Субъективный словарь фантастики

Уральский следопыт

Литературно-художественный журнал появился в Свердловске (затем в Екатеринбурге) в 1935 году. Правда, после первых нескольких выпусков журнал был закрыт и, по сути, заново родился только в 1958 году – уже как орган Союза писателей РСФСР, Свердловской писательской организации и Свердловского обкома ВЛКСМ. Такой формальный статус «Уральский следопыт» сохранял вплоть до конца советской эпохи. В 70–80-е годы это свердловское издание было популярно далеко за пределами уральской столицы, а тираж порой достигал чуть ли не полумиллиона (а может и больше) экземпляров.
Так получилось, что журнал, который изначально задумывался как скромный литературно-краеведческий ежемесячник для школьников, в какой-то момент перерос свою планку и вышел на иной уровень. В чем была причина феномена «УС»? Не хочу умалить ничьих заслуг (в том числе и главных редакторов и уважаемых авторов журнала), однако не подлежит сомнению: своей популярностью – прежде всего среди любителей фантастики всей страны – «УС» был обязан одному человеку. Придя в журнал в 1966 году на должность простого литсотрудника и став со временем заведующим отделом, этот человек никогда не «командовал» всем журналом. Но – определил его облик на многие годы.
Речь идет о Виталии Бугрове, заведующем отделом фантастики журнала. Виталий Иванович скончался в 1994 году в возрасте пятидесяти шести лет, немного не дожив до круглой даты – тридцатилетия своего сотрудничества с «УС». Год смерти Бугрова – печальная веха в истории журнала. Потому что он был не просто замечательным человеком и отличным редактором, он был организатором многих достойных «фантастических» дел, собирателем, библиофилом и библиографом (см. ), издателем и литературоведом, знатоком жанров… В общем, Следопытом – в том лучшем смысле слова, которое без расшифровок понимают читатели Фенимора Купера и братьев Стругацких.
Не имею возможности привести полный список всей отечественной фантастики, которая печаталась в «УС» при Бугрове. Достаточно напомнить, что там выходили рассказы Севера Гансовского («Дом с золотыми окошками») и Ильи Варшавского («Все по правилам…»), Генриха Альтова («Клиника “Сапсан”») и Валентины Журавлевой («Придет такой день»), повести Исая Давыдова («Девушка из Пантикапея»), Геннадия Прашкевича («Мир, в котором я дома», «Шпион в юрском периоде» и др.), Павла Амнуэля («Крутизна»), Виктора Колупаева («Защита»), Владимира Савченко («Встречники»), Кира Булычева («Царицын ключ»), Дмитрия Биленкина («Пустыня жизни»), Ольги Ларионовой («Звездочка Во-Лбу (Чакра Кентавра)»), Георгия Гуревича («Ордер на молодость») и других. Здесь были впервые напечатаны многие романы и повести Владислава Крапивина (среди них «Дети синего фламинго» и «Голубятня на желтой поляне»), третья часть «Экспедиции в преисподнюю» С. Ярославцева (Аркадия Стругацкого – см. ). И так далее.
Было бы преувеличением утверждать, что при Бугрове в разделе, который назывался «Мой друг – фантастика» (а позже «Аэлита»), печатались всегда самые лучшие вещи. Порой как раз лучшие произведения могли выйти в свет за пределами «УС»: в журналах «Химия и жизнь» (см. ) или «Знание – сила» (см. Страна Фантазия), альманахах (см.) или (см.). Но отдел фантастики в свердловском «тонком» журнале все равно оказывался самым главным: он создавал атмосферу фантастики. Бугров-редактор никогда не ограничивался публикацией одних текстов, не менее важным было их обрамление. Повести или рассказу сопутствовали критические заметки, библиография, выступления читателей, викторина (мы с друзьями тоже участвовали в викторинах, и был год, когда мы победили).
В «УС» при Бугрове читателю всегда было уютно, фэны могли получить там слово, раздобыть у Игоря Халымбаджи библиографический список и поделиться своей информацией. Рубрика «Заочный КЛФ» помогала встретиться энтузиастам – начинающим писателям, филологам, рядовым фэнам (см. ). Именно «Уральский следопыт» в 70–80-е годы стал неким центром кристаллизации, в буквальном смысле местом встречи людей со всей страны – тех, для которых (см.) и (см.) были чем-то большим, чем просто жанрами литературы. Думаю, что и премия (см.), вручаемая в Свердловске с 1981 года за лучшую фантастику года, была придумана Виталием Бугровым еще и как повод для того, чтобы фэны Советского Союза могли собраться хоть раз в году.
В 1984 году КЛФ по всей стране стали прижимать и закрывать. Один из организаторов фестиваля «Аэлита», Сергей Казанцев, в мемуарах приводит цитату из официального письма, разосланного по всем областям из высокой партийной инстанции. И в этом письме, мол, свердловский журнал назван организатором «подпольных сборищ молодых космополитов, низкопоклонников западной литературы». Дословно такой цитаты я больше нигде не нашел (возможно, Сергея Ивановича подвела память), но точно знаю, что Бугрову в те годы и впрямь настоятельно советовали прекратить общение с любителями фантастики – тем более что это, строго говоря, не входило в круг служебных обязанностей завотделом журнала. Однако я хорошо помню, что и тогда редакция не отказала фэнам в гостеприимстве…
Остается добавить, что «УС» продолжает выходить и поныне, рубрика «Аэлита» не исчезла, премия вручается. Многое изменилось, но традиции, заложенные Бугровым, живы…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий