Низший [СИ]

Книга: Низший [СИ]
Назад: Глава девятая
На главную: Предисловие

Глава десятая

– Непривычно – признался я, стоя на выходе из тридцатого магистрального коридора и с некоторой даже оторопью глядя на открывшийся моему взору… пейзаж… да, самый настоящий индустриальный пейзаж. После тесных коридоров и пусть просторных, но все же залов, оказавшись здесь, я на пару секунд ощутил головокружение.
За нами – привычная теснота коридоров.
Перед нами – почти необъятный простор.
Здесь мало света, но кое-что разглядеть можно.
Я бы назвал это широченным каньоном с вертикальными ровными стенами. Ширина каньона, если навскидку, километра полтора-два. Длина не меньше двух, так что каньон, конечно, коротковат. Он скорее похож на след исполинского каблука оставившего вмятину в нашем мире. Мы вышли к каньону у его начала, слева, метрах в ста тянется стена, а направо уходит разлом, там, где-то далеко-далеко мигают огни. Прямо от наших ног берет начало длинный стальной мост, стоящий на множестве ажурных опор, уходящих в глубину разлома. Вот он Гиблый Мост. Он не снабжен перилами. Ровная стальная полоса, пересекающая разлом и упирающаяся в солидную гроздь огней на той стороне – Дренажтаун. Ширина моста метров восемь. И я сразу заметил следы демонтажа и блестящих стальных латок, натертых ногами. Эти же латки попадались мне в тридцатом коридоре и заканчивались у входа в двадцать девятый, где имелось характерное утолщение коридора. Некогда по мосту ходил некий рельсовый транспорт – что-то электрическое, возможно этакий трамвайчик. Потом транспорт убрали, рельсы срезали. Посыл понятен – расстояние плевое, тут всего-то километра два от Дренажтауна до двадцать девятого магистрального, что, как пояснил Баск, является неофициальной границей Окраины. Что такое два километра для крепких гоблинов и зомби? Ничто! Ерундовая дистанция – смогут и ножками. Хотя скорей всего транспорт просто вышел из строя, и система не смогла заменить его остановившееся стальное сердце.
Да. Мой дорожный атлас пополняется. Карта мира постепенно разворачивается в моем мозгу…
За нами Окраина, мы в двухстах метрах от ее границы – участок которой вскоре будем патрулировать. Перед нами некая буферная зона – весь провал с Гиблым Мостом, Зловонка и Стылая Клоака. В полутора километрах впереди находится Дренажтаун, верхний квартал города Мутноводья. Над нами… над нами обычный потолок, есть большая полусфера наблюдения, висящая как-то кривовато и передвигающаяся странными рывками. По потолку бегут десятки разномастных труб – все в направлении Дренажтауна. Ну или от него – тут уж как посмотреть. Под нами Стылая Клоака… сделав всего шаг вперед, оказался на самом краю разлома. Посмотрел вниз. И увидел опоры моста уходящие в непроницаемый белесый туман. До тумана метров пятнадцать. А о глубине каньона можно только гадать – Баск и Йорка не знали.
Вот она Стылая Клоака…
Стоя на краю, я несколько минут смотрел на туман, ползал взглядом по ажурным опорам, вслушивался. Члены команды не мешали – они вовсю вертели головами, тихо переговариваясь. Йорка смотрела глазами. Баск «смотрел» ушами, поворачивая голову подобно локатору.
И Зловонка…
Тут не ошибешься – только слепой не заметит сползающую по стене густую бурую массу, что спустя метров двадцать стекала в сварной желоб под наклоном, уходящий на другую сторону каньона. Желоб шел параллельно мосту. Бурая масса одним своим видом вызывала омерзение. Вот он знаменитый и воспетый Дерьмопад. А начинается он от длиннющей щели. Вход в Зловонку. С нашей позиции видна металлическая площадка на ближайшей к нам стороне щели. К площадке ведут крутые металлические лестницы – слишком крутые, идут вверх чуть ли не вертикально. Я насчитал шесть пролетов. Нижний, чуть более пологий, заканчивался у самого входа в тридцатый коридор и находился метрах в пяти от нас. Если искалеченных системой безногих и безруких бедолаг действительно похищают болотники для откорма и последующего забоя, то несут их этим маршрутом. Хотя может существовать и потайной путь.
– Про свинину истории слышали? – спросил я, продолжая водить глазами и впитывать поступающую информацию.
– Бр-р-р-р! – отозвалась Йорка – Фу! Лопнуть и сдохнуть!
– Людоеды долбанные – произнес Баск – Это правда.
– Про свинину?
– Да.
– А про похищения червей?
– Тоже правда.
– Надежный кто рассказал?
– Однажды я слышал похищение – тихо сказал зомби – Денег на капсулу не было. Ослеп незадолго до этого, только начал осваиваться, стал больше полагаться на слух. Был на грани банкротства. Задремал на ближайшем стенном выступе. И посреди ночи услышал шаги. Тихие, но быстрые. Пауза. Потом сдавленное короткое мычание. Снова шаги. И тишина… а на следующее утро окрестные зомби удивлялись куда делся голосистый червь-певец, что зарабатывал пением на жизнь. С каждого зомби по крошке и по капле – к вечеру почти сыт. Про певца больше никто не слышал.
– Это было в кляксе?
– Недалеко от семнадцатой кляксы. В паре тропок от нее.
– И туда можно дойти незамеченным для системы?
– Сыщется несколько сумрачных тропок – кивнул Баск – Могу назвать номера.
– Пока не надо – покачал я головой – Значит истории про свининку со сладким жирком правдивы.
– Более чем.
– Одного понять не могу – как человечину выдают за мясо плукса? Тут кое-что не вяжется. У этих чешуйчатых тварей кровь зеленая.
– Только у молодых – хором ответили Йорка с Баском.
– Поясните – попросил я.
– А что пояснять? – развела руками девушка – Пока они маленькие кровь зеленая. Чем взрослее – тем краснее. У крупных, тех, что до колена и выше – кровь уже красная! Это я точно знаю – видела, как тащили туши двух серых плуксов. Мясо в дырках шкуры было красным и кровь стекала тоже красная.
– Говорят, что зеленая кровь только у тех плуксов, кто еще не пробовал нашей крови – добавил Баск – Стоит один раз присосаться – и их кровь краснеет. Еще говорят, что плуксы не могут стать взрослыми, если не жрут нас. А так прокормиться и без нашего мяса могут – чем-то за стенами питаются.
– Жрут слизь и мусор? – предположила Йорка.
– Кровь краснеет у тех плуксов, кто отведал крови гоблина? – хмыкнул я и недоверчиво покачал головой – Звучит не слишком правдиво. Но с цветом крови разобрались.
– Может свалим уже отсюда? – чуть сварливо поинтересовалась девушка, демонстративно показывая мне гусиную кожу на руках.
– Экскурсия окончена. Шагаем обратно – кивнул я – Вот-вот начнется патрулирование.
Здесь, у начала Гиблого Моста, бушевал порывистый ветер. Сильный ветер. Он то затихал, то вдруг налетал бил исподтишка в плечо, а иногда и в спину, отразившись сначала от стены. Тридцатый коридор был наполнен гудением ветра, что продолжал сопровождать нас, подталкивая сзади. Если так ветрено здесь – то каково на Гиблом Мосту? Там ведь нет и намека не перилла. Это просто гладкая стальная полоса, тянущаяся так полтора километра самое малое.
До двадцать девятого магистрального добрались без проблем. Тут идти всего триста шагов – а мы шагаем ме-е-елко-мелко. На перекрестке наткнулись на две чужие группы. Одна оказалась нашей сменой, вторая направлялась к Гиблому Мосту и выглядела достаточно серьезно – пятеро крепких парней с полными комплектами конечностей, сумки, на поясах дубинки и длинные шила, защита голеней и колен, на ногах закрытые странными щитками кеды. Группе предстояло провести два часа на недавно оставленной нами ветренной площадке. Тоже патруль. На нас парни глядели с неприкрытым превосходством. Я же, сначала выставив им высокую оценку и посчитав собранными и приметливыми, через пару минут свою оценку резко снизил – эти орки не заметили слепоту Баска. Хотя зомби двигался с вполне определенной характерностью, к тому же козырек бейсболки не мог полностью скрыть исполосовавшие лицо шрамы. Подобные вещи должен замечать каждый, кто считает себя бойцом. А эти считали. Но демонстрировали это Йорке, скаля клыки в улыбках и нарочито напрягая бицепсы. Идиоты.
Вслух не сказал ничего. Мы обменялись прощальными любезностями и разошлись. Отработавший свой патруль двинулся по направлению к семнадцатой кляксе, и я почти уверен, что по пути они заглянут в Веселого Плукса хлебнуть компотика. Может и косточек погрызут – заработали. Мы неспешно зашагали вдоль стены двадцать девятого магистрального. Те пятеро утопали к Гиблому Мосту. Шли гордо расправив крылья и выпятив зобы – в смысле расставили руки и задрали подбородки, явив всему честному миру кадыки. Я окончательно убедился – это еще толком непуганые жизнью идиоты.
– У них такие же как у меня – заметила Йорка – Но крепления не обломаны.
Я молча развел руками и указал на расстилающийся впереди коридор. А что сказать? Пусть каждый решает для себя, что ему важней – чтобы дубина точно не потерялась, вися на мощном цепком креплении, или же чтобы она быстро и гарантировано выхватывалась.
– Про дубину ты вовремя напомнила – поблагодарил я – Давай. На каждом двадцатом шаге.
– Вот я дура-а-а… – жалобно заныла напарница – Оди… рука отваливается…
– Тогда на каждом пятидесятом – смилостивился я – Но от всей души и силы.
– Йес!
– И кто-то говорил про длинную захватывающую историю – глянул я на Баска.
Тот тут же заулыбался. Кашлянул. Пытался скрыть эмоции, но видно – ему приятно, что лидер помнит о историях и что не забывает о слепом зомби.
– Какую? Про зомби и конец света? Или про принцессу?
– Давай про конец света.
– Сразу скажу – начинается непривычно.
– Еще интересней.
– К-хм… ну так вот. Заваливается безрукий зомби в бар, а на веревке тащит за собой трех поющих червей и дохлого голого полурослика…

 

За поистине необычной историей зомби Баска два часа пролетели незаметно. Опомнившись, потряс головой, глянул на часы:
Текущее время: 21:57
– Такой подлянки только от полурослика и можно было ожидать! – подытожила Йорка.
– Аминь – поддержал я ее и с удивлением глянул на Баска – Да у тебя талант рассказчика. Хотя я так и не понял откуда дохлый голый полурослик достал бутылку с ядерными орками. Но история классная.
– Аминь! – повторила за мной Йорка, с облегчением вешая дубинку обратно на пояс – О моя рука-ручонка! Болит зверски, лопнуть и сдохнуть!
– Ты привыкнешь – пообещал я и еще раз оглянулся. Люблю я оглядываться, что тут скажешь. И вообще по сторонам поглядывать люблю.
Осмотр ничего не дал кроме привычного – мы тут почти одиноки. Двадцать девятый был полон гудящего ветра и больше ничем и никем – кроме нас, само собой. Других патрулей тоже не было. Последняя четверка гоблинов ушла час назад и ее никто не сменил. С другой стороны нашей зоны патруль вообще не встретился. По полу ветром мотает какой-то мусор, мигает вдалеке одна лампа.
Странно?
Вовсе нет.
Я давно заметил, что вечерний гудок завершения работ служит еще одним важным сигналом для населения. Гудок говорит – время восемь вечера! Прочь из коридоров! Живо в кляксы! Прочь из сумрака, бегом к свету. И до утра по тропам и тропкам не шаркайте, зомби, не бегайте, гоблины, не ходите, орки… Это не официальный приказ, это даже не рекомендация, но большинство воспринимает вечерний сигнал именно так – время вышло, пора по норкам. Здешняя ночь на инстинктивном уровне воспринимается опасной – прямо как на заре человеческой эволюции, когда наши предки забивались в пещеры, отгораживались негаснущим огнем и с дрожью вслушивались в наполненные звуками ночные джунгли. Наши предки знали – ночью на охоту выходят страшные хищники… Вот и здесь примерно так же. Только страшней.
Морковка, мандарин – это создание-командир заставило меня призадуматься.
Долбанная морковка с рангом тактического лидера. Раньше я воспринимал плуксов как бронированных крыс, живущих за стенами. Теперь же относился к ним с куда большим уважением. В свете полученной инфы очень легко представить себе вышедшую на ночную охоту небольшую стайку голодных плуксов движущуюся только по сумрачным тропкам. Днем народа многовато, опасно. А вот ночью коридоры почти пусты и можно выследить одиноко куда-то бредущего гоблина, которому никто не придет на помощь…
Плуксы умны – бойся, гоблин! Это правило я постарался хорошенько вбить себе в подкорку, мысленно повторяя эту фразу на каждом пятидесятом шаге и вслух на каждом сотом. Баску не понадобилось много времени, чтобы разобраться и вскоре, на миг прерывая интереснейшую историю, он вместе со мной на полном серьезе повторял: «Плуксы умны – бойся, гоблин».
Текущее время: 22:00
Осмотрел коридор, вгляделся вдаль, глянул на прислушивающегося Баска. Не-а. Никого и ничего. Ни намека на спешащий к нам чуть опоздавший патруль. Смену сдавать некому.
Текущее время: 22:01
– Хм…
– Ленивые гоблины! – ругнулась Йорка и, вытянув руку, поправила Баску ворот футболки – Что делать будем, Оди?
– Главное – сдать задание – спокойно ответил я – Не будут же нас здесь держать… О… ну вот…
Система зачла задание как выполненное. Каждый получил на счет по пятнадцать солов. Всего за два часа неспешной ходьбы – которую я уже зачел себе и каждому как дополнительную полезную нагрузку на опорно-двигательный аппарат.
Баланс: 30.
Приятно получать деньги без вычетов – сегодня питание и медицина за счет системы. Даже дополнительные уколы были сделаны бесплатно. За инъекции деньги система взяла только у Баска. Видимо там медицина посерьезней и подороже. Надо не забыть скинуть ему двенадцать солов через банкомат. С меня снимется четырнадцать, на руки он получит десять. Проценты система берет жирные… Зато радует сумма награды за короткое условно боевое задание.
Получение групповых боевых (обязательных к исполнению) заданий? Да. Нет.
Ух как неожиданно и хитро система подсунула это предложение. Только-только в трясущиеся ручки упала жирная денежная награда и сразу же вопрос – а хотите, чтобы так было всегда?
Кто откажется?
Я, пожалуй. Решительно нажал нет, помня слова Энгри о том, что система с упорностью механического дятла будет раз за разом делать этот запрос. Системе нужны бойцы. Нужны на постоянной основе. То, что нас тупо некому было сменить в этот поздний час, только доказывает это. Бойцов не хватает даже для стабильного патрулирования – слишком уж огромны территории Окраины. Сотни коридоров и залов.
Признаться честно, отказывался через силу – боевой статус дает немало плюшек. Был большой соблазн согласиться. Но если я уверен в своих силах, то вот другие… их надо хотя бы еще разок окунуть с головой в кровавую баню. Посмотреть, как они поведут себя в еще одном бою. И вот тогда, всмотревшись в их лица, заглянув в глаза, подумать и принять решение.
– Ну что, гоблины и зомби? – весело спросил я, поглаживая себя ладонью по животу – Топаем до родной кляксы? По пищевому брикету и паре глотков воды, чтобы спалось сладко – и в капсулы часов до пяти утра.
– До пяти? – ахнула Йорка – Да мы пока до кляксы доберемся будет почти полночь, Оди! Перекусим, сполоснемся – и сколько нам останется поспать?
– В пять утра подъем – я остался безжалостен – Выполним рабочие задания – и после завтрака перехватим пару часов сна. Баск. У тебя самое серьезное ранение. Ты можешь…
– Нет! – отрезал зомби – В пять утра я с вами!
– Принято, боец – удовлетворенно сказал я – Ну, пошли.
– Тогда предложение! – подскочила девушка.
– Озвучивай.
– Рядом с Веселым Плуксом ведь есть жилая зона с «иглами». Вдруг отыщется три свободные капсулы? А нам все равно по пути.
– И ароматом жареного мяса по пути насладимся – хмыкнул я – Попробовать стоит. Принято. Веди нас, Баск.
– Понял. Уточню – мы на сороковом участке двадцать девятого магистрального? Слева, по этой стене, шагах в пяти поворот на сороковую тропу?
– Все верно – ответил я, не скрывая звучащие в голосе уважительные нотки.
У этого парня голова работает как компьютер. Тикает и щелкает постоянно. Даже в разговорах и спорах, даже с залитой клеем раной в животе и рассказывая длинную смешную историю про конец света, он продолжал считать шаги, продолжал отслеживать свое местоположение в лабиринте коридоров.
– Нам в ту сторону – зомби взмахнул рукой – До поворота на тридцать третью тропу. Если успеем добраться за десять минут – там как раз будет ехать полусфера и пройдем не по сумраку.
– Чуток поторопимся – подытожил я и мы слегка ускорили шаг.
Натруженные ноги протестующе застонали. На этот раз стонали не колени, а стопы. Все же кеды с тонкой резиновой подошвой и тонким носком – не лучший вариант для частой и долгой ходьбы. Ничего. Скоро этот длинный день завершится и я, перекусив, вытянусь в капсуле и отрублюсь на целых пять часов. Мы почти добрались до нужного поворота, осталось метров пять, когда я остановился как вкопанный, читая тревожно засветившиеся перед глазами подчеркнуто яркие строчки:
Задание: Бой. Описание: Уничтожить трех серых плунарных ксарлов. Место выполнения: 30-ый магистральный коридор! Время выполнения: немедленно. Награда: 30 солов.
Подтверждение принятия заданияДа. Нет.

 

– Вот черт! – высказался я, опуская взгляд чуть ниже.
Задание: Защита. Описание: Отбить четыреста пятьдесят седьмого или его тело от четырех серых плунарных ксарлов. Место выполнения: 30-ый магистральный коридор! Время выполнения: немедленно. Награда: 30 солов.
Подтверждение принятия заданияДа. Нет.

 

– Что там, Оди? Система? Что пишет?
– Отчитаться о силах, отряд! – рыкнул я – Немедленно! Есть силы на короткий бой? Цель – три-четыре серых плукса. Почти уверен – некоторых из них подранки. Баск?
– Пошли! – в руке зомби появилось шило.
– Йорка?
– Черт…
– Ну! Решай!
– Идем!
– За мной! – повернувшись, я перешел на бег, нещадно напрягая усталые израненные ноги.
Не оборачиваясь, бросал через плечо пояснения и инструкции, попутно подтверждая принятие заданий.
– Не переживайте, бойцы. Справимся. Йорка, у тебя дубина. Помнишь, как бить?
– Да! Но там три плукса! Или четыре! А дубина одна?
– Может и не одна – ответил я – Сейчас разберемся. Плуксы прут от Гиблого Моста. Два часа назад туда ушла группа из пяти орков. Баск!
– Да?
Он хоть и слепой, но не отставал ни на шаг, легко следуя за нами. Коротко обернувшись, глянул на его сосредоточенное напряженное лицо полускрытое бейсболкой.
– На тебе четыреста пятьдесят седьмой. Система сначала сказала о трех плуксах, во втором задании сказала о четыреста пятьдесят седьмом и еще одном плуксе. Понял?
– Плукс на нем. Понял.
– Эта присосавшаяся тварь – на тебе. Я скажу куда именно она присосалась. Справишься?
– Да!
– Вперед! – выдохнул я и круто свернул в тридцатый магистральный.
В лицо и грудь ударил ветер, по ушам хлестнул перепуганный долгий крик, метрах в шестидесяти, нам навстречу бежал окровавленный орк. Один из той вальяжной группы. Бежит что есть сил, на левой голени несет мерзкий серый «гостинец».
Мы подождем, пожалуй. Я остановился, принял правым плечом не успевшую затормозить Йорку, в нее врезался Баск. Устояли.
– Стоим! – велел я – Йорка шаг вперед и к правой стене. Я к левой. Йорка! Бегуна пропускаешь. Бьешь дубиной первого же плукса идущего следом. Не промахнись! Нет! Убери вторую руку от дубины! Одной рукой!
– Но…
– Слышала меня?
– Да! Одной рукой!
– Баск, готовься. Я повалю его. Вслушивайся.
– Понял.
– Спаси-и-и-ите-е-е! Спаси-и-и-ите-е-е!
И снова хриплый вибрирующий вой забивающий уши бесполезным шумом.
Долбаный крикун! Заткнись!
Если ты новичок – этот вой наполнит твою душу ненужным волнением, а может и паникой. Я бы таким крикунам сразу глотки резал. Но система просила о другом…
Мелькнула тень. Быстрая! На правой голени ноге визгливого орка повис еще один плукс. Крик, хотя это казалось невозможным, стал громче. Поморщившись, я скрипнул зубами, борясь с желанием потереть звенящие уши ладонями. Мудила! Выживай молча! Или дохни молча! Не мешай!
– На правой тоже плукс. Баск!
– Понял!
– Два удара на каждого плукса! Нащупал – бей. Нащупал – бей. Потом повтори.
– Ясно!
– Начали!
Бегун очень хотел жить. Поэтому в беге бил все рекорды скорости. Тем легче было его остановить. Отойдя с его пути, пнул в колено, и орк рухнул, сильно ударившись о пол. Кричать не перестал. Перешел на ультразвуковой визг режущий уши. Подшагнув безжалостно пнул орка в лицо. Прямо по губам, разбивая их, а заодно и расплющивая нос. Крик оборвался, сменившись мычанием. Истерзанные ладони – нет нескольких пальцев, плещет кровь – закрыли лицо. Нагнувшись, сорвал с его пояса чистенькую дубинку с шипами и шагнул дальше по коридору, смыкая линию обороны с Йоркой и оставляя за спиной орка, двух плуксов и слепого зомби.
Враг в тылу. Плохо. Вся надежда на Баска.
И зомби не подвел. Нащупав ногой бедро орка, он чуть повернулся и уселся на его задницу, придавливая паникера к полу. Подался вперед, нащупал бронированную «опухоль» на правой голени. Дважды ударил шилом. Раз! Два! Свободная рука уже нащупала второй клубок. Раз! Два!
Я успокоено отвернулся и поудобней перехватил дубину. Глянул в коридор. И велел:
– Первый твой. Пошла!
Выдохнув, Йорка шагнула вперед, взмахнула дубиной.
Бегущий к нам третий плукс припадал на задние лапы. Что-то с позвоночником – зацепили его чем-то неплохо. Скорость замедлена, маневренность тоже. Идеальный враг для новичка.
Йорка не промахнулась. Обрушила дубину точно на середину серой чешуйчатой спины. Стальные стержни пробили чешую, плоть, вошли в кости, плукса прибило к полу.
– Держи крепко!
– Держу! Держу!
– Одной рукой, гоблин! Одной рукой!
– Но!
– Одной рукой! – рявкнул я.
– Да!
– Держи! – втиснул в ее свободную татуированную руку рукоять шила – Не отпуская дубину подайся вперед и вбей падле шило в хребет! Раз пять! Давай!
Уже не смотря, шагнул дальше и взмахнул дубиной. Ударил не сверху вниз – увидел, как удивительно крупный плукс подобрал лапы, готовясь к стремительному броску. Я нанес боковой удар. Четыре шипа вошли в бок плукса, следом добавила дубина. Пронзенный плукс прыгнул, мощно оттолкнувшись всеми лапами. Дубину едва не вырвало из руки, я подался всем телом в сторону, затем надавил на оружие, толкая противника к стене. Придавил, налег сильнее, глянул по сторонам.
Йорка остервенело бьет и бьет шилом по уже не подающему признаков жизни плуксу.
– Йорка!
Ноль реакции…
– Гоблин! Хватит!
Вздрогнула, глянула на меня расширенными глазами. Она вообще в курсе, что ее губы растянуты в безумной скалящейся усмешке истинного берсерка?
– Добей и этого! – указал на скребущего когтями крупного плукса.
Мог бы забрать шило и добить сам. Но нет. Пусть учится девчонка. А я подержу. И погляжу на Баска. Хотя что там смотреть? Тихо дергается и скулит на полу орк, с его ног хлещет кровь, рядом лежат на боках отцепившиеся дохлые плуксы. Сам Баск вытянул из поясной сумки тряпичную ленту и ощупывает ногу орка, ища место для наложения жгута. Орк пытается куда-то ползти, паника его не отпустила, отчетливый запах дерьма и мочи только подтверждают это. Морщащийся зомби то и дело бьет обделавшегося ползуна ребром ладони по спине и шипит:
– Замри, сука! Не ползи, сука!
Хватает его слов ненадолго. Так у Баска хрен получится наложить жгут, и долбанный крикун истечет кровью. Я зло рявкаю, наполнив голос сталью:
– Замер, мудило! Лежать, мля! Распластаться, с-сука! Еще раз дернешься – я тебе голову отрежу, ушлепок трусливый! Нам система велела или тебя или только твой труп от плуксов спасти – сам выбирай как дальше будет! Замер!
Орк распластался на мокром от крови полу. Красная кровь смешалась с зеленой. Вспомнив, глянул на пригвожденного к стене крупного плукса. Йорка продолжала перфорировать вроде как уже дохлое мясо. Схватив ее за плечо, дернул на себя, охнув от боли в локте. Эта девчонка радует меня все больше и больше! Как и Баск. Глянув на продолжающую освещать ее лицо безумную ухмылку, велел:
– Помоги Баску с трусливым мудилой.
– Х-хорошо – выдохнула Йорка.
Господи… такое впечатление, что она только что получила сильнейший оргазм в своей жизни, оттого и выглядит такой счастливой, машинально вытирая тыльной стороной ладонью окропленные зеленой кровью щеки. Зеленой и красной. Быстрый взгляд на обмякшего плукса подтвердил – этот истекал красной кровушкой.
– Просто не шевелись, парень – хриплый голос пошатывающейся Йорки попытался подбодрить раненого орка.
Глянув в сторону Гиблого Моста, убедился, что тридцатый магистральный пуст. Оттащил плукса ближе к раненому, высвободил дубину. Покосившись на орка, мрачно сказал:
– Не сюсюкайте с этим мусором. Он трус! Предатель! Бросил своих и бежал!
– Я… – орк оторвал лоб от лужи крови – Я… они все погибли! Все погибли! Потому и бежал!
Вот теперь он пришел в себя. Надо же как быстро очухался. Жизни ведь ничто не угрожает, можно теперь вспомнить и о моральном облике брутального мужика. Надо срочно спасать репутацию.
– Заткнись! – лязгнул я – Долбаный лжец! Когда я заткнул тебя пинком по лицу и прервал твой перепуганный вой, со стороны Гиблого Моста донеслись крики! Там еще кто-то был жив и судя по крикам – они сражались! Что? Думал никто не узнает, мразь? Ты не учел – ветер переносит звуки очень далеко. Ты бросил своих друзей! Бросил тех, кто доверил тебе свою жизнь! Гребаный ушлепок! Поверь – если бы мы были сейчас подальше, где-нибудь на сумрачной тропе – я бы срезал твою вонючую голову с плеч! И утопил бы ее в ближайшем сортире!
Тишина…
Йорка с Баском молча затягивают жгуты. Подрагивает лапой дохлый плукс. Снова уткнулся лбом в пол орк, закрыл ладонями уши и затих. Махнув рукой, бросил чужую дубину рядом с его плечом. Трус вздрогнул, сжался. Надо будет руки вымыть хорошенько.
Получение групповых боевых (обязательных к исполнению) заданий? Да. Нет.
Отвечу позже.
Выдохнув, поднял с пола шило, брошенное Йоркой. А вот дубину она повесила на пояс – появился автоматизм.
Проверил интерфейс. Финансы показали, что система уже раздолжилась с нами.
Баланс: 50.
По десять солов за каждое задание.
Награда за уничтожение?
– Гоблины! Зомби! Награду выдали за уничтожение? – я покосился в сторону двадцать девятого и сразу увидел висящую на перекрестке полусферу.
– Мне за двух! – отреагировал Баск – По пятнадцать.
– И мне за двух! Пятнадцать и двадцать!
– Отлично – удовлетворенно сказал я – Чтобы завтра все щеголяли в штанах. Йорка, поможешь купить Баску.
– Йес! А можно мне желтые штаны?
– Нет. Серый или черный. Личные вещи – хоть отвратно розовые носи.
– Почему отвратно-то?
– Нам еще задание.
– Лопнуть и сдохнуть! – Йорка подпрыгнула, схватилась за дубинку, уставилась на пустой коридор. Баск замер с выставленным шилом.
– Расслабиться. Задание мирное, но противное. Надо вот это вот – я ткнул носком кеда в бок лежащего у моих ног орка – сопроводить к ближайшему медблоку. Задание групповое, дешевенькое, необязательное. Награда девять солов на всех. Возьмемся? Или бросим этот кусок дерьма здесь же, прямо в луже?
Тишина… я с интересом оглядываю лица членов команды. Первой сдается Йорка и, пряча от меня взгляд, бубнит:
– Да дотащим потихоньку, чего там.
Кашлянув, опускает лицо Баск:
– Поможем.
– А я бы оставил этот мусор здесь – искренне говорю я – И перевязку бы ему не делал. Ладно. Поможем. Эй! Слышишь меня.
Молчание, орка трясет.
– Эй!
– Слышу, слышу…
– Встать!
– Мои ноги…
– Встать, ушлепок! Встать, сука, пока я тебе твою дубину тебе в вонючую задницу не заколотил! Встать!
Стонущий орк с огромным трудом поднялся, его повело, на свои ноги он старался не глядеть – а неприкрытые раны выглядели ужасающе.
– Бегом вперед! – рявкнул я, толкая его ладонью в спину – Бегать ты отлично умеешь! Бегом! ВПЕРЕД!
И качающийся орк побежал, скользя ладонью по стене, оставляя на ней длинный красный след.
– Он же раненый – тихо-тихо сказала Йорка.
Повернувшись к ней, спросил:
– Видела, как он бежал минут пять назад? Несся как спринтер! И раны ему не мешали.
– Ну…
– И крики погибающих за спиной друзей ему не мешали, даже не замедлили! Два плукса на ногах висели, клыками его мясо вживую крошили – а он бежал! Пусть и дальше бежит! Наше задание – сопроводить, а не донести. Цепляем плуксов. Я тащу двух. Йорка одного. Баск одного. И следом за трусливым мудилой шагом марш!
– А… – Баск качнул головой в сторону Гиблого Моста.
Где-то там полегло четверо орков. Где-то там пируют сейчас плуксы.
– Ну нет – усмехнулся я – Мы на убой не пойдем. Двинулись!
Орк сдулся, не добредя метров тридцати до дверей ближайшего медблока. Сначала бежал, потом шел, потом брел… и вот застыл покачивающимся истуканом. Пришлось все же ему слегка помочь, дотащить до медблока и впихнуть внутрь. Дверь закрылась за спиной обделавшегося труса.
Баланс: 53.
Оглядел членов команды и понимающе хмыкнул – куда только делась сонливость. Ну да. В ближайшие пару часов не уснуть – тем, кто не привык к подобному.
– Баск!
– Да?
– А проложи-ка нам кратчайший маршрут к Веселому Плуксу! Сегодня мы с вами ужинаем по-царски!
– Мясо – сглотнул слюну зомби.
– Мясо – торопливо провела ладонью по повлажневшим губам Йорка.
– Мясо – улыбнулся я, хватая за лапу дохлого плукса…
* * *
В Веселом Плуксе нас встретили… с молчаливым уважением.
Стоящая на входе охрана расступилась, пропуска внутрь. Подскочившие два парня приняли плуксов, задали пару вопросов и убежали. Подошел мужик постарше, я с ним коротко переговорил, и мы пришли к согласию. Йорка с Баском уселись на свободный стенной выступ, припали к мигом принесенным бокалам с компотом. А я наведался к банкомату – рядом все так же сидел золотоволосый искалеченный парень – и получил денежный перевод в семнадцать солов. Мне на счет упало пятнадцать.
Баланс: 68.
Ну и каждому сейчас подадут по порции жареного мяса. Я не забыл упомянуть имени Энгри и служащий пообещал все сделать надлежащим образом. Перекинувшись с ним еще парой слов, чуть надавил, пообещал и впредь не забывать славное заведение, если добудем свежего мяса. И добился своего. Короткий кивок, понимающий взгляд на меня и моих напарников. Мы в крови. Йорку потряхивает. Отходняк после боя. Так что можно и пойти навстречу в этой мелочи. Усевшись рядом со своими, махом ополовинил бокал компота. С шумом выдохнул, прикрыл глаза…
Хорошо. Жить хорошо…
Негромкий тройной стук дал знать – обещанное прибыло. Первая его часть. Глянув на стол, убедился в этом – улыбчивая девушка поставила три небольших пластиковых стаканчика почти до краев полных мутноватым напитком.
– Это же… – принюхался Баск.
– Ух ты! Нам? – Йорка осторожно подтянула к себе одну стопку.
Взявшись за свою, сказал:
– Баск. Берись.
Когда у каждого стопки были подняты, оглядев каждого, спросил:
– Прежде чем выпить – у меня тут висит предложение настырной. Насчет постоянных боевых. Примем? Жизнь наша изменится круто – сразу предупреждаю. Баск? Переходим на боевой статус?
– Я за!
– Йорка?
– Лопнуть и сдохнуть… переходим!
– Принято – улыбнулся я.
Получение групповых боевых (обязательных к исполнению) заданий? Да. Нет.
Да. Запрос исчез. Система получила еще трех официальных бойцов не могущих игнорировать ее приказы.
– Поздравляю с новым статусом, бойцы! Пьем разом и до дна! И чтобы не кашлять!
Стопки щелкнули друг о друга, мы махом опрокинули в себя обжегший горло самогон.
– Ух! – сказал я, чувствуя, как пылающий сгусток летит к желудку.
По лицу зомби растекалось блаженство. Тряслась Йорка, поспешно запивая компотом.
– Завтра подъем не в пять утра – вспомнил я – Раз уж такая ситуация – встаем на час позже. В шесть!
– В семь, гоблин! Ну давай в семь – заныла Йорка.
– В шесть – отрезал я.
А себе мысленно напомнил – теперь мне надо все время отслеживать местоположение группы. Держаться подальше от опасных зон – на экскурсию к Гиблому Мосту вот так запросто как сегодня лучше не соваться.
Завтра же – хотя уже почти сегодня – надо наведаться к торспотам. Приобрести еще одну дубинку, пару стержней, прицениться к ножной защите, изучить ассортимент энергетиков, изотоников и…
– Мясо несут! – зашептала Йорка – И кажется нам несут! Нам! Лопнуть и сдохнуть!
Баск молчал, но его раздувающиеся ноздри и дергающийся кадык говорили сами за себя.
Несли и впрямь нам. Со стуком опустились на стол три тарелки с солидными порциями румяного жареного мяса. Невероятный запах удесятерил скорость выделения слюны, показалось, что либо сейчас захлебнусь этим потоком, либо же залью стол.
Схватившись за вилку, скомандовал:
– Налетаем! Не ждем!
И первым впился в пронзенный вилкой шмат мяса. Впился, дернул головой, отрывая солидный кусок и яростно заработал челюстями, чувствуя, как по языку растекается густой мясной сок… Испустила протяжный стон зажмурившаяся Йорка, часто шмыгал носом жующий Баск. Команда насыщалась достойным бойцов ужином.
Глянув на официантку, указал на стопки и бокалы. Кивнув, та поспешила к нам, неся бутылку и кувшин. Поймав взгляд старшего служащего, жестом показал, что расплачусь чуть позже. Так же жестом меня тут же успокоили – даже мол не волнуйтесь уважаемый гоблин, в нашем заведении к вам имеется лимит доверия.
– Кто бы знал! – сказала вдруг Йорка, смерив меня взглядом – Кто бы знал, что все так обернется! Кого я разбудила, Оди? Кто ты такой?
– Я гоблин – усмехнулся я, беря вторую стопку – Просто гоблин. Пьем! За нас!
– За нас!
– Лопнуть и сдохнуть! За нас!

 

Конец первой книги.

 

Назад: Глава девятая
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий