США — диктатор НАТО

Военно-промышленная «привязка»

В процессе гонки вооружений, ставшей под нажимом США главным направлением деятельности Североатлантического союза, западноевропейские участники НАТО шаг за шагом втягиваются в еще один вид зависимости от Вашингтона, на этот раз в сфере военной экономики. Причем речь идет не просто о зависимости, а о долгосрочной кабале, о целой системе промышленных, организационных взаимосвязей, за пределы которой американским партнерам, если бы они вдруг этого захотели, было бы очень трудно выбраться.
Основу усилий Вашингтона по созданию такой системы составил курс на то, что в одном из документов американского конгресса (так называемая «поправка Рота — Нанна», принятая сенатом весной 1982 года) названо «более эффективным объединением военно-промышленных ресурсов западных держав». За этой формулой скрывается не только практическая задача сегодняшнего дня, но и стратегический ориентир, лозунг, в духе которого правящие круги США стремятся стимулировать перестройку отношений с союзниками по НАТО.
Проблема военно-промышленного взаимодействия уже давно фигурирует в повестке дня Североатлантического союза. В первые два десятилетия существования НАТО эта проблема, однако, не стояла так остро — благодаря господству США на западноевропейском рынке оружия и военной техники. Но затем ситуация изменилась, главным образом в результате развития в Западной Европе собственной военной промышленности, ускоренного в направлении сотрудничества в производстве вооружений на основе западноевропейской интеграции.
Такой поворот событий пришелся явно не по душе американским правящим кругам. С одной стороны, оказались под угрозой интересы военно-промышленных корпораций США, стремившихся к расширению продажи своей продукции в Западной Европе. С другой — возникла опасность усиления самостоятельности младших партнеров, которые неизбежно попытались бы использовать успехи в военно-промышленной области для защиты своих политических позиций в отношениях с Соединенными Штатами.
Поэтому уже в 60-е годы, но особенно активно с середины прошлого десятилетия, западноевропейским странам навязывается линия на сотрудничество в масштабах всего Североатлантического блока. Вашингтон поставил задачу достижения стандартизации и взаимозаменяемости оружия, боевой техники, систем связи, материально-технического обеспечения и т. д. Это, по утверждению американцев, помогло бы избежать «расточительного дублирования» производства, добиться повышения эффективности неядерного потенциала НАТО.
Руководители США, апеллируя к союзникам, попытались создать впечатление, что речь идет якобы преимущественно о технических проблемах, об экономии средств. Настойчиво подчеркивалось, что и рост военных расходов не был бы чрезмерно большим, если бы удалось более эффективно — совместно — использовать выделяемые средства, а также расширить американские военные поставки союзникам и западноевропейское производство для общих нужд.
Но все это было — в большей или в меньшей степени — ложью, скрывавшей истинные планы и намерения Вашингтона.
Чего же конкретно домогаются лидеры США? Подлинные цели Вашингтона видны, можно сказать, невооруженным глазом, если внимательнее приглядеться к практическим мероприятиям, которые старший партнер навязывает западноевропейским странам. Налицо горячее желание через военно-промышленное сотрудничество с прицелом на стандартизацию вооружений обеспечить гарантированную управляемость военной силы стран НАТО. Ставится целью создание условий для образования в будущем на базе взаимозаменяемой, а затем и единой военной техники интегрированной армии членов Североатлантического союза, которая заменила бы нынешнюю коалицию вооруженных сил и была бы прочно привязана к военной машине США. Более широкая задача видится Вашингтону в том, чтобы углублять трансатлантическое партнерство не только в военной области, но и в сфере политики, обеспечивать — в результате возросшего единства — более благоприятные условия для навязывания точки зрения США в американо-западноевропейских отношениях.
Повышенное внимание США к проблемам партнерства далеко не случайно. Американское руководство серьезно считается с возможностью дальнейшего обострения противоречий с союзниками. Озабоченность Вашингтона вызывает, в частности, расширение западноевропейского сотрудничества в производстве вооружений, которое приобрело в ряде случаев замкнутый характер и не просто ведет к укреплению военной промышленности Западной Европы, но и создает возможности для роста политической самостоятельности западноевропейских партнеров США, усиления их конкурентных позиций на международных рынках оружия. В качества примера такого рода «политической опасности» в Соединенных Штатах нередко приводят независимые военные программы Франции при генерале де Голле, которые сыграли важную роль в решении страны о выходе из военной организации НАТО.
Подталкивая партнеров по блоку к расширенной модернизации и стандартизации вооружений, США тем самым стремятся ослабить конкурентные позиции Западной Европы в сфере гражданской экономики и внешней торговли, переложить часть собственных хронических проблем на плечи союзников.
Независимо от того, какие задачи ставятся в процессе расширения военно-промышленного сотрудничества, Вашингтон сковывает конкурентные возможности западноевропейской экономики, навязывает в качестве взаимозаменяемых или стандартизированных новые системы оружия, разработка и производство которых связаны с большими затратами.
В контексте «трансатлантического сотрудничества» поощряется военная интеграция младших партнеров, которая в условиях господства США на внутринатовском рынке вооружений стала бы фактором не силы, а слабости Западной Европы. Этот подход зафиксирован в американских правительственных документах, в том числе в одобренных конгрессом директивах министерства обороны.
«Позитивное» отношение к западноевропейской военно-экономической интеграции — вынужденная мера. Правящие круги США прекрасно видят, что ведущие страны Западной Европы пытаются бросить вызов американскому военному бизнесу, причем они опираются на конкретные достижения постепенно расширяющегося военно-экономического взаимодействия. Опыт последних лет показал, что партнеры Вашингтона по НАТО могут общими усилиями создавать современные системы оружия на базе передовой технологии. Примерами могут служить создание Великобританией и Францией самолета «Ягуар», вертолетов «Линке», «Пума» и «Газель», англо-итало-западногерманские программы производства гаубиц, многоцелевого самолета «Торнадо», франко-западногерманские проекты в области ракетостроения.
Руководители США не скрывают, что их устраивает только такая интеграция, которая координирует соответствующие усилия Западной Европы в рамках натовской системы, а не подрывает эту систему.
В качестве основы трансатлантической кооперации в области производства вооружений Соединенные Штаты предложили так называемую «триаду действий», лишний раз свидетельствующую о твердом намерении Вашингтона постепенно еще глубже втянуть союзников в систему внутриблоковой взаимозависимости. «Триада» включает в себя следующие элементы: «памятные записки», «двойное производство», «семейство оружия».
«Памятные записки» фиксируют центральный постулат «триады» — принцип «справедливой конкуренции» в рамках военной промышленности государств НАТО. Справедливой, разумеется, на американский взгляд, поскольку цель обмена «памятными записками» состоит в том, чтобы поощрять двустороннее сотрудничество в области военного производства путем ограничения и взаимной отмены национальных барьеров, установленных правилом: покупай национальное. Хотя отбор систем оружия для НАТО может производиться и через достижение компромиссов на переговорах, наиболее выгодным для себя механизмом такого отбора Вашингтон считает именно конкуренцию, шансы выдержать которую у Западной Европы незначительны.
В прошлом высокопоставленный сотрудник ЦРУ, а затем один из ведущих специалистов корпорации «РЭНД» Дин указывал на сохраняющийся технологический разрыв между США и Западной Европой, на лидерство Соединенных Штатов в области разработки и производства современных видов боевой техники. По его словам, в практическом плане это лидерство означает, что возможности «европеизировать» поставку странам НАТО наиболее передовых систем оружия ограничены. Специализация в области электронного оборудования, например, такова, что соответствующие компоненты, необходимые для современных боевых средств, производятся лишь в США, либо их изготовление контролируется американскими патентами. Даже в такой, символизирующей «самостоятельность» Западной Европы системе, как самолет «Торнадо», значительная часть оборудования — американского происхождения.
Американское руководство, выступая за трансатлантическую конкуренцию, которая сочеталась бы с курсом на стандартизацию производимых вооружений, рассматривает ее не только как средство борьбы с западноевропейскими военными концернами, но и как «мотор» гонки вооружений. В долгосрочном плане, по мнению, например, сенатора Бартлетта, «конкурентная стандартизация» привела бы к промышленной реорганизации в масштабах всей атлантической системы, к сотрудничеству союзников на базе все более глубокой специализации. При этом американские корпорации, как наиболее мощные, захватили бы господствующие позиции в сфере производства военной техники.
«Двойное производство» — второй элемент «триады действий» — предусматривает возможность изготовления любой страной НАТО или группой стран систем оружия, созданных каким-либо одним из союзников. Этим достигается в основном сокращение дублирования научно-исследовательских и конструкторских работ.
Что касается третьего элемента «триады» — «семейства оружия», то, как подчеркивалось на одной из последних сессий Комитета планирования обороны НАТО, на этом виде взаимодействия делается растущий акцент. Речь идет о том, чтобы распределить между странами — участницами блока ответственность за разработку различных вариантов той или иной системы оружия в целях достижения большей эффективности военного производства.
Правящие круги США считают, что трансатлантическая кооперация станет успешной в долгосрочном плане только в том случае, если к ней приступить заблаговременно, еще на стадии определения потребностей. В этой связи Вашингтон поощряет разработку участниками блока долгосрочных ориентиров военного планирования как в целом для НАТО, так и для каждого государства в отдельности.
На сессии Комитета планирования обороны НАТО в мае 1980 года была одобрена процедура, направленная на то, чтобы «постепенно увеличивать сроки, на которые составляются военные планы НАТО». Таким путем американское руководство хотело бы достичь более тесного сотрудничества (как на национальном, так и на международном уровне) в определении целей союза и в распределении ресурсов, выделяемых на «оборону».
По мнению Вашингтона, также необходимым является создание эффективного трансатлантического механизма согласования членами НАТО концепций, конкретных потребностей и практического содержания мероприятий по стандартизации и взаимозаменяемости вооружений. При этом Вашингтон, подталкивая союзников на путь подчинения своих интересов интересам НАТО… хотел бы, чтобы такой механизм имел наднациональные возможности. Как подчеркивал, в частности, генеральный инспектор Главного контрольно-финансового управления США, высокая степень стандартизации потребует создания организации с полномочиями принимать решения, обязательные для всех членов союза.
Главный форум НАТО по сотрудничеству в области военного производства — Конференция глав национальных департаментов вооружений (КГНДВ), созданная в 1966 году, но активизировавшая свою деятельность совсем недавно благодаря настойчивости американцев. Осуществлению задач КГНДВ призвана способствовать натовская «система периодического планирования вооружений» (СППВ). Назначение этой системы, созданием которой занималась КГНДВ, — выявлять потребности в оружии и в военной технике до составления национальных программ, определять возможности «коллективного» удовлетворения этих потребностей.
Несмотря на то, что в последних официальных документах НАТО говорится о сохранении принципа национального суверенитета в принятии решений, а также подчеркивается необходимость использовать в процессе сотрудничества нынешнюю структуру союза без радикальных изменений, вопрос о трансатлантическом механизме такого сотрудничества не снимается с повестки дня, а правящие круги США по-прежнему пытаются форсировать развитие событий в этом направлении.
Так, по инициативе Вашингтона, КГНДВ занялась проблемой увязки СППВ с процессом традиционного атлантического планирования вооружений и с процессами составления национальных закупочных планов. В НАТО создан Обзор планов производства вооружений (ОППВ) — еще один орган, на который ложится ответственность за выявление требований в отношении сопоставимости и взаимозаменяемости систем оружия, за определение возможностей сотрудничества в производстве военной техники. В рамках так называемого трансатлантического диалога между Европейской группой программирования и североамериканскими членами НАТО обсуждаются экономические и политические вопросы, связанные с совместными усилиями в области изготовления оружия.
Создание новых органов, координирующих и направляющих взаимодействие стран НАТО в сфере военного производства, наряду с активизацией ранее созданных комитетов и групп с аналогичными или сходными функциями, объективно способствует постепенному усилению наднациональных аспектов деятельности Североатлантического блока в производстве вооружений. Развитие этой тенденции в целом увеличивает зависимость западноевропейских государств от Соединенных Штатов, создает условия для доминирования Вашингтона над Западной Европой.
Что касается самих Соединенных Штатов, то по мере углубления трансатлантического сотрудничества обратная зависимость этой страны от союзников существенно не увеличивается. Более того, американские правящие круги стремятся гарантировать себе полную свободу рук. В частности, США планируют при любых обстоятельствах иметь независимую линию военного производства — «по соображениям национальной безопасности». То есть кооперация кооперацией, но США сами должны быть способны производить все необходимые им вооружения.
Осуществление конечной цели США — создание специализированного трансатлантического производства — означало бы переход Америки и состоящих в НАТО государств Западной Европы к более высокому уровню военно-политической интеграции, что однозначно ограничению самостоятельности американских союзников. Специфика ситуации заключалась бы в том, что младшие партнеры, оказавшись в большей зависимости от Соединенных Штатов, не смогли бы пойти на разъединение по собственному выбору. В то же время Вашингтон в определенных обстоятельствах мог бы форсировать такое решение или припугнуть им Западную Европу, если бы ему удалось осуществить свою нынешнюю цель — не только удержать господство в области ядерного оружия, но и сохранить независимую от НАТО линию производства обычных вооружений.
С помощью дорогостоящих военных программ правящие круги США стремятся связать Западную Европу экономически и политически. Западноевропейские страны, со своей стороны, при таком развитии событий не смогут приобрести достаточного влияния, чтобы склонить Вашингтон к решению ключевых внутриатлантических и международных проблем на неамериканских условиях.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий