Субъективный словарь фантастики

Похитители тел

Роман американского фантаста Джека Финнея «The Body Snatchers» впервые опубликован в 1954 году. Тема – тихое вторжение инопланетных пришельцев (см. ), которые тайно подменяют людей их подобиями внеземной природы. Финней не был первооткрывателем темы: и до него, и после него фантасты писали о чем-то подобном. Еще в 1951 году Роберт Хайнлайн выпустил роман «Кукловоды» (The Puppet Masters) о борьбе спецслужб с пришельцами, способными поработить разум человека и превратить его в раба. А в 1969 году, например, в альманахе (см.) появилась повесть Александра Мирера «Главный полдень» – первое в советской фантастике произведение о попытке космических скитальцев внедриться в тела людей. Тем не менее «Похитители тел» – самое наглядное и, пожалуй, самое страшное воплощение названного сюжета. Недаром Голливуд обращался к этому произведению уже четырежды.
Роман начинается с того, что к Майлзу Беннеллу, врачу из маленького городка Санта-Мира, обращается приятельница Бекки и просит поговорить с ее троюродной сестрой: той втемяшилось, что ее дядя Айра – не ее дядя. То есть он выглядит, как Айра, говорит, как Айра, и ведет себя почти так же, как и прежний дядя. Но что-то в нем не то. Сперва Майлз считает эти подозрения легкой формой безумия, но когда и некоторые другие его знакомые начинают сомневаться в своих родных и близких, герой чувствует: в городке происходит нечто неладное. Как выясняется уже к середине романа, Санта-Мира стал чем-то вроде плацдарма для высадки инопланетного десанта. Из коробочек или стручков, занесенных к нам из космоса, появляются существа, похожие на людей, которых они копируют, клетка за клеткой. Пришелец перенимает умения, навыки, воспоминания человека, которого он замещает. Разница в том, что у «стручков» нет чувств: это голый разум в облике человека.
Минувшее столетие, богатое социальными потрясениями и гражданскими войнами, породило множество фобий. Одной из них стала почти параноидальная боязнь «чужого», который может подкрасться к вам под личиной «своего». Зазеваешься – и друг окажется предателем, сын донесет на отца, брат пойдет на брата. Тот, кто вчера казался родным и близким, сегодня будет разоблачен как «враг народа», коммунистический шпион, «волк в овечьей шкуре» и т. п. Фантастика ХХ века усвоила, расцветила и материализовала эти и подобные им фобии, в соответствии с законами жанра. Появилось множество произведений разной степени неправдоподобия, где людей по ходу сюжета подменяли при помощи разнообразных гаджетов неотличимыми двойниками – живыми (см. ) или механическими (как в «Степфордских женах» Айры Левина). Описанные события выглядели пугающе, последствия – подчас катастрофическими, но все же эти ужасы не угрожали самому факту существования людей как биологического вида. В романе Финнея ситуация куда серьезней: десант стручков означает начало Апокалипсиса. Чудо природы, совершенные паразиты, которые кормятся чужими личностями; могут имитировать любовь или участие, но эмоционально они мертвы, неспособны к созиданию и творческому труду, недолговечны и, в отличие от своих земных «прототипов», не могут воспроизводить себе подобных. Пять земных лет – и жизненный цикл стручков на этой планете будет завершен. Тогда космические споры отправятся странствовать дальше, оставив на мертвой Земле прах и тлен.
Роман Финнея завершался эдаким символическим хеппи-эндом. На последних страницах Майлз и Бекки, оставшись в одиночестве, все-таки пытались оказать сопротивление, сжигая одну из плантаций инопланетных паразитов. И отчаянный их жест внезапно оказывался спасительным: гости из космоса, объединенные чем-то вроде коллективного разума или эмпатии, понимали, что люди – не те существа, которых им удастся одолеть без борьбы. А значит, на Земле закрепиться будет непросто и логичнее поискать другую планету…
Примечательно, что ни в одной из четырех экранизаций романа киносценаристы не использовали этот финал – он им показался чересчур благостным, оптимистичным. Да, формально концовка первого по счету фильма, «Вторжение похитителей тел» (Invasion of the Body Snatchers, 1955) Дона Сигела, давала зрителям некоторую надежду, что Майлзу (Кевин Маккарти) поверили и сражение человечества с захватчиками все же начнется. Однако психологически куда убедительнее сцена, когда герой пытается предупредить людей, несущихся по шоссе. «Вам грозит опасность! – кричит он. – Неужели вы не понимаете?! Они охотятся за всеми вами! За всеми людьми! За нашими женами, детьми, за каждым из нас! Они уже здесь! Вы следующие! Вы следующие! Вы следующие!..» Но сограждане проезжают мимо, насмехаясь над типом, который кажется им пьянчугой или чокнутым.
В следующей экранизации романа (Invasion of the Body Snatchers, 1978, режиссер Филип Кауфман) будет нарочно воспроизведена та же сцена, и исполнит роль все тот же, только поседевший уже, Кевин Маккарти (его персонаж тут имени не имеет – просто Бегущий человек). И точно так же героя примут за уличного психа, одержимого манией. Концовка варианта у Кауфмана куда пессимистичней, чем у Сигела: Беннелл (Дональд Сазерленд) побежден и заменен двойником. Если в романе и первой экранизации «инфицированным» оказывался пока небольшой городок, то в фильме 1978 года действие перенесено в Сан-Франциско, который к финалу уже весь оккупирован захватчиками. И не похоже, будто кто-то на Земле готов остановить инопланетную экспансию.
В двух следующих экранизациях была использована лишь общая канва книги Финнея; эти фильмы также не назовешь и ремейками первых двух лент. Чтобы не запутать зрителя, авторы варьируют название. Картина Абеля Феррары называется просто «Похитители тел» (Body Snatchers, 1993), а картина Оливера Хиршбигеля и Джеймса Мактига – просто «Вторжение» (The Invasion, 2007). Обе эти экранизации, впрочем, считаются не слишком удачными, несмотря на неплохие спецэффекты и участие хороших актеров (Форест Уитакер и Мег Тилли – в фильме 1993 года, Николь Кидман и Дэниел Крэйг – в последней по времени картине). Создатели фильмов пытались усидеть на двух стульях: с одной стороны, не потерять главную идею литературного первоисточника, созданного в середине прошлого века, а с другой – приблизить сюжеты к современности. Однако материал сопротивлялся, и в результате возникали нестыковки. Особенно это заметно в последней из названных картин: примерно на полпути продюсеры уволили прежнего режиссера и поставили нового, а переписывать сценарий на ходу было поручено Энди и Лане Вачовски. Все смешалось: уже отснятый киноматериал объединили с новым и кое-как свели концы с концами. В итоге по ходу фильма меняются и стилистика, и темп: ближе к финалу зрителя ждет уже чистый «экшн» с погонями, зато сюжет скомкан и схематичен. Одна радость – сын героини Николь Кидман спасен, Земля благополучно избавлена от вируса-захватчика, хеппи-энд налицо. Хотя уж кто-кто, а создатели «Матрицы» должны помнить: не следует верить тому, что видишь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий