Субъективный словарь фантастики

Ночной Дозор

Первый роман авторского цикла российского фантаста Сергея Лукьяненко, написанный в жанре городской (см.), вышел в 1998 году (позднее цикл стал межавторским). Роман состоит из трех повестей, объединенных общими героями. Действие происходит в Москве 90-х, где бок о бок с людьми существуют Иные – светлые и темные маги, наделенные необычными способностями: например, они умеют нырять из этого мира в вязкую параллельную реальность Сумрака, где время течет медленнее.
К счастью для людей, между Иными – сложные отношения и чаще всего они занимаются внутренними разборками. К несчастью для людей, их порой тоже задействуют в подобных разборках в качестве пешек. «Ночной дозор» – не лучшее, хотя и самое известное сочинение Лукьяненко. Беда романа не только в чрезмерном авторском надрыве, но и в странноватой концепции сродни манихейству. Для писателя понятия «Свет» и «Тьма» – не антонимы, между ними нет фундаментальной разницы. Ключевая для фэнтэзи борьба Света и Тьмы превращается в хитроумное соперничество равновеликих по силам спецслужб – наподобие КГБ и ЦРУ в годы холодной войны.
По сути, перед нами «две равно уважаемых семьи», чей конфликт продолжается по инерции. В ходе борьбы Тьма и Свет заключают между собой компромиссы и перемирия, а великое противостояние смахивает на спортивное перетягивание каната. У Лукьяненко Добро и Зло – равноправные партнеры, ведь в Сумраке все кошки одинаково серы. А значит, нет ни ада, ни рая – только безразмерная банька, заросшая синим мхом. При этом бригада магов Завулона (они как будто исповедуют эгоизм) не всегда жаждет крови, команда магов Гесера (они вроде бы считаются альтруистами) не обязательно творит добро, и обеим силам плевать на людей: для Темных они – порочная скотинка, а для Светлых – кирпичи в фундаменте башни всемирной утопии (выясняется, что и коммунизм, и национал-социализм были экспериментами Светлых на пути к идеальному обществу).
Весь этот сомнительный этический коктейль необходим автору для того, чтобы заставить главного персонажа, светлого мага Антона Городецкого, мучиться сомнениями. Героя отвращают хищные Темные, но и свои Светлые не лучше. Куда податься бедному Антону? Никуда. Приходится топтаться на месте. Вслед за первым романом выходит второй – «Дневной Дозор» (2000) в соавторстве с Владимиром Васильевым. Затем появляются «Сумеречный Дозор» (2003) и «Последний Дозор» (2005), который, вопреки названию, вовсе не последний. Несколько лет спустя автор, не удержавшись, выпускает «Новый Дозор» (2012), который наполовину посвящен текущей политике. В романе имеется маг-демократ (!), который хочет прорваться в Кремль и силой колдовства усовестить его обитателей. Но на пути встает Антон Городецкий. Забалтывая полоумного инсургента, наш герой подбирается поближе и надежно отоваривает революционера по башке полицейской дубинкой…
После «Шестого Дозора» (2014), где политики уж совсем через край, автор отдает свое детище коллективу райтеров, оставляя себе почетную роль бренда. Книжный сериал, и без того слабый, превращается в пародию, откровенную карикатуру на оригинал. Это видно даже по заголовкам «проектных» книг («Севастопольский Дозор», «Школьный Дозор», «Глубокий Дозор», «Мелкий Дозор», «Затерянный Дозор» и так далее). Отдельная тема – экранизации романов. Их две: «Ночной Дозор» (2004) и «Дневной Дозор» (2005), причем второй фильм, вопреки названию, снят не по второму, а все еще по первому роману. Главные роли сыграли Константин Хабенский (Городецкий), Владимир Меньшов (Гесер) и Виктор Вержбицкий (Завулон). Молодому зрителю запомнился эпизод с переворачивающейся машиной «Горсвета» и укоризненная фраза Гесера-Меньшова: «Вот ты, Антон, Светлый, а пиво пьешь темное». Оба фильма, снятые Тимуром Бекмамбетовым, прокатывались в России и в США и многократно окупили бюджет. Тем не менее самому Лукьяненко картины не очень понравились. «Я бы хотел, чтобы киноверсия была ближе к тексту, – пожаловался фантаст. – Хабенский играет хорошо, но это немного не то. У меня в книге Городецкий – тоже нервный интеллигент, но понятно, что он служил в армии, способен на поступки, а киногерой может только рвать на себе волосы и совершать глупости». Бекмамбетов в долгу не остался. «У Лукьяненко отсутствует самоконтроль, его несет, – кротко заметил режиссер, – и то, что выходит из-под его пера, – где-то на грани между графоманством и гениальностью».
Предполагалось, что третий фильм снимут в Голливуде. Права были куплены, но проект не осуществился. Лукьяненко видит в этом злой умысел: американцев, мол, «больше интересовало прекратить выпуск фильмов, которые наносят коммерческий ущерб Голливуду. В России мы отбили немало зрителей у голливудских картин». В общем, как обычно, во всем виноваты Спилберг и компания – из зависти подгадили патриоту Лукьяненко. Кто бы сомневался?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий