США — диктатор НАТО

Политика перевооружения Западной Европы

Несмотря, однако, на то что главную ставку в разработке «победоносной» стратегии против СССР Вашингтон делал на ядерное оружие, важнейшей задачей, поставленной им при создании НАТО, было наращивание обычных вооружений и вооруженных сил западноевропейских союзников США с тем, чтобы использовать эти силы для давления на Советский Союз, а при возможности для «отбрасывания» социализма. Поэтому постоянной заботой американских политиков с первых дней создания НАТО стало понуждение западноевропейских членов блока к повышению их военных расходов и созданию таких вооруженных сил, которых было бы достаточно для осуществления планов наступления на Советский Союз.
Задавая тон в перевооружении, США в 1951 году обязались послать в Западную Европу дополнительно четыре американские дивизии, в связи с чем они потребовали новых баз на территориях западноевропейских государств. К концу 1952 года в Западной Европе было дислоцировано шесть американских дивизий, а американская бомбардировочная и истребительная авиация заняла позиции в непосредственной близости от границ СССР и других социалистических стран на базах, полученных США в Великобритании, Франции, Западной Германии, а также в Испании и в Северной Африке. На римской сессии Совета НАТО в ноябре 1951 года союзники договорились создать к 1954 году наземные силы НАТО в составе 43 дивизий и ускорить программу перевооружения. Специальная рабочая группа НАТО — так называемый комитет трех мудрецов (в составе А. Гарримана — США, Ж. Моннэ — Франция и Э. Плаудена — Англия) — представила наметки усилий в военной области, которые должны были быть предприняты европейскими членами НАТО с тем, чтобы осуществить поставленные цели. «Три мудреца» рекомендовали западноевропейцам увеличить военное производство к 1954 году в среднем на 14 процентов и повысить военные расходы «в соответствии с возможностями каждой страны» — от 5 процентов для Франции до 50 процентов, рекомендованных для Бельгии. Эти рекомендации, как впоследствии выяснилось, оказались невыполнимыми в полном объеме ввиду серьезных проблем послевоенного восстановления, стоявших перед этими странами. Но тем не менее тогдашняя западноевропейская девятка членов НАТО (без Исландии, практически не имеющей вооруженных сил и представляющей для США и НАТО ценность в качестве военной базы в Северной Атлантике) за первые пять лет существования блока — с 1949 по 1954 год — увеличила свои официальные военные расходы в два с половиной раза — с 4,4 млрд. до 11,3 млрд. долларов.
Негативная реакция в Западной Европе на навязанный Вашингтоном на лиссабонской сессии НАТО план по наращиванию вооруженных сил блока до 90 дивизий, о чем говорилось раньше, подстегнула американские усилия по перевооружению Западной Германии. Хотя на слушаниях в американском конгрессе, посвященных вопросу создания НАТО, государственный секретарь США Дин Ачесон лицемерно клялся, что разоружение и демилитаризация Германии должны быть «полными и абсолютными», уже в сентябре 1950 года государственный департамент США выдвинул предложение включить десять западногерманских дивизий под командование НАТО. Это предложение, однако, натолкнулось на массовое сопротивление западноевропейцев, считавших идею нового вооружения германских милитаристов всего лишь через пять лет после разгрома гитлеровского рейха кощунством.
Тогда американские лидеры пошли по иному пути. Пользуясь зависимым положением Франции (начавшей постепенно увязать в колониальной войне в Индокитае), американские руководители подсунули французскому премьеру Рене Плевену план военной интеграции западногерманских частей в «интернациональную европейскую армию». Так на свет появился «план Плевена» — план «Европейского оборонительного сообщества» (ЕОС), предусматривавший интеграцию западногерманских дивизий в наднациональную «европейскую армию» на принципе равенства с национальными частями других западноевропейских членов блока. Естественно, что командовать этой наднациональной армией намеревались американские генералы, хотя формально армия должна была находиться под командованием общеевропейского министра обороны, назначаемого Ассамблеей Европейского оборонительного сообщества. Последнее же должно было стать составной частью НАТО.
В основных деталях план создания ЕОС был согласован на Парижской конференции в июле 1951 года. В соответствии с первоначальным проектом в сообществе должны были принять участие Франция, Англия, Западная Германия, Италия, Бельгия, Голландия, Люксембург. Однако английское правительство отказалось участвовать в ЕОС, рассчитывая на свои особые отношения с США. В то же время Лондон поддерживал этот план, считая, что создание ЕОС даст ему возможность играть роль своеобразного посредника между США и Западной Европой.
Но самую энергичную поддержку плану ЕОС оказывало западногерманское правительство канцлера Аденауэра, созданное в сентябре 1949 года. Для Аденауэра, стоявших за ним западногерманских монополий и бывшей гитлеровской военщины создание ЕОС обещало очень многое: путь к восстановлению экономической и военной мощи страны, отмену ограничений, налагаемых оккупационным статусом, восстановление Западной Германии в качестве равноправного члена «западного сообщества» и — в конечном итоге — поддержку Западом реваншистских требований западногерманского империализма. Вот почему Бонн столь энергично поддержал проект ЕОС и сделал все возможное, чтобы помочь Вашингтону протащить этот проект через западноевропейские парламенты. В тех условиях «все возможное» означало для Западной Германии максимальное заискивание перед США, заигрывание с Францией и готовность дать любые словесные гарантии в «хорошем поведении» на будущее.
Политический и экономический нажим США на западноевропейские правительства сделал свое дело: 27 мая 1952 года министры иностранных дел Западной Германии, Франции, Италии, Бельгии, Голландии и Люксембурга подписали в Париже договор о создании ЕОС.
Через несколько месяцев в США к власти пришла республиканская администрация, которую возглавил первый главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Эйзенхауэр. Естественно, что президенту Эйзенхауэру не потребовалось много времени на то, чтобы полностью войти в курс американской политики на европейском направлении. Политическая ориентация лидеров республиканской партии США в этом вопросе полностью соответствовала политике, проводившейся правительством Трумэна.
20 января 1953 года новый руководитель госдепартамента США Джон Фосгер Даллес пришел в свой кабинет с ленча в Белом доме, посвященного официальному вступлению в должность новой республиканской администрации. Первым делом он вызвал к себе своего старого знакомого Пола Нитце — руководителя отдела планирования политики, главного автора меморандума СНБ-68, заложившего «теоретические основы» стратегии «холодной войны». «Ты знаешь, Пол, — сказал Даллес, — у меня в общем-то (нет абсолютно никаких разногласий с политикой Ачесона или с теми курсами политики, которые разрабатывал ты. Я согласен с тем, что ты и Ачесон пытались сделать. Единственный спор у меня с вами — о том, как вы подавали эту политику конгрессу. Плохо это делали! Что же касается существа самой политики, у меня с вами полное единство!»
Нитце смотрел на него не мигая своими голубыми глазами, стараясь не выдать бушевавшего в нем сарказма. Ведь это все произносил тот самый Даллес, который в составленном им внешнеполитическом разделе предвыборной платформы республиканской партии клеймил политику трумэновской администрации как «неверную», «аморальную», чуть ли не предательскую.
«Пусть твой отдел продолжает ту полезную работу, которую он делал, — закончил Даллес. — Но тебе придется уйти — потому, что ты в глазах широкой публики связан с ачесоновской политикой, а мы, как ты знаешь, — тут Даллес сделал паузу и многозначительно посмотрел на Нитце, — заявили о том, что мы будем иметь совершенно новую внешнюю политику!»
Одним из главных направлений этой «новой внешней политики» стало претворение в жизнь «плана Плевена». Этот план с большим основанием мог быть назван «планом Даллеса», который давно носился с мыслью о перевооружении Западной Германии. В США, пожалуй, нельзя было найти большего друга Аденауэра, чем Даллес. Он не просто посылал Аденауэру официальные депеши, выражавшие сочувствие и поддержку «железному канцлеру». Он часто отправлял ему сугубо личные, написанные от руки письма, в случаях необходимости используя для связи надежный канал ЦРУ, которым руководил его брат — Аллея. Со своей стороны, Аденауэр начинал нервничать, когда переставал получать регулярные «весточки» от Даллеса. Тогда он сам выходил на Даллеса, который действовал на него, как рассказывал позже помощник Даллеса, «весьма успокаивающе».
«Берлинский стол» в госдепартаменте давно уже возглавляла сестра братьев Даллесои Элеонора, сделавшая немало для нагнетания напряженности на границе между Западной и Восточной Германией. А эта напряженность, как считали Даллесы, играла на руку политике перевооружения Западной Германии, ибо создавала нужный предлог «угрозы с Востока».
Одержимый всепоглощающей идеей борьбы против коммунизма, не понимавший настроений в Европе, Даллес уже в своем первом выступлении по радио в качестве госсекретаря 27 февраля 1953 года счел необходимым «встряхнуть» западноевропейцев очередной угрозой. «Если Франция, Германия и Англия, — заявил он, намекая на неблагоприятное отношение к «плану Плевена» в Западной Европе, — пойдут своими особыми путями, то тогда наверняка окажется необходимым произвести небольшое переосмысление нашей американской политики в отношении Западной Европы».
Через некоторое время, когда проект ЕОС столкнулся с затруднениями при его ратификации западноевропейскими парламентами, Даллес пошел еще дальше, пригрозив своим партнерам по НАТО «мучительной переоценкой» американской политики в Европе в случае, если они осмелятся отойти от диктуемого Вашингтоном курса. С тех пор запугивание западноевропейцев «мучительной переоценкой» было прочно взято на вооружение американскими политиками, которые в случае того или иного неповиновения неизменно грозят своим европейским партнерам по НАТО радикально пересмотреть европейскую политику США. Так действовал Вашингтон, например, во время арабо-израильской войны 1973 года, когда западноевропейские союзники США отказались разрешить Вашингтону использовать базы в Европе для переброски военной техники Израилю; так было и в конце 70-х годов после принятия «двойного решения» НАТО о размещении в Европе новых американских ядерных ракет средней дальности. Тогда президент Картер писал канцлеру ФРГ Шмидту угрожающие письма, требуя от последнего, чтобы он не договаривался с Москвой ни о каких компромиссных вариантах решения вопроса об оружии среднего радиуса, которые могли бы предотвратить размещение американских ядерных ракет. Так происходит и в настоящее время, когда американские политики грозят западноевропейским правящим классам тем, что США «уйдут из Европы». Вся эта демагогия умело использует классовый страх правящих кругов стран Западной Европы, боящихся ответственности перед собственными народами за свою прислужническую перед США политику, раздувает этот страх для того, чтобы сохранять политику этих кругов в проамериканском русле.
Но в 1953–1954 годах эта даллесовская угроза не сработала в отношении Франции, хотя она и была подкреплена акцией конгресса, принявшего так называемую поправку Ричардса к законопроекту об ассигнованиях на «помощь» Западной Европе по американской программе «взаимного обеспечения безопасности». Эта поправка обусловливала предоставление половины американской военной «помощи» Западной Европе созданием ЕОС. 30 августа 1954 года Национальное собрание Франции большинством голосов (264 — за, 319 — против при 43 воздержавшихся) отвергло договор о создании ЕОС как не соответствующий национальным интересам Франции.
Народы Европы восприняли провал плана создания ЕОС не только как поражение политики реакционных правительств, но и как серьезный удар по американской политике вмешательства во внутренние дела Западной Европы. Но это не остановило Вашингтон от изыскивания новых путей для вовлечения Западной Германии в НАТО и восстановления бундесвера в качестве главной силы НАТО в Европе в его противостоянии содружеству социалистических государств Европы, объединившихся в 1955 году в ответ на создание НАТО в военно-политическую оборонительную Организацию Варшавского Договора.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий