Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

Редондо-Бич, Калифорния

 

Джейк положил указательный и средний пальцы на виски. Он старался снова сосредоточить взгляд на женщине, сидящей в библиотеке через два стола от него. Все вокруг расплывалось. Единственным, что ему удавалось увидеть, была она. Повернись. Ну, давай же! Просто повернись ко мне, хотя бы немного.
Глаза Бронсона заболели от усилия. Он выгнал из головы все посторонние мысли – все для того, чтобы вложить в мозг женщины одну-единственную задачу, заставить ее почувствовать затылком, внушить ей желание, потребность посмотреть назад. Он продолжал ждать.
Обернись!
Никак.
Окруженный высокими рядами книг, Джейк надеялся, что этот визит в публичную библиотеку Редондо-Бич позволит ему несколько прояснить для себя то, что происходило с его головой. Требовалось либо провести самостоятельное исследование, либо присоединиться к сотне запросов на собственное имя, которые появились после того, как его фокусы в заведении Сэмми взорвали Интернет. Исследователи медицины со всего света выражали желание его протестировать. Но этому не бывать. Еще не хватало – провести остаток своей не особенно длинной жизни в роли лабораторной морской свинки! А кроме того, его новоявленная способность запоминать и воспроизводить сто процентов услышанной информации слишком невероятна, чтобы не пропасть. Бронсону казалось, что он может читать все быстрее и быстрее с каждой новой страницей, и чем больше он читал, тем больше ему хотелось узнавать. Он буквально жаждал новой информации, а его мозг, как сухая губка, с легкостью впитывал все факты до последней детали.
Когда про случаи в аппаратах МРТ ничего подобающего не обнаружилось, Джейк переключился на информацию о сверхспособностях мозга, об аутистах-савантах, о фотографической памяти, о вычислениях в уме и о художественном даровании – обо всем, что могло помочь найти объяснение его приумножившимся умственным способностям. Ему попадались многочисленные истории людей, у которых необычные способности открылись после разных несчастных случаев.
В целом в каждой из этих историй можно было заметить связь с негативными последствиями несчастного случая или травмы. Появлялись необычные изменения в психике или в физическом состоянии. Многие выказывали неспособность взаимодействовать с людьми или теряли некую физическую способность, например речь, подобно перенесшим инсульт.
Все это определенно был не его случай. Что-то случилось с его мозгом во время происшествия в аппарате МРТ, но воздействие оказалось положительным. Абсолютно очевидно, что у него появилась фотографическая память, а также удивительная способность вычислять в уме. А потом еще этот случай в баре. Даже не верилось, что можно двигаться настолько быстро. и как это получилось – совершенно непонятно.
Все происходящее было заснято на камеру. Так в мгновение ока изменилась вся его жизнь – сколько ему еще этой жизни осталось. Сразу, еще в баре, выяснилось его имя, кто-то нашел его телефонный номер. Телефон теперь разрывался от звонков. Сперва от родных и от друзей, а вскоре на каждый звонок от знакомых уже приходилась дюжина звонков от неизвестных Бронсону людей – кинопродюсер, который хотел переговорить с его агентом, охотник за головами для бейсбольной команды «Доджерс», куча медицинских исследователей со всего мира и масса обычных людей, которые просто хотели знать, как у него это получается. Когда люди стали приходить к дверям его дома, Джейк понял, что это предел. Он сгреб свой компьютер и отправился в библиотеку.
С тех пор он здесь и сидел, если не считать перерыва на сон у Маршалла на кушетке.
Прочитав все, что можно было, о своих новых талантах, он перешел к книгам о паранормальных способностях.
Та, которую Бронсон читал сейчас, преподносила телепатию как доказанный факт, утверждая, что ею владеет каждый и что эту способность можно развить при соответствующем руководстве. Еще был недавний аналитический отчет из Университета Калифорнии, под названием «Оценка свидетельств экстрасенсорной активности» – он обобщал результаты более чем двадцатилетних исследований, проводимых по заказу правительства США в Исследовательском институте Стэнфорда и подытоживал: «Экстрасенсорная активность отчетливо проявляется».
Джейк решил попробовать снова посылать мысли другим людям, на этот раз сосредоточившись на молодой матери, которая сидела через пару проходов от него и внимательно читала книгу. В коляске подле нее крепко спала пяти– или шестимесячная малышка.
Бронсон уселся в кресле поудобнее и положил руки на стол перед собой.
Соберись с мыслями, сосредоточься на женщине, на этот раз закрой глаза. Не пялься на нее. Представь себе, что ты в ее голове, посмотри в книгу, которую она читает, почувствуй, как уютно ребенку лежать рядом с ней в безопасности. Заставь ее почувствовать легкое щекотание на шее, будто перышком осторожно ведут ей по коже, все сильнее, вот-вот зачешется…
Обернись сейчас же!
Джейк раскрыл глаза от резкого детского вскрика. Встревоженная молодая мать быстро подхватила девочку, прижала ее к груди и стала нежно поглаживать ей спинку, укачивая ее и тихо приговаривая что-то успокаивающее.
Бронсон задумался над тем, как совпал детский крик с посланной им в этот же момент мысленной командой. Он увлекся исполненной нежности сценой у себя перед глазами и наполнился теплым чувством от вида той глубокой любви, какую мать чувствует к своему ребенку.
Все еще заходясь в крике, крошка повернула голову в сторону Джейка. Он даже смог рассмотреть ее личико – сморщенное и красное, с дрожащей крошечной складочкой меж бровок. По розовым щечкам катились слезы, кулачки величиной с орех сжимались и тряслись у матери на плечах.
Испытывая неподдельное сочувствие к этой славной девочке, Бронсон взглянул в ее блестящие глаза и улыбнулся, мысленно заключая ее в защищающие объятья. Она успокоилась, прекратила плакать и стала смотреть на Джейка во все глаза – огромные, голубые. Ее маленький рот от удивления совсем округлился. Не сразу, но на личике появилась улыбка.
Вибрирующий телефон Бронсона разрушил очарование момента. Он взглянул на экран. Это был Маршалл. Встав с телефоном в руке, Джейк обернулся посмотреть на мать, направляющуюся к выходу. Она толкала впереди себя коляску, а ребенок спокойно лежал у нее в руках. Здесь явно была взаимосвязь. Бронсон был в этом уверен.
– Марш, что хотел? – спросил он.
– Здорово, старина! Хорошо, что взял трубку!
Джейку голос друга показался скованным.
– Что-то случилось?
– Ну, не совсем. Это знаешь, вроде «есть две новости – плохая и хорошая».
Бронсон вздохнул. Куда еще плохих новостей?
– Ну, давай, выкладывай.
– Так вот, я сейчас у Сэмми, и Лэйси говорит, что тут одна дама ходит, все тобой интересуется.
– Последние дни всегда так. Что в этой-то такого особенного? Она меня для обложки «Менс Хелс» хочет щелкнуть или что?
– Ишь размечтался! На самом деле это психолог, проводит исследования мозга. Она, кажется, аж из Венеции, из Италии прикатила, чтобы с тобой потолковать.
– Круто. Опять врач. Да ну ее! И делу конец.
– Это понятно, понятно, Джейк. Но есть и плохая новость. Лэйси разболтала ей, где ты находишься. Женщина эта уже к тебе туда едет.
Бронсон ушам своим не верил.
– Ну вашу же мать! Ты издеваешься сейчас? Чем Лэйси думала?!
– Ну ты же знаешь Лэйси! Старалась быть вежливой – вот и вырвалось.
На заднем фоне зазвенел голос самой Лэйси:
– Джейк, я так виновата!
Бронсон пробежал глазами дорожки к библиотеке, проверяя, не успел ли кто-нибудь сюда подойти.
– Я разберусь. Скажи Лэйси, чтобы не переживала. Я с этой женщиной встречусь, но поговорю быстро и вежливо. Потом засяду здесь до закрытия и затем уже домой. Хоть бы в аварию по дороге не попасть!
– Все понял. Но моя кушетка к твоим услугам, если нужно будет, – пообещал Маршалл и после некоторой заминки спросил: – А как твои поиски?
«На самом деле его интересует мое здоровье, а не исследование», – думал Джейк. Так Маршалл уважал его просьбу не спрашивать беспрестанно, как он себя чувствует, что в целом способствовало миру и покою между ними. Это было как раз именно то, что сейчас требовалось Бронсону, поэтому старания своего друга он очень ценил.
– У меня есть все шансы. Уйму всего надо перелопатить, и я только начал, – рассказал он. – Мне бы в школе такие мозги!
– Слушай, старик. Я просто хочу сказать: что бы ни случилось – я имею в виду вообще что угодно – Тони и я всегда будем рядом. Мы тебя вытащим. Понял?
Так много для света и легкости…
– Понял, Марш, и спасибо. Серьезно. Завтра поговорим.
– Погоди-ка!
– Что?
– А хорошую-то новость услышать не желаешь?
– Ах да! Я и забыл, и что там?
– Врач до тебя еще не доехала? Ну, в общем, если послушать Лэйси, то она вылитая Пенелопа Крус. Наслаждайся! – И Маршалл отключился.
Интересно как! Джейк позволил себе слегка помечтать. В Пенелопу он был влюблен до потери пульса еще со времен «Ванильного неба», где она играла Софию.
Если бы все было по-другому…
Но это невозможно.
Перебирая в памяти все голосовые сообщения, полученные за последние два дня, Бронсон вспомнил, что два из них были от Франчески Феллини из Института изучения мозга в Венеции, в Италии. Она утверждала, что у нее есть важная информация, касающаяся его, и спрашивала, примет ли он приглашение посетить институт. Все расходы будут оплачены, билеты в купе первого класса и так далее. Только соглашайся.
Джейк открыл поисковик на компьютере. Хотелось узнать немного больше об этом институте, пока Феллини не приехала. Чем больше удастся всего раскопать, тем скорее можно будет от нее отделаться.
* * *
Перелет был долгим. Из Венеции в Рим, а потом в Лос-Анджелес. с пересадками, откладыванием рейсов и прохождением паспортного контроля на американской стороне путешествие заняло семнадцать часов.
Франческа устала, была взвинчена и очень не в духе. Почему синьору Баттисте было так нужно, чтобы она сюда поехала? Что в человеке, с которым ей надо встретиться, было такого особенного? Само собой, запись она видела, но так ли уж он отличался от всех остальных испытуемых? Видео длилось всего пару минут, а синьор Лучано уже успел прийти к неоспоримому выводу, что этот попрыгун из Америки станет ключиком к их исследованию. Потому что кружку на лету поймал? Да, выглядело очень эффектно. Как-то даже слишком. «И вообще, мы от Голливуда тут всего в четырех минутах езды, так что не с такой уж большой натяжкой можно представить, сколько на этом видео смонтированного», – думала женщина.
И теперь она еще должна уговаривать этого мистера Бронсона приехать в Венецию, понимаешь ли! У нее и студенты, и новому пациенту надо помочь – с Украины прибыл аутичный мальчик с невероятно высоким IQ, – а не мотаться по всяким дурацким поручениям в эту суматошную Калифорнию.
Феллини заметила его в углу зала библиотеки: он сидел, сгорбившись, за своим компьютером, обложившись десятком-другим книг. Некоторое время она изучала его, стараясь понять, что он собой представляет.
Франческа всегда легко ладила с людьми, даже в детстве. Без лишних разговоров, лишних вопросов и прикосновений она была способна почувствовать, какие эмоции преобладали в том или ином человеке: страх, надежда, печаль, гнев, любовь – все, что находилось в глубине.
Прежде чем осознать собственную непохожесть на других людей, она никак не могла понять, как некоторые ее друзья не замечают очевидную злобность или злонамеренность некоторых других детей из деревни или жившего у реки старика, который угощал их теплым хлебом с маслом и сахаром. Над ней смеялись, когда она пыталась предостеречь. А она умоляла держаться от этого человека подальше, и только когда тот сотворил все эти ужасы с Паоло, его арестовали. Старик так больше и не вернулся. Друзья стали внимательнее прислушиваться к словам Франчески, хотя большинство из них со временем отдалились – кому понравится, если его сокровенные мысли будут читать так ясно. Были и злопыхатели, называвшие ее ведьмой.
Теперь, когда она стала постарше, то научилась и контролировать свой дар эмпатии, и пользоваться преимуществами, которые он давал. Для работы с детьми это был бесценный инструмент, позволявший налаживать с ними контакты нестандартными способами, порой вообще без слов.
Этот американец выглядел вполне нормальным. Погрузившись в экран монитора, он, казалось, полностью отключился от внешнего мира. Внешность у него была по-своему привлекательная, взъерошенные волосы падали на лоб. Он был в выгоревших джинсах и белом свитере, закатанные рукава которого открывали сильные загорелые руки.
Он посмотрел вверх, и Феллини встретилась взглядом с его зелеными глазами, оценивающе скользнувшими по ней. Взгляд у него был необычный. Казалось, он скорее определяет, кто она есть сама по себе, а не то, как она выглядит. Ей это понравилось, но и заставило невольно занервничать. Она собралась и раскрыла свои чувства навстречу его эмоциям.
На поверхности лежали гнев и разочарование, недобрые предзнаменования в свете предстоящего разговора. Женщина копнула глубже, стараясь пробиться сквозь эти преобладающие ощущения, и сердце ее замерло. Этот мужчина летел в бездну отчаяния. Опустошенность и ничего больше. В груди у Феллини защемило.
И было еще кое-что. Что-то неуловимое, присущее только ему. Франческа моргнула и отвела взгляд, мгновенно спрятав свой дар за барьер.
Медленно выдыхая, она постаралась успокоиться, надеясь, что прилив крови к ее лицу не слишком заметен. У нее всегда так: сначала краснота разливалась по коже на груди, приливая к щекам уже после. И сейчас женщина внезапно остро почувствовала, что V-образный ворот ее блузки под пиджаком слишком глубок. Она слегка наклонила вперед голову и едва заметно тряхнула волосами, надеясь хоть как-то прикрыться концами длинных локонов. Наманикюренные пальчики ее левой руки машинально коснулись крошечного золотого крестика на шейной цепочке, и при этом тонкие серебряные браслеты у нее на запястье, звякнув, скользнули по руке мерцающим ворохом.
А мужчина все еще разглядывал ее, будто впитывая.
Не обращая внимания на двух молодых людей, глазевших на нее со стороны стойки выдачи книг, Франческа спустила с плеча лямку своего портфеля от Гуччи и решительно направилась к столу американца. Звук ее каблуков, шагающих по плитке, раздался неожиданно громко.
Он поднялся, чтобы поздороваться – галантность, вообще парням с побережья не свойственная. Женщина протянула ему руку.
– Здравствуйте, мистер Бронсон. Меня зовут Франческа Феллини.
Они пожали друг другу руки. Кривая усмешка Джейка Бронсона вызывала желание улыбнуться в ответ. Боже мой, в его присутствии Франческа чувствовала себя как провинившийся подросток!
– Ну что же, мисс Феллини. Зачем вы здесь, мне известно, – сказал мужчина.
Новая знакомая присела напротив него.
– Пожалуйста, зовите меня Франческа.
– Ладно, Франческа. – Бронсон сел обратно. – Но, как я уже сказал, причина вашего приезда мне известна, и я вам сразу прямо хочу сказать, что не заинтересован. На самом деле я порядочно уже от вас, докторов, устал – вам всем лишь бы меня препарировать, как крысу лабораторную.
Итальянка постаралась не слишком расстраиваться из-за его наглости, если не сказать грубости. После собственной неожиданной реакции на Джейка она какой-то частью себя уже ожидала от него чего-то большего. Но следовало сосредоточиться на его ощущениях, а не на своих. Этот человек вполне был способен ранить.
Она старалась продумать свою линию ведения разговора – надо было держаться так, чтобы снова не поддаться эмпатии. Франческа вовсе не желала еще раз так же неловко покраснеть. Она бросила взгляд на окружавшие Бронсона книги.
– Ну что, нашли ответы на свои вопросы?
– Какие вопросы?
– Вопросы о том, что с вами происходит, почему это с вами происходит и сколько это еще будет продолжаться. – Феллини кивнула в сторону книжек, а потом, приподняв бровь, положила пальцы на одну из них и перевернула, чтобы прочесть название. «Паранормальные миры».
Джейк притянул книгу обратно и установил ее на подставку перед собой.
– Ну, кое-что уже выяснил.
– Поговорить не хотите?
– Не хочу.
– Вы действительно рассчитываете получить ответы именно таким образом, без помощи профессионалов?
– Рискну сделать именно так. Как только вы меня оставите в покое и я смогу продолжить.
Франческу больше обеспокоило не то, что он сказал, а то, как это было произнесено. Джейк сопроводил свои слова взглядом, который явно давал понять, что разговор окончен. Долгая изматывающая поездка, оказавшаяся к тому же напрасной, сделала свое дело. Схватив книгу, женщина начала трясти ее перед ним.
– Ответы ведь не здесь, мистер Бронсон!
Он не смутился или, по крайней мере, не показал виду, что смущен. Вместо этого он осадил ее, притворно улыбаясь.
– Пожалуйста, зовите меня Джейк.
Феллини осеклась и на время замолкла, но положила книгу, повернув ее названием к собеседнику.
– Ну, и что вы отсюда узнали?
Мужчина подался вперед, оглядевшись по сторонам, чтобы убедиться, что никто не подслушивает. Понизив голос до театрального шепота, он начал очень серьезно:
– Вообще это я не из этой книжки понял, но мой разум открылся для испытания новых способностей после того происшествия. И самое лучшее из всего этого то, что я теперь умею будущее предсказывать.
Франческа фыркнула:
– Дурачить только меня не надо, мистер Бронсон.
– Я же просил называть меня Джейком.
Это уже начинало надоедать итальянке.
– Хорошо, Джейк. Сыграем в одну маленькую пустячную игру. – Она села, положив ногу на ногу, и сложила руки на коленях. – Будущее, говорите, умеете предсказывать?
Это, похоже, обидело Бронсона. Он уселся в кресло с лицом мрачнее некуда.
– Это вам не игрушки.
Он это серьезно? Ну, само собой, то, что он утверждал, было абсолютно невозможно, но он мог действительно в это верить. Франческу так и подмывало попробовать почувствовать его, но даже от одной мысли об этом все тело беспокойно заерзало в кресле. Она помнила отчет, который сотрудники синьора Баттисты составили по факту того ужасного случая в аппарате МРТ. В отчет не вошли медицинские данные, но Баттиста уверял ее, что очень скоро у них будут копии всех документов, хотя то, каким образом они собираются достать конфиденциальную информацию, было за пределами ее понимания. В любом случае сидевший перед ней сейчас человек прошел через страшные испытания и нуждался в помощи.
Психолог в ней возобладал. Хотелось бы ей знать, куда это заведет.
– Прошу прощения, Джейк. Пожалуйста, продолжайте, – попросила Феллини.
Успокоившись с виду, Бронсон понизил голос:
– Это не как предсказывать землетрясения или биржевые котировки. Ничего подобного. Это касается определенного круга событий, которые произойдут в ближайшем будущем.
Бедняга по-настоящему бредил, но Франческа продолжала смотреть ему прямо в глаза, поощряя его таким образом продолжать.
– Вам показать? – спросил Джейк.
Он прикрыл глаза, сделал глубокий вдох через нос и выпустил воздух ртом, а через какое-то время открыл глаза и проговорил:
– Для начала вы мне объясните, насколько мой случай уникален. Потом до вас, наконец, дойдет: что бы вы ни сказали, я к вам в лабораторные крысы не пойду. Потом вы в момент встанете, закинете лямку этого прекрасного портфеля себе на плечо и умотаете отсюда без оглядки.
Замолчав, Бронсон скрестил руки на груди и посмотрел на собеседницу с холодной ненавистью.
Он явно старался ее позлить, и явно успешно.
Собирая остатки самообладания, Феллини разглядела на мониторе его компьютера страницу сайта своего института. Резко схватив его, она захлопнула крышку.
– Вы как будто все обо мне уже знаете, а?
Теперь Джейк сбросил с себя последнюю видимость терпения, ясно показывая, что просто жаждет избавиться от Франчески. Его слова просто сочились злобой:
– Мне известно об институте, об исследованиях. Я узнал достаточно, чтобы понять, что буду для вас всего лишь средством, аномалией, которая вам нужна для изучения в своих собственных целях.
– А не узнали ли вы также, что нам удалось спасти жизнь двум аутичным детям в прошлом году? Это тоже наша работа.
– Нет, но…
– Вы знали, что в настоящее время аутизм является формой отклонения в развитии, которая распространяется быстрее всего? Увеличение частоты случаев вырастает в среднем на семнадцать процентов год от года.
– Я…
– Вам не удалось выяснить с помощью ваших научных поисков на нашем сайте, что мы стоим на пороге открытия метода, с помощью которого сможем не только сдержать эту волну, но и даже вылечить у таких детей изнуряющие побочные проявления этого синдрома. Тогда они смогут жить в нашем обществе как нормальные его члены, а не как изгои.
Джейк расцепил руки.
– Нет, не знал, нет.
Будучи не в силах успокоиться, Франческа все говорила:
– Мы уже вот-вот разгадаем загадку удивительных творческих способностей, которые часто показывают саванты-аутисты – только это не те вещи, что столь чудесным образом проявились в вас. Да и не только у аутичных детей, а у любого человека. Изучение того, что случилось с вами, будь у вас хоть каплей меньше себялюбия, помогло бы найти ключ к загадке, последний кусочек головоломки, помочь несчетному количеству людей, а может даже, и весь мир изменить!
Встав со стула, она добавила:
– Нет, Джейк. У вас есть поважнее дела – викторины в барах выигрывать, и как же мы смеем вас от этого отрывать? А будущее предсказывать – прекрасная способность, вот здесь вы действительно мастер, потому что я и в самом деле сейчас умотаю отсюда без оглядки!
Крутанувшись на каблуках, Феллини ринулась к выходу.
* * *
Глядя, как она спешно уходит, Джейк почувствовал себя ужасно. Что бы в его собственной жизни ни происходило, с этой женщиной так обращаться было несправедливо. Этого она не заслужила. Она ведь полсвета облетела, только чтобы с ним поговорить!
Он уже было вскочил, чтобы догнать ее, но быстро остыл, вспомнив о своем собственном незавидном положении.
Откинувшись в кресло, Бронсон смотрел, как Франческа распахнула стеклянные двери на выходе и зашагала по дорожке. Тут он и разглядел наконец – ведь она просто чудо как красива!
«Ну простите же меня!» – прокричал он мысленно.
Женщина вдруг замерла на полпути и медленно обернулась в его сторону.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий