Дерибасовская шутит. Юмор одесских улиц

«Ми бандито, знаменито…», или Приключения итальянцев в «жемчужине у моря»

В Одессе массово проживали и представители таких народов, которые в других городах и землях России появлялись только лишь как проезжие путешественники и временно проживающие гости. К примеру, те же итальянцы. А вот в Одессе итальянцев было так много, что она стала одним из самых крупных итальянских городов Европы за пределами Италии!
Впервые об итальянцах в этих местах упоминалось еще в XIII–XIV веках, когда на месте Одессы располагалась стоянка генуэзских судов, которая на старинных морских картах была обозначена как «Дженестра» (по-итальянски «дрок» – распространенное в причерноморских степях кустарниковое растение с желтыми цветками).
Со времени основания города здесь появились и итальянские поселенцы. Не будем забывать, что во главе зародившейся столицы русского Черноморья стоял итальянский поданный, по происхождению испанец – Иосиф де Рибас, занимавший этот пост до 1797 года. Улица его имени еще и в 1823 году имела таблички на итальянском языке: «Strada di Ribas». Впрочем, некоторые другие улицы также имели таблички с названиями на русском и итальянском. Ну а сегодня в Одессе есть Итальянский бульвар.
С 1798 года в Одессе имелись неаполитанский, сардинский и корсиканский консулы. В 1862 году сардинское консульство преобразовалось в итальянское.
В конце XVIII века в городе проживало около 800 итальянцев, и эта цифра составляла 10 % всего населения города. Рост диаспоры продолжался столь стремительно, что уже в первые годы XIX века вывески многих учреждений и магазинов писались на русском и итальянском языках!
Из чего следует, что итальянцы играли столь заметную роль в общественной и коммерческой жизни города, что их родной итальянский язык получил здесь широкое распространение. Да такое, что большая часть одесситов в той или иной степени могли объясняться по-итальянски. Впрочем, не мудрено: многие годы большая часть финансовых документов составлялась на итальянском. Вспомним, что первые торговые дома города были итальянскими, и появились еще в период с 1794 по 1802 гг. «Каждый одессит был настолько сведущ в итальянском, что имел возможность спросить выпить и закусить, а в случае надобности и выбраниться по-итальянски», – свидетельствуют историки. Так продолжалось еще долго и после того, когда с приходом Ришелье, а затем и Ланжерона в высшем обществе, в школах и домах начал распространяться французский язык.
Итальянцы, проживавшие в Одессе, были носителями разных профессий, но в основном, конечно, торговцами и моряками (чаще – военными на службе в русской армии). И, как вы понимаете, среди итальянцев не могло не быть талантливых людей искусства, ремесленников и фармацевтов. Так что обязательно нужно подчеркнуть, что «именно итальянцы дали Одессе большое количество архитекторов, ювелиров, театральных деятелей, издателей, музыкантов, художников, преподавателей гимназий и университета». Кстати, благодаря тому, что художники-итальянцы оставили нам свои рисунки с видами города первой половины XIX века, мы знаем о том, как выглядела старая Одесса.
Среди архитекторов, которые создавали внешний облик Одессы, значимую роль сыграли Джорджио (Георгий) Торричелли, Джованни и Франц Фраполли, Франц Боффо. В историческом центре Одессы десятки красивейших зданий созданы Францем Боффо, среди них – «визитки» Одессы: Потемкинская лестница, Воронцовский дворец, Церковь Святого Павла (Кирха), дворец графини Потоцкой (Художественный музей). Старая биржа (ныне Одесский горсовет) созданы совместно Францем Боффо и Георгием Торричелли. Также Торричелли построил Сабанеев мост и Архангело-Михайловский собор. Джованни и Франц Фраполли спроектировали «Циркульный корпус» одесской Городской клинической инфекционной больницы.
Как писали В. Файтельберг-Бланк, Т. Колесниченко – авторы книги «Серебряный век Южной Пальмиры», «Италия никогда не умела жить исключительно для себя. И когда итальянцы, приехав в Одессу на первых европейских кораблях, отважившихся на борьбу с бурями Черного моря, поселились здесь и отдали своей новой родине, вместе с работой на общую польщу, свой горячий темперамент, свою экспансивность и восторженность, свое по-детски наивное отношение к практической жизни и свою пламенную любовь к свободному искусству, одесситы приняли их как наиболее родственных себе по душе людей. Они сразу прониклись обаянием Италии, признав своими ее красоту, её музыку, её язык и даже гастрономию. Италия стала душой Одессы.
Одесса переживала вместе с Италией все ее национальные и политические стремления. Борьба Италии с Австрией находила у одесситов не только безмолвное сочувствие. Она заразила их воинственностью, и под восторженные звуки марша Гарибальди (игравшегося на шарманках по всем дворам) многие одесситы пошли добровольцами за дело объединения Италии и за освобождения ее родных земель от австрийского ига».
Между прочим, когда-то нынешняя улица Польская носила имя революционера Джузеппе Гарибальди, бывавшего в Одессе.
* * *
Тонет корабль. Капитан просит всех пассажиров перебраться в шлюпки, но пассажиры боятся спрыгнуть с борта в утлые шлюпки. Тогда капитан подошел к каждому пассажиру, что-то им сказал, и все быстро попрыгали в шлюпки. Капитан и помощник последними садятся в шлюпку, помощник спрашивает:
– Скажите, а что вы им такое сказали, что все вас послушались?
– К каждому свой подход. Немцам я сказал, что это приказ. Американцам я сказал, что это патриотично. Японцам сказал, что это повышает потенцию. А итальянцам – что это запрещено.
* * *
Маленький кабачок на юге Италии. Посетитель заказывает жареного голубя. Через некоторое время официант приносит блюдо.
– Этот голубь молодой? – спрашивает посетитель.
– Ну конечно, молодой.
– А в школу вы ходили?
– Разумеется, ходил. А что?
– Тогда прочитайте, что написано на бумажке, прикрепленной к ножке голубя!
Официант надевает очки и читает: «Спешу на помощь! Гарибальди»/
* * *
В чем разница между одесским и сицилийским страховым агентством?
– В одесском, основываясь на статистике, вам скажут сколько примерно человек умрет за год. А в сицилийском их вам перечислят поименно.
* * *
Идет международный конгресс филологов. Обсуждается вопрос, как в лексиконе появилось слово «Стибрить». Встает представитель Италии:
– Господа, я с уверенностью могу утверждать, что данное слово произошло из нашего лексикона. Дело в том, что по изученным мною архивам, есть данные о том, что в 17-м веке на реке Тибр занимался торговлей наш известный купец. Свои товары он перевозил на роскошном корабле, и в один прекрасный день этот корабль украли.
Встает представитель России:
– Скажите, коллега, а у вас из города Пиза ничего не пропадало?
* * *
Италия, XIII век.
– Бригадиро! Абзац цементо! Що робито?
– Болвано! Клади без цементо! Смекалко?
– Прорабо! Футдаменто слабовато, необходимо усилянто!
– Мама мия, кванте бабабенте! Кретино, не твое дело! Энтузиазмо!
– Прорабо! Трохи кривовато…
– Чертино-материно! Кванто-барабано! Колино! Продолжанто без разговоро!
– Это я – прорабо! Що за инициативо?
– Господино прорабо, башня-то красиво, но криво.
– Члено комиссио! Ну, криво… Но красиво! Красиво ведь!
Так была построена Пизанская башня.
* * *
Новый одессит приезжает в Рим. Останавливается у витрины большого магазина и долго что-то разглядывает.
– Халат – не халат, костюм – не костюм… Что это? – спрашивает он у продавца.
– Это пижама, синьор.
– А для чего она?
– Ее надевают ночью. Не желаете купить? Есть ваш размер.
– Неееет. По ночам я сплю.
* * *
Итальянец, страдающий бессонницей, приходит к врачу и просит ему помочь. Врач выписывает ему рецепт и протягивает со словами:
– Вот, я выписал вам лекарство на месяц.
– Черт подери! – перебивает его пациент. – Я не собирался спать так долго!
* * *
Собрался один одессит в Италию ехать, а ему и говорят, что там у них на базаре нужно цену сбивать вдвое. Приехал туда, пришел на базар, выбрал сувенир, спрашивает:
– Сколько?
Торговец:
– 1000 лир…
– 500!!!
– 800…
– 400!!!
– Ты откуда такой?!
– Я из Одессы!
– О-о-о! В знак дружбы наших стран – забирай бесплатно!!!
– ТОГДА ДАВАЙ ДВЕ!!!
* * *
Знаете ли вы, что расточительные итальянцы на Новый Год выбрасывают в окна старую мебель? А хитрые евреи ее подбирают и перепродают в Россию.
Любопытно, что уже в первом в Одессе учебном заведении, основанном в 1800 году, кроме, естественно, русского ученики изучали греческий и итальянский языки. В первых высших учебных заведениях Одессы – «Благородном институте» и в Ришельевском лицее – изучение итальянского языка также было обязательным. Даже в церковном училище при Евангелической (то есть протестантской) церкви, открытом в 1824 году, обучали говорить по-итальянски. В частных женских учебных заведениях итальянский преподавался также до 60-х годов XIX века.
«Широко практикуемое преподавание итальянского языка «вызвало в Одессе появления целого ряда учебников и пособий. Можно смело сказать, что Одесса дала для всей России средства к изучению итальянского языка». В качестве примера можно привести и тот факт, что первый серьезный итальяно-русский словарь составил лектор итальянского языка в Новороссийском университете Де-Виво. Этот словарь был одинаково пригодный русским при изучении итальянского языка и итальянцам при упражнениях в русском языке. В первые годы существования Одессы время от времени проводились так называемые «казино италиано». Там собирались семьи коммерсантов, музицировали, танцевали и играли. Среди посетителей были также и представители высшего общества. Здесь все пытались говорить на итальянском, который был общим для всех собравшихся. Одним из развлечений одесситов также были собрания, называемые итальянским словом «convesazioni», на которых были в большом ходу всевозможные игры слов по-итальянски и по-французски. Несомненно, на эти состязания в остроумии на итальянском языке собирались не рядовые торговцы, а публика, которая посещала итальянскую оперу – одесское высшее общество.
Чтобы укрепить общность чувств и возобновить узы, связывающие с родиной, тогда же устраивались шумные празднества во все годовщины памятных дат, начиная с 1861 года: поездки по морю, танцы, банкеты, театральные представления. Эти собрания были многочисленны. Здесь встречались представители деловых кругов, которые не имели возможности видеться по несколько месяцев. Но в начале ХХ века собрания стали малочисленны и, в конце концов, свелись к простому визиту в Консульство».
Также стоит отметить, что итальянцы внесли неоценимый вклад в развитие типографского дела в Одессе. Первая типография появилась в Одессе в 1804 году и принадлежала она итальянцу. В 1814 году типографию у собственника выкупили городские власти.
* * *
Достойным восхищения назвали все итальянские СМИ глубокое знание итальянского языка, продемонстрированное мэром Одессы во время его визита в Италию. Однако кусок итальянской речи, начинающийся со слов «Ми бандито, знаменито…» и заканчивающийся словами «…миллионо, и плеванто на законо!» – так и остался не понятым, – с сожалением отмечают итальянцы.
* * *
Чапаев вернулся из Италии.
– Василий Иванович, скажи что-нибудь по-итальянски, – просит его Петька.
– Уйди с глаз моих, Петруччо!
* * *
Иностранный турист, находясь в Италии, решил посетить ресторан, известный своими мясными блюдами, и попробовать там жаркое из говядины. Не зная итальянского языка, он решил объясниться при помощи жестов. Заходит в ресторан, подзывает официанта и, приставив себе к вискам два указательных пальца в виде рогов, начинает мычать. Внимательно посмотрев на вошедшего, официант крикнул:
– Витторио, позови хозяина, тут его ищут!
* * *
Один итальянец наступил на ногу другому.
– Кобеллино! – заорал тот.
– Сам такой!
– А ты, ты два раза такой.
– А ты – три раза.
– А ты – четыре.
– А ты, ты, ты вообще не такой!
– Это я-то не такой?!
* * *
Сын говорит матери:
– Я больше в школу не пойду!
– Это почему же?
– Да ну… Франко опять будет из рогатки стрелять, Джованни – учебником по голове, Луиджи – подножки ставить… Не пойду!
– Нет, Николо, ты должен идти. Во-первых, тебе уже сорок лет, а во-вторых, ты директор школы.
* * *
Яков Моисеевич Рабинович читает в газете «Вечерняя Одесса»:
«Молодёжная сборная Украины по футболу вчера в тяжелейшей борьбе вырвала очко у Лихтенштейна».
– Боже мой, вот молодёжь пошла – бедному еврею уже и на улицу не выйти!
* * *
Урок литературы в школе. Учительница задает вопрос:
– Дети, как вы думаете, какой национальности был Буратино?
Отвечает Петя:
– Он был русским… книжка же на русском языке написана…
Вася:
– Нет он был итальянцем, ведь автор итальянец!
Вовочка с задней парты тянет руку. Учительница с опаской разрешает ему ответить.
– Да какой русский или итальянец, там же черным по белому написано: «Взял Папа Карло чурку».
Во все годы и формирования итальянской диаспоры в Одессе и становления и развития самого города итальянцы содержали кондитерские, кофейни, ресторации, гостиницы, казино (некоторые из этих заведений просуществовали вплоть до начала ХХ века). Например, кафе «Fanconi» – фешенебельное кафе-кондитерская, основанное Яковом Фанкони в Одессе в начале 70-х годов 19 столетия, завоевавшее популярность в высшем свете. Когда строилась новая Биржа, эта кондитерская служила для всей коммерческой Одессы биржей, где совершались крупные сделки. Итальянцам принадлежала и пальма первенства в гастрономической торговле. Также они содержали винные погреба и трактиры.
Но вернемся к упомянутому кафе, стены которого помнят самые яркие моменты колоритной одесской истории!
Кафе «Фанкони» также известно как Дом Григорьева – доходный дом Григорьевой, памятник истории и архитектуры, расположен на углу улиц Ланжероновской, 15 и Екатериненской, 15. Заведение сразу же стало местом отдыха и работы коммерческой и творческой элиты Одессы. Так называемые «пикейные жилеты» собирались в этом кафе, обсуждали различные деловые вопросы, находили партнеров, покупателей и продавцов. Об этих самых пикейных жилетах лучше всего узнать со страниц книги Ильфа и Петрова «Золотой теленок». Для тех же, кто ждет немедленного объяснения, укажем, что, по сути, это обыватели, любящие с видом знатоков рассуждать о глобальных проблемах.
Знаменитое кафе посещали Бунин, Куприн, Чехов, Бабель, Маяковский, Шаляпин, Ильф и Петров и многие другие. На верхнем этаже заведения было проиграно все состояние семьи Юрия Олеши. Также в кафе арт-директором работал Леонид Утесов и проводил здесь аукционы. На одном из таких аукционов за 300 золотых были проданы ручные кандалы Котовского.
Про заведение писал Исаак Бабель в «Одесских рассказах», и, между прочим, именно здесь Остап Бендер обдумывал «Дело Корейко»!
В известной песне про Одессу «На Дерибасовской открылася пивная», написанной в первое десятилетие 20 века, есть такие строчки:
«Услышал реплику маркёр известный Моня,
Об чей хребет сломали кий в кафе Фанкони.
Побочный сын мадам Алешкер, тёти Песи,
Известной бандерши в красавице Одессе…»

С февраля 1920 года здесь находился «Клуб военморов им. лейтенанта Шмидта». В советское время здесь была столовая № 68. В послевоенные годы в помещении кафе «Фанкони» располагались магазин «Химтовары», затем кассы «Аэрофлота». В этом же здании некоторое время был «штаб» Мишки Япончика. В настоящее время в историческом здании работает восстановленное легендарное кафе «Fanconi».
* * *
Итальянская поваренная книга: «Книга о вкусной и здоровой пицце».
* * *
Тупица – итальянское блюдо 2 раза.
* * *
Абрам прогуливается с Сарой по Одессе. Проходят мимо ресторана.
Сара говорит:
– Ой, как вкусно пахнет!
– Тебе понравилось? Хочешь, ещё раз пройдем?
* * *
В одесском кафе:
– Официант, можно мне кофе?
– Я вам доктор, что ли, откуда я знаю, можно вам кофе или нельзя.
* * *
Одесса. Сценка у кафе «Фанкони».
– Кто таки поставил свой красный «Феррари» на входе? Ни зайти, ни выйти! Я спрашиваю, чей он?
– И шо ты орешь, Моня? Это же ж твой!
– Знаю, просто может кто не в курсе!
* * *
Моня из Одессы поехал в командировку в Москву. Заходит поужинать в ресторан и вдруг видит своего рэбе, перед которым на столе стоит целиком жареный поросенок с моченым яблоком в пасти. Взаимное замешательство. Моня, ошарашенно:
– Рэбе?!
Рэбе, с горечью:
– Нет, ви посмотрите, КАК они сервируют заказанные мной яблоки!
* * *
Ресторан. Возмущенный одессит зовет официанта и говорит:
– А ваши музыканты на заказ играют?
– Да, конечно!
– А не могли бы они поиграть в шахматы, чтобы я мог спокойно поужинать?
* * *
Одесситы приходят в ресторан. Жена:
– У вас селедка под шубой есть?
Официант:
– Есть.
Жена мужу:
– Вот видишь, даже у селедки шуба есть!
* * *
Одесса, квартира многодетного Мони. Сидит таракан на кухне и что-то энергично жрет. Подбегает приятель:
– Знаешь, был сейчас в ресторане тут недалеко: там такая красота, все сияет, ни пылинки…
– Постой, – взмолился первый, – дай поесть спокойно!
* * *
Рабинович в ресторане:
– Официант, дайте мне вот эту рыбу.
– Но это свинина!
– Я же не спрашиваю вас из чего эта рыба сделана!
* * *
– Почему итальянцы не едят шашлык?
– А ты пробовал спагетти на шампуры нанизывать?!
На стыке XIX и XX веков рост итальянской диаспоры останавливается, а те, кто давно проживали в Одессе, уже полностью приспосабливаются к русской среде, растворяясь в ней. О частоте смешанных браков свидетельствуют архивные документы; многие семейные пары носят как двойные фамилии, так и измененные итальянские фамилии.
* * *
Когда итальянец изобретал скрипку, он думал о… женщине. Когда француз изобретал арфу, он тоже думал о женщине. Интересно, о чем думал русский, когда изобретал балалайку?
* * *
Встретились две подруги-одесситки:
– Ты замуж вышла? За кого в этот раз?
– За итальянца. Он такой классный, высокий, красивый и хорошо поет. Теперь я только за итальянцев буду выходить!
* * *
Поехала девушка за границу и пишет письмо матери: «Мама, у меня все прекрасно, я без ума от Кьянти». Мать отвечает: «Ничего, что итальянец, главное, чтобы человек был хороший».
* * *
Одесская парочка вернулась из поездки по Италии.
– Ну, как вам понравилась Флоренция? – спрашивают их друзья.
Супруга растерянно оборачивается к супругу:
– Милый, а Флоренция – это город, где ты мне купил перчатки?
* * *
Свадебное путешествие. Двое молодоженов из Сицилии в номере гостиницы, где собираются провести первую брачную ночь. Он уже раздетый лежит в кровати, а она еще прихорашивается в ванной.
Когда молодая выходит, муж страстно говорит:
– Кармела, мм… выключи свет в ванной!
– Мой дорогой, зачем?
– Выключай без разговоров!
– Кармела, задерни шторы!
– Да, дорогой!
– Кармела, а теперь закрой ставни!
– Но зачем? Ведь занавески я задернула!
– Не задавай вопросов и поторопись! А теперь выключи свет!
– Что ты хочешь со мной сделать?
– Выключи свет и иди ложись рядом!
– Я не понимаю.
Кармела, дрожа, ложится рядом с мужем:
– Кармела…
– Говори…
– Тебе нравятся мои светоотражающие часы?
* * *
– Неправда, что ваш муж неисправимый бабник, – говорит один итальянский семейный врач весьма озабоченной женщине. – Дело в том, что он страдает амнезией и не помнит, что женат на вас.
* * *
– Сима, ты посмотри какая кривая эта Пизанская башня!
– Моня, ты на себя посмотри.
* * *
Одессит спрашивает своего друга-итальянца:
– Ты когда занимаешься любовью, ты говоришь со своей женой?
– Да, если она мне звонит…
* * *
Спрашивают у одного итальянского одессита:
– Вы больше любите женщин или вино?
– Это зависит от даты выпуска.
* * *
Гордый одессит с итальянскими корнями звонит в редакцию городской газеты, сообщает, что его жена родила тройню и просит опубликовать эту новость. Журналист, не расслышав, говорит:
– А не могли бы вы повторить?
– Повторить? Нет уж, дудки! Мне и троих хватит!
* * *
Итальянец жене:
– Ты говоришь, как идиотка!
– Я говорю так, чтобы ты понял…
* * *
Жена ушла от мужа-итальянца, но затем вернулась. Кается, просит прощения. Муж:
– За то, что ты ушла из дома, я тебя простил, но за то, что вернулась – никогда!
* * *
– Вы действительно хотите развестись с женой? Ведь вы же прожили с ней почти двадцать лет!
– Так что, вы считаете, что я еще мало страдал?
* * *
Итальянца спрашивают:
– А где ты проводишь вечера?
– Дома, вместе с женой.
– Вот это любовь!
– Черта с два! Это – радикулит…
* * *
Итальянка учит собаку стоять на задних лапах, муж пытается ей помешать:
– Дорогая, все равно ты успеха не добьешься.
– Будь спокоен. И ты вначале не слушался.
* * *
Сосед спрашивает одесскую пару, которая только что вернулась из путешествия:
– Вы ведь недавно вернулись из поездки в Италию?
– Да. А что вас интересует?
– Скажите, она действительно имеет форму сапога, как на географической карте?
В уже упомянутом источнике – книге «Серебряный век Южной Пальмиры» есть такие строки: «Итальянцы не утратили в Одессе ни одной из своих национальных черт. Все, что они делали в области политики, искусства и даже коммерции, было проникнуто страстностью и увлечением.
А если заняться историей влияния итальянцев на развитие музыкального вкуса одесситов, то это была бы история того, как неизменно, в течение всей жизни Одессы, наши меломаны заражались темпераментом Италии, как будто Италия перенесла к нам свое солнце и влила в наши жилы свою кровь. Музыка, еще более, нежели другие духовные стороны деятельности человека, сроднил навсегда Италию с Одессой…»
Особые подробности об «италийскости» старой Одессы мы можем узнать из такой цитаты:
«У истоков театральной Одессы также стояли итальянцы. Более того, они на протяжении десятилетий задавали тон в театральной жизни Южной Пальмиры, «итальянским» был и репертуар.
Славе Одессы, как музыкального города, тому, что в сознание одесситов, с самого основания, были заложены музыкальные гены, одесситы во многом обязаны еще и тому, что не только в театре, но и на улицах, рынках, во дворах города звучала музыка Верди, Беллини, Россини, Доницетти, в исполнении итальянцев-шарманщиков, с утра до вечера бродивших по городу, а по вечерам развлекавших завсегдатаев винных подвалов и трактиров.
Уже в первые годы существования города одесские итальянцы имели большие хлебопекарни, фабрики макарон и галет. Первые из них доставлялись вол всю Россию и имели несравненно большое число сортов, а вторыми снабжались все иностранные и очень мало русских судов».
* * *
Одессит опаздывает на спектакль в оперный театр. Вламывается в зрительный зал, к нему подходит билетер:
– Тс-с-с-с… Тише, пожалуйста…
– А что, уже все спят?
* * *
В оперном театре Ла Скала:
– Послушайте, вы же только что бросали в певца тухлыми яйцами, а теперь аплодируете ему!
– Я хочу, чтобы он вышел поклониться – у меня осталось еще несколько штук…
* * *
Рабинович смотрит в одесском театре «Марию Стюарт». Дела английской королевы идут всё хуже и хуже, и Рабинович заливается горючими слезами. Внезапно ему приходит в голову мысль: «Боже мой, что я делаю? Я её не знаю, она меня не знает – с чего же мне так волноваться?»
* * *
Ребенок никак не хочет заснуть. Итальянка говорит мужу:
– Может, мне ему что-нибудь спеть?
– Ну, зачем же так сразу. Попробуй с ним сначала по-хорошему.
* * *
Одесса. Вечер в семье Рабиновичей.
– Папа, – хвалится сын, – я сам себе сделал скрипку.
– Я рад, что у меня такой талантливый сын. А откуда у тебя струны?
– Из пианино…
* * *
Сёма пришёл в гости, увидел пианино и почтительно спрашивает у хозяйки:
– Вы таки играете на нём в четыре руки?
Мадам Рабинович, обиженно:
– Что я вам, обезьяна?
* * *
Интеллигентная одесская семья. Вечер. Жена третий час играет на виолончели. Муж, отрываясь от журнала:
– Ну, Софочка, перестань! Купим мы тебе эти итальянские сапоги!
* * *
В одесской опере.
– Почему этот господин во фраке всё время угрожает палкой той даме, что на сцене?
– Шшш!.. Он ей не угрожает, он дирижирует.
– А если не угрожает, почему она так вопит?
* * *
Одну молодому одесскому композитору, который снимает себе скромную комнату в пристройке на Молдаванке, его приятель торжественным голосом говорит:
– Смотри, Сёма, вон твоё окно. Нет, не то, где сушится дамское бельё, а которое справа от него. Когда тебя не станет, возле него будет висеть доска с надписью…
– Да ну тебя, Яша, – перебил его композитор, зардевшись от смущения.
– Не перебивай! Итак, надпись будет гласить: «Сдаётся комната».
* * *
Одесская коммуналка:
– Софочка, вчера из вашей комнаты доносились такие странные звуки…
– Ах, ничего интересного – это был ноктюрн Шопена.
– Ничего себе не интересно – звучал Шопен, а вышел-таки Додик!
В 1905 году преподаватель итальянского языка, профессор Новороссийского университета Джованни Сперандео насчитал в Одессе всего 50 итальянских подданных, остальные 600, по его словам, были итальянцами только по имени. Профессор, живший в Одессе до революции 1917 года, в течение многих лет возглавлял Одесский комитет Итальянского национального общества им. Данте Алигьери.
Итальянское Национальное общество имени Алигьери создано было в Италии в 1889 году. Его целью являлось распространение итальянского языка и культуры в мире, а также поддержание тесных связей итальянцев-эмигрантов со своей исторической родиной.
На одном из собраний Итальянского Благотворительного общества Одессы в 1901 году всем присутствующим было предложено вступить в Общество Данте Алигьери. На собрании присутствовало 18 итальянцев, и все они были записаны. На Ассамблее членов Итальянского Благотворительного общества, созванной 11 мая 1902 года, был назван Совет «Данте Алигьери» в составе: президента, профессора Новороссийского университета Джованни Сперандео и двух советников – Галлиани, сотрудника Генеральной Итальянской Навигации и К. Стампа, служащего австрийского ллойда. В число товарищей этого культурологического и просветительского общества вошли не только итальянцы и знающие язык сограждане, но и известные горожане других национальностей. К примеру, в рядах общества состоял граф Толстой.
Главными спонсорами итальянского общества были братья Антонио, Анжело, Иосиф и Варфоломей Анатра, им принадлежали роскошные дома и яхты. Под их контролем находилась значительная часть банковской системы Одессы. Общество собиралось в Доме Толстых (ныне – Дом ученых). Братья профинансировали придуманный ими проект – замостить Одессу итальянским вулканическим камнем. Одним из самых ярких одесситов дореволюционной поры слыл Артур Анатра, сын Антонио, он был автогонщиком, авиатором, создателем знаменитого авиазавода Анатра, почетным гражданином города.
В августе 1905 года было получено от российского правительства высочайшее утверждение, и итальянское общество заработало официально. Так в Одессе создался первый за пределами Италии комитет Итальянского Национального общества имени Данте Алигьери (просуществовал до революции).
Революция 1917 года привела к тому, что многие итальянцы уехали на историческую родину. В советский период истории одесские итальянцы исчезли как этническая группа.
Возрождение комитета в Одессе началось уже после развала СССР, с 1999 года. При восстановленном комитете имеется библиотека на итальянском языке, ведутся языковые курсы. Предполагают, что на сегодняшний день в городе проживает примерно 300 семей итальянского происхождения.
* * *
Советские времена. Группа туристов из Одессы, отъезжающих в Италию, получает ценные указания от инструктора:
– Запишите несколько фраз на итальянском: «Как пройти в гостиницу?», «Сколько стоит лимонад»…
Один из туристов:
– А как будет «Предоставьте мне политическое убежище»?
– А зачем это вам? – строго спрашивает другой мгновенно отреагировавший турист.
– А я просто хотел узнать, кто у нас в группе старший от КГБ!
* * *
В Италии снят ремейк фильмов «Брат» и «Брат-2». Лента будет называться «Брателло».
Нынешний президент Общества Данте Алигьери в Одессе Виктор Ануси при каждом удобном случае подчеркивает, что уникальность Одессы обусловлена именно итальянцами. Отмечая при этом, что основатель города Иосиф де Рибас вовсе не испанец, как принято считать многими. «Его часто называют на испанский манер Хосе, однако испанцем он был больше по происхождению отца, чем, по своей сути. Ведь он родился и получил образование в Неаполе, где его отец Дон Мигель дослужился до звания маршала. Его мать Маргарет Пленкетт, по происхождению ирландка, родилась в Парме. Джузеппе (а именно так звучит по-итальянски имя основателя Одессы) де Рибас, будучи хорошо образованным человеком, владеющим шестью языками, был носителем в первую очередь итальянской культуры».
– Если забыть об итальянском происхождении де Рибаса, то получается, что эта личность отделена от хода истории, – уверен Виктор Ануси. – Но нельзя отрывать замысел от его практической реализации. Ведь именно де Рибас сформировал концепцию Одессы как неаполитанский градостроительный проект, и привнес итальянскую матрицу на эту территорию в полной мере. Именно де Рибас, – который видел перспективу Одессы, является, по сути, создателем нашего города. Ришелье подхватил и развил город».
Виктор Ануси подчеркивает:
«– День подписания указа об основании Одессы – не случаен, – уверен Виктор Ануси. – Это день юбилея бракосочетания де Рибаса – явно как подарок за заслуги. Подарок тому, кто всю жизнь мечтал о создании города. И это не просто подарок на бумаге – он был подкреплен двумя миллионами золотых.
Как отмечает Виктор Ануси, до 1794 года никто не хотел рассматривать это место для приложения инвестиций, пока де Рибас не нашел четкую формулировку для Екатерины: только новый город европейского типа, торговый форпост России на Черном море сможет увековечить наши имена! Имя городу присвоено чуть позже после консультаций Екатерины II с Петербургской Академией на основании старинных морских карт, доставленных де Рибасом, где уже во времена Римской империи неподалеку значился город с подобным названием Одес. Город на итальянском la citta` – женского рода – отсюда – Одесса».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий