Низший [СИ]

Глава третья

Разговор получился интересным. Познавательным.
Сразу решил в глубокие раздумья решил не впадать и начал с самого главного вопроса:
– Что будет, если не выполню ОРН?
– Да чего будет… свалишься в урну… первый шаг к банкротству.
– Так… погоди-ка… чувак… Урна – это ты как присказку сейчас использовал? Тип в мусор меня выкинут, если норму не выполню?
– Да нет же! Не удержишься на ОРН – упадешь в УРН. Упрощенная Рабочая Норма. Тебе вообще никто ничего не рассказывал, что ли? А будящий?
– Кто?
– Будящий. Будильник. Звонок. Ну тот, кто тебя разбудил, поднял, чуток пояснил, дотащил до коридора.
– Не тот. Та.
– Да разницы ноль. Тот или та… пояснила про нормы?
– Нет. Сказала читать интерфейс.
– Да чего там читать, чувак? Текста на пять строчек…
– Согласен. Мой звонок… моя звонилка сработала хреново. Так что с нормами?
– ОРН – это твоя текущая норма. Платят больше. У тебя первый день – стало быть объем тебе дали по УРН, а платят по ОРН…
В моей бедной иссушенной голове что-то явственно зашумело. Густая кровь пыталась экстренно доставить глюкозу к начавшему работать мозгу.
ОРН, УРН…
Видя мое внимание, чувак с тремя четверками на груди заговорил быстрее и живее, даже рискнул пару раз отпустить зажатую между ног бутылку. Чем больше он говорил – тем больше я узнавал.
Все просто. Все холодно. Все бесстрастно жестоко. Все предельно рационально.
Каждый приходящий в Зону – а все начинают свой путь отсюда, с коридоров, получивших такое название – является сюда с ОРН. Обычная Рабочая Норма. Соответственно этой норме каждый из местных обитателей ежедневно получает рабочее задание от системы. За выполнение задания на его личный счет начисляются солы.
Легко ли выполнить задание уровня ОРН? Кому как. Многое зависит от полученного комплекта конечностей. Кому повезло – получили выносливые ноги и крепкие руки. Кому нет… тому нет… жизнь жестока.
Как выглядит обычно задание ОРН?
Если взять за пример задание по сбору серой слизи, то количество «стандартных емкостей» будет равняться восьмидесяти. Плата – пятнадцать солов. Мне сегодня сделали разовую поблажку, назначив задание по уровню УРН, но заплатят по ОРН.
Если мое текущее задание вкратце выглядит так:
Задание: Сбор серой слизи. Облегченное (Р). Описание: Собрать и доставить в приемник сорок стандартных емкостей серой слизи. Время выполнения: До вечернего сигнала окончания работ. Награда: 15 солов.
То обычное орновское будет таким:
Задание: Сбор серой слизи. Описание: Собрать и доставить в приемник восемьдесят стандартных емкостей серой слизи. Время выполнения: До вечернего сигнала окончания работ. Награда: 15 солов.
Если я хотя бы раз не выполню задание уровня ОРН – меня ждет автоматическое понижение рабочего уровня. Никаких поблажек! И системе – а это единственный судья и палач – неинтересна причина, по которой я не выполнил задание.
Не сделано? Понижение! И я сразу лечу в урну. То есть ОРН сменится на УРН – Упрощенная Рабочая Норма. Как там обстоят дела? Плохо там дела. Рабочая норма меньше в два раза, но и оплата соответственная.
Выглядит задание в таком случае так же, как у меня. С небольшими поправками в заголовке и серьезным урезанием в разделе награды.
Задание: Сбор серой слизи. Облегченное (УРН)Описание: Собрать и доставить в приемник сорок стандартных емкостей серой слизи. Время выполнения: До вечернего сигнала окончания работ. Награда: 8 солов.
Восемь солов?
Это чертовски плохо.
Каковы мои минимальные дневные траты? Три сола на еду, еще три на воду, укол иммунодепрессантов, укол витаминов. Все. Дневной заработок ушел целиком. Все восемь солов. А принятие душа? А… да много чего может понадобиться. Я вот от майки не отказался бы. Тут можно купить майку или она только для слабого пола?
Другие задания есть? Более денежные?
Очень редко. Для ОРН и УРН система большей частью выдает задания по сбору слизи, уборке мусора, очистке стен. Задания полегче, но по той же цене попадаются почти полным банкротам?
Что еще за банкроты? Может выгодно ими быть? Раз задания им полегче дают. Я вот тоже сегодня после вечернего гудка превращусь в полного банкрота и уйду в минус. Интересно начинается новая жизнь – аж голова кругом.
Выгодно ли быть банкротами? Тьфу-тьфу-тьфу. Хуже банкротства участи трудно придумать.
Полный банкрот на здешнем жаргоне – человек лишенных всего комплекта арендованных у системы конечностей. Система их и заберет – когда сумма общего долга бедолаги достигнет пятидесяти монет. Едва это случится – ему отсобачат руку в медблоке. Если ты правша – отрежут левую. Если левша – правую.
Руку отрезали – сумма долга уменьшается на двадцать пять солов. Да, чувак. Столько получается и стоит твоя рука. Едва сумма долга опять вырастает до пятидесяти – в медблоке тебе отрежут ногу. На выбор системы. Задолженность уменьшится на тридцать монет. Тебя отпустят с миром. Опять пятьдесят монет долга? Попрощайся со второй ногой и долг уменьшится на тридцатку. Снова довел долг до пятидесяти монет? Ну что ж. Сам виноват. Отдавай последнюю руку. В обмен твой долг будет аннулирован. Ты с системой по нолям.
Вот это и называлось – банкротство.
Ты теряешь все, за долги забирают последнюю руку. И человек превращается в червя с человеческим лицом. Может только ползать и умолять – дайте поесть, дайте попить, помогите сходить в туалет и помыться. Помогите, помогите, помогите… но как долго тебе будут помогать? Разок откликнется на жалобный призыв чья-то еще не совсем зачерствевшая душа. Потом еще кто-то с великой неохотой, но поможет, даст пару глотков воды. Но рано или поздно тебе придется пойти либо в бордель, либо научиться использовать голову по назначению – кое-кто умудряется выживать, веселя народ в регулярных коридорных выступлениях.
Так-то вот, чувак. Прочувствуй. Задумайся. Система холодна и безжалостна. И ее подход действует – глядя на жалобно хныкающих червей, что некогда были людьми, ты сто раз подумаешь, прежде чем решишь, что сегодня устроишь себе выходной. Ты напряжешь все силы без остатка, лишь бы выполнить долбанную дневную норму, чтобы не накапливались долги. Ты будешь день и ночь думать о грамотном распределении финансов, стараясь отложить хотя бы двадцать солов на черный день. Ведь каждый может заболеть! Даже если не станешь брать воду и еду, не станешь платить за витамины – без иммунодепрессантов и оплаты аренды комплекта никуда. А это пять солов в день. Нужны и лекарства от болезни – добро пожаловать в медблок. Два сола за диагностику, еще сол за лекарства. Реже два. Тут уже от хвори зависит. Вот так два дня – и от запаса на черный день не останется ничего. Редко кто из здешних умудряется накопить больше двадцатки.
Есть ли путь из банкротства?
Есть.
Накопи пятьдесят три сола. Зайди… а… ну да… попади в медпункт любым доступным червю способом. Тебе проведут диагностику. И пришьют одну конечность на твой выбор. Затем вколют иммунодепрессанты. Пятьдесят три сола спишут со счета заранее.
Можно ли выбрать качество конечности? Насчет этого он не в курсе. Но конечность будет рабочая. Разве не это главное?
Получалось у кого-то так?
Пару раз при нем было. Один раз девушка сама заработала на возвращение рук – она и делала уличные выступления, собирая по солу.
Еще одному парню помог брат – пахал как вол, накопил денег, заработал брату сначала на одну руку, затем они уже оба сумели и остальные конечности вернуть.
Стоп. Брату? А как они поняли, что они браться? Ведь у всех блокированы воспоминания.
Так а на кой черт нужны воспоминания, если они близнецы? Тютелька в тютельку. Тут только два варианта – либо родичи, либо клоны. И то и то как-то сближает. Нет?
Ну да. Сближает. Постойте-ка, друзья… вот у меня долг пятьдесят солов. Система точит по моей руке скальпель. А если я не пойду? Не дебил же я! Отсижусь, не стану заходить в нишу с креслом. Выполню задание. Кто вообще добровольно зайдет в медблок, чтобы ему отрезали здоровую руку? Проще удвоить усилия на задании. Чуть уменьшить долг.
Не выйдет.
Почему?
Все просто и грустно. Едва сумма долга поднимается до рокового полтинника, раздел меню «Задание» исчезает. И система тут же выдаст задание по поимке и доставке задолжавшего бедолаги в ближайший медпункт. Достаточно запихнуть его внутрь, двери закроются… и вскоре ты выйдешь без одной из лап. Выйдешь… может выйдешь… а может и выползешь…
Задание по поимке? А если я окажу сопротивление?
Попробовать можешь. Задание не абы кому предложат. За тобой придет пати уровня перн. А это минимум три-четыре опытных чела. Скрутят, дадут под дых. Свяжут. Забросят в медблок. Система вроде как неплохо платит за поимку и доставку должника. Да и отказаться они не могут – это ведь потеря ПРН и спуск обратно к ОРН. Так что – так и так лапу отрежут. Поэтому проще сдаться самому – чтобы на тебе никто не заработал.
Ясно… отныне слово «банкрот» стало для меня звучать совсем иначе. Я ведь буквально сегодня, таща ведро со слизью, уже понимая, что не выполню задание и уйду в минус, думал, что к вечернему гудку превращусь в банкрота. Бр-р-р… я против!
Ниже УРН что-нибудь есть?
Только банкротство. Это дно, чувак. Самое дно.
А выше?
Еще бы! ПРН. Говорил же.
И это?
Повышенная Рабочая Норма.
Да как… лучше платят, само собой! Но и задания тяжелее. А сколько точно платят – того не знаю. Я ведь простой орк. Хотя частенько спускаюсь и до гоблина. Откуда мне знать про дела полуросликов? Хотя все под эльфами ходим…
Стоп! Хотя все под эльфами ходим…
– Стоп! – велел я и в моем голосе лязгнул металл.
Три четверки испуганно сжался. Пополз к краю скамейки.
– Сиди! – сказал я и тот послушно замер. Я же поторопился смягчить тон, улыбнулся – Извини. Это просто от неожиданности. Ты только что сказал – гоблин? Ты сказал – орк? Полурослик? И что-то про эльфов?
– А-а-а… – обрадованно и успокоено протянулся тот и протянул мне бутылку – Еще глоток? Без сделки – угощаю.
– Уверен?
– Я слабак – смущенно признался мужик – И ты это уже понял, верно, чувак? Но не стал забирать остаток воды.
– Может я это оставил на конец разговора? Чтобы ты не обиделся раньше времени.
– Не подумал…
– Угостишь позже – глотну – улыбнулся я и напомнил – Орки? Гоблины? Мне память конечно отшибло напрочь. Но разве это не…
– Сказки! Конечно! Все это знают. А ты думал здесь настоящие гоблины живут?
– Да нет… но почему ты себя орком назвал?
– Так тут заведено! Привыкнешь.
– Ой вряд ли…
– Серьезно тебе говорю, чувак – привыкнешь. Удобно! Сам попробуй выговорить – УРН, ОРН, ПРН… а там еще и разновидности…
– Какие разновидности? И чего именно?
– Да там полно всего! Ты вот знай про себя главное – ты сейчас ОРК. Стало быть – ОРН. И я орк. Если рухнешь ниже, чувак – на УРН – то ты теперь гоблин.
– А если мне руки отрезали за долги?
– Все еще гоблин! А вот как еще и ногу заберут – ты зомби! Гоблин минус две лапы – зомби.
– Зомби? – повторил я, пристально вглядываясь в мужика. Он прикалывается? Вроде на полном серьезе мне втирает эту ересь.
– Именно! Запомнить легко. Я сам недавно слышал, как лидер бригады Максимус толковал помощнику: «Нам нужно трое дополнительных, сойдут и зомби, лишь бы не слишком тупые». И все сразу понятно. Коротко и ясно. Не приходится долго пояснять типа: «Нам нужно еще трое уровня УРН, но лишенных двух конечностей»… усекаешь, чувак?
– Усекаю – кивнул я – Удобно. И быстро.
– Точно!
– Перечислишь с самого низа?
– Опаздываю я уже…
– Ты быстро.
– Ну смотри… Черви. Тут ясно?
– Само собой. Без ног и рук. Просто перечисляй по восходящей.
– Так… Черви, зомби, гоблины, орки, полурослики. Но это я быстро назвал – там еще разновидности разные. Но ты не напрягайся, чувак – привыкнешь. Выучишь. Учится легко. Про зомби и червей ведь уже запомнил?
– Такое не забудешь – задумчиво сказал я, мысленно выстраивая систему, смотря на нее со стороны и сразу соглашаясь, что это вполне разумно.
Система прозвищ рабочая. Ибо точная, запоминающаяся, без цифр и непонятных нудных сокращений. Но почему за основу взяты именно сказочные мифические расы?
Да уж… придется привыкнуть.
– Это все расы?
– Куда там! – махнул тот рукой и поднялся – Сорри, чувак. Надо бежать. Неохота снова стать гоблином. Мне и в орках неплохо.
– Ты еще говорил про эльфов!
– Про них только и знаю эту присказку. Ее все говорят.
– Все под эльфами ходим?
– Ага. Она самая.
– Еще одну расу ты забыл упомянуть – напомнил я.
– Какую это? Хотя многие не назвал. Но я про них только слышал. Даже и не видел.
– Эту расу ты точно видел. Много раз слышал про нее. И даже щупал.
– Ниче себе… прямо интрига, чувак… и кто?
– Человек! Мы люди, забыл?
– Человек? Ха! Тут ты промахнулся, чувак!
– В смысле?
– Тут – мужик широким жестом обвел весь коридор и окрестности – Тут живут такие как мы. А мы кто?
– Мы люди.
– Нет! Мы низшие! Ты низший. Я низший. И расы наши – низшие! Червь, зомби, гоблин, орк, полурослик – это все низшие расы. А человек – это тебе не низшая раса! Так-то вот! Удачи тебе, одиннадцатый! О! Забыл совсем – глотнешь воды?
– С благодарностью – ответил я.
На этот раз глоток сделал небольшой. Бутылку тщательно закрыли.
– Постой – остановил я его.
– Еще воды?
– Нет. Ты мне помог. Спасибо.
– Да что там…
– Я должен тебе воду – и отдам долг обязательно. Если у тебя возникнут проблемы – скажи. Сделаю что могу, чтобы помочь. Запомнил?
– Спасибо!
– Тебе спасибо. Удачи тебе… орк…
– И тебе, брат орк! Бойся стать гоблином! И лишь бы не червем!
– Лишь бы не червем – пробормотал я, глядя на раздутый левый локоть, что и не думал уменьшаться – Куда я попал, мать вашу? Где я очутился? Черви, зомби, гоблины, орки. Вроде разобрался.
Червь – банкрот. Обнулен системой, но еще жив.
Зомби – искалеченный системой гоблин.
Гоблин – уровень УРН, может быть лишенным одной руки.
Орк – количество конечностей роли вроде не играет, старается регулярно или периодически выполнять норму ОРН.
Полурослик – уровень ПРН. Повышенная рабочая норма. Трудолюбивый и надо полагать запасливый народец.
Народец? Я сказал народец?
Прилипчивая эта система…
И при этом все из перечисленных тройной четверкой рас являются низшими.
Что тоже полностью укладывается в рамки – ведь это наш официальный статус.
Мы все тут Низшие.
Низшие добровольно. Тогда как человек не может быть низшей расой.
Мы не люди. Мы сами себя лишили права называться людьми – если верить системе и местным верованиям.
Вот ведь бред…
– Как дела, зомби? – неожиданно спросил я у мужика, что достаточно ловко прыгал на одной ноге вдоль стены, придерживаясь ее лишь изредка.
– Прикалываешься, урод? – буркнул тот – Как могут быть дела у зомби? Дерьмово!
Ответил и ускакал. А я остался на скамейке, философски созерцая противоположную стену. Есть над чем подумать. Причем не на отвлеченные темы, а на приземленные и важные.
Диагностика. Мне она нужна прямо срочно. Пусть осмотрят мой чертов левый локоть! Но… диагностика стоит два сола. У меня на балансе ноль солов. А к вечеру уйду в минус. А система вряд ли согласится ставить мне диагноз в долг. Даже червям нужно пятьдесят три сола, чтобы оплатить диагностику, руку, укол иммунодепрессантов и заветный статус зомби.
Да что гадать – система согласия может и не даст, но попробовать я обязан. И двинусь в сторону третьей зоны и шестого блока. Видел по пути дверь отмеченную красным крестом. Постучусь – вдруг откроют добрые люди в белом? Хотя здесь нет людей… тут если кто и откроет, то в лучшем случае полурослик…
Первые пятьдесят шагов были адом. Каждое прикосновение измученной непривычной нагрузкой босой подошвы к немилосердно твердому полу отдавалось дикой болью. Затем боль огненным фонтаном достреливало до колена и уже едва заметной болючей струйкой опаляло мышцы бедра. На пятом шаге я придумал добрый десяток причин, почему мне лучше вернуться назад и пока никуда не ходить. Но я не сдался и продолжил идти, перестав поднимать ноги. Пошел как на лыжах. Шарк, шарк, шарк… и вполне успешно.
Вот и дверь с крестом.
Стучаться не пришлось. Едва я встал лицом к желанной двери, перед глазами появилась ожидаемая, но все равно обидная надпись:
Не в состоянии оплатить услуги медблока. Стоимость обязательной услуги (диагностика) – 2 сола.
Мне она и нужна – обязательная услуга. Но оплатить ее я не в состоянии. Не став топтаться перед закрытой дверью как голодающий гоблин-попрошайка, двинулся дальше. И вскоре пришаркал к шестому блоку. Зашел в закольцованный коридор. Глянул на площадку у приемника, молча развернулся и прямиком на выход. Вслед донеслось злорадное от Буксы:
– Вали, вали, придурок! Бойся!
Я не оглядывался, но уверен, что мне в спину указывал ее отставленный средний палец. Послышался ее громкий неестественный смех. Стараешься казаться злобной и безумной сукой? Пока не получается. Но дай тебе время – и ты научишься. Ее спутник Барс гордо промолчал. Но наверняка его поза стала горделивей – еще бы! Только завидев его мощную фигуру трусливый гоблин тут же позорно бежал.
Ошибка. Они оба сильно заблуждались. Я не собирался пытаться выполнить задание. Время почти шесть вечера. При всем желании и упорстве я не успею набрать и дотащить до приемника почти сорок ведер. Сюда я заглянул в качестве разминки для ног и напоминания для головы – возможно уже завтра мне придется сюда вернуться и все же суметь наполнить и дотащить сорок чертовых стандартных емкостей. Заодно выяснил, что эта парочка имеет привычку ошиваться здесь постоянно. Они ничего не делали. Просто стояли у приемника и пугали работяг резкими движениями. Сейчас пну ведро! Сейчас пну ведро! Работяги послушно пугались. Злодеи довольно скалились. Но пугали они уже с ленцой – наигрались за день. Тянут время до ужина. Такая порода мне знакома. Не знаю откуда, но знакома.
Но сцена интересная. Вот уж точно – орки и гоблины. Первые покрикивают, вторые повизгивают…
Шагая у стенки, оставив центр коридора для более прытких и сильных, не забывал слушать обрывки чужих разговоров. А что тут такого? Хочешь что-то сохранить в стороне от чужих ушей? Так и говори об этом в сторонке и шепотом, а не оря во всю глотку прямо посреди толпы.
– Говорят норму рабочую повысят…
– Да ты что? И гоблинам?
– Да всем! Мы же низшие – дави из нас соки, дави! Твари…
– Бред! – это кто-то третий и весьма веский – Никогда не повышали нормы. Кто придумывает это вранье?
– А вдруг не вранье?
– Чушь! Ну что? Но ночевку, пати?
– Само собой. Спать хочу не могу…
Говорящие ушли вперед и их голоса растворились в людском гомоне. Но им на смену пришли другие.
– Забыл! Забыл капсулу оплатить! И все – прихожу, а она уже занята! А я в ней почти год жил…
– Так чего ж не продлил сразу на десять дней вперед? Я всегда так делаю.
– Да ну… выкидывать десять солов?
– Чего выкидывать-то? Твоя же капсула.
– Тут твоего ничего нет, Карл. Даже руки твои – не твори.
– Ты чего такой мрачный и злой сегодня?
– Да сцепился тут с одной гнидой… глянь на царапину!
– Ого… еще чуток – и прямо бы по глазу заехала. Ногтем?
– Ну! С-сука! Я всего-то задел ее за зад – случайно! У ней и задницы-то нет! Два мосла торчат! А она в визг! Я ей ответку четкую преподношу со всей вежливостью – вы мол рот визгливый прикройте, леди. Попой не вышли, чтобы я вас домогался. Да и рожей. А она как врежет! И ни одного системного глаза вокруг! Просто так по харе отхватил… выпить бы! Покрепче чего! Может сходим к чертовому Робу-Робу? Потратим по паре солов, а?
– Да ну… три километра туда. Столько же обратно. Лишние калории появились, что ли?
– Там перекусим… еще по два сола с рыла…
– Уже четыре!
– Да вы про капсулу мою послушайте – в ней другой теперь живет! И выселяться не хочет.
– Чего ты так переживаешь? Их же полно! Выбирай – и заселяйся.
– Я к той привык!
– Раз привык – надо было минимум на неделю вперед проплачивать!
– Обжился я там…
Вот и еще что-то интересное услышал… Чуть ускорившись, постарался не потерять из виду тех работяг, что говорили про капсулу и странного Роба-Роба продающего крепкие напитки и еду. Мнится мне ребятки топают как раз к капсулам – а там наверняка и еды можно будет раздобыть. Прислушиваться я не забывал, впитывая чужие слова как губка.
– Майку прикупил новую. И сегодня же изгваздал. Вот где справедливость?
– Так тут вся одежда моющаяся.
– Да я не в автомате покупал! С рук! Нормальную.
– Зачем? Дорогущая же.
– Да замутить я хочу тут с одной…
– А чего тогда майку на задание одевал? Вечером бы приоделся!
– Так вдруг она там? Тоже на сборе слизи…
– Барса видели? Со своей.
– Как они задрали!
– Где они были?
– Третья зона. Шестой и пятый блок. Весь день там проторчали! Другого занятия нет? Этот по два ведра за раз шустро-шустро натаскал и себе, и ей. И не уходят… хоть бы ему кто голову проломил уже, а?
– Ты потише… двадцать девятый договорился до беды. И что? Был честным орком. Почти полуросликом. А стал червем. Тоже хочешь в грязи ползать?
– Да я чего… я ничего…
– Вот и молчи.
– Молчу, молчу…
Я остановился. Увидел такое, что даже забыл про усталость. Вот это да! Да тут есть какие-никакие блага цивилизации!
Коридор привел меня к дохлому ежу. Это если верить нарисованной на стене схеме, где на сером фоне разместилась черная колючая клякса, больше всего похожая очертаниями на сдохшего и раздувшегося ежа. Обычного ежа. Не морского. Кому вообще могла прийти в голову построить помещение столь странной формы?
Рядом со схемой пояснения. Из них мне стало ясно, что зал является местом для свободного и ничем не ограниченного времяпрепровождения, а также для социального взаимодействия. Да. Так и написано. Каждая отходящая от зала «иголка» представляла собой тупиковый коридор метров двадцать в длину. Каждая «игла» пронумерована и содержит по двадцать индивидуальных жилых капсул стандартного образца. В каждой «игле» имеется по два туалета, две душевые кабины и пять пунктов для выдачи еды, воды и лекарств. В самом «еже» непонятно именуемом КЛУКС-17 размещались два медблока, автоматы по продаже личных предметов и продуктов, в центре располагалось общая зона для получения и принятия инъекций, пищи и воды.
Кафе я и увидел от входа – не меньше ста квадратных столиков размещенных ровными рядами посреди вместительного зала. Посреди КЛУКСа-17…
Освещение мягкое, приятное. Пол и стены чистые – хотя все тот же металла. Главная достопримечательность общего помещения – одна неподвижная большая центральная и добрый десяток мелких и подвижных металлических сфер наблюдения.
– Вот умеют же порадовать – вздохнул я и вошел в КЛУ… да ну к черту! Буду называть залом! Залищем…
Вот чего системе стоило «родить» меня здесь? Тут нет даже намека на мрачные коридоры у меня за спиной. Хотя… может все и правильно – сначала сходу с головой ныряешь в мрачную обреченность, затем плюхаешь в серую слизь по макушку и только затем приходишь сюда и понимаешь – жить здесь все же можно!
Усевшись за столик – на прикрепленную к полу лавку с невысокой и не слишком удобной спинкой – огляделся, примечая чем заняты остальные. Через минуту уже знал, что надо делать – ничего. Просто ждать. Но судя по общему оживлению и блестящим глазам, ждать осталось недолго. И я примерно догадывался чего ждать…
Пока сидел и ждал, почти не отрывал взгляда от отчетливо светящихся витриной у стены неподалеку металлических ящиков. Торговые автоматы. Все же тут самая настоящая территория. Жить вполне можно. Были бы деньги.
Вечерний гудок последовал через тридцать минут. Точное местное время – 20:00. Утренний же гудок был в восемь утра. То есть рабочая смена длится двенадцать часов и за это время каждый работяга должен успеть выполнить ежедневное задание. Звучит приемлемо. Побудка в семь. Завтрак, инъекции, ознакомления с заданием… все как у всех. Можно жить и работать.
Мне пришлось еще раз подняться и сходить до высящегося посреди зала толстенного вздутия с немалым количеством дверок. В одну и зашел. Улегся на металлическое ложе. Получил пищевой кубик и литр воды. Выйдя, вернулся за столик, стараясь никого не задеть болящим все сильнее и сильнее локтем. Хорошие мне обезболивающие утром вкололи – действовали двенадцать часов. И насколько теперь интересная ночь мне предстоит? И как можно попросить обезболивающие у системы? В медблок не пустят. Может в пищеблоке кольнут в долг?
А ну-ка…
Развернувшись, вернулся. Дождался, когда освободится ближайшая кабина. Встал перед дверью.
– Одиннадцатый. УРН.
Одиннадцатый. (УРН).
Цель?
Как лаконично и грубо. Даже внутрь не пустили. Воду и еду само собой тоже давать не собирались.
– Обезболивающий укол – постарался произнести как можно четче прямо в закрытую дверь.
Дверь осталась закрытой. Намек ясен.
– Мне очень нужно.
Уйти.
Ну понятно…
Утром повар колет пэйнкиллеры, а вечером уже нет.
Ушел. Вернулся за столик – уже другой. Мой заняли.
УРН… да, система уже оповестила о понижении меня до гоблина. Я УРН. Звучит гордо! В интерфейсе это вообще почти никак не отразилось. Я даже не сразу заметил изменения.
Номер: Одиннадцатый. Ранг: Низший (добровольный). Текущий статус: УРН. (стандартное трехразовое питание и водоснабжение).
Изменилась всего одна буква, но как много это значит… Зато питание и водоснабжение остались стандартными. Поэтому переживать не стал. Есть еще шанс исправить ситуацию.
Вот сейчас, чувствую прямо с радостью, появились первые позывы навестить туалет. Напитался организм влагой. Что-то готов и отдать.
Но сначала гляну на финансы.
Баланс: 0Задолженности: да. Список задолженностей (последние пять):Оплата душевой процедуры: 1 сол. Оплата второго приема пищи: 1 сол. Оплата второго водного лимита: 1 сол. Оплата третьего приема пищи: 1 сол. Оплата третьего водного лимита: 1 сол.
Общая сумма задолженности: 10 солов.
Ну что? Прекрасно! Еще сорок солов к долгу – и мне оттяпают руку. Делаю несомненные успехи в новой жизни… Хорошо хоть туалеты здесь бесплатны…
Навестив ближайший санузел, при выходе свернул в другую сторону и через какой-то десяток шагов оказался рядом с торговыми автоматами. Здесь меня ждало лицезрения рая…
За стеклами автоматов, на пронумерованных полочках и в держателях, размещались самые различные и все как один восхитительные предметы. Первый – широченный высокий автомат – оказался одежным. На полочках лежали пакеты с разноцветными майками, трусы, шорты, брюки, перчатки, рабочие рукавицы, шейные и носовые платки, носки, шлепанцы, сланцы, кеды, сапоги, брюки, поясные ремни с карабинами, защитные очки и маски, бейсболки, банданы – и это я еще не все увидел. Размещение логично – головные уборы вверху, обувь внизу.
Следующий автомат – необходимые предметы быта. Плоские фляги, кружки, термосы, безопасные бритвы, полотенца, пластиковые ложки, вилки, тарелки…
Дальше – продуктовый. На витрине уже знакомые мне широкогорлые бутылки с водой, питательные кубики, какие-то пластинки различных цветов, бумажные пакетики с явно сыпучим содержимым и радующими глаза надписями «Суп-пюре грибной», «Суп-пюре говяжий», «Кисель клубничный», «Кисель яблочный», «Куриный бульон», кофе черный, кофе с молоком, двойное экспрессо, тройное экспрессо, зумба-делюкс-драйв сладкий, зумба-делюкс-драйв кислый, молочный коктейль с клубникой, ассортимент жевательных резинок…
Четвертый автомат… тут я, конечно, замер в недоумении. Глянул наверх, на проезжающую по рельсу бесстрастную полусферу наблюдения. Эй, ребят… я точно не в компьютерной игре? Вы чего-тут продаете?
Автомат камуфляжного цвета предлагал к покупке элементы экипировки. Защитной экипировки! Наколенники, налокотники, сапоги защитные с высокими голенищами, перчатки защитные, особо прочные, пластиковый шлем с прозрачным забралом, жилет…
Боюсь сделать шаг дальше. Но сделаю и гляну…
Ну да…
Дубинки резиновые, ножи охотничьи, электрошокеры различные, дымные шашки… тут тоже можно еще долго разглядывать. Внутри автомата круговая витрина, что прокручивается нажатием черной большой кнопки. Прилипший к автомату чудик жмет и жмет эту кнопку, не сводя замутненного взгляда с… с оружия. Как еще это назвать?
Это что за товары широкого народного потребления?
Ничем не выдав изумления, похромал дальше. Мимо следующих двух автоматов прошел, не останавливаясь – увидел рядышком вход в «иглу». Жилой коридор, где должны были быть расположены индивидуальные капсулы. Доступные для всех слоев и рас общества – даже для меня. А я кто? Я гоблин. Но тоже право имею. Можно и на скамейке поспать – спал уже и норм. А можно и в капсуле – если пустят с задолженностью в этот теремок.
Так что получается? Тут вполне может жить. И жить сытно. Не обязательно все время щеголять в коротеньких шортах и с голым торсом. УРН – это не вариант от слова совсем. Гоблины глодают и голодают. Плохо им. А вот при регулярном выполнении ОРН вполне можно жить сытым и довольным орком, потихоньку даже откладывая солы.
У входа в ближайшую «иглу» меня ждал сюрприз – не пустили.
Запрет наложила не система, а крупный мужик со скрещенными на груди руками и скучающим, но непреклонным выражением лица. Бритоголовый мускулистый крепыш. Отлично одет по здешним меркам. Футболка, шорты, кеды, пояс с висящей на нем короткой дубинкой – все черного цвета. Лениво что-то жует.
– Отвали.
Коротко и ясно. Отшагнул.
– А чего так? Или без объяснений мне нафиг идти?
Я удостоился более внимательного взгляда. Легкая заинтересованность во взгляде крепыша мгновенно исчезла, когда он увидел мой раздутый локоть. Но нафиг сразу не послал, соблаговолил пояснить?
– Эта иголка на постоянку занята нашей бригадой. Посторонних не пускаем. Да свободных капсул и нет. Шагай дальше.
– Занята вашим пати?
– Ты моего пока еще доброго посыла не услышал что ли?
– И все же? Пати? Я новенький. С сегодняшнего тут.
– В другом месте расскажут.
– Чем быстрее узнаю – тем быстрей прекращу тебе нервы мотать. Ответь. Игла занята пати?
– Бригадой! Какое пати? Оно от двух до пяти человек.
– Ага… а вас больше… и из пати стали бригадой?
– После пати идет звено! От шести до десяти рыл. И только затем бригада – от десяти до двадцати. Тут живет седьмая производственная бригада Звездного соединения.
– Ага… нихрена себе… Мужик… ты все это серьезно сейчас сказал? Или мне уже смеяться?
– Шагай!
– Ясно.
– Держи.
Он швырнул. Я сумел поймать. Глянул. В ладони лежала завернутая в бумагу продолговатая пластинка. Посмотрел вопросительно на охранника. Опять скрещивая руки на груди, тот неохотно проворчал:
– Сам был новиком. Тоже не сразу задалось. Это жвачка с кофеином и витамином С.
– Спасибо!
– Свободный капсулы ищи на другой стороны. Те что по этой – все заняты бригадами.
– Производственными? – ляпнул наугад, сжимая в кулаке пластинку.
– Да разными. Тут еще и боевые. И смешанные. Но больше производственных. Проситься к кому-то бесполезно, сразу скажу. Бригады к себе абы кого не берут.
– Спасибо еще раз.
– Удачи.
Не став проверять слова охранника на правдивость, повернулся к нему спиной и пошел себе потихоньку к противоположной стороне огромного зала, заполненного народом. Шагать стало легче – ноги приноровились. Но завтра ждет меня от них волна боли…
Пати. Звено. Бригада.
А у них еще и типы есть? Боевая бригада, смешанная, производственная… а пати и звенья так делятся? Тут все сложнее чем я думал. Но тем интересней будет разобраться.
Добравшись, оглядел входы в «иглы» и убедился, что нигде не маячат охранники. Сразу бросалось в глаза количество мусора у стен. Если принять зал за город, то из центральных богатых районов я попал в окраинные кварталы для бедноты. Мне как раз сюда!
Капсула…
Удивления ее внешний вид не вызвал. Отмеченные зеленым контуром крышки капсул размещались в стенах иглы в два яруса. Имелись лесенки, ведущие ко второму этажу. На каждой крышке горел огонек с надписью.
Занята.
Свободна.
Зеленые окошки светились только на втором этаже. Лезть по лесенке? Или пройтись по другим «иглам»? Подумав, пожал плечами и довольно неуклюже взобрался по лестнице к ближайшей свободной капсуле.
Ну что?
Дадут в долг выспаться в человеческих условиях?
Прижал палец к черному квадратику. Писк… и крышка капсулы беззвучно ушла вверх, открывая двухметровую нишу с мягким на вид эластичным ложем. Забрался я внутрь легко. Слишком легко – руки и ноги сами знали, куда встать, где зацепиться, как подать тело. Смог справиться даже с одной рукой, вовремя притормозив дернувшуюся было левую.
Улегся. Жестковато…
Крышка капсулы закрылось. Над головой зажегся тусклый желтый плафон. Правая ладонь привычно по нему шлепнула и свет погас. Чуть сдвинувшись в сторону, опустил на незамеченную ранее полочку подаренную жвачку. Стало быть, мне приходилось раньше ночевать в подобных капсулах и делать это не раз и не два. Это явно мышечная память, которую невозможно заблокировать.
Баланс: 0Задолженности: да. Список задолженностей (последние пять):Оплата второго приема пищи: 1 сол. Оплата второго водного лимита: 1 сол. Оплата третьего приема пищи: 1 сол. Оплата третьего водного лимита: 1 сол. Оплата индивидуальной жилой капсулы: 1 сол.
Общая сумма задолженности: 11 солов.
Темнота подействовала снотворным и глаза закрылись сами собой.
Спи, гоблин. Завтра новый чудесный день…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий