США — диктатор НАТО

Чего хочет Вашингтон!

Вашингтон упорно стремится наводнить Западную Европу новейшими вооружениями. В Америке понимают, что дело это не простое даже при наличии в руководстве натовских стран немалого числа тайных и явных сторонников гонки вооружений. Ведь речь идет о новых крупных военных расходах, которые должны взвалить на свои плечи западноевропейцы.
Но тем желаннее цель. И в ход идет любая ложь, сколь бы явной она ни выглядела. Регулярно выходят и широко распространяются в Западной Европе брошюры Пентагона, бессовестно преувеличивающие мощь сил Варшавского Договора и приуменьшающие силу НАТО. Вдело опять идет все та же история об «ослаблении американских ядерных гарантий», которое «нужно компенсировать» наращиванием военного потенциала блока.
Парадоксы следуют один за другим. Когда в вашингтонской повестке дня для НАТО первым пунктом стояли «Першинги-2» и крылатые ракеты, именно они призваны были компенсировать «слабость» гарантий. Ракеты размещаются. Получается, что «слабость» уже компенсируется, но эта логика не устраивает Пентагон, и теперь он требует компенсации… наращиванием обычных вооружений.
Когда натовские пропагандисты чувствуют, что их монологи «об угрозе танковых колонн с Востока» бьют мимо цели (дело доходит уже до того, что бывший канцлер ФРГ Шмидт, деятель, отлично известный своими пронатовскими настроениями, открыто говорит, что он не верит в возможность нападения со стороны Варшавского Договора), в ход идут туманные намеки. Генерал Роджерс вещает: «Мы должны быть готовы предотвратить то, что, по-моему, гораздо вероятнее (прямой агрессии. — Авт.), а именно, запугивание и принуждение, нажим с другой стороны, осуществляемый благодаря ее колоссальной мощи».
Но поскольку западноевропейцы в условиях экономического кризиса раскошеливаются не столь щедро, как требует Вашингтон, в дело идет тяжелая артиллерия: правящим кругам западноевропейских стран в который уже раз угрожают вывести американские войска из Европы.
В 1984 году поправку, требующую сокращения американского воинского контингента в Европе, если союзники не нарастят свои военные бюджеты, предложил сенатор от Джорджии Нанн. Он до того не Относился к изоляционистам. Более того, он был крупнейшим специалистом по НАТО в сенате США, деятелем, ориентированным на Европу. Разгадка столь необычного для него шага была проста: Нанн одновременно был одним из авторов концепции «Эйрлэнд бэттл», разрабатывал ее теоретические основы со второй половины 70-х годов. Он же тесно связан с компанией «Мартин — Мариэтта», одним из лидеров американского военно-промышленного комплекса (ВПК) в производстве новейшего поколения вооружений — носителей как ядерных, так и обычных боеголовок. Раздраженный нежеланием западноевропейцев раскошеливаться на столь дорогие его сердцу вооружения, сенатор вспомнил про принцип рэкета, заложенный в основу НАТО.
Интересы американского военно-промышленного комплекса являются одним из главных мотивов Вашингтона при подталкивании НАТО на гонку новейших неядерных вооружений.
На декабрьской 1983 года сессии Комитета военного планирования НАТО министр обороны США Уайнбергер основные усилия потратил на то, чтобы подтолкнуть союзников к закупкам в США нового поколения обычных вооружений. Это вызвало определенное сопротивление со стороны западноевропейцев, стремящихся обеспечить интересы своих производителей военной техники. Как заявил, например, министр обороны Норвегии А. Шостад, «так называемая новейшая технология не должна означать, будто нам следует покупать все только американское». Как с неудовольствием писала газета американских деловых кругов «Уолл-стрит джорнэл», «некоторые европейские официальные представители начали подумывать, что эта инициатива была лишь планом, рассчитанным на обеспечение американских военных подрядчиков необходимыми им контрактами».
До сих пор и без нового поколения вооружений, на которые США держат фактическую монополию, рынок союзников по НАТО являлся для них «манной небесной». Как сообщала английская газета «Гардиан», Западная Европа закупает в США в 7 раз больше вооружений, чем продает туда. Западноевропейские политики, подталкиваемые своими военными монополиями, пытаются создать различные схемы совместной кооперации в деле производства вооружений, чтобы потеснить могучих заокеанских соперников. Но особого успеха эти усилия пока что не приносят. Поэтому западноевропейские военные монополии идут на поклон в Америку. Западногерманский концерн «Дорнье» совместно с американской «Дженерал дайнэмикс», одним из главных подрядчиков Пентагона, разрабатывает широкий диапазон наступательных видов вооружений. Западногерманский же суперконцерн «Мессершмитт — Бельков — Блом» (МББ) сотрудничает с одной йз ведущих корпораций американского ВПК «Юнайтед текнолоджис», президентом которой был до прихода на пост государственного секретаря США Хейг. МББ собирается принять активное участие в создании систем сплошного поражения площадей, разрушения аэродромов. Играя на алчности военных монополий Западной Европы, бросая им крохи с собственного стола, американский ВПК вербовал в Западной Европе сторонников новой концепции.
Расчеты Вашингтона на усиление с помощью навязывания новейших вооружений военно-технической зависимости западноевропейских стран раскрыл в своем разделе доклада «Европейско-американского цеха» Холст. Он писал, что новый тип оружия с большой дальностью действия предъявляет новые требования «к сбору развединформации и ее переработке». Может образоваться «новая зависимость» от США в связи с тем, что только они в НАТО владеют спутниковой системой навигации и сбора информации.
Как и в случае с размещением ракет средней дальности, США стремятся ввести в европейскую политику долговременный элемент, который препятствовал бы движению в будущем в сторону военной разрядки, являлся бы постоянным источником разногласий между Востоком и Западом Европы, способствуя консолидации таким образом зависимости западноевропейских союзников от США. Делается ставка и на то, чтобы навязать СССР гонку вооружений на новых направлениях.
Проталкивая новую концепцию, предусматривающую наращивание наступательного потенциала обычных вооруженных сил НАТО, ее сторонники сознательно спекулируют на широко распространенных в Западной Европе антиядерных настроениях, на стремлении широких слоев общественности к уменьшению угрозы ядерной войны в Европе. Именно поэтому аргументация адептов новой концепции основывается на том, что она якобы ведет к повышению «ядерного порога».
Следствием претворения в жизнь плана по наращиванию наступательных возможностей сил НАТО может стать подрыв стабильности, усиление напряженности в Европе. И не только в результате того, что массированное развертывание НАТО систем неядерного оружия нового поколения ведет к интенсификации гонки вооружений, увеличению взаимной подозрительности, подрыву доверия. Ведь эти системы особо эффективны, если их использовать для агрессии, для первого превентивного удара, для разрушения системы обороны противника.
Принятие НАТО новой концепции, планы создания нового поколения вооружений, которые обеспечивали бы ее в военно-техническом отношении, четче выявляют подоплеку позиции США на венских переговорах о сокращении вооружений и вооруженных сил в Центральной Европе. Ясно, что никакое наращивание обычных вооруженных сил и в Центре Европы несовместимо с целями и задачами венских переговоров. Именно поэтому представители США всячески саботируют эти переговоры, стремясь при этом свалить вину за отсутствие прогресса на Советский Союз и другие социалистические страны и одновременно убедить своих западноевропейских союзников, что у них нет иного выхода, кроме как перевооружаться.
Попытки натовских пропагандистов, проталкивающих новую концепцию и соответствующие вооружения, оправдать свои действия стремлением повысить так называемый «ядерный порог», являются чистейшей воды фальсификацией. Военные действия с применением новейших видов вооружений, о которых идет речь в концепциях «Эйрлэнд бэттл» и «удара по вторым эшелонам», будут сразу же приобретать высокую интенсивность, охватывать территории целых стран, вести к огромным потерям и разрушениям, сравнимым с потерями и разрушениями от применения ядерного оружия. Все это может увеличить, а не уменьшить вероятность возникновения ядерной войны. Новые вооружения приведут к подрыву стратегической стабильности, возрастанию угрозы ядерного конфликта.
То, что такого рода военные действия могут лишь увеличивать угрозу ядерной войны, способной привести к уничтожению человечества, признается и реалистически мыслящими западными экспертами. «В то время, как каждая сторона будет наносить все более тяжелый урон другой, соблазн ответить применением еще более разрушительного оружия будет увеличиваться, — отмечал Майкл Клер, специалист по военной стратегии из вашингтонского Института политических исследований, — и неизбежно какая-либо из сторон применит ядерное оружие». Таким образом, новые системы оружия, навязываемые сейчас Европе, будут вести не к «повышению ядерного порога», а к его ликвидации.
Кроме того, пуск оснащенных неядерными головными частями крылатых ракет, других носителей, которые одновременно используются и как носители ядерного оружия, может быть воспринят как ядерное нападение. Ведь речь идет об оснащении неядерными боеголовками большой разрушительной силы не только новых типов ракет различной дальности, но и крылатых ракет, ракет «Першинг-1» и «Першинг-2», ракет «Лэнс», на которых обычно стоят ядерные боеголовки.
Особо опасной выглядит новая концепция, проталкиваемая Пентагоном и руководством НАТО, на фоне развязанной Соединенными Штатами гонки стратегических вооружений, направленной на достижение превосходства, на резкое усиление так называемой «контрсилы» — потенциала первого обезоруживающего удара. К этому добавляется развертывание в Западной Европе нового ядерного оружия средней дальности — опять же недвусмысленных систем первого удара, начало производства нейтронного оружия, предназначенного для Европы, наконец, курс на химическое «перевооружение». Особая опасность военной программы Рейгана, отмечали американские эксперты Барри Роузоп и Стефан Ван Эвере, заключается в том, что она одновременно «делает ставку на контрсилу и на обычные силы и операции наступательного характера, повышающие риск ядерной эскалации». Все дестабилизирующие элементы американского военного арсенала крайне опасны каждый в отдельности. Но в соединении, а это соединение должно по американским планам быть произведено именно в Европе, они смогут послужить качественному возрастанию угрозы возникновения войны.
Большинство систем оружия, которые должны служить претворению в жизнь концепции «Эйрлэнд бэттл» пли ее варианта для Европы, могут нести как ядерные, так и обычные боеголовки. Поэтому планы НАТО означают подрыв возможностей ограничения ядерных вооружений в будущем.
Это начинают понимать и в Западной Европе. В докладе на Североатлантической ассамблее в мае 1984 года видный западногерманский политик, член бундестага Карстен Фойгт с тревогой указывал на то, что план «создания новых обычных вооружений ставит под угрозу ограничение вооружений и стабилизацию положения в случае кризиса». Как он признавал, «в связи с идеей использования крылатых и баллистических ракет с обычной боеголовкой, которые снаряжаются также и ядерной боеголовкой, возникают колоссальные проблемы по проверке будущих соглашений об ограничении вооружений».
Но это не беспокоит, а, похоже, даже вдохновляет Вашингтон. Сама проблема ему хорошо известна: о том, что планируемое оснащение крылатых ракет как ядерными, так и обычными боеголовками будет заводить в тупик ограничение вооружений, писал еще Берт в докладе «Европейско-американского цеха». Профессиональные «бойцы за ограничение вооружений» из администрации Рейгана сознательно делают ныне все возможное, чтобы стереть разницу между носителями обычных и ядерных боеприпасов и тем самым еще больше осложнить дело ограничения вооружений.
Многие западноевропейские лидеры, и в частности нынешнее руководство ФРГ, ратуют за всемерное наращивание вооруженных сил своих государств, чтобы получить «позицию силы». (Именно на это была направлена отмена летом 1984 года по настоянию Бонна Советом Западноевропейского союза всяких ограничений на производство ФРГ бомбардировщиков и ракет большой дальности.)
Но одновременно в Западной Европе растет понимание того, что интересы США в военном противостоянии странам социализма далеко не идентичны интересам стран Западной Европы. Ф.-Й. Шульце, западногерманский генерал, командовавший войсками НАТО в Центральной Европе, так сформулировал эту разницу между интересами США и ФРГ: «Американцы говорят о сдерживании ядерной войны, немцы же говорят о сдерживании войны вообще». Именно в понимании того, что любая война может означать уничтожение Европы, лежит корень более осторожного отношения западноевропейцев к проблемам мира и войны, их расхождений с США по этому вопросу, несколько большей готовности учитывать интересы безопасности социалистических стран. (Этому же способствует и общность исторических судеб народов Европы.) Как писал председатель социал-демократической партии ФРГ Брандт, «война в Европе не только означала бы конец Федеративной Республики Германии… Такова же была бы судьба наших соседей на востоке и на западе. Хотя наши восточные соседи относятся к другому союзу и хотя мы отвергаем их государственную и социальную систему, мы можем выжить только вместе с ними. Вот почему мы не можем позволить себе роскошь односторонних действий». Разумеется, далеко не все западноевропейские политики разделяют это трезвое суждение. Многие из них стремятся к получению односторонних выгод в области безопасности. Но осторожность, диктуемая, как отмечалось, самой географией, присуща правящим кругам Западной Европы в большей степени, нежели руководству США. И хотя опасный характер «плана Роджерса» еще только становится предметом широкой дискуссии в Западной Европе, понимание этой опасности растет. В частности, если на первых порах, сразу после выдвижения указанной концепции, она была поддержана большинством социал-демократов ФРГ, «клюнувших» на то, что она якобы ведет к уменьшению опоры на ядерное оружие, то к 1983 году положение изменилось. В докладе, выпущенном летом 1983 года рабочей группой «Новая стратегия» при правлении СДПГ, высказывалось отрицательное отношение к концепции «Эйрлэнд бэттл» и «плану Роджерса». «Эта доктрина, — отмечалось в докладе, — заменяет оборону на передовых рубежах ведением боевых действий на выдвинутых вперед рубежах; она позволяет прибегнуть к наступлению вместо гарантированной обороны… Эта доктрина должна быть отвергнута».
Вызывает опасение в Западной Европе, и в частности в ФРГ, и то, что развертывание нового поколения обычных вооружений, принятие новой доктрины, имеющей отчетливо выраженный агрессивный характер, увеличивает риск войны в Европе в связи с внеевропейскими конфликтами в соответствии с американской концепцией «горизонтальной эскалации». Эта концепция отвергается не только в вышеуказанном документе СПДГ. Ее ставил под вопрос даже министр иностранных дел ФРГ Геншер. Он писал в бюллетене МИД ФРГ в начале декабря 1983 года: «Важно разъяснить… что такие тезисы, как ограниченная война или сознательная эскалация в Европе в ответ на региональные кризисы где-либо, не являются концепциями НАТО».
Неоднозначность подхода западноевропейцев к новой концепции, проталкиваемой американцами, определяется и тем, что она подразумевает увеличение военных расходов, имеет в виду претворение в жизнь традиционной американской цели перераспределения финансового бремени в рамках НАТО в ущерб союзникам. А это отнюдь не входит в расчеты последних.
Но, пожалуй, важнейшей причиной весьма вероятного продолжения споров в НАТО вокруг «плана Роджерса» явится то обстоятельство, что за этим планом стоит не только желание США увеличить угрозу социалистическим странам или переложить большее экономическое бремя на союзников. Налицо и стремление максимально отгородиться от того, чтобы война в Европе перекинулась на американский континент, сохранив одновременно союзников в военно-политической зависимости и получив большую свободу рук для действий на «периферии», иначе говоря — в зоне развивающихся стран.
Весьма откровенно о надеждах Вашингтона получить большую свободу рук путем наращивания боевого потенциала армий натовских союзников поведал Киссинджер в своем плане реорганизации НАТО, опубликованном в начале марта 1984 года. Западная Европа, согласно этому плану, должна «сконцентрироваться на обороне континента. Соединенные Штаты, чтобы поддержать глобальное соотношение сил… должны сделать упор на высокомобильные вооруженные силы обычного назначения, способные поддержать Западную Европу или оборону Ближнего Востока, Азии или Западного полушария». Расчет американского стратега прозрачен и традиционен: повысив уровень военного противостояния в Европе, увеличить угрозу СССР, еще больше связать руки своим капиталистическим конкурентам и расширить возможности США навязывать силой оружия свою волю государствам развивающегося мира.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий