Джеймс и Персик-великан

Книга: Джеймс и Персик-великан
Назад: 29
Дальше: 31

30

Все подняли головы, прислушиваясь.
— Тсс! Вот он снова!
Но голос был слишком далеко, чтобы разобрать слова.
— Это Облачные Жители! — воскликнула мисс Паучиха. — Я нутром чую, что это Облачные Жители! Они опять за нами гонятся!
— Он раздается откуда-то сверху, — сказал Дождевой Червь, и все, кроме бедного Сороконожки, который не мог пошевелиться, машинально посмотрели вверх.
— Ой! — застонали все. — Спасите! Помогите! Теперь-то мы уж точно пропали!
Прямо над их головами кружилась неоглядная черная туча, угрюмая, страшная и угрожающая. Они еще смотрели на нее, когда она начала реветь и громыхать. И тут с самого ее верха снова раздался далекий голос, который, впрочем, звучал теперь вполне отчетливо:
— Отверзлись краны небесные! — надрывался он. — Отверзлись краны небесные!
А через несколько мгновений вся нижняя часть тучи словно бы раскололась, и из нее, как из лопнувшего бумажного пакета, ливнем хлынула вода! Путешественники хорошо видели это. Да и трудно было не увидеть. Ведь это был не обычный дождь. Ничего похожего. С неба прямо на их головы низвергалась сплошная стена воды, как если бы сверху опрокинулось целое озеро или даже море. И эта стена воды падала все ниже и ниже — сперва она обрушилась на чаек, а потом и на сам персик. Его обитатели, визжа от ужаса, в отчаянье искали, за что бы ухватиться — за плодоножку персика, за шелковые нити, за все, что попадется под руку. А вода лила и бурлила, хлестала и хлобыстала, хлопала и хлюпала, хрипела и свирепела, беленилась и пенилась и падала, падала, падала… Это было все равно что попасть под самый большой в мире водопад и не иметь возможности выбраться из-под него. Наши бедные путешественники не могли ни видеть, ни говорить, ни даже дышать, и Джеймс Генри Троттер, который изо всех сил держался за одну из шелковых веревок, уже говорил себе, что теперь-то наверняка всему конец. Но тут вдруг потоп прекратился так же внезапно, как начался. Потоков воды больше не было. Спасительницы-чайки пролетели их насквозь, и теперь гигантский персик снова безмятежно раскачивался в загадочном лунном свете.
— Я утонул! — с трудом проговорил Старый Зеленый Кузнечик, извергнув из себя чуть ли не пинту воды.
— Я промок насквозь! — простонал Дождевой Червь. — Я всегда считал, что у меня водонепроницаемая кожа, но теперь я убедился, что это не так. У меня внутри полно воды!
— Посмотрите на меня! — раздался радостный крик Сороконожки. — Этот ливень смыл всю краску! Я свободен! Я снова могу двигаться!
— Это худшая новость из всех, какие я слышал за последнее время, — отозвался Дождевой Червь.
Но Сороконожка уже плясал по палубе, выделывал в воздухе сальто-мортале и во всю глотку распевал:
— Да здравствует ливень-спаситель!
Повержен проклятый краситель!
И снова я самый
Большой и упрямый
И дееспособный вредитель!

— Заткнись, сделай одолжение! — пробурчал Старый Зеленый Кузнечик.
— Посмотрите на меня! — не унимался Сороконожка.
Ни синяков на мне, ни ссадин!
А ведь по воле злобных гадин
Я запросто лишиться мог
Всех ста своих прекрасных ног
И стал бы жалок и убог.
Да, стал бы жалок и убог!
Но — черта с два! — будь я неладен!

Назад: 29
Дальше: 31
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Любовь
    интересная сказка. А стихи какие забавные, классные!спасибо.