Низший [СИ]

Глава восьмая

СТАТУС:
Номер: Одиннадцатый. Ранг: Низший (добровольный). Текущий статус: ОРН. (стандартное трехразовое питание и водоснабжение).
Баланс: 26 + 40 + 15 + 15 + 4 = 100.Задолженности: нет.
Текущее время: 06:47.
Общее физическое состояние: норма. Состояние и статус комплекта: ПВК: норма. ЛВК: норма. ПНК: норма. ЛНК: норма. Дополнительная информация: борьба организма с последствиями острой интоксикации. Легкий токсикоз. Оказание медицинской помощи – бесплатно. (Р). Инъекции лекарств и обезболивающих – бесплатно. (Р). Инъекция иммунодепрессантов – бесплатно. (Р). Инъекция усиленной дозы витаминов – бесплатно. (Р). Инъекция стимуляторов – бесплатно. (Р). Стоимость суточной аренды комплекта конечностей – возвращена (+4). (Р).
Так…
Что это за странная арифметика? Что за круглая сумма?
– Пошли нахрен, гоблины! Лопнуть и сдохнуть! Отвалите, пока не изуродовала!
Йорка в гневе страшна. Йорка в злобе грозна.
Я, с перемотанными ногами, с перевязанной ладонью, исколотый иглами, возлегаю на блаженно теплом стенном выступе и мне очень хорошо. Нигде не болит, сознание ясное. Система сработала потрясающе. Я очнулся при «выносе» – когда чертыхающаяся Йорка стащила меня с кресла с максимально доступной для нее аккуратностью и поволокла к выходу. Соображалка включилась, начал помогать. Кое-как добрались до ближайшего стенного выступа. Время было чуть больше шести утра.
Умотавшая Йорка вскоре вернулась, волоча по полу слепого парня. Сползя, помог ей поднять его на выступ. Стащил с себя изгвазданную кровью майку, расправил шейный платок, прикрыл этими тряпками дохлых плуксов, сдвинул кучу чуть ближе к стене. И вытянулся рядом. В полуметре от меня неподвижно лежит еще один раненый бедолага. Бейсболка прикрывает исполосованное шрамами лицо.
На краю выступа сидит злобная сгорбившаяся Йорка с демонстративно зажатым в руке шилом и отгоняет уже проснувшихся ранних пташек, что не могли не заметить кровавые разводы на полу и перемотанных бинтами пострадавших. Вот и слетелись с любопытными расспросами. Но Йорку лучше не гневить – каждый кто рисковал подойти слишком быстро мгновенно получал резкий и очень обидный отпор несколькими хлесткими словами.
Я же удивленно изучаю зеленую арифметику мерцающую перед глазами. Через минуту, глянув на шипящую змеей Йорку – а только что рычала и гавкала, о эти переменчивые женщины – спрашиваю:
– Ближайший банкомат где?
– Метров сто отсюда – удивленно отвечает она – А что?
– Тебе начисления дали?
– И не только! Пятнашку отвалили за плукса, что я прихлопнула.
– Плукса – вздохнул пухлый орк поодаль, вставший на цыпочки и смотрящий на прикрытых майкой и платком тварей.
– Тише – попросил я и перевел взгляда на орка – Уйди.
– Понял! – отреагировал тот и моментом скрылся.
– Что еще?
– Четыре сола вернули – аренда руки и ног сегодня за счет системы. Все уколы – бесплатно! Ну и за задание пришло. О! А дополнительные задания дали? Хотя какие задания… Черт! Гоблин! Я думала мы сдохнем!
– Угу… – кивнул я – И какой у тебя сейчас баланс?
– Положительный! Я богачка, гоблин! Тридцать четыре сола!
– Ясно. Пока никого нет – рванули к банкомату.
– Зачем? Что-то серьезное? – забеспокоившись, привстала напарница – Сколько тебе надо? Для лечения, да?
– Да мне – буркнул я, осторожно слезая с выступа и мя-я-ягко мягко опираясь на несчастные ноги – Тебе я деньги переведу.
– Зачем?
– Помоги – попросил я и Йорка с готовностью подставила плечо. Показала дорогу. Шагая следом, пояснил:
– Пора пришить тебе обратно руку. Хык… – сдавленно екнул от резкой остановки – Ты чего?
– Руку? – уставившись перед собой произнесла девушка – Операция… да ну ее, Оди! Мне и с одной рукой норм – я привыкла.
– Это не обсуждается – отрезал я, толкая ее вперед – Живо!
– Оди! Послушай! Резать же будут! Ножи острые… верно?
– Вперед! – безжалостно подгонял я Йорку.
– Оди! Послушай, гоблин. Просто послушай доводы!
– Плуксу в задницу твои доводы! Ты просто боишься!
– Да боюсь! И что?! Вот страшно мне! Страшно!
– Всем бывает страшно – философски вздохнул я – Нам сюда?
– Оди! Давай еще подкопим…
– Зачем? Новая рука обойдется в пятьдесят три сола. У нас есть такие деньги.
– Но…
– Вперед я сказал! Вперед!
– Я же от вас зомби любопытных отгоняю! Мне нельзя сейчас руку пришивать!
– Вперед, блин!
Уже не слушая ее лепет, добрался до банкомата и, разобравшись с помощью инструкции в виде зеленой анимации, сначала отправил сорок солов, а затем заставил Йорку их снять. На этом мои трудности не кончились. Наплевав на израненные ноги, буквально пихая упирающуюся напарницу, дотолкал ее до медблока, вырвал шило и последним тычком впихнул в открывшуюся дверь. Створка начала опускаться. Я успел еще злобно прорычать:
– И без второй руки не возвращайся, гоблин! – и стальная заслонка отрезала меня от сжавшейся на краешке кресла Йорки.
Страшно ей…
Вот с тяжеленным стальным блоком наперевес кидаться на злобного плукса ей не страшно было, а как в медблок – так здравствуй паническая атака! Где логика?
В том случае адреналин зашкаливал? Так и сейчас вон его сколько – того и гляди из-под двери в медблок потечет. Желтоватый такой…
К нашему временному лагерю на стенном выступе вернулся как раз вовремя. Над лежащим на выступе парнем склонились двое. Один держал в руке его бейсболку, вторая рука медленно сжималась на лежащей рядом поясной сумке, подгребая к себе. Второй уже поглядывал на прикрытых тряпьем плуксов.
Послышался смешок. Булькающая фраза:
– Трындец он урод. Перепахало…
Глянул на потолок. Полусферы нет. Шагнул ближе и два раза ткнул шилом. Ткнул сильно. Безжалостно. Двойной крик боли, визгливый испуганный скулеж, получившие по глубокой колотой ране в задницах мародеры отскочили с потрясающей скоростью. Успев убрать шило с глаз долой, нехорошо улыбнулся тварям и пообещал:
– Я найду вас, ушлепки. Подстерегу на какой-нибудь тропке смерти… и сначала отхерачу жадные руки, а затем перехвачу ваши глотки! Верни вещи на место, ты тварь! – мой палец указал на самого наглого, что продолжал стискивать в руке чужую поясную сумку – Верни, сука!
– Оди… это Оди – неожиданно всхлипнул стоящий сзади и обеими руками держащийся за уколотую задницу – Мы не знали… не знали, что он из твоих… ты же понимаешь, Оди – сожри или будь сожранным. Выживание… это сучье выживание не дает выбора…
– Вещи – повторил я.
Первый мародер ожил. Приставными шажочками, с противной и жалкой улыбочкой на разом взопревшей харе, он осторожно добрался до выступа, бережно опустил сумку рядом с парнем.
– Бейсболка на полу – продолжил я – Подними. Отряхни. Верни туда, где взял.
– Как скажешь, Оди – зашептал тот и нагнулся.
Лучше бы ты присел, придурок. Полшага вперед и шило еще раз по самую рукоять вошло в ягодичную мышцу. Таких тварей надо учить надежно. Вой боли. Скулеж. Вприпрыжку, крутясь, мародер мигом очутился метрах в пяти. Поочередно глянув на каждого, улыбнулся еще шире:
– А я все равно вас убью. Найду и убью. Пошли вон!
Миг… и никого…
Подняв бейсболку, опустил на изуродованное лицо слепца. Тот неожиданно шевельнулся, тихо сказал:
– Я Баск.
– Это твое имя, мужик?
– Это мое имя, мужик.
– Я Оди.
– Тоже неплохо…
– Вступишь к нам в группу? Я, Йорка. И ты – Баск.
– Хорошо.
И он снова затих под бейсболкой. Осмотрел его живот. Хотя что там смотреть? Живот сплошь залит медицинским клеем, кое-где налеплены дырчатые пластыри – видно для вентиляции. У меня на ногах такая же фигня – медицинский клей вперемешку с длинными пластырями.
Мне особо заняться пока было нечем. Глянул на время.
Текущее время: 07:32.
Вряд ли Йорка появится скоро. Сколько времени системе требуется, что удалить из плеча остатки старой и пришить новую руку?
Понятия не имею. Спать хочется жутко. Но позволить себе этого не могу – мародеры так и шастают. Займусь изучением интерфейса. Часть системных сообщений уже пропала, но я их легко вспомнил.
Награда за уничтожение малого серого плунарного ксарла – 15 солов. Награда за уничтожение малого серого плунарного ксарла – 15 солов. Награда за уничтожение малого желтого плунарного ксарла – 40 солов.
Кто мне объяснит, что такое «плунарный ксарл»?
Несложно догадаться, что отсюда и явилось вполне запоминающееся звонкое сокращение «плукс». Но, эльфы меня задери, каково значение «плунарный ксарл»?
Про окрас тоже все ясно. Хотя тут очень неточно все. Серый плукс – скорее зеленоватый. А желтый – он ярко-морковный.
А еще оранжевый плукс, он же желтый плунарный ксарл, чтоб им всем сдохнуть. Система оценила его больше чем в два раза дороже обычного серого. Отвалила от щедрот сорок солов. И хотя «морковка» вообще никого не укусила и была самой медленной, я решение системы всецело поддерживаю. За таких надо платить щедро. Таких надо уничтожать безжалостно.
Потому что эта гребаная тварь морковного окраса – командир. Он отдавал команды серым плуксам, сам держась за их спинами и координируя их действия. Я сам видел. Теперь ясно почему плуксы проявили такое удивительное терпение – их волю жестко подавил лидер. Подавил с помощью того странного пульсирующего вздутия, которое пронзил мой «артефактный» стеклянный нож. А как только оранжевый плукс сдох – серые солдаты тут же словили откат, получив что-то вроде паралича. И это позволило нам их быстро добить.
Надо осмотреть эту тварь. Всех тварей. И осмотреть внимательно.
Плунарные ксарлы… это безумное словосочетание будет долго терзать мой разум. Дохлыми тушами займусь позже. Еще не закончились системные сюрпризы.
Баланс: 58.
Тут понятно. Наглядная арифметика пропала, но я все помню. Было так:
Баланс: 26 + 40 + 15 + 15 + 4 = 100.
Двадцать шесть солов было, семьдесят солов добавили за плуксов, еще четыре система вернула, пояснив, что это возврат средств ранее списанных за аренду конечностей. Так у меня на счету появилась сотня. Я от нее отщипнул сорок и перевел Йорке. За услугу банкомат с меня снял два сола, напарница получит тридцать восемь. Вместе со своими солами ей хватит и на новую руку, и на медикаменты. Пусть еще и массаж закажет, чтобы снять стресс.
Главная новость – с тех, кто убивает плуксов, система за аренду конечностей денег не берет. А также за оказание медицинской помощи, витамины, иммунодепрессанты и прочие лекарства. Все разово. Завтра все опять станет платно – если не повезет прикончить еще хотя бы одного плукса. Или двух? Черт… система прямо зажимает информацию! Могла бы быть щедрее на сведения и пояснения!
Идем дальше по мерцающему списку. Хотя уже почти добрался до его конца.
Получение групповых боевых (дополнительных) групповых заданий? Да. Нет.
Снова этот лаконизм.
Опасно. Но упоминание «дополнительных» меня сразило наповал, и я выбрал утвердительный ответ, тем самым подписываясь на новые жизненные трудности.
Добавлен раздел меню «Бестиарий». Активирован раздел меню «Бестиарий».
Удивленно мигнув, полез в интерфейс.
Статус. Физическое состояние. Финансы. Задания. Бестиарий.
Выбрать.
Серый плунарный ксарл. Желтый плунарный ксарл.
И все? С двумя из двух мы уже столкнулись! Как-то несправедливо. Или других тварей тут не встречается?
При выборе первой строчки перед глазами появилось целое изобилие. Да еще и с зеленой картинкой. Ну почему все зеленое?
Никто не ответил. Медленно крутится перед глазами расставивший лапы плукс.
Серый плунарный ксарл. Ранг: Солдат. Хищник. Быстрый. Хорошо плавает. Легко ориентируется в полной темноте. Растет на протяжении всей жизни. Место обитания – повсеместно. Чаще всего атакует из темноты. Обычно захватывает одну из конечностей жертвы всеми лапами, глубоко впивается клыками, после чего пасть начинает медленно дрожать, отчего игловидные зубы двигаются в ране, расширяя и тревожа ее. Питается поступающей в пасть кровью и кусочками плоти. Прочная чешуя дает надежную защиту от режущего оружия. Рекомендовано применение тяжелого шипованного оружия со смешанным ударным дробяще-колющим воздействием на цель. Дополнительно: при укусах впрыскивает в кровь жертвы яд, приводящий к вялости, слабости, дезориентированности, потере сознания. Объем впрыснутой дозы яда зависит от размеров особи. Зафиксированы смертельные случаи при отравлении. От яда серого плунарного ксарла эффективен антидот С-ЖПКА-2, доступный для приобретения в торгспотах. Сленговые названия: плукс, сосач, вампир и другие. Размножение – икромечущие.
– Вот черт – пробормотал я – Пасть начинает медленно дрожать… и эта хрень дрожала у меня на каждой ноге? И что за бред про ранги? Это же животные…
Желтый плунарный ксарл. Ранг: Тактический лидер. Хищник. Быстрый. Хорошо плавает. Легко ориентируется в полной темноте. Растет на протяжении всей жизни. Место обитания – повсеместно. Тактический лидер. Направляет группу числом до пяти серых плуксов, удерживая над ними полный контроль. Способен выбирать и долго выслеживать оптимальную для стаи жертву, бросает бойцов в атаку в наиболее подходящий для этого момент. При потере бойцов без раздумий обращается в бегство. Атакует последним из стаи, зачастую прибывая к уже пораженной ядом и болевым шоком обездвиженной жертве. Обычно захватывает одну из конечностей жертвы всеми лапами, глубоко впивается клыками, после чего пасть начинает медленно дрожать, отчего игловидные зубы двигаются в ране, расширяя и тревожа ее. Питается поступающей в пасть кровью и кусочками плоти. Прочная чешуя дает надежную защиту от режущего оружия. Рекомендовано применение тяжелого шипованного оружия со смешанным ударным дробяще-колющим воздействием на цель. В передней части туловища имеет небольшое кожистое вздутие, лишенное защитной чешуи. Дополнительно: при укусах впрыскивает в кровь жертвы яд, приводящий к вялости, слабости, дезориентированности, потере сознания. Объем впрыснутой дозы яда зависит от размеров особи. Зафиксированы смертельные случаи при отравлении. От яда желтого плунарного ксарла эффективен антидот С-ЖПКА-2, доступный для приобретения в торгспотах. Сленговые названия: плукс, сосач, вампир, вожак, безумная морковка и другие. Размножение – икромечущие.
– Насчет тактического лидера согласен – пробормотал я – Тут блин нет ошибки. Но как-то маловато тварей перечислено…
– Бестиарий урезан – едва слышно произнес снова пошевельнувшийся Баск – Информация. Список тварей… кое-что можно докупить…
– Где?
– Любой инфоспот. Только для полуросликов и выше…
– А черт!
– Спасибо, Оди.
– За что?
– Ты знаешь.
– Брось. Тут от тебя не спасибо надо. Просто в случае чего – отплатишь тем же.
– Без вопросов. Я еще посплю…
-
– Стой! Насчет группы. Ты серьезно?
– Давай.
Добавление в постоянную группу тринадцатого? Да. Нет.
Разумеется.
– Ты в группе, гоблин! – обрадовано заявил я распростертому парню.
Тот промолчал, но оттопырил большой палец. Одобряет. И что-то еще бубнит. Я наклонился ближе.
– М?
– Не гоблин я.
– А кто?
– Зомби. Зомби Баск.
– Отлично – закатил я глаза от восторга – Гоблин Оди, гоблин Йорка и зомби Баск – прекрасная команда!
Мне еще раз показали большой палец и зомби затих. А мне кое-что пришло в голову и от досады я зашипел как раздавленная змея и поспешно полез в интерфейс. Хотя бы я ошибался, хоть бы я ошибался… ну пожалуйста…
Нет… не ошибся. Черт! Сожри меня черви! Я дебил!
Задание: Обработка маркировки. (Групповое). Описание: Специальными губками, полученными из химпота 14Б (КЛУКС-17) обработать маркировку стен и полов в прилегающих коридорах с 1 по 12. Место выполнения: Прилегающие к КЛУКСУ-17 коридоры с 1 по 12. Время выполнения: До вечернего сигнала окончания работ. Награда: 30 солов.
Система, не обращая внимания на наше состояние, радостно увеличила рабочую норму на треть. Поглядев на залепленные пластырями и залитые клеем ноги, упрямо закусил губу, покосился наверх. Хрен тебе, стальная мамаша! Задание будет выполнено!
Выполнено…
Вот же я гоблин, а?…
Свесив израненные ножки, сижу весь из себя раненый и больной, рядом лежит еще более серьезно раненый новый член команды, а Йорку я отправил на медицинскую операцию. Да уж – передо мной открывается прямо-таки прекрасная рабочая перспектива…
Но паниковать пока не стоит – время раннее, еще восьми нет. До вечернего сигнала больше двенадцати часов. И сейчас займусь главным – подремлю вполглаза, дожидаясь третьего члена команды. Улегшись поудобней, проверил Баска, убедившись, что он дышит и не открылось кровотечение, после чего прикрыл глаза, сложил руки на пузе и максимально расслабился, обмяк. Пусть каждая перенапряженная и завязанная узлом мышца потихоньку придет в себя и начнет напитываться водой, питательными веществами и витаминами, коими обогащена моя кровь. В погружающемся в дрему разуме быстро-быстро закрутились картинки недавнего боя.
Что я сделал правильно?
В чем я ошибся?
Как двигались серые плуксы?
Подбирали ли под себя лапы перед прыжком?…
Где-то на десятом вопросе и ответе разум спасовал и потребовал покоя, который и получил. Последнее воспоминание – я не до конца прочитал системные сообщения. Но это позже. Надо отдохнуть…
* * *
Подремать удалось на славу – целый час я неподвижно пролежал, давая лекарствам шанс хорошенько потрудиться. А лекарства у системы убойные. Зевая, нащупал бутылку с водой и жадно выпил где-то четверть литра, еще столько же оставив. Проверив Баска, убедился, что парень протянул этот час. Хотел разбудить и дать выпить воды, но призадумался и решил с этим делом пока не спешить – не уверен, но вроде как при ранениях брюшной полости нельзя давать воду первые часы. Как проснется – сам решит. Думаю, если вода противопоказана какое-то время, система его предупредила.
Вытащив из поясной сумки последний пищевой брикет, с жадностью слопал его. И лихо запил остатками воды. Топливо загружено в брюхо, но голод не утолен – глаза сами ищут заветную комнату выдающую пищу. Дождусь возвращения Йорки и схожу за завтраком.
Поспать еще?
Нет. Уже девять утра. День пролетает стремительно и надо заняться хоть чем-то полезным. Для начала прочту последнее системное сообщение.
Уничтожение плунарных ксарловПоощрение: игровой вызов любому члену группы. (Р)
Надо же как щедро. Разово? В следующий раз за убийство плуксов поощрения не дадут? Мол это уже не геройство, а обычная рабочая рутина?
Оглянувшись, ближайший экран обнаружил на стене над облюбованным стенным выступом. Можно сказать висел прямо над нашими кроватями. Мне только и потребовалось что осторожно повернуться, бережно разместить израненные ноги и подпихнуть под спину дохлых плуксов прикрытых пропитанной зеленой и красной кровью тканью. О чистоте и не думал – я похож на выходца из ада. Полусфера на потолке уже дважды задерживалась над нашим выступом, неодобрительно поблескивая визорами. Уверен – стоит сползти с «кровати» и нас тут же погонят в душ. Гигиена! Одобряю…
Поерзав, упер затихшую поясницу в горку трупов, распрямил колени, уронил левую руку на колено, предварительно пару раз тихонько согнув и разогнув локоть, что уже не был настолько синим и раздутым. Лекарство действует.
Ну… я готов!
Хотя будет смешно, если я так долго готовился для игры в банальные крестики-нолики…
Выбрал себя как члена группы принимающего вызов. В коридоре разом вспыхнули экраны, высветив мой номер. Идущие по своим делам замерли в ожидании – успеет ли одиннадцатый принять вызов, что за игра? Я уже убедился, что эти частые игровые вызовы являются настоящими развлекательными шоу-программами для обитающих здесь зомби, гоблинов и орков. Может и для чудом выживающих червей эти вызовы реальная отрада. Всегда приятно смотреть на веселую громкую картинку…
Nether Earth.Один раунд. Выберите уровень сложности: Легкий. Нормальный. Тяжелый.
Это не крестики-нолики…
Уровень сложности?
Задумчиво смотря на экран, потратил несколько секунд на раздумья и, пожав плечами, выбрал последний вариант из предложенных уровней сложности – тяжелый. Коридор изумленно ахнул, затем послышался нескрываемо злорадный смех и весьма обидные для меня комментарии, где предрекали мой скорый провал. Вполне возможно, что они правы – я просто решил рискнуть. Хотя нет… странно, но название игры показалось мне смутно знакомым и чем-то приятным. Это и определило мой выбор сложности. Я доверился смутному чувству узнавания и интуиции. Осталось проверить насколько я был прав. Или насколько ошибался…
Меню исчезло. Экран посветлел. Игра началась. Мне потребовалась минута, чтобы хоть немного разобраться. Невероятно примитивная графика, уши режут противные звуки, имитирующие тревожную музыку. Схематично изображено что-то вроде замка с буквой «Н» на крыше. Рядом покачивается в воздухе некий прямоугольник… Какая-то левитирующая платформа… ей я, похоже, и управляю. Шевеля пальцами, прикладывая максимальные усилия, чтобы разобраться как можно быстрее, потаскал платформу из стороны в сторону, подвел к «Н» и меню сменилось, забросив меня во внутренности некой фабрики по производству… боевых роботов… Выбор шасси, корпуса, оружия, компьютерного блока… А оружие-то какое – фазеры, лазеры, ракеты, атомная бомба! Выбрав самое дешевое оборудование, собрал робота, спустился ниже по меню и наткнулся на варианты приказов – занимать заводы и вражеский базы, ждать прямого приказа, идти на штурм…
Это стратегия! И по всем признакам это стратегия в реальном времени.
А еще я почти уверен, что раньше уже видел эту игру и практически наверняка играл в нее. С каждой секундой пальцы двигались все быстрее, я отдавал команда за командой. Первого дешевого отправить на захват. Второго собрать максимально мощным, отдать приказы, следом покинуть базу. И снова я управляю странной летающей платформой. Собранные мною роботы уже ломанулись куда-то вправо – игровая карта представляет собой узкую полосу утыканную странными постройками, моя база на ее крайней левой стороне. А раз роботы идут направо – стало быть там и находится враг… А что, если я опущу платформу на одного из роботов? Руки так и норовят это сделать… не раздавлю случайно такой «шляпой»? Рискну… меню справа изменилось и строчки меня порадовали – я получил прямой контроль над боевым роботом, став его пилотом. Вот теперь мне окончательно все понятно… вперед, железный хлам! Скоро нам предстоит встреча с врагом!
Игра Nether Earth оказалась не слишком долгой и стоило мне отвоевать несколько заводов по производству ресурсов, дело пошло на лад. Противниками выступали такие же роботы и вскоре желтые унылые пейзажи озарились вспышками лазерных зарница и взрывами атомных бомб. Когда ядерный взрыв уничтожил последнюю базу врага, система признала мою победу.
Игровой вызов завершен. Итог: победа. Награда: 20 солов. Победная серия: 2/3. Бонус к награде (ИВ): 0 %Бонус к шансу получения ИВ: 0 %Шанс получения дополнительного приза: 0%
– Отлично повоевали – признался я сам себе, потягиваясь и разминая затекшие части тела.
И награда отличная – двадцать солов лишними не станут.
Баланс: 78.
– Хорошо сыграл – к стенному выступу подошла девушка в облегающей безрукавке, обтягивающих шортах и красных кедах на босу ногу. Поясная сумка висит на груди, к ней прицеплена небольшая бутылочка с зеленоватой жидкостью, на поясе шорт покачивается короткая дубинка с шипами. Короткая стрижка, карие глаза, левая щека исполосована шрамами. Но на ее лицо я глянул мельком. А вот руки и ноги… на ее руках и ногах мой взгляд задержался дольше. Не конечности, а спортивный идеал. Никакого жира, сплошные сухие рельефные мышцы, вздутые вены змеями ползут под кожей. Причем руки разноцветные – левая бронзовая, с остатками какой-то татуировки, а правая белая. С оттенком ног ей повезло чуть больше – обе черные.
– Спасибо – ответил я, глядя на бейсболку гостьи, украшенную вручную вышитыми цифрами «299» и уже знакомой символикой желтого огня.
Ко мне пожаловал гость от бригады Солнечное Пламя. И судя по ее внешнему виду – вряд ли девушка занята очисткой слизи с металлических блоков. Она боец. И вряд ли она в своем обычном костюме – тут больше похоже на выходной костюм отдыхающего.
– Под тряпками плуксы дохлые?
– Верно.
– Серые?
– Три серых. Один весь из себя желтый и плунарный. А что?
– Я бы забрала их – легко и просто пояснила она, не пытаясь скрыть интереса – Сегодня отдыхаю, поспала подольше. Выползла из капсулы сонная – а в коридорах гоблины и зомби уже вовсю визжат о том, что в двадцать третьем коридоре сидят израненные бойцы, причем сидят рядом с кровавой горой плуксовых трупов.
– Горой? – хмыкнул я и чуть нажал спиной на импровизированное кресло из мертвой плоти – Тут не гора. И даже не горка. Так… кучка…
– Отдашь? Не бесплатно, само собой.
– И почем нынче дохлые плуксы? – с нескрываемым интересом спросил я.
– Смотря чем возьмешь. Солами? Предметами?
– И если в солах?
– Покажешь товар?
– Прошу – чуть повернувшись, сдернул тряпку. Послышались ахи, возбужденные голоса, несколько орков подошло поближе, жадно облизывая взглядами трупы плуксов.
– Хм… мелочь…
– Мелочь – признал я.
– Пятерка за серого. Десятку за мандарина.
– Как-как? Мандарин? Ты про желтого?
– Ну да. Он же оранжевый. Прямо как мандарин.
– Этот плукс и командует прямо как мандарин – кивнул я.
– А это тут причем? – не поняла девушка – Фрукт командует?
– Сам толком не понимаю – признался я, отодвигаясь от горки трупов и занимая такую позицию, чтобы дохлые плуксы оказались между нами – А если вещами? Оружием?
– Никакого оружия – покачала она головой – Шутишь? Если дешевка – и сам за солы в любом торговом автомате купить можешь. Вроде шила с коротким жалом – за пятерку как раз и купишь. А если что посерьезней – за такую мелочь никто не даст. Могу предложить две обычные черные футболки – в здешних торгспотах такого цвета нет.
– Три черные футболки, несколько добрых советов и твой зеленый напиток – предложил я.
– Не поняла.
– А что тут непонятного?
– Про советы не поняла.
– Выглядишь бывалой. Я новичок. Так что советам буду рад.
– Две футболки.
– Три. Нас трое. Одну мне, одну ему – кивнул я на продолжающего спать Баска – И одну девушке чуть уже тебя в плечах. А советов – уж сколько дашь.
– Договорились. Но напиток зачем? Это просто таблетка изотоника растворенная в обычной воде. Таблетку за один сол можно купить в торгспоте. Сходил бы сам. Я всегда таскаю с собой пару таблеток в сумке и одну уже растворенную. Удобно – идешь и посасываешь живительную влагу.
– Посасываешь – хохотнул плетущийся куда-то достаточно крупный сонный орк, явно не разобравшийся в ситуации и просто услышавший милый женский голосок – что так не вязался с внешностью обладательницы сего голоска.
Мы промолчали. Но орк не унялся. Он приостановился и, растирая сонную харю, гыгыкнул и продолжил портить себе жизнь:
– Хочешь пососать? Так я дам тебе забавную шту… к-ха! Ыы-ы-ы-ыг… – выпучив глаза, синея на глазах, бедолага вцепился в сжавшую его горло мускулистую руку продолжающей мило улыбаться девушки.
– Хочешь дать мне забавную штучку? – промурлыкала двести девяносто девятая – Это так мило… ну давай… покажи мне ее… покажи скорее…
– Ы-ы-ы-ы-ы-ыг! – подыхающий полуорк уже ничего никому не хотел показывать. Он смотрел на потолок, но полусферы не было – она здесь проносилась раз в десять минут. И как раз недавно умчалась. Рука на глотке дебила сжалась сильнее. И сдавленное блеяние прервалось. Крохотный приток воздуха исчез. Орк-дебил начал умирать, о чем оповестил подкосившимися ногами.
Выждав еще пару секунд, девушка разжала руку, и орк шлепнулся к ее ногам, вдохнул и тут же зашелся в диком кашле. Но кашлял недолго – ему по ребрам пришелся сокрушительный пинок, отбросивший его на метр в сторону.
– Исчезни! – велела двести девяносто девятая.
Полудохлый придурок повиновался. Лающий кашель затих за поворотом. Внимание девушки снова обратилось ко мне.
– Сам чего не сходишь за изотоником?
– Даю отдых ногами – вздохнул я, демонстративно косясь на израненные ноги.
– Ага… ладно, договорились. Хорошо. Сделка. Схожу за футболками.
– Это – кивнул я на плуксов – Можешь сразу забирать.
– А если я не вернусь? – прищурилась девушка с номером двести девяносто девять.
– Не вернешься – развел я руками.
– Ладно.
В следующий миг я стал свидетелем того, насколько быстрым и точным может быть тренированный боец. Одним быстрым долгим движением она умудрилась сорвать с сумки бутылочку с растворенным изотоником, швырнуть ее мне легким движением кисти, продолжить движение, открыв клапан сумки и вытащив сложенный пластиковый мешок, причем все это она проделывала уже в пути, вмиг оказавшись чуть ли не вплотную. Быстро… очень быстро… я уважительно кивнул, нарочито неспешно откупоривая бутылку.
– Поймал – чуть удивленно и, как мне показалось, чуть раздосадовано произнесла девушка – Реакция на высоте.
– Повезло – улыбнулся я и сделал крохотный глоток.
Сладко-солено-фруктово… как-то такие вот сложились ощущения. Упаковывая плуксов в мешок, дарительница пояснила:
– После тренировок, долгой работы, переходов или боев – самое то. Я и на ночь обязательно такую бутылку выпиваю. Вообще – до трех-четырех в день.
– Богато живете – вздохнул я – Спасибо за пояснения.
– Это в счет тех советов – фыркнула она, закрывая мешок – Жди!
Молча кивнул. Сделал еще глоток. И прицепил бутылку к своей сумке.
Три-четыре изотоника в день…
Таблетка стоит один сол. Только на них у нее уходит четыре сола, плюс надо еще и воду докупать. Ну скажем шесть солов – столько она тратить в день только на изотоники. И уж точно она не питается только пищевыми брикетами выдаваемыми трижды в день. На них такие мышцы не нарастишь. В общем – небедно живет.
– Держи – передо мной упали аккуратно сложенные черные футболки.
– Спасибо.
– Советы какие тебе?
– Ты ведь боец, верно?
– Так заметно – девушка с гордостью оглядела руки, поиграла мышцами – Да. Боец.
– Мне бы касательно боевых дел советов – попросил я.
– Погоди… это первые ваши плуксы?
– Так точно.
– Система послала запрос на получение дополнительных боевых заданий?
– Уже принял.
– Смело ты. Вы ведь простая группа. Без прикрытия бригады.
– Так точно.
– Смелые гоблины-смертники… или орки?
– Гоблины, гоблины – закивал я – И даже зомби. Я к нежити толерантен. Что посоветуешь?
– Расскажу главное. Правила выживания. Ты лидер группы, верно?
– Угадала.
– Да от тебя так и прет этим запахом – хмыкнула двести девяносто девятая – Слушай внимательно, лидер. Боевые задания система выдаст тебе и только тебе как лидеру группы. Да вообще все задания только тебе. Но речь о боевых.
– Ага.
– Поэтому ты должен четко отслеживать свое местоположение. Всегда должен прикидывать какими дорогами и тропами куда идешь, где останавливаешься передохнуть или на ночлег.
– Не уловил – признался я.
– Радиусы. Ну или чтобы проще – места и расстояния – еще более туманно пояснила девушка – Чем ты ближе к проблеме – тем вероятней.
– Все еще не въезжаю.
– М-м-м… на вашем примере поясню. С плуксами где сцепились?
– Первая зона, второй блок. Подача блоков.
– Знаю это место. Там наблюдение постоянно, хотя рядом пара сумрачных и даже темных троп, верно?
– Точно. Из темной тропы плуксы и вынырнули.
– Вот! Мать все время мониторит ситуацию, наблюдает за коридорами и залами, верно?
«Мать»… Еще одна верующая?
– Верно – кивнул я.
– Тогда у вас был статус простых трудяг.
«Статус трудяг»? Звучит логично…
– Верно…
– Ага. И вот вы спокойно работаете, планируете уже как проведете остаток дня. И тут хлоп – с сумрачной тропы выныривает четыре плукса. Матерь их засекает. Что она делает дальше?
– Зовет подмогу – легко догадался я.
– Точно! Но конкретно вас она позвать не может – потому что вы по статусу трудяги. Не бойцы. И даже не кадеты. И вот от этой самой проблемной точки, от центра беды – от появившихся плуксов – Мать начинает искать тех, кому можно поручить срочное боевое задание. Она расширяет круг. Радиус сто метров – никого. Радиус двести метров – никого. Радиус триста – никого. Четыреста – есть бойцы! Их лидеру тут же бросается задание – немедленно мчаться ко второму блоку первой зоны и уничтожить четырех плуксов. Дается и краткое описание противников – три крысы и мандарин.
– Три крысы и мандарин… – повторил я.
– Это…
– Я понял. Сленг для краткости.
– Да. Система, конечно, пишет, как положено, по списку перечисляя каждого из засеченных – три серых малых плунарных ксарла, один желтый малый… ну и так далее. Это мы уже сокращаем.
– Ага.
– Ты что-то говорила про кадетов?
– Это вы сейчас. У вас боевые задания со статусом «дополнительные». Так что можете не выполнять, но, если откажетесь два раз подряд – боевые задания выдаваться перестанут надолго. Так же кадеты могут отказаться и от экстренных боевых заданий. И ничего им за это не будет. Имеют право включать самосохранение. Но в кадетах мало кто задерживается. Почти все переходят на статус бойцов, как мы их называем. И запрос о переходе на этот уровень система отправит тебе сразу же, как только выполнишь всего одно дополнительное боевое задание. И будет предлагать раз за разом после каждого успешного боевого. Понял?
– Понял. Спасибо.
– И если ты получишь бойцовский статус – строго следи за своим местоположением! Тут полно тропинок, на которых не то, что задерживаться – по ним и ходить не стоит без великой нужды. Потому что там часто появляются плуксы. И совсем нередка ситуация, когда группа измотана, кто-то возможно ранен, еле волочите ноги – и тут бац! Система вывешивает срочное боевое задание – потому что твоя группа оказалась ближе всех к эпицентру проблемы. Понял?
– Да – медленно кивнул я – Понял. Это очень важный совет.
– Именно! Пусть группа измотана – но вы идете в бой! Там наверняка и поляжете. Но задержите плуксов, за это время система подтянет других бойцов и в конце концов с проблемой справятся. Многие боевые группы так полегли. Кадетским легче – почуяли беду и проще отказаться. Бойцы так не могут. Предпочитают идти даже в неравный бой.
– Почему? Потеря статуса? Да в задницу! Все лучше, чем потерять жизнь.
– Статуса? Плевать на него. В задницу статус! Гоблин… ты про трибунал когда-нибудь слышал?
– Военный суд. Строгий и беспощадный.
– Точно. Как только ты подписываешься на переход в бойцовский статус, ты получаешь многое – больше солов, больше поощрений, частые подарки, доступ к дополнительным лотам торговых и информационных автоматов. Ничего не напоминает?
– Это как… полиция? Верное слово? Нет… раз трибунал – армия? Особое обеспечение и дополнительные блага.
– Точно. Армия. А за невыполнение приказа в армии любой страны мира тебя ждет трибунал, а следом и суровое наказание.
Логично. Более чем логично. Силком в солдаты система не тянет. Если подписываешься под тем, что ты боец, что ты солдат, то будь готов к тому, что изменившая твой статус система будет на тебя полагаться, ожидая быстрого и четкого выполнения боевых приказов. Сказано атаковать превосходящие силы противника – атакуй! Другого варианта не будет. В армии приказ командира – высшая инстанция. И горе тому, кто приказ не выполнит… саботаж, дезертирство… плохой пример для других солдат… и отсюда незамедлительные карательные меры.
Ну и второй аспект – моральный. Ты ведь подписываешься на переход к боевому статусу осознанно, верно? И, стало быть, понимаешь, что, если откажешься гнать измотанную группу через залы и коридоры навстречу врагу, кто-то из мирных работяг погибнет. Потому что их некому будет прикрыть. И это ляжет тяжелым бременем на твою совесть.
– Боюсь спросить. И какое наказание за невыполнение боевого задания?
– Кадетам – никакого.
– Ну а бойцам?
– Лишение всех накоплений, лишение доступа даже к наперед проплаченное личной жилой капсуле, шестимесячный запрет на пользование банкоматом, понижение статуса до зомби – со всеми вытекающими.
– Погоди… то есть…
– Если ты как лидер откажешься выполнять боевое задание – по любой причине! – тебя и всю твою группу ждет одинаковое наказание. Вас лишат всего. И у каждого заберут по три конечности. Оставят только по одной руке на каждого. Почти черви.
– Ни хрена себе… – с крайней задумчивостью молвил я.
– Да – кивнула двести девяносто девятая – Напортачил один – страдают все! Проняло?
– До костей.
– Вот и думай.
– И много кто идет в бойцы?
– Много. Выгод немало, гоблин. Денег хватает на все и даже больше. Тут главное – думать! Поэтому и советую – всегда знай свое местоположение, всегда грамотно выбирай маршрут. Ты лидер. Ты солдат. Ты всегда должен знать, где находится твоя группа и какое задание может в любой момент прилететь от системы. Многое зависит от местности вокруг, поэтому должен заранее знать все ее опасности и тонкости. Расспрашивай, не скупись на покупку проверенной информации. Такие вот мои тебе советы.
– Спасибо. Принял советы с благодарностью. И где не стоит ходить?
– Держитесь поближе к клуксам, не задерживайтесь в старых коридорах, будьте предельно осторожны в таких местах как Гиблый Мост и подобных.
– Гиблый Мост?
– Это просто первое что на ум пришло. Вчера им проходили. В Дренажтаун ходили хоть раз?
– Еще нет.
– Гиблый Мост – самый короткий путь отсюда в Дренажтаун. Обходным путем в пять раз длиннее. Те, кому хочется выпить и потискать не слишком искалеченных и более-менее симпатичных девочек или мальчиков за приемлемую плату – проскакивают Гиблым Мостом. Чаще всего успешно.
– И длинный он?
– Сам увидишь. Но не вздумай там задерживаться. И не вздумайте спускаться к опорам моста – там начинается Стылая Клоака. Бойтесь!
– Стой…
– Не! Я сегодня выходная. Впереди счастливая двухчасовая тренировка, особый обед и особая приятная компания на вечер… удачи вам!
– Стылая Клоака – с грустью вздохнул я, подгребая к себе футболки – Заинтриговала и ушла… хотя бы еще один совет, воин!
– Экипировка! – крикнула она перед тем, как свернуть – Оружие! Эти два фактора решают очень многое! Но меньше, чем мозги лидера – это самое главное! – и пропала окончательно.
Эх…
– Мозги лидера – пробурчал я, задумчиво постукивая указательным пальцем по правому виску – Мозги лидера…
– Что там с мозгами лидера? – поинтересовался знакомый голос.
– Живая! – обрадовался я, вскидывая глаза на вернувшуюся Йорку – Ой…
– Да ваще! – попыталась состроить сердитое лицо Йорка, но широченная радостная улыбка никак не желала гаснуть.
У нее снова было две руки. И она усилено шевелила пальцами новой руки, разгибала и сгибала в локте, демонстрировала работу плечевого сустава. Пришитая рука была сморщенная, выглядела кошмарно, если честно, но все же – это была рука. Работающая вторая рукам. Йорка перестала быть инвалидом. Команда стала полноценней.
А мое «ой» относилось не к сморщенной коже новой конечности, а к обилию татуировок. Не знаю кем была прежняя обладательница сей руки, но татуировки она любила – на коже в буквальном смысле слова не осталось живого места. Даже не понять какого цвета рука была изначально. И ведь ни одного осмысленного рисунка – сплошь хитро закрученные линии черных, красных и зеленых цветов.
– Хочешь я тебе врежу? – спросила счастливая Йорка, сжимая новый кулак.
– Воздержусь – помотал я головой – Поздравляю, напарница.
– Спасибо! Спасибо! Лопнуть и сдохнуть! Спасибо! У меня снова две руки, Оди! Спасибо тебе! Это все ты! Ты вернул мне руку!
– Да прекрати.
– Замри!
Замер. И получил шикарное жесткое объятие и быстрый мокрый поцелуй в правую щеку.
– Работает нормально?
– Нормально!
– Нигде не заедает? Не хрустит?
– Нигде!
– Отлично.
– Я счастливый гоблин! – объявила Йорка.
– А я счастливый зомби – прошептал сквозь бейсболку Баск.
Глянув на него, спросил:
– Глаза тут чинят?
– Не на Окраине – задрожала в такт словам бейсболка на лице – Я прошел диагностику. Здесь система глаза не чинит.
– А дальше?
– Советуют поспрашивать в Мутноводье.
– Прекрасно – воодушевился я – А мы как раз туда собирались заглянуть в самое ближайшее время! Так… Йорка, вот тебе бутылка изотоника. Половина твоя. Половина – Баску. Так его, кстати, зовут. Зомби Баск.
– Йо тебе! – склонилась над раненым Йорка.
– Только сначала спроси можно ли ему пить – вспомнил я, сползая со стенного выступа.
– А если нельзя?
– Вся бутылка твоя. Еще держи две футболки. Тебе и Баску. Ну и мне… Посидите недолго, скоро вернусь.
– Куда хоть идешь?
– Чуть прошвырнуться по магазинам – ответил я, осторожно ступая и на ходу натягивая черную футболку прямо поверх изгвазданной кровью майки, чтобы не притягивать к себе взгляды шокированной общественности – Скоро буду.
– Ждем тут!
Руки и плуксы. Плуксы и руки.
Много вопросов задать не успел, многие вопросы и задать-то некуда. Но тут главное не отчаиваться!
Оглядев себя, остался доволен – морду бы срочно сполоснуть, но футболка села на торс как влитая, подчеркнув грудные мышцы и плоский бугристый живот. Руки излишне свободно болтаются в рукавах, но тут пока поделать нечего.
Руки… и плуксы…
Касательно рук, буквально только что, увидев испятнанную татуировками новую руку Йорки, задумался я вот о чем – а что система делает с теми руками, что она забирает за провинность или неуплату? Хотя нет. Вопрос поставлен неверно. И так ясно что она с ними делает – это ведь ресурс, а ресурс надо использовать. Отрезанные руки отправляются на хранение, а когда возникает нужда, тут же пускаются в дело.
Вот сегодня Йорка получила сморщенную руку. Только одну руку. Верно?
Верно.
Система вроде не дура, поэтому логично предположить, что цельный комплект конечностей она разбивать на части не станет. Йорке пришили руку взятую из склада «некомплекта». Вполне логичное предположение. А склад некомплекта большей частью пополняется за счет преступников и неплательщиков. Оттуда и была взята сегодня одиночная рука.
Это я к чему?
Да рука больно приметная. Невероятно приметная, яркая, с уникальным рисунком. И вот что произойдет, если бывшая владелица татуированной ручонки наткнется на Йорку в узком коридоре? М? Это ведь рука. Рука! Конечность! Это вам не майка и не трусы поношенные – чью потерю можно легко забыть. Ты увидишь на другом человеку свою руку… Боюсь, реакцию бывшего владельца предсказать трудно… и пусть среди нас нет тех, кто бы обладал реально своими конечностями – отросшими в материнской утробе. Все равно даже к чужой конечности привыкаешь – вот как я уже свыкся со своим стариковским набором.
А у меня ведь полный комплект. Конечности выглядят одинаково. И вряд ли ради новенького система полезла бы в элитный склад. Стопроцентно кого-то превратили в полного червя и конечности перешли ко мне.
Либо кто-то умер и был оперативно доставлен в медблок, где его живенько лишили уже ненужного комплекта…. Учитывая внешний солидный возраст моих лап – это вполне вероятно.
Вот разве я теперь не зомби? Я опираюсь на ноги мертвеца, мои руки – руки мертвеца… Да все мы тут зомби в той или иной степени.
И последний вопрос о руках-ногах пришедший мне сегодня в голову – где мои истинные конечности? Те самые, что от папы с мамой. И если они бродят сейчас по Окраине – узнаю ли я их? Пойму ли, что вон тот мужик таскает на себе именно мои конечности?
Да уж… странный бред бурлит в моей голове… может в изотоник что-то веселящего намешали? А я ведь чуть-чуть отхлебнул…
А плуксы… да, не успел я задать вопросы касательно дохлых зверушек – на кой черт они сдались бригадам?
Но вот как раз этот вопрос вполне практичный и получить на него ответ можно в любой момент. Вон хромает куда-то гоблин однорукий, почесывая пузо под майкой. Выглядит расслабленным. Явно только что позавтракал. И шагает он туда же куда и я – держит курс прямиком на стену с торговыми автоматами.
Торгспоты… инфоспоты… с каждым днем в голове оседает все больше словечек, постепенно обретающих смыл.
– И где ж тут изотоники то искать? – чересчур громко вздохнул я, окидывая взглядом стройный ряд торговых автоматов, искоса поглядывая на покупающего воду гоблина.
– Шизу ищешь? Соляные таблетки? – отреагировал тот – Так вон чуть правее, бро! Разбогател что ли? Футболка крутая! Черная! А с мордой что? А с ногами что за жуть приключилась?
Ну да. Дай малейший шанс – и гоблин тут же зацепится за него языком. Рыкать не стал, коротко и правдиво описал недавно случившуюся ситуацию, одновременно покупая «соляные таблетки», как он назвал изотоник. Официальное же название гласило ШИЗ-9.
Шиза…
Я живо представил светящийся на экране плакат с сурово сдвинувшим брови гоблином в рваной майке, наставившем палец: «А ты закинулся сегодня шизой, гоблин?».
Купи шизу! Закинься шизой! Живи с шизой!
Цена в один сол. Я купил десять. И одну таблетку тут же вручил жадно сопящему гоблину, одну приберег для себя, остальные ссыпал в поясную сумку. Гоблин принял дар с благодарностью, булькнул ее в купленную бутылку, затряс ожесточенно. Трясет, а сам на меня смотрит с ожиданием в глазах – когда я на него многочисленные вопросы отвечать начну. Но тут придется тебе изотоником бесплатным удовольствоваться. Моя очередь небрежные вопросы задавать. Но задам в форме красивого ответа. Лениво зевнув, произнес:
– Да не особо разбогател. Встретились тут с плуксами. Сам видишь, как они нас.
– Это да!
– Но все же и мы их.
– Вижу, вижу, бро!
– Плуксов бригаде сдали – Солнечное Пламя. Слышал о таких?
– А кто нет, бро? Производственники! Сильнейшие во всех окрестных зонах. Я бы к ним и в чистильщики с удовольствием. Так не берут. С-суки…
– Футболку от них получил – продолжил я – Ну и чуть солов перепало, конечно. Одного у них не спросил. На кой черт им плуксы?
– Да ты чего, бро? Не продешевил хотя бы? Серый плукс дешевле пятерки не уходит. Это если мелкий. Ну и еще не подтухший…
– Так и ушел.
– Отлично продал, бро!
– Но зачем они им?
– Так у Соплей неподалеку целая мастерская!
– Как? Соплей?
– Ну да! Наши окрестили. Слишком длинно ведь – Солнечное Пламя! Сначала сократили до Сопло. Типа – на семнадцатом Сопло опять в бурлаки набирает! Годятся даже зомби! Бла-бла-бла! А потом как Сопло в Сопли превратилось.
– Сопло в Сопли – повторил я – М-да… пять раз подумай, один раз назови.
– Это точно! Гы-гы-гы!
– Мастерская?
– Ну да! Они там плуксов в дело пускают! Потрошат, сдирают шкуры, выделывают их. А мясо готовят! Там при мастерской обжираловка – хочешь мясо тебе пожарят, хочешь сварят или потушат. Говорят, вкусно готовят! Но как проверить? У какого гоблина есть солы на жареное мясо?
– Так плуксов можно есть…
– Да еще как можно! Ты что! Был бы острый нож, немного соли и место для готовки. Так скажу, бро – знаю пару мест с раскаленными, просто раскаленными трубами! Шмат мяса на такую бросишь – вмиг зажарит! А запах… м-м-м-м…
– М-м-м-м… – подвыл и я немного запрокинувшему голову гоблину.
Очнувшись, он горестно вздохнул, зажал бутылку подмышкой и ткнул в меня грязным пальцем:
– Помни если что!
– Конечно! А шкуры плуксов куда девают?
– Ты что! Это же золотое дно! В Дренажтауне обувь из плуксовых шкур с руками вырвут! И одежду делают! Прочная ведь – не каждый нож пробьет. А те, кто в Зловонке обитает – им и вовсе нельзя без обувки такой! Там ведь столько всего острого и колкого под их любимым дерьмом!
– Зловонке?
– Ага!
– А это где?
– Про Дренажтаун ведь знаешь, раз не спрашивал.
– Слышать приходилось.
– Ну вот. Если отсюда прямым путем топать, то тропки сначала приведут к Гиблому Мосту. Слышал?
– Ага. А Зловонка?
– А еще соляная таблетка найдется до бедолаги гоблина однорукого?
– Найдется. Если подробностей добавишь – достав таблетку «шизы» покрутил ее перед его глазами – Ну?
– Как до середины Гиблого Моста дойдешь – глянь налево. Увидишь стену вдалеке, а над ней длиннющую щель, откуда льет ленивый водопад. Его еще Дерьмопадом называют.
– С фантазией назвали…
– Да правдиво назвали! Он ведь из Зловонки течет – из ее разливов собирается! Давай таблетку!
– А водопад куда льет?
– Так то просто – большая часть дерьма уходит в сварной желоб, что в каналы Дренажтауна ведет. А меньшая через желоб перехлестывает и вниз – в Стылую Клоаку.
– Тропами до Гиблого Моста, по нему, мимо Дерьмопада по левую руку и над Стылой Клоакой до самого Дренажтауна, он же верхний квартал города Мутноводья. Это самый короткий путь до города, правильно?
– Он. И самый опасный! Лучше уж подольше шлепать, но в обход, через другие кляксы.
– Кляксы – это клуксы?
– Ну да. Тоже наши окрестили – чтобы проще было. Мы вот из семнадцатой кляксы… как в плевке живем – гоблин неожиданно скрипнул зубами, утер глаза ладонью, едва не выронив бутылку с водой – Дерьмо!
– Дерьмо – согласился я, отдавая таблетку «шизы» – Но жить везде можно.
– Тоже верно. Бывай, бро!
– Бывай.
Гоблин ушлепал, бормоча под нос что-то злое и почти невнятное. Я только и уловил что-то вроде «ублюдочные Сопли жадюги», «сучьи кляксы» и совсем уж неожиданное «трахнутые эльфы!», причем гоблин усиленно грозил кулаком потолку. И все же выронил бутылку. Подобрал, постоял… как-то сник и побрел дальше, ожесточенно хлебая изотоник…
Накрошу-ка я и себе шизы в бутылку… вдруг жить станет легче…
Требуется незамедлительное принятие душа.
– А черт…
Спорить бессмысленно. Нащупал взглядом открывшуюся шагах в двадцати впереди и слева узкую дверь и пошлепал к ней, зная, что за мной пристально наблюдает с потолка система. Придется все же привести себя в порядок…

 

Спустя четверть часа вывалился из душевой кабины другим человеком. Ой… куда я замахнулся. Не человеком – гоблином. Посвежевшим чистеньким гоблином в стремительно просыхающей одежде. Поясную сумку удалось не намочить.
Баланс: 67.
Отхлебывая сладко-солено-фруктовый изотоник, не спеша подошел к двум наиболее интересующим меня торгспотам. Оглядел представленные на витрине товары. Что ж… ничего особенного, но есть за что зацепиться взгляду. В прошлый раз я глядел мельком. Сейчас же изучал пристально – с твердым намерением купить. И для себя, и для членов команды.
Позвать их сюда и пусть выбирают себе по душе?
Я не настолько кретин. Нет. Для каждого из группы я выберу сам. И оружие, и экипировку. А затем научу всем этим правильно пользоваться. Только так и никак иначе. Прочие любительские способы меня не интересуют совершенно.
Начну с…
Лишь привычка поглядывать по сторонам спасла мне жизнь. Краем глаза я увидел стремительную беззвучную тень. Успел отдернуть голову. И намертво зажатое в кулаке длинное шило прошло в сантиметре от виска. А воткнуть шило гаденыш планировал в глаз…
– За Джонника! – торжествующе вякнул несостоявшийся убийца и осекся, замерев в неудобной позе. Дошло до него наконец-то. Но как-то с запозданием.
Я крепко держал его за локоть вооруженной вздернутой руки. Держал левой рукой, чувствуя, как в напряженном локте опять просыпается боль. Держал и смотрел в заполненные слезами мокрые глаза гаденыша.
– Я любил его! А он любил ту шлюху! – истерично крикнул мне в лицо парень и попытался выдернуть руку. Я шатнулся следом за ним. Стеклянный звон… Он вздрогнул, коротко ахнул и уронил голову мне на плечо. Не отпуская обнявшего меня мертвеца, глянул на потолок, по сторонам. Вроде тихо. Полусферы нет, ближайший орк шагах в двадцати и стоит спиной. Приподняв парня, оттащил его к выступающей из стены скамейке. И уложил на бок так, чтобы он смотрел в стену. Отойдя, оглядел «натюрморт» и, развернувшись, пошел прочь, на ходу убирая левую руку обратно в перевязь и пряча под нее обмотанную тряпкой рукоять. Само отломанное стеклянное лезвие осталось в сердце трупа, заперев рану. Сердце встало почти мгновенно. Если и выльется кровь – то пару капель самое большее и никаких привлекающих внимание кровавых пятен.
Парня я узнал – один из трех оставшихся в живых из его кодлы. Все же решился один из них на месть. Но по личным мотивам. А судя по невероятно расширенным зрачкам – парень был под дурью. Чем-то закинулся для смелости. Что ж – тоже информация, хотя предпочел бы получить ее другим способом.
Через пять минут я стоял рядом с такими же торгспотами у другой стены кляксы. Огляделся – не мчится ли еще один мститель? Вроде никого. Можно спокойно рассматривать и прицениваться.
Немного жаль стеклянный клинок. Когда воткнул, услышал характерный треск ломающегося стекла. Эльфийский цветок испил столько крови, сколько мог. И остался в сердце последнего врага – разве не красивая смерть для оружия?
Стоп… глянув чуть в сторону, сходил до одежного автомата. Прокрутил витрину и убедился – черных футболок в продаже не было. Зато нашлись отличные трусы ценой в один сол и серые невзрачные штаны стоимостью в десять солов. Дорого! Но я купил. Ложной скромностью и разными комплексами не страдаю, могу хоть голым ходить – причем свободно и с располагающей милой улыбкой. И действовать голым смогу – в любой ситуации. Есть у меня такая отчетливая внутренняя убежденность. Но я должен выглядеть как человек серьезный – а за такового меня вряд ли примут, увидев торчащие из-под черной футболки коротенькие шортики.
Приобрел. А теперь серые носки за один сол и серые кеды за десять. Странные у них тут ценовые категории. Заметил, что синие, зеленые или красные носки стоят уже два сола. Такая же наценка в один сол касается всех предметов одежды и обуви. Стоимость красителя? Я взял самые дешевые вещи. Хотя добавил бы по солу за штаны и кеды, имейся в продаже черный цвет.
Рюкзак. Это обязательный пункт. И я уже отыскал взглядом единственный вариант ценой в пятнадцать солов. Небольшой рюкзак литров на двадцать пять. Невзрачный серый рюкзак с до обидного узкими непрактичными лямками. Но я его купил.
Оглядевшись, быстро переоделся, заодно обнаружив, что в штанах имеется тугая резинка. Плюс-минус пара размеров. Удобно. Старые вещи аккуратно сложил и убрал в рюкзак, вдел руки в лямки. Левую сразу убрал на перевязь, продолжая беречь. Чуть походил перед торгспотами, убеждаясь, что ноги чувствуют себя в обуви нормально, а штаны нигде не натирают. Такие вещи надо знать наверняка. А обувь так вообще надо хорошенько разносить перед тем, как отправляться в долгий переход. Только конченый придурок может рискнуть пойти куда-то дальше, чем на километр в новой неопробованной обуви.
Поразмыслил не стоит ли сменить приметную черную футболку на невзрачную серую или темно-синюю чуть дороже. Я ведь тут кое-кого только что зарезал. Но махнул рукой – в сердце убитого остался кусок стекла с изображенным красивым цветком. Это прямая ниточка ко мне. Да и сам парень из банды мною же убитого Джонни Льва и его верной… шлюхи? Нет, паренек, тут ты ошибся. Та деваха не была подстилкой жирного Джонни. Она была его серым кардиналом, умело управляя этой тушей. Ее подвела мстительность и жадность.
Как у меня с деньгами? Пока хватает.
Следующая моя покупка очевидна – дубинка.
Простейшее и при этом опаснейшее в умелых руках оружие. Древнейшее человеческое оружие наравне с камнем. Хотя еще большой вопрос какой именно предмет взял в руки наш предок на заре эволюции – камень или же палку. Я склоняюсь к последнему варианту. Или все же первым оружием был неспелый плод сорванный лапой с ветки и брошенный в голову беснующегося под деревом льва?
Воспоминания? Ведь очевидно, что я вспоминаю сейчас… но это не личное… нет ни малейшего личностного оттенка в этих воспоминаниях, нет эмоций. Моя голова просто хранит сведения академического характера. Но при этом я не могу вспомнить, когда и как получил их. Школа? Университет? Академия?
Дубинка обошлась мне в десять солов. Еще за четыре сола я приобрел два длинных острых металлических стержня с квадратным сечением. Они идеально вошли в специальные отверстия предусмотренные в конце дубинки. Всего таких отверстий было четыре. Но и двух острых стержня вполне достаточно – и для плукса и для гоблина. Да и орку не поздоровится если такой дубиной ударить по любой незащищенной части тела.
Я приобрел три пары серых плотных перчаток по два сола за пару, удивительно, но заплатил не шесть, а пять солов. Скидка! Причем нигде и никак не обозначенная визуально. Ну и шило за пять солов купил.
Баланс: 6.
На этом с покупками решил временно завязать. Сегодня многое бесплатно. Система балует бойца, ласково треплет меня за упругую гоблинскую щечку. Ути-пути, мой смелый убийца плунарных ксарлов… Но день только начался и не стоит уходить в ноль еще до полудня.
Обратно шагал через центр кляксы, цепко поглядывая на только-только начавшие заполняться столики. Гоблины выползали завтракать. Начался обычный цикл ленивого большинства с Окраины. Зевающие перекошенные рты, вялая походка, охи, вздохи, поеживания, кашель… никто никуда не торопится. Лентяи. Многие даже пропустили ежеутренний восьмичасовой сигнал начала работа – а зачем выползать из капсулы и переться под очи Матери, если задание уже висит в интерфейсе? Зачем торопливо запихивать в пасть завтрак и, почесывая уколотые иглами места, мчаться к месту работ, если еще так рано, а они знают, что сегодняшнее задание можно выполнить за четыре-пять часов? Вот именно – незачем. Сейчас погрызем пищевой брикет, выпьем пустой водички, потреплемся с соседями по столу, с надеждой посмотрим на экраны – а вдруг игровой вызов? Они тут частенько. Пусть даже не свой – так и на чужую игру поглазеть можно. Поскрипеть завистливо зубами если выиграет, злорадно похихикать в случае проигрыша… Даже нищий гоблин может жить сладко при желании – есть чем заняться аж до полудня. Ну а там обед – святое дело! Потом можно вздремнуть часик. Ну и уже где-то часам к трем вялой походкой можно направляться к сегодняшнему месту работ и выполнять ненавистное задание. Как завершил – вприпрыжку, радостно обратно в кляксу! Вечер там пролетит незаметно – многочисленные экраны не затухают, игровые вызовы один за другой, многие длинные, есть на что посмотреть!…
Едва свернул в наш «больничный» коридор, сразу понял – опять проблема!
Еще через десять шагов опознал угрозу и зло ощерился – опять это мудачье!
У них, правда, нихрена не получалось, это видно по набычившейся Йорке, стоящей на выступе перед подошедшими двумя парнями. Двое из кодлы Джонни. Да вы издеваетесь! Долго эта проблема будет тянуться?
Приглядевшись, беззвучно рассмеялся, чуть ускорил шаг. Меня порадовала увиденная композиция. Злая Йорка выставил перед собой руки и почти тыкала каждому парню в лицо по дерзко оттопыренному среднему пальцу. Подкорректировав путь, чуть сместился и неторопливо приближался к ним сзади. Йорка увидела меня первая и на встревоженном лице начала загораться радость. Прижал палец к губам. Тихо, гоблин, тихо. Поняла, сомкнула губы, промолчала. А через несколько шагов я стоял за их спинами и с интересом прислушивался – как раз начался очередной раунд переговоров:
– Ты совсем тупая? Сказали же тебе – конец двойной единице! Не вернется он.
– Эта сука сдохла! – попытался грозно прорычать второй, что был чуть пониже ростом но пошире в плечах.
– И ты теперь одна! Руку отрастила, падла? Хорошо! Работать сможешь больше! Дань пока такую же оставляем, приносить на ту же сумрачную тропку. И без опозданий, сука, если хочешь жить!
– Че ты молчишь, сука?
А другие нехорошие слова они знают? Джонни был настоящим чернушным мастаком – не научил что ли парнишек грязнословию?
– Может ей врезать? А? Давай я врежу этой суке! Напрашивается! Вот ненавижу баб! Тупые вы, с-сука! Тупые! Только для одного годитесь! – низенький затрясся, растопырил локти, разинул рот, шумно задышал, став похож на рожающую курицу, понявшую, что не стоило зачинать ребенка от страуса.
И ведь они ни разу не обернулись! Ни разу! Я стою и дышу им в затылки – а у них реакции ноль. Никакого внутреннего напряжения, ни малейшего намека на чуйку или банальную осторожность. По мою душу отправился заряженный наркотой неумеха с шилом и они решили, что у него все обязательно получится? Да что не так с этими гоблинами?..
Глянул на потолок. Мама уже ушла на работу? Детишкам можно порезвиться!
Йорка сдавленно всхлипнула, хрюкнула, закрыла лицо новой ладонью.
– Да не ссы, дура! – тут же оживился первый – Не ссы! Ну напортачила, натворила бед. Но все можно забыть. Сегодня вечерком обсудим в том коридорчике. Обговорим. Найдем способы. Мы же люди…
– Ты не человек – не согласился я, втыкая ему шило в правую трапециевидную мышцу.
Второй ушлепок получил удар шипами дубины сзади по бедру. Неглубоко. Но больно. Рухнул на колено. Я еще успел бросить дубинку напарнице, та ее поймала и только тут очнулся парень с шилом в мышце.
– Ай! Ай! Ай! Ай!
– Заткнись, червь – попросил я, чуть наклоняя шильное жало в ране и «айканье» как отрезало, зато начался длинный хрип, парня затрясло будто муху насаженную на булавку. У этого гоблина невероятно низкий болевой порог. Пришлось рыкнуть еще раз:
– Эй! Тихо!
Хрип исчез, парень послушно замер, но при этом, сохраняя неподвижность корпуса и рук, мелко-мелко переступал ногами. Так ведет себя непослушный ребенок, схваченный за ухо выведенной из себя матерью. Я указал подбородком на второго «криминального гения» и назидательно сказал:
– Посмотри, как хорошо ведет себя этот гоблин. Хороший гоблин! Учись!
«Хороший гоблин» зажал ладонями пробитое бедро, свернулся калачиком под стенным выступом и притворился дохлым. Лежит не гудит и только пахнет… буквально…
– Кто из вас обделался? – спросил я горько – Какой ушлепок?
– Я-я-я-я… почти-и-и – жалобно проблеял парень с шилом в теле.
– Гребаный трус. Стисни булки, чмошник! И слушай! Оба слушайте! Я задолбался вас предупреждать. Мне проще зарезать, чем слова тратить! Если еще раз… один гребанный раз… – медленно сказал я – Продолжать надо?
– Нет! – они ответили хором.
– Исчезли! – резко дернув шило в ране, расширив ее, вырвал оружие, быстрым движением вытер о майку скулящего гоблина – Пошли!
Они исчезли быстро. Но и тут не без накладок. Раненый в ногу подскочил, но, придурок, явно не знал, что получившие ранения мышцы быстро немеют, становятся непослушными, ноги подламывают. Он подскочил – и упал. Вскочил снова, вытянул лапы к другу – а того уже не было. Зажал плечо ладонью и убежал.
– Люкс! – этот жалобный потрясенный вскрик потрясал своей искренностью.
Вот тебе жизненный урок, ушлепок – то чмо тебе не друг и кинет в любой опасной ситуации. Запомни этот урок, если не хочешь стать кормом для плуксов.
Они исчезли. Развеялась вонь.
– Я знала, что ты не сдох! – буркнула Йорка, крутя в руках дубинку – Это мне?
– Тебе – кивнул я.
– Я бы сама купила! Каждый экипируется сам! Правило!
– С чего ты так решила?
– Не решила – услышала. И впитала! – гордо подбоченилась Йорка, едва не наступив на руку распластанного Баска.
– Поясни, напарница – попросил я, вползая на выступ и с облегчением вытягивая ноги – А я пока раны проверю.
– Да что пояснять? Услышала как-то разговор за соседним столике – в нашем клуксе. Они говорили, что каждый в группе экипировать себя должен сам. Штаны там, ботинки или хотя бы кеды. Вооружаться тоже сам. И что если группу уважаешь, должен хотя бы шило купить самое дешевое – за пять солов. Ну или стержень для дубинки – он еще дешевле. Вот такой – девушка указала на торчащие из дубины стержни испившие крови.
– Протри – попросил я, кивая на валяющиеся рядом грязные майки.
– О! Точно!
Она взялась приводить оружие в порядок, а я добавил:
– Каждый экипируется сам – это бред. В какой-нибудь компьютерной игре это наверняка сработает. Но здесь не игра. Мы группа, наша жизнь зависит друг от друга, от наших действий, от наших умений, от наличия и состояния оружия и экипировки. Если у тебя нет дубинки, а мы идем в опасные места – это нормально?
– Нет, но… так говорили…
– Пусть говорят и делают что хотят. У нас своя группа. И основные правила здесь устанавливаю я. Дополнительные правила – обсуждаем сообща. Ясно?
– Ясно.
– Баск. Ты слышишь, я вижу. Ясно?
– Ясно…
– Возражения?
– Нет.
– Нет.
– Отлично. Вот вам сразу одно правило.
– Первое?
– Нет. Просто одно из основных.
– Ага…
Глянув на компаньонов, озвучил правило:
– За элементами своей одежды, экипировки, оружия и прочих вещей каждый из группы должен следить сам. Следить тщательно. Беглый осмотр утром. Беглый осмотр во время любого перерыва, длящегося дольше десяти минут. Обязательный и тщательный осмотр и проверка каждой вещи вечером перед сном. Если разорвана майка – дырка латается! Погнуто, затупилось шильное жало – выпрямляется, точится. Отошла чуть подошва на кедах – клеится немедленно! Каждый элемент должен быть в полном порядке!
– Элемент… – повторила Йорка и покрутила головой – Ну и словечко…
– Йорка!
– Да я поняла! И впитала – а старое и неправильное уже выпитала. Буду следить.
– Еще одно правило – личные вещи покупаете на свои заработки. Но либо покупайте два разных комплекта – для работы и отдыха – либо один, но такой как у меня.
– С обновкой!
– Спасибо. По вашим личным вещам требования у меня простые – у каждого должны быть носки на ногах! Обувь на босу ногу – бред! Сгодится разве что по кляксе погулять. Для долгих переходов этот вариант не катит. Да к чему объяснять очевидное – сами же понимаете. Поэтому просто перечислю то, что у каждого должно быть с собой из важной мелочевки на первое время. Начнем с рюкзака. Вот такой как у меня на первое время сгодится. В нем чтобы у каждого была запасная пара белья, две пары носков – покосившись на внимающую Йорку, добавил – Небольшой запас личных средств гигиены. Все перечисленное чтобы было у каждого к сегодняшнему вечеру.
Тут дернулся даже зомби Баск, вяло шевельнул рукой. Сказать он ничего не успел – я успокаивающе добавил:
– А сделать так, чтобы вы могли позволить себе такую покупку – моя забота как лидера. Ясно?
– Ясно.
– Ясно.
– Идем дальше. На мне вся медицинская шелуха. Покупка лекарств, бодрящих и восстанавливающих средств. И само собой вся необходимая медицинская помощь в случае чего. Сегодня пришили руку Йорке. Следом вернем глаза Баску. И никаких споров, и обсуждений! Экипировка и вооружение – тоже на мне. Это прямая обязанность лидера – достойно снарядить членов своей команды. А мы команда! И никак иначе! И снова – никаких споров и обсуждений. Просто принять как факт. Ясно?
– Ясно.
– Ясно.
– А теперь к моим ожиданием. Чего я жду от вас как от команды? Йорка?
– Ну…
– Баск?
– Выполнения приказов? Ты лидер.
– Верно! Я жду четкого и моментального выполнения приказов. Не потому, что я самовлюбленный самодур обожающий власть. Нет. Просто любое промедление и попытка осмысления полученного приказа перед тем, как начать его выполнять может привести к нашей гибели! Обсудить можно позднее – в безопасности, сидя за столиком в кляксе. Я сказал – вы сделали! Только так! Ясно? Отвечать обязательно. И без вялости в ответе!
– Ясно!
– Ясно!
– Хорошо. И главное мое требование к каждому из вас – это верность. Вот что самое главное в группе. Этого же вы должны ожидать и от меня – верности. Каждый из нас должен быть уверен, что может полностью доверять каждому члену команды – как любую тайну, так и свою жизнь. Только что один из двоих бросил напарника и убежал. За это ему сердце из груди вживую вырезать надо! И вырезать причем без анестезии и через задницу! Верность – это главное! Мы команда. Мы семья! Я никогда не брошу никого из вас! Придется – нырну в яму с кислотой ради любого из вас. Нырну без раздумий! И этого же я жду от вас! Ясно?
– Ясно – Йорка ожесточенно затерла глаза ладонью – Ясно… тупой ты гоблин… осторожней со словами! Сердце ведь расплавиться может от таких слов! Дурак!
– Ясно… – медленно кивнул Баск – Я… я не предам. Никогда!
– Вот и отлично – улыбнулся я, помня о слепоте зомби Баска и добавив в голос побольше эмоций – Отдохнули, поболтали – и хватит! Принимайте первые подарки. Беречь их не надо! Используйте!
Открыв сначала поясную сумку, а затем рюкзак, каждому вручил по паре перчаток и по две таблетки «шизы». Пока они осматривали – или ощупывали – подарки, вспомнив, добавил:
– Наш рабочий цвет – черный! В свободное время хоть в розовых лосинах ходите оба. В рабочее – черный! Не найдется черный – берем серый. И только эти два цвета, гоблины! Черный и серый! Теперь по делам – Баск, тебе пока сидеть на выступе. Рана в животе – не шутка. К вечеру затащим тебя в душ, а пока пей «шизу» и отдыхай. В медблоке тебе что-нибудь сказали?
– Велели лежать шесть часов – ответил зомби – На спине. Первые три часа воздерживаться от питья, потом небольшими глотками. Через шесть часов порекомендовали вколоть дополнительное восстанавливающее лекарство стоимостью в два сола.
– Вколешь – кивнул я – Солы сброшу на банкомат. Получишь позже.
– Да я сам!
– Забыл?
– Помню…
– Отлично. Засекай время, отдыхай, жди медблока. Мы с Йоркой займемся выполнением задания. Иногда будем подбегать, спрашивать о самочувствии. Но специально не жди – лучше поспи. Во сне заживает быстрее.
– Вы работаете, а я лежу…
– Ага. Мы команда. Кто-то не может – другие делают за него работу – спокойно ответил я – Так у нас заведено и это правильно. Йорка, двурукая ты моя, готова?
– Йес! Дубинку брать?
– Обязательно! На пояс. И готовься – ждет тебя сегодня индивидуальное задание.
– Какое?
– О задании – после задания! Вперед!
– Оди… расскажи… Оди!
– Пошли маркировку освежать, гоблин Йорка. Нам пахать и пахать…
Ковыляя за Йоркой к химпоту 14Б не забыл перевести на счет зомби Баска два сола. Лидер сказал – лидер сделал.
А едва перевел два сола, наткнулся взглядом на смутно знакомую харю, чешущую в пузе. Опознал быстро – тот самый олень с тремя четверками на шкуре. Орк, что правильно считает себя слабаком и хранит бутылку с водой между потными ляжками. Торгспот был рядом и я без малейших раздумий потратил еще два сола на воду. Вручил прохладные бутылки удивленно вылупившемуся на меня орку с оленьей душой.
– Долг вернул.
– С-спасибо… ого…
– Помни – будут проблемы, обращайся. И если вдруг какая-то падла решит забрать твою воду – скажи, что тебе ее дал гоблин Оди с двойной единицей на плече.
– Скажу! Все уже знают про тебя, Оди! И про жирного Джонни!
Махнув ему рукой на прощание, пошлепал за Йоркой, уже суетящейся около очередного безликого пристенного ящика. По пути допер о своей ошибке – Баску нет особого смысла получать переведенные мною солы. Проценты системы сожрут эту сумму.
Баланс: 0.
Задание: Обработка маркировки. (Групповое). Описание: Специальными губками, полученными из химпота 14Б (КЛУКС-17) обработать маркировку стен и полов в прилегающих коридорах с 1 по 12. Место выполнения: Прилегающие к КЛУКСУ-17 коридоры с 1 по 12. Время выполнения: До вечернего сигнала окончания работ. Награда: 30 солов.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий