гуще и для меня видимость не превышала сейчас пары десятков метров. Высунувшись из укрытия, я увидел совсем рядом быстро двигающиеся в мою сторону несколько фигур. Не думая, тут же вскинул оружие и начал отсекать короткими очередями, сосредоточив огонь на одном из нападавших. Противник тут же бросился на землю, уходя из-под моего огня, а вот те, кто был рядом с ним, вскинули оружие. Причем как мне показалось, сделано это было даже немного картинно, с некоторой ленцой.
— Ааа!!! — успел только заорать я, отпрыгивая и бросаясь в небольшое углубление — валун, за которым я укрывался, буквально взорвался, частью испарившись, а частично разлетевшись на маленькие кусочки. Причина этого стала ясна мне почти сразу же — стоило лишь на мгновенье замереть, как дошел смысл того, что с надрывом кричал Фокс — по нам стреляли боеприпасами с антиматерией. Очень небольшие шарики, диаметром меньше миллиметра, но в каждом находилось достаточно энергии, чтобы распылить на атомы десантника в полной боевой экипировке, без оглядки на щиты. А пары выстрелов было достаточно, если этот десантник укрывался в бронетехнике.
В боевых действиях такие боеприпасы практически не использовались — экономически нецелесообразно — стоимость одного выстрела была на уровне цены хорошего атмосферного боллерта, а стоимость магазина, насчитывающего более двух тысяч выстрелов, превышала годовые бюджеты некоторых городов Империи, или даже целых планет, к Империи не принадлежащих.
— Они что творят, твари! — вклинился в сознание крик Юза, который после перешел просто в набор отчаянных ругательств. Слабо понимая, что происходит, и почему, я выскочил из укрытия, потому что уже кожей чувствовал приближение противников. Не очень удачно — резкий булькающий звук вакуумного удара, и в глазах замелькало диким калейдоскопом — попавшая в меня пуля, по всей видимости, чиркнула вскользь, так что щиты сдержали, но отдачей меня отбросило далеко в сторону, при этом закрутив волчком. Резкая, мгновенная вспышка боли, темнота в глазах — еще бы, получить удар такой силы, что он откинул меня метров на семь, еще и ударив о вертикальный скальный срез.
Где-то там внутри слабо, но понимая, что мне нельзя оставаться на месте, я попытался встать. Перед глазами все заволокло красной пеленой — это была кровь на внутренней стороне забрала. Зашипело — заработала медсистема, а боли не было давно — я еще пока летел, стимуляторы сработали. Но внутри у меня сейчас все перекрыло слабостью наступающей паники — нас здесь реально убивали! С такими противниками невозможно сражаться, и неужели они действительно подготовили нам настолько невыполнимое испытание?! Да это не экзамен, а элементарное истребление!
— Стэн! Стэн, ты здесь! — раздался в переговорнике, врываясь в мое рваное сознание голос Фокса.
— Здесь, — хрипло проговорил я с трудом, больше не пытаясь подняться — насколько можно вжавшись в землю, пытаясь ползти. Даже получилось осмотреться — сработала система очистки забрала — с некоторым опозданием, правда. Но это она зря — при взгляде на свое левое плечо я от ужаса чуть сознание не потерял — броневые пластины были содраны, сквозь ошметки доспеха и ткани комбинезона, в лазурной пене залившей нехилую дырку проглядывали струпья почерневшей плоти.
— Стэн, только не суетись, — послышался негромкий и спокойный голос Фокса, — только не метайся только, осмотрись. Патроны есть? Гранаты? Противника видишь?
Патроны есть. Гранаты тоже. Не, противника не вижу. Да, спокоен. Да, ранен, но не критично (пришлось, правда, титаническим усилием воли заставить себя не смотреть на левое плечо и руку).
— Все, иди, воюй. Кончи хоть кого-нибудь, — тихим голосом проговорил Фокс, и замолк.
— Фокс? Саня?!
В переговорном устройстве тишина полная.
— Юз? Ричи? Джей?
Они что, все погибли? Да не может быть, как так?
В этот момент я выполз на вершину небольшого уступа и увидел то, что осталось от Джея. По форме шлему узнал — для аржитов они немного не такие, как для людей. Шлем валялся отдельно от основной части перекрученной и изорванной брони. Поодаль заметил Фокса — тот лежал ничком, не подавая признаков жизни. Без одной ноги, с боком полностью залитым пеной биогеля. В этот момент рядом с ним появились две темные, размытые фигуры, но тут же Фокс дернулся, и от его длинной очереди один из нападавших отлетел спиной вперед. Выстрел, и на том месте, где лежал Саня, только воронка появилась.
Чувствуя, как лицо искажается в гримасе, я скатился обратно и снова почувствовал, что меня заметили — справа мелькнуло движение. Коротко всхлипнув, я отпрыгнул в сторону, палая в небольшую яму, пытаясь забиться туда, спрятаться. Естественно безуспешно.
Заголосив, не в силах сдерживаться эмоции, я почувствовал дорожки слез на лице, а чуть погодя и вовсе забился в истерике — умирать мне очень не хотелось. Мое поведение, видимо, не очень понравилось нападавшим — один из них подошел ко мне, направив на меня оружие и что-то сказал. Что, я не понял, почувствовав лишь презрение в движениях.
За миг до выстрела я успел сделать только заградительный жест. Довольно неуклюже получилось — так рафинированная дамочка может отмахнуться от такого же, как и она сама экземпляра, еще и удерживая при этом на руках маленькую собачку. Собачки у меня не было, зато были две оборонительные гранаты. Мощность заряда каждой была достаточно высокой — руками в имперской армии гранаты никто не кидал — в нужное место их доставляли с помощью подствольного гранатомета по маркерам визора. Так что на том месте, где был я и трое неизвестных нападавших, образовалась маленькая Хиросима. Яркая вспышка и крик на губах так и застыл, не сорвавшись, а следом за режущим взгляд сиянием мягко накатил мрак.
Чувства в тело вернулись неожиданно, с непередаваемой внезапностью. Оставив где-то там, далеко, темное и вязкое ничто, где как казалось была проведена вечность, я открыл глаза.
Почти сразу у меня сорвался вздох облегчения — эти уроды просто загнали нас в вирт, устроив нереально правдоподобное испытание. Это получается, что в виртуальность мы погрузились, будучи в капсулах — подумал я, чуть приподнимая голову. В этот момент крышка капсулы поднялась.
Ну да, так и есть — та самая громоздкая медкапсула, крышка которой сейчас поднимается с шипением сервоприводов. Приняв сидячее положение, я осмотрелся по сторонам, чувствуя некоторый дискомфорт и даже, как будто бы четко ощущая все свои действия, как в первый раз. Вот необычайно остро после вдоха чувствуется воздух в легких, давит тяжесть ребер на грудную клетку, в то же время необычайная яркость слегка шершавой поверхности под ладонью. Обычно на тактильные и внутренние ощущения практически не обращаешь внимания, но тут они меня словно накрыли своей некоей новизной.
Парни, которые раньше меня появились из своих капсул, стояли слегка потерянные, негромко переговариваясь и осматриваясь по сторонам. Поднявшись, я надел свой форменный комбез, почувствовав все тот же дискомфорт в спине, между лопаток.
Подойдя к Юзу, который был ближе всех, хотел было спросить его, не замечает ли он чего необычного, но тут в помещении с капсулами появился Лассан. Спрашивать стало некогда — быстро-быстро бегом по знакомому маршруту, облачение в броню, уже знакомый транспортный отсек десантного бота. Несколько минут перегрузок, и наш челнок вновь оказался на знакомой, мрачной поверхности планеты.
— Черт, мы по второму кругу, что ли? — удивленно спросил Юз едва слышно.
Отвечать было некогда — десантный люк отошел в сторону, и в ноги мне ударила выжженная земля, плюнув из-под ступней пылью. Челнок в этот раз приземлился гораздо ближе к той площадке, где мы не так давно приняли бой в вирте.
— Ух е… — опять не удержался от шепота Юз, когда из плотной пылевой завесы появился в зоне видимости строй космодесантников в полном боевом. Когда я увидел знаменосца с тремя штандартами, тоже не удержался от тихого возгласа. Первым штандартом был имаго — высокий шест, навершие которого венчало золоченое объемное изображение лика Императора. Ниже на поперечном древке слегка трепетало тяжелое сине-золотое полотнище — императорские цвета. Это была голограмма, настоящее знамя находилось на штабном корабле Второй гвардейской бригады, и именно оно подтверждало право боевого соединению именоваться с приставкой «Его Величества». Вторым штандартом был драко Второй гвардейской — также высокий шест, лишь чуть ниже имаго, увенчанный расправившим крыльями драконом — символом Империи, под которым на перекладине также неторопливо трепыхалось черное полотнище, с серебряным, оскаленным в ухмылке черепом. Тоже голограмма. Ну а третьим был сигнум 303 отдельной штурмовой роты — шест был чуть ниже остальных и венчала его раскрытая ладонь. Вместо полотнища на поперечном древке был закреплен черный щит с изображением родного черепа второй гвардейской, увенчанного зубьями звезды штурмовых частей. На виске у черепа был номер роты «303», а сверху девиз штурмовых частей: «Смерти нет». Сигнум единственным из штандартов был реальным, присутствуя здесь и сейчас.
— Штурмовики не умирают, они удаляются для перегруппировки, — прозвучал в тишине голос Лассана. В первый раз меня убили вон там, — показал на один из скальных клыков майор. И в этот момент я нашел взглядом воронку, оставшуюся после взрыва — там, где в моих руках взорвались две гранаты.
А потом была церемония принесения присяги на верность штандарту и Императору.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий