Стэн. Гвардеец Его величества

Планета Каргат. Форпост Главный

Планета Каргат
Форпост Главный
Нестерпимый вой тревожной сирены, пробирающий все нутро, заполнил казарму. Время было около четырех утра стандартных суток — практически весь гарнизон, кроме нескольких караульных, спал. Наверное, в этот момент все спящие открыли глаза. И только я один закрыл. С закрытыми глазами вой сирены воспринимался громче, буквально ввинчиваясь в мозг. Я еще сильнее зажмурился — неожиданно накатило осознание того, что сейчас собираюсь сделать.
Стало страшно. Но всего на миг — широко распахнув глаза, я слетел с койки, подхватывая бронекомбинезон. Несколько экономных движений сопроводило шипение стыковывающихся частей брони, спрятавшей меня в свою скорлупу. Подхватив винтовку, я плечом открыл дверь и вылетел в коридор. Оказался здесь уже не один — Джей и Ричи бежали к выходу, и чуть позже меня появились Фокс с Юзом. Последний даже юзом прошелся ребрами подошв и впечатался в стену, не рассчитав с ускорением. Там на стене, кстати, уже заметная вмятина была — не первая для нас тревога по оранжевому варианту.
Только вот в предыдущие разы тревоги были учебными.
Никто ничего не спрашивал — информация на экране визора уже появилась, и мы бегом понеслись к выходу, ссыпались с крыльца и побежали в сторону открытой площадки с шатами, от которых уже доносился гул разгоняемых двигателей.
Я запрыгнул десантный люк шата, проигнорировав лесенку. В спину дохнуло воздухом — внутрь залетели остальные парни из моего взвода, раздалось несколько глухих ударов — кто-то не рассчитал и тормозил о противоположный, сейчас закрытый люк. Наверняка опять Юз.
Оборачиваться я не стал — уже был в кабине пилотов, занимая командирское кресло, слушая доклады пилотов о готовности.
— Погнали, — хлопнул я по интерактивной панели и меня моментально вжало в кресло — лейтенант Гельвия рванула машину вверх, но почти сразу же завалила на одну сторону, разворачиваясь. Судя по тактическому экрану пилот второй машины сделал тоже самое, пристроившись чуть позади.
Только глянув на тактический экран, убедившись в том, что второй шат как привязанный следует за нами, я нажал нетерпеливо мигавшую кнопку экстренного вызова. Моментально голо-экран чуть подернулся рябью, а после напротив меня возникло резко очерченное лицо с красными глазами.
— Леди Тиада, — кивком приветствовал я главу наблюдательной миссии.
— Капитан Харрис… одновременно со мной произнесла леди, но запнулась, встретившись с моим взглядом. Ну да, у меня сейчас идентификатор командира гарнизона форпоста.
— Энсин Стэн, временно исполняю обязанности.
Харрис отбыл в составе делегации в столицу системы, где со вчерашнего дня проходил Саммит Доброй Воли, как-то вдруг организованный департаментом колонизации. Для меня это оказалось неожиданным подспорьем — пришлось менять первоначальные планы.
Хотя я был всего лишь энсин, но императорской гвардии — мое звание соответствовало лейтенантскому в остальных имперских вооруженных силах. К тому же я был командиром взвода, и именно я, а не лейтенант Гельвия, остался за исполняющего обязанности командира гарнизона. Харрис, кстати, явно догадывался о чем-то — очень уж с непередаваемым выражением он на меня смотрел, отбывая в столицу. Но ничего не сказал.
— Энсин Стэн, на дипломатическое посольство совершено нападение. Как глава галактической миссии мира я прошу вас немедленно использовать силу, пресекая агрессию местного населения.
— Всенепременно, леди Тиада, — посмотрел я в антрацитово-черные провалы глаз. — Прошу вас предоставить мне картинку ваших систем наблюдения.
— Подключайтесь, энсин, допуск подтверждаю, — на мгновенье скользнула леди взглядом вниз, активируя допуск по запросу.
— Лейтенант, есть картинка? — повернулся я к Гельвии. Но не успел договорить, как рядом с тактическим экраном появилось изображение территории миссии — аккуратный, расположенный за высоким забором поселок из нескольких десятков домов, расположенный на площади размером примерно с три футбольных поля. В центре поселка возвышался купол главного здания, а поодаль стремился в небо похожий на Останкинскую башню шпиль личных апартаментов леди Тиады.
Красивая база, зеленая. На территории пятна небольших озер, бассейны под стеклянными куполами, аккуратные дорожки, огороженные от газона декоративными, высотой едва по колено заборчиками. Но идиллию зрелища нарушала неуправляемая толпа, саранчой уже захлестнувшая первые дома. Нападающих было много, несколько тысяч, точно, и они будто приливной волной заполняли территорию, ручейками расползаясь между домами, по дорожкам. Кто-то уже врывался в аккуратные домики — вместе с выбитыми дверьми, кто-то лез в окно.
— Доложите подлетное время, энсин, — голосом, в котором мелькнула нотка нетерпения, произнесла леди Тиада.
— Шесть минут до границы прямой видимости, — оторвавшись от экрана, на котором уже виднелись первые огоньки пожаров, взглянул я в непрозрачные глаза леди.
Она хотела еще что-то сказать, но не стала, лишь кивнув, а после исчезла с экрана. Впрочем, со связи она не уходила — канал так и оставался открытым.
— Внимание, при подходе к зоне прямой видимости мне необходимы данные с камер три-четыре и краткий анализ обстановки от тактического терминала. Пока не будет данных, в зону обнаружения для местного населения не входить, — отдал я указание, активировав командирский канал.
— Лэр… энсин? — даже оторвалась от приборов Гельвия.
— Мне нужны данные камер три-четыре и анализ обстановки, лейтенант, — посмотрел я на пилота.
— Я про зону обнаружения, лэр. Мне остановить машину на границе?
— Да, лейтенант.
Несколько минут ожидания, пока в полете мерно вибрировал корпус шата, который несся над землей на предельной скорости. Снизу мелькала пустынная местность, но вдруг наша машина рыскнула и, приподняв нос, начала набирать высоту. Не свечой, как когда-то Харрис меня поднимал, но тоже достаточно круто.
Резиденция миссии галактов находилась на продолговатом плато высокой столовой горы склонами. Сама гора одиноко стояла в пустынной долине, удаленной от обитаемых мест. Никаких поселений поблизости не было — долина находилась на ширине экватора Каргата, и температура днем здесь поднималась выше шестидесяти градусов, делая практически невозможным постоянное существование. Миссия галактов же была оборудована специальным куполом, который поднимался днем, защищая территорию от выжигающих любую влагу и жизнь солнечных лучей.
В этот момент замигал огонек готовности доклада на тактическом экране, и я с замиранием сердца обернулся туда. Сейчас решится, сработало или нет. Увидев результат, шумно и резко выдохнул. Но не сказать, чтобы облегченно — легких путей уже не было. Зажмурившись на мгновенье, я, как и недавно в казарме снова испытал приступ легкой паники. Куда я лезу?
Скрипнув зубами, я усилием воли прогнал почти все мысли. «Хавайте, уроды» — беззвучно прошептал я, и немного резче, чем следовало, хлопнул по интерактивной панели активации вызова. Ободок пространства, в котором появлялась до этого леди Тиада, замерцал зеленым светом, но глава миссии и так уже появилась, опередив на несколько мгновений мой вызов.
— Энсин, вы остановились, — лицо леди по-прежнему было бесстрастно, а голос все также сух.
— Именно так, леди, — справившись с собой, произнес я, и продолжил бесцветным голосом: — Сожалею, леди, но мы не можем продолжать движение — согласно данным тактического анализа в нападении принимают участие представители местной самобытной цивилизации.
Я услышал, как ахнула рядом со мной Гельвия. Ну да, лейтенант не дура — едва отошла от шока созерцания зрелищ вытаскиваемых из своих обиталищ представителей миссии, многих из которых сейчас просто рвали на части в буквальном смысле слова, как сразу просекла тему.
Глава миссии на секунду закрыла свои антрацитово-черные, миндалевидные глаза, а когда их открыла, я едва не отшатнулся — они реально пылали алым пламенем. Хорошо мы сейчас не лицом к лицу — представители аристократии Джеламана в совершенстве владеют навыками гипноза. Я, конечно же, проходил курс противодействия в учебке, но проверять его действенность с таким противником сразу не хотелось бы.
Но даже несмотря на то, что изображение было голографическим, в голове у меня зашумело.
— Энсин, объяснитесь.
Голос был холоден как пустота космоса. И в тоже время обжигал раскаленной лавой.
Я не отводил взгляда от красных глаз, и виски уже начинало ломить болью. Черт, походу она меня реально пытается законтролить!
— Согласно резолюции FE-005003, принятой на 3568 заседании Галактического Совета Колонизации о принятии в сферу интересов Империи Эней системы Каргаррат, каковая резолюция была утверждена…
— Энсин!
— …ассамблеей Галактического Совета, применять силу войска армии Империи Эней, осуществляющие патрульные функции могут только в трех случаях…
— Энсин, я приказываю — продолжайте движение!
Казалось, что у меня сейчас от боли взорвется голова. Над бровями внутри все перекручивало спазмами, в виски по ощущениям вошли уже раскаленные спицы, а кто-то сзади будто бы высасывал мой мозг через тонкую трубочку.
— Леди, вы интер понимаете? — хрипло спросил я. — Также прошу сообщить, на каком праве вы основываетесь, отдавая мне приказ, — добавил я.
— Я глава наблюдательной миссии!
— Процитируйте пожалуйста статьи и положения, обязывающие меня выполнять ваши приказы, — пожал я плечами. Казалось, голова сейчас взорвется как спелый арбуз — уже глазами было больно шевелить.
— Тупой солдафон, здесь же гибнут люди!!! — внезапно ворвался в нашу беседу чей-то крик. Закричавшую полностью видно не было, лишь мелькнуло шевеление за плечом у лорда — кто-то там толкался, заходя в захватываемый трансляцией круг, проецирующий изображение и звуки. Тиада при этом зло ощерилась — она наверняка думала, что почти додавила меня и, кстати, скорее всего так оно и было. Но запаниковавшим галактам, красное от волнения лицо одного из которых сейчас появилось передо мной, было не до гипнотических сеансов леди — в звучащих многоголосых криках чувствовался животный страх смерти.
— Лэр, я постоянно наблюдаю, как гибнут люди на этой планете. Но согласно резолюции, принятой на заседании Галактического Совета, не имею права вмешиваться.
- Нас сейчас будут убивать!!!
— Я очень сожалею, но мы на этой планете гости и должны уважать право на жизнь и самоопределение обособленной цивилизации. Данная статья права закреплена в…
— Энсин, при нападении на миссии использовалось современно оружие! — истеричный краснолицый исчез из поля действия переговорного круга, и передо мной снова была леди Тиада.
— Тактический анализатор не выявил данных фактов, — произнеся это, я внутренне облегченно вздохнул — боевики Гасептула, нейтрализуя внешние посты охраны, сработали чисто и теперь в руках у них были только мечи, топоры, копья, кистени. А у кого-то и вовсе дубины.
— Леди Тиада, я могу вмешаться лишь в случае, если на планете будет объявлено чрезвычайное положение, а для этого нужен приказ генерал-губернатора.
— Так свяжитесь с ним! — наконец-таки я дождался — леди вышла из себя и даже, по-моему, проглотила ругательство.
— Леди, чрезвычайное положение может быть объявлено генерал-губернатором только в случае поступления от вас запроса, потому что Совет Галактической Колонизации в своей мудрости…
— Энсин, свяжитесь с генерал-губернатором!
Выглядела она внушительно, конечно, но дура дурой — я бы на ее месте уже давным-давно бы и с генерал-губернатором связался, и с патронажем в Совете, да и вообще всех, кого можно, да и кого нельзя тоже оповестил. А эта с каким-то тугим энсином уже сколько времени препирается.
— Леди, прошу вас, ожидайте, — хлопнул я по деактивации соединения с миссией и повернулся к Гельвии: — Лейтенант, будьте добры закрытый канал связи с генерал-губернатором, код тревоги красный-четыре.
Любой код красной тревоги подразумевал немедленное соединение, то есть вызов на личный терминал.
Генерал-губернатор Мальоза Гауб на вызов ответила практически сразу. Я по привычке вздрогнул от неожиданности и едва не отвернулся — на другой стороне планеты сейчас был поздний вечер, и она уже готовилась ко сну, ответив на вызов не утруждая себя одеванием по всей форме. Практически совсем не утруждая себя одеванием, но несколько мгновений, и откорректированный масштаб приемного терминала оставил в поле зрения только лицо генерал-губернатора.
— Леди, энсин Стэн, исполняющий обязанности командира гарнизона Форпост-Главного.
— Докладывайте, энсин, — генерал-губернатор не сразу справилась с голосом — видимо все же спала.
— В данный момент в зоне моей ответственности происходит применение массового насилия представителями коренного населения в отношении членов наблюдательной миссии галактов. Пресечь происходящее не могу, так как нападение на территорию миссии происходит членами аутентичной цивилизации ареала обитания планеты, то есть без применения оружия поколения уровня развития плюс четыре. Со слов леди Тиады, в ближайшее время она должна отправить вам запрос на приостановление действия миссии.
Лишь несколько мгновений можно было наблюдать некоторое замешательство на лице генерал-губернатора, а после она кивнула и, не уходя с линии, переключилась на другой канал. Краем глаза держа мерцающую картинку голо-экрана, из поля которого пока исчезла леди Мальоза, я наблюдал за продолжающимся разграблением миссии. Больше половины зданий уже горело, озаряя главное здание бликующими откликами, слитная минутами ранее толпа распалась островками вокруг вытаскиваемых из убежищ членов миссии.
На все про все генерал-губернатору потребовалось менее двух минут. Когда она появилась на экране и отдала мне четкие указания, я удивился оперативности. Хотя чего удивляться — наверняка на подобные ситуации наличествуют утвержденные планы действий.
С одной стороны, я хотел что-то изменить, а желание даже одного человека иногда может свернуть горы. С другой, мне было всего двадцать лет, и я многого еще не понимал в этой жизни. На следующий вечер, когда мы с прибывшим в гарнизон Харрисом наклюкались в его кабинете почти до потери сознания, он мне кое-что рассказал. Действительно, меня и мой взвод готовили как расстрельную команду, вот только планированием операции занимались люди с холодным сердцем и ясным разумом. Не такие как я. Но некоторые мысли сходились — к примеру, Гасептул, к которому я пришел предложить умереть со славой за свое отечество, уже давно был на крючке специалистов Мальозы. И он знал, когда и как должен будет меня убить.
Гасептул неоднократно высказывался на конклавах полевых командиров по поводу централизованного управления планетой и переходу к монархической форме правления, с возможным принятием присяги Императору. Точка зрения одного из самых влиятельных полевых командиров была сформирована, оказывается, за долгие годы — он не сам к ней пришел, ему в этом деятельно помогали имперские специалисты.
Нападение на миссию галактов также не стало неожиданностью — в окружении Гасептула было несколько внедренных сотрудников ведомства безопасности, и о нашем с ним общем плане знали еще до того, как сам Гасептул доложил об этом куда следует. Поэтому так вовремя и капитана Харриса вызвали в столицу по относительно надуманному поводу, а когда губернатор произносила последние фразы, отдавая мне приказы, капитан мчался к посадочной площадке, на которую уже падал посланный за ним десантный бот. В это же время во всех гарнизонах и военных базах легкодрагунского полка ревели сирены тревоги, экипажи боевых машин и десантные команды занимали места согласно боевому расписанию.
Планете в ближайшее время предстояла глобальная чистка. Чистилище. Но это было потом, а сейчас мне предстояло убить больше двух тысяч человек.
«Сам привел, сам и убью» — шепнул я беззвучно, активируя командирский канал связи.
— Лейтенант Гельвия, начинаем движение. Внимание всем, приказываю открыть огонь на подавление активности агрессивных действий. — Взвод, внимание, готовимся к высадке, — это уже переключившись на частоту десантного подразделения, я быстро начал обозначать на своем тактическом экране маркеры зон ответственности для дроидов отделений Фокса и Юза.
Провинция Тора-Бора
Территория наблюдательной миссии Галактического Совета
Личная яхта генерал-губернатора мягко опустилась на ровную, но местами порченную подпаленными проплешинами посадочную площадку. Мягко откинулся трап, и на улице первыми появилось два бойца эскорта охраны леди Мальозы Гауб. Сама генерал-губернатор вышла из яхты следом и едва поморщилась — на ней, в отличие от экипированных в бронекомбинезоны охранников был только мундир, не защищающий от палящего зноя. Системы кондиционирования плато после вчерашнего нападения вышли из строя, и на территории ныне отсутствовала комфортная для обитания среда.
Когда леди Мальоза двинулась вперед, на два шага опережая эскорт, направляясь к полуразрушенному, порченному пожаром куполу миссии, один из шатов сопровождения, по-прежнему остававшихся в воздухе, пролетел немного вперед и завис на высоте чуть больше пяти метров над генерал-губернатором, закрывая ее своей тенью.
Леди, укрытая от палящих лучей, кивнула на ходу, справедливо предполагая, что пилот на экранах следящих камер увидит ее жест благодарности. Коротко посмотрев вверх, на серебристый корпус штурмовой машины, генерал-губернатор перевела взгляд на спешащего к ней капитана Харриса — ответственного за выполнение ремонтных работ в посольстве миссии. Ночная попойка не оставила на капитане ни следа — несмотря на то, что офицеры упились до невменяемого состояния, система жизнеобеспечения бронекомбинезонов в заданное время впрыснула им снимающий действие алкогольного опьянения препарат и пакет стимуляторов.
Поздоровавшись с командиром эскадрона, леди вопросительно посмотрела на него. Тот, поняв незаданный вопрос, попросил генерал-губернатора следовать за ним. Мальоза обернулась, и жестом оставила на месте всех своих сопровождающих. Лишь один из них двинулся следом — единственный находящегося сейчас на плато представитель местной цивилизации.
Широким шагом трое — капитан, генерал-губернатор, и министр обороны только сегодня утром сформированного переходного правительства Каргаррата двинулись вперед, обходя центральный купол. Миновав несколько груд с мусором, сортируемым при очистке пострадавшего при нападении здания, и миновав пролом в заборе, небольшая делегация вышла практически на край обрыва.
Энсин Стэн стоял на коленях рядом с одним из покрытых сажей черных валунов. Шлема на командире штурмового взвода не было, солнце немилосердно пекло непокрытую голову, но энсин, не обращая внимания на неудобства, застывшим, невидящим взглядом всматривался в выжженный круг, где вчера после обезвреживания были в спешном порядке утилизированы тела налетчиков на миссию.
Весь состав тринадцатого красного взвода, включая дроидов, был выстроен неподалеку от десантного бота штурмового подразделения. Многие из бойцов заметили приближение делегации, вглядываясь в новоприбывших, но энсин, который мог видеть эти взгляды, никак на них не отреагировал.
Обернулся энсин только тогда, когда его накрыло тенью по-прежнему летящего над леди Мальозой шата. Поднявшись, Стэн машинально отряхнул коленные щитки и развернулся. На краткий миг леди Мальоза смогла увидеть на его лице отражение глубины чувств и, прекрасно умея читать чужие эмоции, поразилась. И в то же время мысленно согласилась с капитаном Харрисом, который утверждал, что терране совершенно другие по мировоззрению. Сама леди Мальоза, уроженка внутренних миров Империи Эней исповедовала, как и большинство коренных граждан, принцип «infallibilitas» — неспособности заблуждаться, применительный к существующей системе государственного строя. То есть любое действие, не противоречащее закону, либо не повлекшее за собой выводов об ошибочности решения, было по умолчанию верным.
Для леди Мальозы было естественно вызвать в систему Каргаррат взвод штурмовиков гвардии, которые защищены от окончательной смерти блоком загрузки сознания, и таким образом избежать ненужных жертв при совершении провокационных действий, направленных на улучшение ситуации на планете. В то же время для леди было совершенно естественны смерти тысячи местных аборигенов, погибших здесь позавчера ночью. Переживаний энсина по этому поводу энсина леди — пусть он и предложил этот вариант, но не сам же за руку привел сюда всех этих людей. Это был их осознанный, самостоятельный выбор — умереть во имя процветания планеты.
Переживаний энсина леди не поняла. Но приняла и посочувствовала молодому командиру, который принял сейчас в свою душу груз ответственности за все эти смерти.
— Энсин Стэн.
— Леди Мальоза, — лицо энсина уже было почти бесстрастно. Причем отсутствие какого-либо выражения на нем контрастировало с изображенной на правой стороне грудной броневой пластины эмблемы взвода — желтого круга, в котором тремя штрихами была обозначена широко улыбающаяся рожица.
— Энсин, сегодня ночью я получила приказ о том, что вы выведены из моего подчинения.
— Да, леди.
— Энсин, я сожалею, что вы не можете задержаться в нашей системе. Выражаю вам благодарность за исполненную службы и приглашаю вас посетить систему Каргаррат в статусе личного гостя генерал-губернатора, как только у вас появится свободное для этого время.
— Да, леди. Благодарю, леди, для меня это большая честь. Я воспользуюсь приглашением при первой возможности, леди, — Стэн склонился в полупоклоне.
Энсин был удивлен, но у него довольно хорошо получалось скрывать свои чувства. Но сейчас не настолько, что их не могла прочитать генерал-губернатор. Кивнув в ответ Стэну, леди Мальоза обернулась к одному из своих спутников.
Министр обороны переходного планетарного правительства Гасептул Аджария сделал шаг вперед, также сложив руки в своеобразном жесте почтения, принятом среди каргарианцев.
— От лица правительства Каргаррата сообщаю вам, энсин Стэн, что отныне вы являетесь на нашей земле желанным гостем.
Интер Гасептула был безупречен. Неудивительно для человека из одного из влиятельных кланов, с которым имперское ведомство уже несколько лет вело плотные переговоры.
— Благодарю, господин министр, — снова кивнул энсин.
— От лица клана Гасептул сообщаю, что отныне и навеки вы являетесь для нас почетным гостем, — после небольшой паузы произнес новоиспеченный министр и добавил: — Я сожалею, что по долгу службы вы не сможете сейчас почтить домен клана своим присутствием.
— Благодарю, — кивком скрыл свое удивление энсин. Статус почетного гостя клана значил для каргарианцев очень много — вплоть до того, что возжелай Стэн к примеру, одну из жен Гасептула, тот предложил бы ему и еще парочку для комплекта.
— До встречи, энсин Стэн. Надеюсь вы вернетесь к нам с визитом, — чуть тронула уголок рта тень улыбки, и Гасептул коротко осмотрел всех, прежде чем удалиться: — Прощу прощения, меня ждут дела.
Дел у Гасептула было действительно много — вот уже сутки в невероятно спешном порядке из группировок полевых командиров формировались зачатки регулярной армии. Не без помощи имперских законспирированных инструкторов, конечно же. На вооружение каргарианцев спешно принимались многочисленные оружейные системы, обнаруженные в тайных складах на поверхности планеты. Все хранилища, кстати, находились на территории священных мест. Да и в общем у самого правительства планеты дел было достаточное количество — организованные отряды местных жителей, опять же под присмотром имперских инструкторов занимали оставленные гражданскими колонистами поселения, знакомясь с технологиями. Так что через стандартный месяц, когда генерал-губернатор уже не сможет обоснованно держать на планете чрезвычайное положение, вернувшуюся на поверхность миссию галактов — то, что от нее осталось, должна встретить карманная цивилизация, обладающая технологиями второго-третьего поколения технологического развития и самое главное — желающая заключить с Империей Эней коронный договор. При таких условиях наблюдательная миссия, правда, становилась на планете уже ненужной.
Гасептул удалился всего на несколько шагов, когда энсину подошел Харрис протягивая руку.
— Еще увидимся, энсин.
— Надеюсь, лэр капитан.
Дождавшись, пока капитан отойдет на достаточное расстояние, генерал-губернатор активировала в своем терминале программу защиты от подслушивания и ее вместе с энсином накрыла небольшая размытая сфера.
— Энсин, леди Тиада выжила при нападении.
— Я знаю, леди.
— Боюсь, в ее лице вы нажили себе очень опасного врага.
— Догадываюсь, леди. Спасибо за информацию, леди.
— Думаю, что она будет стремиться отомстить вам, энсин, и возможно даже не дожидаясь, пока закончится срок вашей службы Императору.
Стэн чуть приподнял правую бровь.
— Даже скорее всего, не дожидаясь, — добавила генерал-губернатор. Энсин слегка кивнул — присяга верности Императору была бессрочной, в отличие от контракта воинской службы.
— Я скинула на ваши коммуникатор контакты своей личной почты, энсин. Если будет нужна помощь, прошу вас помнить об этом и связаться со мной.
— Благодарю, леди Мальоза.
— Надеюсь до встречи, энсин.
— Надеюсь, леди.
— Благодарю за службу, энсин, — неожиданно улыбнулась Мальоза, и при этом вся холодность из ее вида пропала, а на передний план перед образом статного генерал-губернатора вышла просто красивая женщина.
Стэн не нашелся что сказать и вежливо, но невесело улыбнувшись в ответ, развернулся и пошагал к десантному боту своего отделения. Генерал-губернатор еще некоторое время еще продолжала смотреть ему вслед, пока он не скрылся в боковом люке.
Пока генерал-губернатор беседовала с энсином, ему поступило на терминал сообщение о готовности каботажного транспорта, который должен был доставить его на орбитальную станцию в пределах системы, оттуда взвод будет направлен согласно следующему приказу. Куда, генерал-губернатор не знала. Да и сам Стэн этого пока не знал.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий