США — диктатор НАТО

Атомное строительство в НАТО против суверенитета европейских союзников США

В июле 1957 года государственный секретарь США официально заявил, что США могут выделить для НАТО специальный арсенал ядерного оружия. Оно будет предназначаться не для каких-то отдельных союзников, а для НАТО в целом. И хотя формально США по-прежнему останутся собственниками этого оружия, контроль над его применением будет передан главнокомандующему силами НАТО в Европе — американскому генералу. Предложение Даллеса, поддержанное президентом США, фактически сводилось к передаче ядерного оружия в войсковые части НАТО, в том числе и части бундесвера, с сохранением американского контроля за его применением.
Чем сильнее использовали США свой «ядерный фактор» для утверждения своего превосходства в системе НАТО, тем большая тяга появлялась у главных союзников США приобрести свое собственное ядерное оружие (хотя бы для того, чтобы, как об этом откровенно заявляли лидеры Англии и Франции, иметь возможность разговаривать со своим заокеанским союзником с более равноправных позиций). В 1955 году Англия взорвала свою первую атомную бомбу. В том же году о решении создать свое собственное ядерное оружие объявила Франция (первый испытательный взрыв ядерной бомбы она произвела в 1960 году). Эта тенденция, ведшая к подрыву американской атомной монополии в системе НАТО и, так сказать, к децентрализации контроля в блоке за атомным оружием, сильно беспокоила американское руководство, которое считало эту свою монополию главным козырем в Атлантическом союзе.
Чтобы не допустить подрыва американского господства в НАТО, Вашингтон со второй половины 50-х годов начал все шире упирать на разного рода наднациональные органы и институты. Выдвигались такие проекты организации сил блока, которые позволили бы США иметь дело с их европейскими вассалами на коллективной основе, приведя их, так сказать, к общему знаменателю. Этим мнимым коллективизмом США намеревались приглушить националистические устремления западноевропейских государств, в том числе и связанные со строительством Англией и Францией собственных ядерных вооружений. Как писал Г. Киссинджер, подводя теоретическую базу под эти замыслы Вашингтона, «реальной проблемой, которую ставит новая военная техника, является настоятельное требование слияния суверенитетов. Ничто другое не даст, по всей вероятности, ответа на эту проблему. В самом деле, если этого не будет достигнуто, некоторый рост нейтрализма (со стороны западноевропейских партнеров США. — Авт.) окажется неизбежным».
Исходя из подобной установки, Соединенные Штаты одобрили создание в марте 1957 года шестью государствами Западной Европы (Францией, Западной Германией, Италией, Бельгией, Голландией и Люксембургом) Европейского экономического сообщества (ЕЭС), предусматривавшего экономическую, а в перспективе и политическую интеграцию этих государств. Вашингтон рассчитывал, что ЕЭС может послужить удобным механизмом для проталкивания американских проектов военной интеграции.
В декабре 1957 года в Париже состоялась очередная сессия Совета НАТО, которая по инициативе США была впервые в истории блока проведена на уровне глав государств и правительств. На этой сессии по настоянию США была принята «Декларация принципов», получившая известность как «Декларация взаимозависимости». Декларация ставила перед членами НАТО задачу тесного переплетения их вооруженных сил и слияния воедино их ресурсов во имя упрочения Североатлантического союза.
Страны союза призывались также к более тесной координации политики и стратегии в целях обеспечения такого положения, при котором «каждый член НАТО вносит свой самый эффективный вклад в выполнение намеченных союзом задач». Предусматривалась стандартизация и интеграция вооружений, совместные исследования в области новых видов оружия, обмен научно-технической информацией, касающейся военной промышленности, и т. д.
США также удалось добиться принятия решений, направленных на дальнейшее наращивание военной мощи блока. В частности, Совет НАТО одобрил американское предложение о создании в Западной Европе складов ядерных зарядов и передаче в распоряжение главнокомандующего силами НАТО в Европе баллистических ракет среднего радиуса действия. На сессии Даллес заверял своих европейских партнеров, что если американские ядерные ракеты будут размещены на территории того или иного члена НАТО, то они не будут использоваться без его согласия. Однако даже эти оговорки не убедили большинство партнеров США в целесообразности предоставления ими своей территории для американских ракет. В конце концов лишь три страны под колоссальным нажимом США согласились разместить на своей территории американские де-факто стратегические ракеты. Такие ракеты были в 1959–1960 годах установлены в Англии, Италии и Турции (в Англии — 60 ракет «Тор», — в Италии — 30 и Турции — 15 ядерных ракет «Юпитер»). Но после карибского кризиса 1962 года американское руководство вывело из Западной Европы и Турции эти ракеты.
Тем не менее после сессии Совета НАТО 1957 года так называемая взаимозависимость обернулась еще большей зависимостью западноевропейских членов НАТО от США. США продолжали категорически отвергать требования Франции о создании натовского «триумвирата» для постоянных консультаций по вопросам глобальной политики. Более того, Вашингтон ставил палки в колеса французской программе создания ядерного оружия, чтобы не допустить увеличения самостоятельности младшего партнера.
После того как США удалось добиться согласия западноевропейцев на размещение в Европе американского тактического и «евростратегического» ядерного оружия, Вашингтон решил сделать дальнейший шаг к интеграции ядерных сил НАТО под своей эгидой. Осенью 1959 года главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Норстэд выдвинул по поручению республиканского правительства проект превращения НАТО в «четвертую атомную силу». Это предложение было повторено американцами на декабрьской сессии Совета НАТО в 1959 году.
Поддержанный английским правительством, проект вскоре превратился в план создания так называемых многосторонних ядерных сил НАТО (МЯС). Первоначально МЯС предусматривались в виде высокомобильного многонационального соединения, оснащенного для ведения войны с применением как обычного, так и ядерного оружия. Они должны были состоять из соединений США, Англии и Франции. После дальнейших обсуждений этого вопроса в комитетах НАТО, уже при президенте Кеннеди, проект МЯС принял форму надводной флотилии из 25 кораблей — носителей ядерных ракет «Поларис» со смешанными многонациональными командами. Чтобы удовлетворить стремление Бонна подключиться к ядерному оружию, было решено, что в состав команд кораблей должны войти и моряки и офицеры западногерманских ВМС. Это было конкретное воплощение американской идеи «слияния суверенитетов». Однако, хотя обсуждение этого проекта продолжалось в течение ряда лет, в конце концов он рухнул под влиянием оппозиции со стороны европейской общественности и осознания американской администрацией президента Джонсона, что «многосторонние ядерные силы» могут в конце концов оказаться неподконтрольными США.
Решающую роль в крушении проекта МЯС сыграла и последовательная дипломатическая борьба Советского Союза против этого опаснейшего проекта. В ноте Советского правительства правительству США от 11 июля 1964 года отмечалось, что проект МЯС, не будучи в состоянии сколько-нибудь изменить существующий баланс сил между двумя блоками — НАТО и Варшавским Договором, своей направленностью на распространение ядерного оружия может обернуться весьма катастрофическими последствиями для самих авторов этого проекта.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий