Джеймс и Персик-великан

Книга: Джеймс и Персик-великан
Назад: 28
Дальше: 30

29

Прошло довольно много времени, прежде чем чайки сумели оттащить персик подальше от этого кошмарного радужного облака. Но, в конце концов, им это удалось, и путешественники, собравшись вокруг несчастного Сороконожки, получили возможность открыть дискуссию на тему о том, как удалить краску с его тела.
Между тем он представлял собой действительно впечатляющее зрелище. Он весь был ярко-пурпурным с головы до пят, причем краска начала уже сохнуть, и ему пришлось сидеть неестественно прямо, словно его облепили бетоном. Все его сорок две ноги торчали наружу, как обломки арматуры. Он пытался что-то говорить, но его губы уже не шевелились, и он мог издавать только какие-то булькающие горловые звуки.
Старый Зеленый Кузнечик подошел к Сороконожке и бережно потрогал его живот.
— Как эта краска могла так быстро засохнуть? — спросил он.
— Это специальная краска для радуг, — ответил Джеймс. — Она сохнет очень быстро и держится очень долго.
— Я ненавижу краску! — заявила мисс Паучиха. — Это крайне опасная вещь. Вдобавок она наводит меня на тягостные воспоминания о тетке Шпильке — я хочу сказать: о покойной тетке Шпильке. Когда она последний раз красила потолок на кухне, моя горячо любимая и глубоко несчастная бабушка по нечаянности ступила в еще влажную краску и прилипла. Всю ночь мы слышали ее душераздирающие крики о помощи. «Спасите!» — взывала она к нам, но что мы могли поделать? Ровным счетом ничего — вплоть до самого утра, когда краска высохла, и мы конечно же бросились к нашей дорогой бабушке, попытались ее успокоить и принесли ей немного еды. Поверите ли, ровно шесть месяцев она провела на потолке, стоя вниз головой, а ее ноги так и оставались замурованными в краске. Каждый день мы кормили ее, приносили ей свежих мух, с пылу с жару — только что из паутины. А двадцать шестого апреля тетка Квашня — я хочу сказать: покойная тетка Квашня — случайно взглянула на потолок и заметила ее. «Паук! — завопила она. — Мерзкий паук! А ну-ка, где моя швабра на длинной ручке?» И тут она… Нет, я не могу об этом вспоминать — это было так страшно…
Мисс Паучиха смахнула слезу и грустно посмотрела на Сороконожку.

 

— Бедняжка! — пробормотала она. — Мне так тебя жаль!
— Теперь он останется таким навсегда! — радостно сказал Дождевой Червь. — Наш Сороконожка уже не сможет пошевелиться. Он превратился в статую. Мы поставим его на лужайку, и птицы будут вить гнезда у него на голове.
— Мы можем попробовать очистить его, как банан, — предложил Старый Зеленый Кузнечик.
— Или протереть наждачной бумагой, — сказала Божья Коровка.
— Если он высунет язык, — заговорил Дождевой Червь, улыбнувшись, может быть, в первый раз за всю свою жизнь, — и притом достаточно далеко, мы все могли бы уцепиться за него и начать тащить. Таким образом, при определенном усилии мы сумели бы вывернуть нашего Сороконожку наизнанку и у него появилась бы новая кожа.
Наступила пауза, на протяжении которой все обдумывали это интересное предложение.
— Я думаю, — медленно начал Джеймс, — что лучше всего, по всей видимости, было бы…
Он внезапно остановился.
— Что это? — быстро спросил он. ~~ Я слышал чей-то голос! Я слышал, как кто-то кричал!
Назад: 28
Дальше: 30
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Любовь
    интересная сказка. А стихи какие забавные, классные!спасибо.