Субъективный словарь фантастики

Страна Оз

Цикл «Oz books» создан американским писателем Лайменом Фрэнком Баумом в 1900–1920 годы и включает 17 книг. Действие происходит в сказочной стране, куда ураган занес девочку Дороти из штата Канзас. Первая книга называется «Удивительный волшебник из страны Оз» (The Wonderful Wizard of Oz), а последняя по времени – «Глинда из страны Оз» (Glinda of Oz). Каждая сказка посвящена очередному приключению Дороти и ее новых друзей, среди которых Страшила, Железный Дровосек, Лев (сначала трусливый, потом смелый), а также принцесса Озма и Тыквоголовый Джек, ожившее деревянное пугало.
К сожалению, сказочной прозы Баума долгие годы для нас просто не существовало: в СССР первые переводы «Страны Оз» появились только в 1991 году. А до того пастыри юношества вполне искренне полагали, что в Бауме нет никакой нужды. Зачем он нам, если имеются «пересказы» Александра Волкова – книги про девочку Элли? (Первая из книг, «Волшебник Изумрудного города», только в СССР переиздавалась почти тридцать раз.) Между тем, замечает переводчица Ольга Варшавер, «настоящий Баум мягче и добрее, чем известная версия Волкова. И его сказочные повести касаются базовых ценностей американского бытия. По сути, эти книжки – об американской мечте, о том, что можно всего добиться своими руками, головой и сердцем. Сам Баум в предисловии к одной из книг писал, что стремится создать принципиально новую сказку, в которой есть приключения и опасности, но убраны мрачные стороны жизни и кошмары».
Действительно, плоский ученический мир Волкова не идет ни в какое сравнение с объемной, быстро меняющейся вселенной страны Оз и окрестностей. В уже упомянутом предисловии к одной из книг Баум огорчался, что «современное образование напичкано моралью», и потому старался делать все необходимое, чтобы не испортить свой «мир добрых чудес» излишней назидательностью. Юный читатель сам мог прийти к нужным выводам, но если и не приходил сразу – ничего страшного в этом не было. Сказочная атмосфера делала свое дело гораздо лучше, чем прямолинейные проповеди Добра и Красоты. Неповторимость сказочных ситуаций Баум умел выводить из любой мелочи; заурядный как будто бы эпизод становился вдруг обаятельным и веселым, необычайно важным для сюжета.
Волков в каждой новой книжке вынужден был «распространять» свою волшебную страну только «вширь», элементарно присоединяя новых статистов к уже существующим, плодя безжизненных персонажей в таком количестве, что скоро их просто трудно было держать в памяти. Баум же двигался «вглубь»: каждый персонаж (пусть второстепенный, вроде Стеклянного Кота или Жука-Кувыркуна) обладал своим характером, даже норовом – в дерзком своеволии игрушечных фигурок была своя комическая прелесть. Публикации сказок Баума помогли, кстати, «реабилитировать» Урфина Джюса. Такой монстр-вредитель в человеческом обличье мог возникнуть только в нашей литературе, где зло обязано было быть персонифицировано, а злодеев, по старому правилу, можно было бы разоблачить, строго наказать и отправить на принудработы. В «Волшебной стране Оз» мальчик Тип, получив случайно в руки щепоть оживляющего порошка, не изготовлял никаких деревянных солдат; он лишь оживлял себе тыквоголового приятеля, да еще, спасаясь от беды, мог превратить старый диван в большую птицу и улететь вместе с друзьями на ней в безопасное место…
Отдельный сюжет – экранизации Баума. Классическим считается цветной музыкальный фильм «Волшебник страны Оз» (The Wizard of Oz) 1939 года, поставленный Виктором Флемингом, с юной Джуди Гарленд в главной роли. Картина получила два «Оскара» (за музыку и песни) и собрала в прокате огромную по тем временам сумму: более 17 миллионов долларов. В последующие годы сказки Баума переносились на экраны – в том числе и телевизионные – не менее шестидесяти раз. Порой сюжеты экранизаций имели к оригинальным сюжетам уже весьма отдаленное отношение. Самой экзотической, на мой взгляд, стала научно-фантастическая сказка «Железный человек» (Tin Man, 2007) – на русском языке этот мини-сериал выходил под названием «Заколдованное королевство».
Подобно девочке Дороти, двадцатилетняя Ди-Джи (Зои Дешанель) в результате урагана попадает в другой мир – так называемую Внешнюю Зону (по-английски это Outer Zone, то есть та же O.Z.). В этом мире есть магия, но и наука тоже существует, а посему охрана злой правительницы страны, чародейки Азкаделлии (Кэтлин Робертсон), состоит из автоматчиков в длиннополых кожаных плащах. Вскоре выясняется, что героиня, собственно говоря, родом из тех мест и приходится родной сестрой Азкаделлии. Злодействовать сестричка стала не от хорошей жизни: пятнадцать лет назад ее душой завладела ведьма, и она-то устроила дворцовый переворот, изолировала мамочку – королеву Лавандовые Глаза (Анна Галвин), – а теперь мечтает погрузить страну в вечную тьму. Для этой цели ей нужен магический изумруд, который мама спрятала, а секрет доверила Ди-Джи, вернее ее подсознанию.
На стороне Ди-Джи – несколько персонажей, отчасти смахивающих на баумовских. Но и они претерпели изменения. Место Железного Дровосека (Tin Man) занял экс-полицейский Кейн (Нил МакДонаф), примкнувший к Сопротивлению. Страшила превратился в склеротичного Глючилу (Алан Камминг), в прошлом – ученого Амброза, у которого ведьма отняла часть мозгов. Вместо Трусливого Льва – заросший телепат Дикарь (Рауль Трухильо). Песик стал учителем-оборотнем (его человеческое обличье представляет печальный афроамериканец Блу Манкума), а Великий и Ужасный Волшебник стал цирковым фокусником Мистиком (Ричард Дрейфус). Если все персонажи сказки получили тут новые воплощения, то с главной героиней – Дороти Гейл – дело обстоит сложнее. Ближе к финалу выясняется, что Ди-Джи – правнучка той самой Дороти и даже названа в ее честь (Dorothy Gale, то есть DG).
Местами сериал выглядит забавно (особенно хорош Глючила), приключения героев небезынтересны, благодаря трехсерийному формату не успеваешь заскучать… Однако в здешнем сочетании волшебства с (см.) есть нечто шизофреническое (скажем, роль родителей Ди-Джи в нашем мире играли роботы-воспитатели, посланные мамой-королевой). Да и вообще: нужны ли компьютеры ведьме, у которой оживают – и превращаются в живых злобных существ – татуировки на груди? Совместим ли Билл Гейтс с Кощеем Бессмертным? Вопрос не праздный. Когда в финале сериала положительные герои пытаются остановить магический эксперимент, набирая на пульте коды отмены команд, зрителю становится неуютно. Как избежать головокружения? Да, удачные гибриды бывают, пример тому – (см.) Стругацких, однако сращивание научного с волшебным там выглядит ироническо-метафорическим и пародийным. В сериале, поставленном Ником Уиллингом, все как бы всерьез – а значит, придется вновь напомнить об очевидном: (см.) подчиняется одним законам, НФ – другим. Там, где чудеса, где леший бродит и русалка на ветвях сидит, нет места осциллографам, реле, законам Ома и правилам буравчика, а также красным или синим электрическим проводкам, один из которых в финале мини-сериала надо перерезать ради спасения мира от неминуемой катастрофы…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий