США — диктатор НАТО

Глава шестая
США и НАТО: курс на подрыв европейской безопасности

«План Роджерса» против Европы

США начали размещение ракет в Европе. Но Пентагон не оставляет своих усилий по насыщению все новыми вооружениями Европейского континента, по повышению там уровня военного противостояния. Теперь речь идет о дополнении наращивания ядерных вооружений новым туром гонки вооружений обычных, но носящих отчетливо выраженный агрессивный и дестабилизирующий характер.
Американскую «повестку дня» для НАТО достаточно откровенно раскрыл, выступая 16 мая 1984 года в Хот-Спрингсе, государственный секретарь США Шульц. Прочитав дежурный панегирик «успеху НАТО» — началу размещения новых ядерных ракет, он заявил: «Союз переключает сейчас внимание на другие проблемы первоочередной важности. Существует широкое признание необходимости принять меры в целях укрепления обычной обороны НАТО». Дело, однако, в том, что НАТО пи на день не останавливала процесс наращивания боевого потенциала вооруженных сил обычного назначения. Этот процесс лишь стал убыстряться со второй половины 70-х годов.
В мае 1977 года в Лондоне на сессии Совета Организации Североатлантического договора было принято решение об увеличении реальных расходов на оборону стран — членов НАТО на 3 процента в год.
Идеи, выдвинутые на майской сессии 1977 года, были конкретизированы через год, когда на вашингтонской сессии Совета НАТО на уровне глав правительств был принят план широкомасштабного наращивания военного потенциала блока. Было предусмотрено осуществление более 100 новых военных программ, дополнительное выделение 80 млрд. долларов на закупки вооружений.
Программа, заложенная на вашингтонской сессии Совета НАТО, воплощается в жизнь. На вооружение поступает новое поколение танков, в том числе M-I «Эбрамс», «Леопард-2», «Челленджер», боевых машин пехоты «Брэдли», истребителей-бомбардировщиков, систем залпового огня, противотанковых средств и т. д.
С рубежа 70-х и 80-х годов наметился новый качественный скачок и в доктрине НАТО, инициатором которого выступили вновь Соединенные Штаты. Одновременно с принятием в декабре 1979 года «двойного решения» о размещении в Европе новых американских ядерных ракет первого удара в штабах НАТО, как стало известно уже позднее, началась разработка концепции ведения войны с применением обычных вооружений нового поколения.
Эта концепция была принята в декабре 1982 года на брюссельской сессии высшей военной инстанции НАТО — Комитета военного планирования — в качестве официальной натовской доктрины. Она получила название «удара по второму эшелону», «перехвата в глубине территории» или «плана Роджерса», по имени главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, который был ее наиболее активным пропагандистом.
За несколько месяцев до принятия НАТО новой доктрины журнал армии США «Милитари ревью» огласил содержание нового полевого устава армии США «ФМ 100–5». В основе его лежала концепция «Эйрлэнд бэттл» — «воздушно-наземное сражение».
Она делает упор на создание и использование новых типов неядерного оружия с качественно возросшим разрушительным потенциалом, приближающимся по своим характеристикам к ядерному оружию малой мощности. Предусматривается создание самонаводящихся на цель боеприпасов, различного рода кассетных боеприпасов, поражающих цель на больших площадях. Согласно новой концепции, планируется также строительство нового поколения носителей этих боеголовок — баллистических и крылатых ракет различной дальности, ракет «воздух — земля». Новая доктрина требует резкого наращивания потенциала электронной войны, строительства более эффективной системы раннего обнаружения, разведки и наведения на цель этих новейших вооружений. Вооруженные силы США нацеливаются на удары сразу на всю глубину обороны противника: до 200–300 километров. Ставка делается на превентивные удары и быстрый разгром противника.
Хотя новая концепция оправдывается ее адептами необходимостью меньшей опоры на применение ядерного оружия, реально она предусматривает ведение наступательных действий с применением комбинированных ударов — как с помощью нового поколения обычных вооружений, так и химическими и ядерными боеприпасами. И при этом на ранней стадии конфликта.
Речь, таким образом, идет о том, что военное строительство, доктрина использования вооруженных сил США приобретают качественно более агрессивный характер.
А «план Роджерса» явился попросту адаптацией концепции «Эйрлэнд бэттл» для Европы. Сам генерал Роджерс, правда, пытался несколько раз отрицать связь выдвигаемой руководством НАТО концепции с новым уставом армии США, пытался обосновать ее с помощью оборонительной фразеологии. Но другой деятель, явившийся одним из авторов и главных пропагандистов новой доктрины НАТО, сенатор от штата Джорджия Сэм Нанн прямо указывал на то, что концепция «Эйрлэнд бэттл» предназначена и для Европы.
Те же военные теоретики, которые создали концепцию «Эйрлэнд бэттл» (она была разработана в Командно-штабном колледже и общевойсковом центре в Форт-Ливенуорте, штат Канзас), дали еще одно «уточнение». Они, как сообщал ведущий военный обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» Дрю Миддлтон, указывали, что эта концепция «может быть использована не только в Европе (!), но также в районе Персидского залива и в других местах на Ближнем Востоке». История повторяется вот уже в который раз: Пентагон разрабатывает новые военные планы, а потом «продает», подлакировав их, союзникам.
Сохраняется в «плане Роджерса» и упор на наступательные агрессивные действия с применением ядерного оружия. «Это оружие, — заявил генерал Роджерс в интервью газете «Либерасьон» от 11 января 1983 года, — необходимо использовать достаточно заблаговременно, чтобы можно было бы поразить мишени, находящиеся не на нашей собственной территории». Подобные заявления подкрепляются размещением в Европе в дополнение к уже имеющимся ядерным средствам средней дальности крылатых ракет и ракет «Першинг-2». Под новую концепцию ведения войны в Европе подводится, таким образом, военно-техническая база.
Концепция предполагает «внезапное развязывание боевых действий совместно сухопутными войсками, ВВС и ВМС с использованием всех новейших средств вооруженной борьбы на большую глубину в целях нанесения максимального урона войскам противника, достижения подавляющего превосходства над ним и решительного наступления для захвата его территории, — указывается в советской книге «Откуда исходит угроза миру» (издание третье). — Таким образом, в теорию и практику подготовки вооруженных сил НАТО вводится концепция, которая носит исключительно агрессивный, наступательный характер».
Как заявлял Роджерс, «новая техника и технология могут дать Западу возможность нанести стратегическое поражение войскам Варшавского Договора, предоставив средства для обнаружения противника, наведения оружия на цель, а также сдерживания, дезорганизации или подавления — при помощи обычных вооружений — войск… следующих за первым эшелоном наступающих, прежде чем они достигнут оборонительных позиций войск НАТО в Европе». Американский генерал использует псевдооборонительную фразеологию, но «оборонительного» в концепции, названной его именем, мало — не только потому, что страны социалистического содружества не собираются нападать ни на кого, и в НАТО это прекрасно известно, но и из-за того, что новые виды оружия могут с большей эффективностью использоваться агрессором для взлома оборонительных порядков, для ударов по вторым и третьим эшелонам обороны.
Агрессивный характер новой доктрины не скрывает известный консервативный американский политолог, сотрудник аппарата Совета по национальной безопасности в администрации Картера, а ныне директор Центра международных отношений Гарвардского университета Сэмюэл Хантингтон. Он прямо пишет о том, что НАТО должна открыто принять на вооружение доктрину «ответного наступления с помощью обычных вооруженных сил» против социалистических государств Восточной Европы. При этом очевидно, что термин «ответное» применяется для традиционного натовского словесного камуфляжа. К тому же другой американский военный теоретик, Кристофер Доннели, прямо говорит, что НАТО должна открыто угрожать «превентивным ударом» с помощью сил обычного назначения.
Выдвижение «плана Роджерса», стремление нарастить наступательный потенциал сил обычного назначения НАТО являются составной частью усилий США, к которым они стремятся пристегнуть своих союзников по НАТО, по слому военного равновесия как на глобальном уровне, так и в Европе.
Планируемые к созданию новые системы обычных вооружений могут, по мнению их адептов, «изменить соотношение военных сил в Европе», отмечалось в близком к американским официальным кругам журнале «Нэшнл джорнэл». Эти системы параллельно с развертываемыми ракетами «Першинг-2» и крылатыми ракетами, с наращиванием потенциала химической войны нацелены на качественное увеличение военной угрозы странам социалистического содружества. Министр обороны США Уайнбергер, выступая 23 сентября 1981 года в бюджетном комитете палаты представителей конгресса США, заявлял, что целью наращивания военной мощи должно стать обретение способности «для наступательных операций против вооруженных сил и территории СССР». А официальный документ Пентагона «Директивы в области обороны на 1984–1988 гг.» ставил перед вооруженными силами США обычного назначения задачу «быть в состоянии угрожать советским интересам, включая территорию СССР», вести «наступательные операции против флангов Варшавского Договора». Навязываемое Вашингтоном усиление наступательных аспектов военной доктрины НАТО, проталкиваемые американцами новейшие вооружения как нельзя лучше вписываются в концепцию «горизонтальной эскалации», принятую Пентагоном при администрации Р. Рейгана в качестве официальной. Эта концепция предусматривает нападение на СССР или его союзников не обязательно в том районе, где конфликт зародился, а там, где США сочтут выгодным, то есть в том числе и в Европе.
«План Роджерса» прокатывался американцами через штабы и комитеты НАТО в тайне не только от европейской общественности, но и от многих политиков с 1979 года. Но задуман он был еще раньше. Разыскивая его корни, мы наталкиваемся, как ни парадоксально, на уже знакомую нам организацию — «Европейско-американский цех». Половина его доклада, готовившегося в 1975–1977 годах, посвящена пропаганде «нарождающейся техники» — все тех же сверхточных систем, способных наносить удары как ядерными, так и неядерными боеголовками на всю глубину обороны стран Варшавского Договора, по территории СССР. Термин «перехват в глубине территории» уже вовсю применялся Йоханом Холстом в его части доклада. Он же говорил о «возможности того, что в будущем оружие точного наведения на цели позволит наносить удары, носящие стратегический характер, по территории СССР с использованием обычных боеприпасов европейцами с европейской территории».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий