Посылка

Книга: Посылка
Назад: Глава 23
Дальше: Глава 25

Глава 24

– Ты куда?
Эмма, которая уже развернулась на пятках и безуспешно пыталась нащупать свой сотовый, чтобы при необходимости набрать 110, почувствовала безграничное облегчение, услышав за спиной голос лучшей подруги.
Она повернулась к открывшейся двери:
– Господи, Сильвия. Ты меня напугала.
Вместо того чтобы извиниться или, по крайней мере, поздороваться, как положено, подруга просто оставила ее стоять на лестнице, а сама, не сказав ни слова, исчезла в доме.
Эмма последовала за ней с чувством полного изнеможения. Самсон, проникновение в дом Паландта, вломившиеся туда же парни, обратный путь, стоивший ей последних сил, – все это измотало ее. Еще одна проблема – а на это указывало странное поведение подруги – была ей совсем ни к чему.
Она закрыла дверь.
Дрожащими пальцами повесила пальто на вешалку, стянула мокрую от снега обувь и прошла в гостиную. От резкой перемены температур кровь прилила ей к щекам.
– С тобой все в порядке?
Сильвия яростно помотала головой. Ее темные локоны, всегда собранные на затылке, сейчас безжизненно падали ей на плечи.
Обычно, приходя в гости, Сильвия удобно устраивалась с ногами на диване и просила Эмму приготовить ей латте макиато, а потом принималась оживленно болтать, в основном о незначительных событиях прошедших недель. Сегодня вместо привычного дизайнерского платья она была одета в спортивный костюм мышиного цвета и, как статуя, сидела на краю дивана, уставившись на догорающие в камине угли.
– Нет, ничего не в порядке, – подтвердила она свой непривычный наряд и странное поведение.
Сильвия Бергман была не только ее лучшей, но и самой большой подругой. Даже в широчайшем кругу знакомых Эммы не нашлось никого, кто был бы с ней на одном уровне, и не только в переносном смысле. Одно то, что Сильвия носила обувь сорок второго размера, кое о чем говорит. А также тот факт, что она чуть не стала профессиональной баскетболисткой, если бы ее консервативные родители не настояли на солидной профессии, хотя думали они при этом скорее о высшем медицинском образовании, чем о курсах физиотерапевта. Пациенты частной практики Сильвии в Вайнберге любили ее за большие волшебные руки, которые, как ультразвуковые локаторы, сначала определяли напряженные места и блокады, а потом снимали их, надавливая на только ей одной известные энергетические и рефлекторные точки. Судя по внешнему виду Сильвии, сегодня подобная процедура не повредила бы ей самой. Каждая клетка ее тела казалась скованной и напряженной.
– Сядь! – резко приказала подруга, словно это она хозяйка дома, а Эмма всего лишь приглашенный гость.
Эмма поборола приступ усталости, от которой ее покачивало, особенно сейчас, когда она снова оказалась в собственных четырех стенах. Хотя ее дом не казался больше таким надежным, как еще сегодня утром. В том числе потому, что Сильвия сама открыла себе дверь.
– Сильвия, я не хочу ничего говорить, но ты знаешь, что я дала тебе ключ только на крайний случай?
– Сядь! – повторила Сильвия ледяным голосом. – Это и есть крайний случай.
– Да что с тобой? – спросила Эмма и решила постоять. Несмотря на слабость в коленях, ей вдруг показалось важным держать дистанцию. В случае необходимости она ухватится за каминную полку.
– Ты спрашиваешь, что со мной? – Сильвия совершила невозможное и окаменела еще больше. – Почему ты со мной так поступаешь? – выдавила она из себя.
– О чем ты?
– Вот об этом!
Ее подруга достала из кармана спортивной куртки белую коробочку для таблеток с красной крышкой.
– Ты знаешь, что это? – спросила она.
Эмма кивнула:
– Похоже на прогестерон, который я дала тебе.
Препарат, который повышает шансы забеременеть. Средство усиливает кровоснабжение матки. Женщинам, которые хотят завести детей, этот половой гормон назначают перед оплодотворением. А после – чтобы не потерять ребенка. Гинеколог прописал эти таблетки Эмме после УЗИ, а она отдала начатую упаковку своей лучшей подруге.
После кровотечения, после той ночи в отеле, они были ей больше не нужны.
– Почему ты так со мной поступаешь? – повторила Сильвия и поставила коробочку на журнальный столик.
– Черт побери, о чем ты говоришь?
– Ты не хочешь, чтобы у меня были дети?
– Прости?
– Желаешь мне такой же судьбы, как у тебя?
– Да что на тебя нашло? – Эмма подняла обе руки, раскрыла и снова сжала пальцы, разминая воздух, словно невидимое тесто, беспомощная, не зная, как реагировать на это чудовищное, возмутительное обвинение. – Зачем мне так думать? – спросила она со слезами на глазах. – Я люблю тебя, Сильвия. Ночь с Парикмахером я и врагу не пожелаю.
Сильвия какое-то время молча смотрела на нее, потом презрительно кивнула, как будто ждала подобной лжи.
– В последние недели меня постоянно тошнило, были головные боли и усталость, – глухо произнесла она. – Сначала я радовалась, потому что думала: наконец-то получилось. Но тесты были отрицательные, а потом начались месячные. Тогда я пошла к врачу. Он спросил, принимаю ли я какие-то медикаменты. Только утрогест, ответила я, и врач меня похвалил: «Да, это может помочь».
Взгляд Сильвии блуждал по лицу Эммы, как акупунктурная игла. Лучшая подруга открыла рот, и Эмма невольно сделала шаг назад, как от рычащей собаки, которая скалит зубы.
– Конечно, при условии, что в пачке, которую подарила дорогая подруга, действительно был прогестерон. А не левонор что-то там, – произнесла Сильвия слишком тихим для такого возмутительного обвинения голосом.
– Левоноргестрел? – Эмму бросило в жар. Впервые за сегодня она потела. – Это невозможно, – выдавила она. Шатнулась в сторону камина, и ей стало еще жарче.
– О чем ты думала? – спросила Сильвия. – Когда кровотечения стали сильнее, Петер взглянул на таблетки. Оказалось, его бывшая жена тоже их как-то принимала, и он сказал, что ее таблетки выглядели иначе.
Петер!
Безымянный друг Сильвии. По крайней мере, Эмма не знала его фамилии, хотя это может быть связано с тем, что она почти не слушала свою лучшую подругу, когда та рассказывала о нем. Сильвия познакомилась с ним уже в период «после», когда Эмму меньше всего интересовали рассказы о любовных отношениях. Она даже ни разу не захотела взглянуть на его фото. Все, что ей было известно о Петере, – что он якобы «тот самый», мужчина мечты, от которого Сильвия хотела детей.
– Поэтому я отнесла таблетки к аптекарю. И он их изучил.
Ее лучшая подруга расплакалась. В слезах схватила упаковку со стола и швырнула в сторону Эммы, но промахнулась. Упаковка пролетела мимо и отскочила от книжного стеллажа за спиной. При ударе об пол коробка раскрылась, и таблетки покатились по паркету, как крошечные игрушечные шарики, а Сильвия закричала:
– Ты их перепутала! Ты, чокнутая, дала мне таблетку следующего дня!
Назад: Глава 23
Дальше: Глава 25
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий