США — диктатор НАТО

«Атомное возмездие» — «устрашение» противников, устрашение союзников

На первом этапе, который в основном совпадает с периодом пребывания у власти первой и второй администраций президента Трумэна (1945–1952 гг.), Соединенные Штаты в своем стратегическом планировании в регионе НАТО исходили сначала из своей монополии на ядерное оружие, а затем из убеждения в неоспоримом превосходстве США над СССР в численности ядерных зарядов, в средствах их доставки и удобстве дислокации этих средств для атаки на СССР. Чтобы доставить свой смертоносный груз на советские города, американские бомбардировщики — носители ядерного оружия должны были бы в 40-е годы стартовать с баз в Западной Европе или других баз вблизи СССР, и западноевропейские страны покорно предоставляли такие базы не только на своей территории, во и в своих колониях в обмен на американскую экономическую помощь и военную «протекцию». Даже после того, как в СССР в августе 1949 года был произведен первый экспериментальный взрыв атомного оружия, в Вашингтоне считали, что в течение ряда лет СССР будет трудно ликвидировать существенное американское превосходство в атомном оружии. Это «превосходство» американские пропагандисты в целях психологического давления на Советский Союз раздували до геркулесовых пропорций, изображая дело таким образом, что США располагают чуть ли не неограниченным запасом атомных бомб (хотя на деле, как выясняется, в 1949 году у США было всего лишь 250 готовых к использованию атомных бомб).
Исходя из посылки о «всеподавляющем превосходстве» США в атомном оружии, американские политики и стратеги не очень-то задумывались о каком бы то ни было рафинировании стратегии войны против СССР. Предполагалось, что война начнется решительной и более или менее безнаказанной атомной бомбардировкой американской авиацией советских городских и промышленных центров, после чего советская воля к сопротивлению будет сломлена и войска американских союзников в Европе завершат дело — оккупируют по крайней мере европейскую часть СССР, установив на советской территории послушный им режим. Все же остальное в этих расчетах представляло собой детали конкретного военного планирования, призванного обеспечить должное время для подготовки атомных ударов, соответствующее дислоцирование наступательных средств, распределение целей между различными эскадрильями стратегического авиационного командования (САК) США и соответствующие темпы и масштабы «завершающих» наземных операций.
В этот период военными планировщиками в Комитете начальников штабов и Пентагоне было подготовлено около двух десятков планов, некоторые из них в последние годы рассекречены. Сдается, что сама практика рассекречивания такого рода планов через 30 лет является одним из элементов психологической войны США против СССР и социалистических стран. Американские политики как бы сигнализируют другой стороне: «Смотрите, какие масштабные цели мы ставили в борьбе против вас, когда наш запас ядерного оружия был еще весьма скромен, когда у нас не было межконтинентальных баллистических ракет, сами ядерные боеголовки были еще весьма примитивными и мы не понимали всех возможностей ядерного оружия. Думайте над тем, что мы можем сделать сейчас с нашим арсеналом примерно в 30 тысяч стратегических и тактических ядерных боеголовок!» Но такого рода пропагандистская кампания может оказать воздействие лишь на слабонервных, а не на советских людей, переживших на своей территории самую кровавую войну в мировой истории. Тем более что советский ядерный потенциал, как это признают сами государственные и военные руководители США, не уступает ныне американскому.
«Атомное возмездие» было фактически стратегией наступления США на СССР с позиций американского атомного превосходства, наступления, которое мыслилось политиками и планировалось военными как превентивный авиационно-атомный удар по Советскому Союзу. Об этом в тогдашних стратегических планах США говорилось без обиняков. В секретном документе КНШ от 27 марта 1946 года, посвященном формированию военно-политической стратегии США на послевоенный период, говорилось: «Мы не можем позволить себе, поддавшись какой-нибудь вводящей в заблуждение и гибельной идее о том, что мы должны избегать позиции, выглядящей агрессивной, допустить, чтобы мы подверглись первому удару. Наше правительство… должно оказывать давление с целью быстрого разрешения спорного вопроса политическими средствами, в то же время осуществляя все приготовления для того, чтобы при необходимости нанести первый удар».
Та же идея проводилась и в главном военно-политическом документе трумэновского периода — меморандуме СНБ-68, подготовленном Советом национальной безопасности США — высшим органом по формированию внешней и военной политики страны. В этом документе были сформулированы основные стратегические установки Соединенных Штатов на перспективу. Он был подготовлен по личному указанию президента Трумэна группой советников отдела планирования госдепартамента США, которую возглавлял Пол Нитце — впоследствии один из видных американских «ястребов».
СНБ-68 изображал Советский Союз в качестве тотального врага Соединенных Штатов и не предвидел конца кризисной конфронтации с СССР «до тех пор, пока не произойдет изменений в характере советской системы». США же, со своей стороны, должны были «ускорить разложение советской системы» своей политикой военного и иного нажима на СССР с «позиции силы».
«Наша национальная безопасность, — указывалось в документе, — требует, чтобы мы достигли наших целей стратегией холодной войны (здесь и далее подчеркнуто нами. — Авт.), наращивая нашу военную силу». В нем выдвигались конкретные задачи в области строительства вооруженных сил США и НАТО и намечалась тактика их использования. Авторы документа явно склонялись к тому, что США должны быть готовы к нанесению первого ядерного удара по СССР, подчеркивая, что «на начальной стадии атомной войны преимущества инициативы и внезапности будут весьма велики».
В связи с этим перед военно-промышленным комплексом США ставилась задача добиться «подавляющего атомного превосходства» над СССР, а в условиях войны — завоевания господства в воздухе. «В случае, если мы пустим в ход атомное оружие в ответ на его первоначальное использование Советским Союзом или же потому, что у нас не будет никакого другого способа, которым мы могли бы добиться своих целей (!), сугубо обязательно, чтобы стратегические и тактические цели, против которых будет использоваться атомное оружие, были бы подходящими для этого, и сам метод его применения — соответствующим нашим целям», — указывалось в документе.
В тех немногих параграфах документа, в которых трактовались проблемы Европы, основная забота его авторов состояла в сохранении военных баз на территориях, откуда американские бомбардировщики должны были наносить основной атомный удар по СССР.
Авторы документа были весьма обеспокоены тем, как бы их западноевропейские союзники не начали «дрейф в сторону нейтрализма». Именно поэтому их тоже надо было устрашать демонстрацией непревзойденной мощи США, вместе с тем требуя от них экономических жертв во имя борьбы с коммунизмом.
Как сейчас выясняется, одним из первых развернутых планов нападения на СССР с использованием атомного оружия был план войны против СССР в Европе (под кодовым названием «Тоталити»), составленный в конце 1945 года генералом Эйзенхауэром, в то время главнокомандующим войсками США в Европе. В ноябре 1945 года — всего через 51 день после победы советских и американских сил над Японией — американский Объединенный комитет по разведке представил КНШ план войны против СССР, озаглавленный «Стратегическая уязвимость России для ограниченного воздушного нападения». План рекомендовал разрушение 20 советских городов путем превентивного ядерного удара не только в том случае, если Вашингтону покажется, что СССР подготавливает нападение в Европе или в Азии, но и в том случае, если американцами будет установлено, что научно-технический прогресс СССР дает основания предполагать создание им способности к «нападению на США или защите (!) от нашего нападения». Затем появились на свет подготовленные Пентагоном и КНШ планы атомного нападения на СССР под кодовыми названиями «Бройлер», «Фролик», «Чариотир», «Когвил», «Ганпаудер», «Хафмун» (переименованный в процессе его разработки и детализации сначала во «Флитвуд», а затем в «Даблстар»), «АВС-101», «Дуализм» и ряд других.
Все эти планы основывались в первую очередь на «атомных возможностях» США, которые генерал-майор Кэртис Лимэй — командующий стратегической авиацией США — определял как способность «обезлюдить обширные пространства земной поверхности, оставляя лишь рудиментарные остатки материальной деятельности человека»!
В 1949 году был разработан чрезвычайный военный план «Оффтэкл» (переименованный впоследствии в «Шейкцаун», а затем в «Кросспис»). Хотя план был окончательно одобрен Комитетом начальников штабов США лишь 8 декабря 1949 года, он принимал за условную дату начала войны 1 июля 1949 года. Положенная в его основу стратегическая концепция состояла в том, чтобы в сотрудничестве с союзниками США «навязать военные цели США Советскому Союзу, уничтожив советские волю и способность к сопротивлению проведением стратегических наступательных операций в Западной Евразии и стратегии обороны на Дальнем Востоке».
План рассматривал предстоящую войну как коалиционную и подробно расписывал группировки союзников СССР, союзников США, а также и нейтралов, которых можно давлением заставить предоставить их территории и ресурсы в распоряжение «англо-американских держав». Окончательной целью войны должен был быть «военный разгром СССР и его сателлитов в такой степени», которая бы позволила США «осуществить рациональные цели, намеченные в документе СНБ 20/4 (КНШ 1903/3)».
Как ныне, в 80-е годы, так и в 40-е годы американские военные стратеги запугивали политическое руководство страны угрозой советского «захвата Ближнего Востока и его нефтяных ресурсов» и «нарушения жизненно важных коммуникаций» союзников! План «Оффтэкл» предусматривал «начальное атомное наступление», от успеха которого должен был зависеть дальнейший ход войны. Он предусматривал широкое использование после такого наступления обычных вооруженных сил.
План исходил из того, что США и их союзники будут иметь дело с СССР, не имеющим ядерного оружия. Но уже в 1949 году эта посылка рухнула. Пентагон, однако, не отказался от планов развязывания войны. Началась лишь еще более основательная ее подготовка уже с учетом «новой силы Советского Союза». Новый план получил название «Дропшот».
План «Дропшот» являлся подробнейшей разработкой стратегии США во всемирной тотальной коалиционной войне США и их союзников против СССР и его союзников. В отличие от многих других предыдущих планов, в нем весьма тщательно учитывались экономические и военные возможности не только натовских союзников США, которые, как не сомневались в Вашингтоне, беспрекословно поставят свои полки под его знамена, но и ряда нейтральных государств, которых США надеялись давлением и угрозами мобилизовать в ряды своих союзников. В нем детальнейшим образом описывались различные этапы и варианты воздушных и (наземных операций как с западноевропейского, так и восточноазиатского и южного (ближневосточного) направлений, призванные, в конечном счете, привести к оккупации территории Советского Союза.
Цель войны, — провозглашал Пентагон, — ликвидация советской власти на территории СССР и его фактическое расчленение таким образом, что даже «если большевистский режим и уцелеет в какой-то части страны… он не будет контролировать такую часть военно-промышленного потенциала Советского Союза, которая позволила бы ему вести войну на сопоставимых условиях с другими режимом или режимами, которые могут существовать на традиционной русской территории». Авторы плана даже расписали количество дивизий «союзных оккупационных сил», необходимых для того, чтобы «держать под контролем» побежденный Советский Союз путем оккупации его ключевых городов и промышленных центров. На Москву полагалось две дивизии, на Ленинград, Минск, Мурманск, Горький, Свердловск, Челябинск, Новосибирск, Владивосток — по одной и т. д.
«Дропшот» исходил из необходимости длительной и тщательной подготовки к войне против Советского Союза, ставшего ядерной державой. Несмотря на детальную проработку наземных боевых операций, его основная цель состояла в том, чтобы добиться количественного превосходства над СССР в сфере ядерного оружия порядка 10:1 и использовать это преимущество для победы над СССР и его союзниками в ядерной войне.
Такое превосходство Соединенным Штатам должна была дать развязанная ими гонка ядерных вооружений с упором на качественное совершенствование ядерного оружия и резкое наращивание численности средств его доставки. Основой такого рода программы послужила директива президента Трумэна от 1 января 1950 года о начале работ над термоядерным — водородным — оружием.
План «Дропшот» (который в его первоначальном виде занимал три объемистых тома) принимал для целей планирования в качестве условной даты начала войны против СССР 1 января 1957 года. Но эта дата говорила лишь о намерении США провести тщательную подготовку к будущей войне. Фактическое же начало развязывания военных действий зависело от того момента, в который вашингтонское руководство посчитало бы США готовыми для этого, получившими соответствующие военно-технические преимущества.
Несмотря на то что стратегия США в принципе предусматривала комплексное использование всех видов вооруженных сил США и их союзников, составители плана «Дропшот» исходили из того, что исход войны с СССР будет решен массированным воздушно-атомным ударом по городам и промышленным центрам Советского Союза. В одном из разделов плана уточнялось: «Наиболее мощное оружие, которым союзники будут обладать в 1957 году и которое можно применить против СССР, — это атомная бомба. Сразу же после начала военных действий следует предпринять стратегическое воздушное нападение на СССР с применением атомных бомб и в качестве дополнительного средства — обычных бомб».
Вместе с тем авторы плана исходили из того, что в целях достижения «полной победы» придется использовать сухопутные войска. Однако ведение наземных баталий и, соответственно, бремя людских потерь возлагалось в основном на союзников США. Согласно наметкам командования стратегической авиацией (САК), в течение первых 30 дней войны предполагалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов, в том числе 8 — на Москву с целью разрушить примерно 40 квадратных миль (105 квадратных километров) ее центра и 7 — на Ленинград.
Предполагалось, что такой удар должен разрушить 30–40 процентов промышленного потенциала СССР, полностью уничтожить нефтяную промышленность, вывести из строя 6 млн. 700 тыс. рабочих и, как выразился начальник штаба ВВС США генерал Хойт Ванденберг, «привести к капитуляции СССР или в любом случае к ликвидации общей способности страны вести наступательные операции».
Однако с этим планом, как и со всеми другими планами нападения на СССР, составлявшимися Пентагоном, выходила одна «небольшая неувязка»: несмотря на победоносный сценарий завершения войны оккупацией советской территории натовскими силами, у его составителей далеко не было уверенности в том, что все так и пойдет по написанному ими сценарию. А ведь даже сам «сценарий» исходил из того, что прежде, чем война закончится победой США и их союзников, Советский Союз, по всей вероятности, сможет за двадцать дней оккупировать Западную Европу, «выбить из войны» Англию — главную базу атомно-воздушных операций США, более того, сможет причинить крупные разрушения фактически незащищенным американским городам, используя для этой цели крылатые ракеты с атомным зарядом, установленные на подводных лодках.
Далее, согласно наметкам американских стратегов, сами Соединенные Штаты должны были бы предоставить существенную часть дивизий, потребных для ведения наземных операций против СССР с одного лишь европейского направления. А это оказывалось для американского руководства делом трудно осуществимым не только по материально-техническим, но и по социально-политическим соображениям, учитывая, что речь шла о развязывании третьей мировой войны всего лишь через 12 лет после окончания второй. Сами военные авторы плана вынуждены были признать по ходу дела, что «вероятные масштабы такого рода (наземных) операций, несомненно, означали бы серьезное истощение союзных ресурсов и могли бы даже оказаться неосуществимыми». Кроме того, авторы плана, как видно, не смогли учесть такого крупного изменения в военно-политической ситуации в мире, как победа народной революции в Китае в октябре 1949 года, поставившая американских стратегов перед совершенно новыми проблемами. Не было у них и уверенности в том, что тот запас атомных бомб, создание которого предусматривалось текущими американскими планами их производства, окажется достаточным для нанесения по СССР «калечащего» атомного удара.
Все эти обстоятельства вновь заставили американских стратегов отложить «финальную пробу сил» с Советским Союзом до «более благоприятного времени».
Ныне американские сторонники восстановления стратегического превосходства США нередко отвечают критикам их авантюристической политики, что-де американское превосходство не является угрозой миру из-за природного «миролюбия» Вашингтона или его «моральности». Именно поэтому США-де не нанесли атомный удар по СССР, когда они обладали абсолютным превосходством в 40-е и 50-е годы. Рассекреченные документы недвусмысленно указывают на иные причины американской сдержанности — опасения ответного удара советских вооруженных сил и понимание морально — политического единства советского общества, объединенного вокруг Коммунистической партии, делавшего надежды на развал Советского Союза в результате атомного нападения на него несбыточными. Усилия советского народа по поддержанию вооруженных сил страны на должном уровне явились главным фактором сдерживания потенциального агрессора.
В докладе, подготовленном в 1959 году Вашингтонским центром внешнеполитических исследований по заказу сенатского комитета по международным отношениям, это обстоятельство констатировалось с предельной откровенностью: «В период своей монополии на ядерное оружие США ни разу не достигли такого уровня, который обеспечивал бы наверняка победу с помощью бомбы… При внимательном изучении проблемы мы обнаруживаем, что требования, предъявлявшиеся к возможностям нападения, росли по мере того, как усиливались возможности ответного возмездия. Таким образом, никогда не было момента, когда бы Соединенные Штаты в этом смысле располагали решающим превосходством над СССР».
В январе 1949 года КНШ информировал американскую Комиссию по атомной энергии (ответственную в тот период за производство ядерных зарядов) о том, что «сейчас совершенно очевидно, что установленные текущими планами военные потребности в запланированном производстве бомб должны быть существенно увеличены и расширены». Для определения этих новых повышенных потребностей Комитет начальников штабов США создал специальную рабочую группу во главе с генерал-лейтенантом ВВС Хубертом Хармоном, в которую вошли по два представителя от армии, ВВС и ВМС. «Комитет Хармона» провел соответствующий анализ и 12 мая 1949 года представил КНШ итоговый доклад. Вопреки ожиданиям высшего военного руководства США, доклад был далеко не обнадеживающим для «ястребов», рвавшихся развязать атомный блицкриг против СССР.
Авторы доклада пришли к выводу, что планируемая атомная атака на 70 советских городов не приведет «сама по себе к капитуляции, уничтожению корней коммунизма или к радикальному ослаблению советского руководства». Вместо этого «для большинства советских людей атомная бомбардировка докажет справедливость советской пропаганды против зарубежных держав, стимулирует негодование против Соединенных Штатов, объединит людей и усилит их волю к борьбе». К тому же «не окажется серьезно затронутой способность советских вооруженных сил осуществить быстрое продвижение в избранные районы Западной Европы, Ближнего и Дальнего Востока». И хотя первоначальная атомная бомбардировка и приведет к общим жертвам в СССР порядка 7 млн. человек (включая 2,7 млн. убитых), она «создаст прецедент для всех противоборствующих сторон использовать любое оружие массового уничтожения и приведет к таким максимальным ответным мерам со стороны СССР, на какие он только будет способен».
Однако, несмотря на эту критическую оценку плана «Дропшот», военные авторы доклада не видели «альтернативы атомному нападению на СССР» (которое-де только и могло дать США возможность ограничиться минимальными потерями в живой силе в ходе войны против СССР). Поэтому заключительный параграф этого «пессимистического», с точки зрения американских ВВС, доклада призывал американское политическое и военное руководство увеличить и ускорить производство новых ядерных бомб для того, чтобы в будущем у США появились большие способности, к эффективному ядерному удару по СССР.
После ознакомления с «докладом Хармона» американское правительство ускорило темпы развития производства ядерной взрывчатки, совершенствования качества ядерного оружия. Одним из проявлений этого и было решение президента Трумэна от 31 января 1950 года о производстве водородной бомбы. Вместе с тем после подписания договора НАТО американские планировщики стали более тщательно заниматься выбором целей на территориях СССР и его союзников и создавать дифференцированные системы целей по степени их важности.
Пентагон разделил цели в Советском Союзе для атомных бомбардировок на три общих категории. Приоритет номер один получили цели, поражение которых призвано было «притупить» ответный советский удар; соответственно, ими являлись «советские способности по доставке ядерного оружия». На второе место были поставлены цели, связанные с «замедлением советских военных усилий»: центры командования и политического руководства, системы ПВО, заводы по переработке нефти, верфи, заводы по производству боеприпасов. К третьей категории были отнесены городские и промышленные комплексы. Эти три группы целей получили соответствующие кодированные названия: Браво, Ромео и Дельта. Но, хотя городские и промышленные цели были формально поставлены, на третье место по важности, генерал Кэртис Лимэй, который занимал с 1948 по 1957 год пост командующего стратегической авиацией США и нес поэтому главную ответственность за осуществление атомных бомбардировок, не уставал подчеркивать, что «мы должны сосредоточиться на самой промышленности, расположенной в городских районах», так что даже в том случае, если атомная бомба не попадет в предназначенную ей цель, «использование бомбы все равно принесет выгоду»!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий