Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 45
Дальше: Глава 47

Глава 46

Горы Гиндукуш, Афганистан

 

Франческа вытерла слезы, бежавшие из глаз. Она поняла взгляд, которым обменялись Джейк и Тони. Бронсон жертвовал собой, чтобы они могли уйти.
Женщина не могла поверить, что снова теряла его. Разлука с ним после всего, что произошло, оставила внутри ее глубокую болезненную пустоту. Она чувствовала себя бабочкой без крыльев, которой не достичь цветов, заключающих в себе всю ее жизнь.
Когда они оставили Джейка в пещере, Франческа видела, как темная тень набежала Сарафине на лицо. На этот раз девочка не получила от Джейка обещания, что все будет в порядке. Она крепко прижалась головой к груди Тони и уцепилась маленькими ручками за его одежду. Так они и бежали по извивающемуся служебному тоннелю. Сарафина приняла точно такой же отсутствующий вид, какой Феллини уже видела у нее, когда она приехала в институт после того, как ее родители были убиты. Маленькая девочка ушла в себя, и Франческе хотелось сделать то же самое.
Тоннель стал более крутым и привел беглецов на один уровень выше. Дальше Тони с помощью наброска карты из своего блокнота провел Феллини и Сарафину через несметное число поворотов и развилок, и в конце концов они добрались до тоннеля, расположенного в тридцати ярдах от главного входа в комплекс пещеры. Там Тони с ребенком на руках и прижавшаяся к нему Франческа остановились.
Они были не одни.
Прямо перед ними в главном коридоре, по обе стороны от прохода, приводящего к плато снаружи, присели человек пятьдесят подручных Баттисты, перекрывая беглецам выход.
* * *
Тони прижал палец к уху и зашептал в свой микрофон на отвороте, молясь, чтобы он находился достаточно близко к выходу и мог поймать волну.
– Беккер, слышите меня?
Сигнал был слабым.
– Сержант! Где вы, черт возьми? – услышал Тони голос Беккера. – Туман уходит. Если вы не выйдете за следующие три минуты, то сказочке конец. В скалах сейчас человек сорок скрывается, им жить последние секунды осталось.
– Да, и еще пятьдесят ждут, чтобы помчаться из пещеры, – сказал друг Джейка.
– Проклятые ублюдки просто повсюду. Сейчас или никогда, сержант! – отозвался Беккер.
Тони принялся перебирать в уме варианты. Он видел испуг на лице Франчески и чувствовал тепло маленького тела Сарафины у себя на груди.
Именно чужие ботинки на ногах Феллини навели его на одну мысль.
– Оставайтесь здесь и сидите тихо, – прошептал Тони. – Я сейчас вернусь. – Он вытащил Сарафину из ремней и вручил Франческе, после чего, уже уходя, добавил: – Прикройте ей глаза.
Тони знал, что у него будет только одна попытка. По крайней мере, он хотя бы одет был соответствующе. Набросив автомат через плечо, мужчина сделал озабоченное лицо и ступил в главный коридор.
Широкий тоннель был затемнен: огни в нем выключили, чтобы скрыть вжавшиеся в стены силуэты людей. Тони ощутил взгляды десятков напряженных глаз и, подойдя к ближайшему человеку, понизил голос и заговорил властным тоном:
– Ты. Иди со мной. Быстро. Поможешь мне.
Молодой джихадист колебался недолго, пока не увидел угрозу в глазах американца. Он поднялся из своего скорченного положения, и Тони пропустил его вперед, в служебный тоннель. Когда они повернули во второй раз и натолкнулись на прижавшихся к стене Франческу и Сарафину, солдат Баттисты резко остановился: его глаза увидели женщину с девочкой.
Одним быстрым движением Тони захватил этого человека за подбородок, одновременно взяв его другой рукой за затылок, и сильно повернул его голову, ломая шею. Джихадист умер мгновенно. Тело его рухнуло на пол.
Тони развернул испачканную куфию, которой была замотана голова его жертвы, и бросил ее Франческе.
– Надевайте.
Затем он снял с убитого одежду.
В то время как Феллини одевалась, Тони снял свой жилет и дишдаш и снова закрепил Сарафину в ремнях.
– Милая, я спрячу тебя под своей одеждой, и мы убежим отсюда и пойдем домой, – говорил он ей при этом, стараясь, чтобы его голос звучал мягко, как у любящего отца.
Девочка безучастно смотрела на него.
– Милая, – добавил Тони, – важно, чтобы ты не издавала ни звука. Понимаешь? Можно я спрячу тебя под своей большой рубашкой?
Глаза Сарафины смотрели прямо сквозь него, но мужчина уловил небольшой кивок.
Он развернул над ней свой дишдаш и надел жилет, шепча себе в ворот рубашки: «Держись». Ответом ему были крепко сжатые маленькие кулачки.
Франческа была уже готова. Обернув куфией нос и рот, она взяла автомат у солдата и держала его перед собой как боец. Это произвело на Тони сильное впечатление. Правда, мягкие черты лица этой женщины совершенно не вписывались в ее маскировку, но тут могла помочь темнота.
Проверяя, стоит ли автомат на предохранителе, Тони сказал:
– Я не хочу, чтобы вы попытались использовать эту вещь. Это просто часть маскировки. Понятно?
Феллини кивнула.
– Что бы ни происходило, оставайтесь прямо позади меня, – продолжил ее спутник. – Не останавливайтесь ни для чего. И когда я скажу вам бежать, кидайте винтовку – и бегом.
Франческа поежилась. Она вытерла последнюю слезинку и глубоко вдохнула полной грудью, чтобы успокоиться.
– Спасибо за вашу помощь, Тони. Джейку… повезло, что у него такой друг.
Рот Тони напрягся. Он не мог поверить, что пошел на то, чтобы оставить Бронсона. Единственное, что он мог сделать для своего приятеля напоследок, – это спасти Феллини и девочку. И он это сделает. Тони быстро доложил Беккеру новую обстановку по рации и подтвердил местоположение мин. Не желая пугать Франческу больше, чем необходимо, он проверил ее маскировку в последний раз и сказал:
– Когда мы выберемся наружу, важно, чтобы мы держались близко к скале с правой стороны от нас. Понятно?
Женщина кивнула, но у нее в глазах был такой страх, что Тони не был уверен, что она поняла его.
Он заставил ее посмотреть ему в глаза.
– Это важно, Франческа. Только вдоль правой стены, хорошо?
– Я понимаю, – ответила итальянка прерывающимся голосом.
С Феллини за спиной и Сарафиной на руках Тони вошел в главный коридор и повернулся к выходу, намеренно проходя через опасное скопление солдат Баттисты. Он заметил, что что-то изменилось. Воздух был густым от напряжения, и повсюду от стен отражалось эхо знакомых щелчков проверяемого оружия. Бойцы собирались выдвигаться.
В десяти шагах от выхода Тони увидел силуэт крупного мужчины на фоне рассеивающегося тумана, который витал за пределами пещеры. Одну руку этот человек поднял в воздух, как начинающий на эстафете, а другой подносил рацию ко рту.
Тони помчался вперед.
– Погоди, придурок! – приказал он тихим, но резким голосом. – Он приказал нам ждать. Проверь дополнительную частоту.
В организации, которой управляет страх, никто не смел ослушаться приказов вождя, на что Тони и рассчитывал. Ему требовалось только несколько секунд.
Боец опустил руку и начал перебирать частоты, нажимая кнопки на своей рации.
Тони и Франческа двинулись мимо него в туман.
– Стойте на месте! – немедленно окликнул их человек Баттисты.
Тони схватил женщину за руку и побежал, надеясь, что рассеивающийся туман покрывает их спины. Он толкнул ее к нужной стене плато в тот самый миг, когда залп орудийного огня срикошетил от земли, где они только что были.
– Беги! – тут же толкнул Тони свою спутницу вперед.
Франческа бросила винтовку и побежала вдоль стены. Тони остался стоять позади нее, ограждая ее тело от пуль, которые вгрызались в землю около них. Он слышал командные крики, сопровождаемые стрельбой по ногам.
* * *
Беккер насторожился, когда услышал приглушенные выстрелы с другого конца туманной долины. Тони и Франческа были в беде.
Сбивчивое дыхание и голос Тони заполнили его наушники.
– Мы двигаемся быстро, но они прямо у нас на хвосте!
– Прижмитесь к правой стене, сержант! – сказал Беккер.
Проклятый ветер, подумалось ему. Через пару минут станет достаточно ясно, и люди Баттисты начнут двигаться, а их больше сотни. Пора выходить из этой горы, и быстро.
Передавая команду по рации, Беккер вопил: «К оружию! Сержант и женщины вот-вот будут здесь, и они не одни!» Затем он переключил свой датчик на шлеме в режим инфракрасного видения, чтобы попытаться заметить своих товарищей прежде, чем они покажутся из рассеивающегося тумана.
– Живчик, – сказал Беккер в свой микрофон, – как только они доберутся сюда, приводи их к утесу как можно скорее. Тарк ждет их с оборудованием. Все остальные – стреляйте во все, что движется.
У самого Беккера в руках был двуствольный автомат пятидесятого калибра. Сняв его с предохранителя, он держал большой палец на спусковом крючке. Это была его последняя карта в рукаве, и он надеялся, что этого будет достаточно.
На инфракрасном экране его шлема мелькнули две быстро передвигающиеся окрашенные розовым фигуры. Несколько шагов – и Франческа с Тони начали пробираться через туман, тяжело дыша. Они были в двух шагах от плато, когда Беккер увидел на экране еще несколько горящих точек, пылающих прямо позади них.
– Афганцы! – выкрикнул он.
Два выстрела из винтовки снайпера Мариам прозвенели на горном хребте позади него. Две фигуры рухнули в тумане, а дюжина остальных рассредоточилась в тумане. Их становилось все больше, и все они так или иначе избегали пять оставшихся мин. Автоматы местных жителей стреляли вслепую. Команда американцев ответила огнем – ночь прорезали отрывистые звуки очередей из нескольких автоматов. Трассирующий залп из винтовки Потрошителя рассеял туман. Беккер задержал дыхание, ожидая, пока Тони и Франческа достигнут валуна, который отмечал край зоны поражения двойного автомата.
Беккер видел, что Тони пихнул женщину за большой валун. Сразу после этого он повернулся – одна из тяжелых автоматных пуль попала ему в руку. Тони отклонился на сторону, но все же смог проползти вокруг скалы.
Беккер вдавил большой палец в спусковой крючок, целясь в тепловые следы, видные сквозь туман. Черные пули вылетели из обоих стволов одновременно с пулями местных, летящих с противоположного конца плато. Низко гудящие залпы по 260 пуль в минуту из тяжелого орудия Беккера заглушили штурмовое оружие, которое на их фоне звучало как детские пугачи. Огромные снаряды прорывались сквозь людей Баттисты, как раскаленные шампуры сквозь сало. Все основные цели были поражены, дюжину или более человек разорвало в клочки меньше чем за четыре секунды. А потом орудие заглохло и опустило свои дула, ожидая терпеливо следующей цели.
* * *
Тони сидел на земле, и сердце колотилось у него в ушах. Его левая рука горела и сильно кровоточила. Пуля прошла навылет мимо кости сквозь мясо мышцы, и это все еще причиняло адскую боль. Сарафина тряслась у него на груди, и из-под дишдаша слышалось ее дрожащее хныканье. Мужчина погладил ее по спине через одежду.
– Все хорошо, милая. Мы среди друзей теперь. Ты молодец.
Говоря это, Тони осматривал сидящую рядом с ним Франческу. Испуг в ее глазах, казалось, смягчался, когда она слушала его успокаивающие слова, обращенные к Сарафине.
– Медленно, глубоко дышим, – сказал Тони.
Живчик придвинулся в их сторону и низко склонился к ним. Его огромные руки сновали с быстротой и ловкостью доктора «Скорой помощи». Он вынул жгут из своего рюкзака и туго повязал его выше раны на руке Тони, после чего проверил нулевой пульс ниже ремня, чтобы убедиться, что он был установлен правильно, и затем ткнул шприц местного анестезирующего средства с обеих сторон от раны.
– Еще какие-нибудь ранения? – спросил он, не прекращая работы.
– Пока нет, – ответил Тони.
– Давай я заберу девочку, и мы пойдем, – предложил Живчик.
Тони положил здоровую руку поверх дрожащего холмика под своим дишдашем.
– Ни в коем случае. Она остается со мной.
Его товарищ наморщил лоб, а затем пожал плечами.
– Как хочешь. Так или иначе, нам теперь пора идти.
Затем Живчик потянулся и взял руку Франчески.
– Прижмитесь и не высовывайтесь, – велел он и привел отряд в готовность по рации. – Выдвигаемся.
Они сделали три шага, когда на склоне, чуть выше места, где они находились, взорвалась реактивная граната, оставив после себя целый кратер. Гравий и осколки скалы забросали землю вокруг них. Франческа споткнулась, но Живчик поймал ее руку, прежде чем она упала, и протолкнул вперед. Тони был рядом с ними, прикрывая здоровой рукой Сарафину. Позади них не смолкал орудийный огонь – афганцы искали свои мишени. Снова послышались залпы пятидесятого калибра.
Тони слышал, как Беккер кричал в рацию, пытаясь держать команду на позиции как можно дольше, чтобы прикрыть их выход.
– Туман почти рассеялся! Готовьтесь бежать!
Его голос был заглушен еще четырьмя оглушительными взрывами реактивных гранат. Оба двойных автомата при этом молчали. Если оружие будет неисправно, то вооруженные силы Баттисты в полном составе прорвутся через плато.
Желанный взрыв одной из противопехотных мин дал Тони надежду, когда он бежал по тропе следом за Живчиком и Франческой. После первого взрыва последовал еще один. Люди Баттисты платили высокую цену, но этого было недостаточно, чтобы помешать значительной части их сил бежать по направлению к целям. Огонь автомата «калашников» стих в течение нескольких секунд, но затем возобновился с яростью панического бегства диких лошадей.
Тони на бегу посмотрел на часы, вздрагивая от скручивающей запястье боли. Десять минут до того, как его заряды уйдут глубоко в гору.
Джейк этого не сделает.
– Время идти, парни! Задайте им жару, а затем отступайте назад к утесу. Быстро! – Крик Беккера прорвался в рацию. В микрофоне эхом отзывался грохот его оружия.
Тони знал, что Папа, Змей и Потрошитель зарядили каждый по 40-миллиметровой термобарической гранате в пусковые установки на нижней стороне их автоматов. Он не слышал глухого звука, с которым эти гранаты запускались, но почувствовал жар в спине, когда ночь позади него осветилась от их взрывов – словно там мгновенно взошло солнце. Теперь позади Тони на ближайшем к нему конце плато был самый настоящий ад – расширяющееся во все стороны под высоким давлением пламя.
Тони, Живчик и Франческа вошли в узкий проход у скалы и обнаружили, что Чарли Тарк просматривает огораживающие плато валуны через прибор ночного видения своего автомата. Около него лежало оборудование для бейсджампинга: десять аккуратных кучек выстроились вдоль края утеса. Оборудование было готово для быстрого надевания, по одному комплекту для каждого, включая Бронсона.
Тарк посмотрел на Тони.
– Джейк?
Тони покачал головой. Он подошел к набору, лежащему на краю утеса, и пнул его ногой, не желая оставлять оборудование преследователям. Было слышно, как Франческа порывисто вздохнула, когда оборудование исчезло в темноте.
Тони наклонился и захватил один из парашютов. Он сам перекинул лямку через здоровую руку, но нуждался в помощи, чтобы продеть вторую руку. Как только все было надежно пристегнуто, он занял позицию в укрытии позади валуна, оставив на камне дуло своего автомата и нацелив его на проход, пользуясь здоровой рукой.
Тарк поспешил к Франческе. Она хватала ртом воздух, и по щекам у нее текли слезы – было похоже, что она собиралась сдаться. Чарли помог ей со специальным тандемным ремнем безопасности.
– Теперь не волнуйтесь ни о чем, дорогая, – быстро заговорил он, чтобы отвлечь ее. – Я сделал сотни тандемных прыжков с новичками дома в Чарлстоне, и каждому из них абсолютно все понравилось.
Он снял с Феллини куфию и закрепил у нее на голове пару очков для защиты от ветра. Затем, развернув ее спиной к себе, Таркинтон пристегнул ее ремень безопасности к своему, надел собственные очки, и прежде чем женщина успела подумать о чем-то, подсунул правую руку вокруг ее тонкой талии, поднял ее над землей и сломя голову побежал по краю утеса.
Крик Франчески был слышен даже после того, как она исчезла из виду. Тони дождался, пока он не затихнет.
Ступенчатый орудийный огонь эхом отозвался через проход от плато, став громче. Команда американцев уже должна была быть здесь. Живчик закончил надевать свое оборудование и встал около Тони с автоматом наготове. Сам же Тони разрывался между желанием прикрыть остальную часть команды, чтобы они благополучно спрыгнули, и потребностью держать Сарафину в безопасности.
– Сержант, я готов, – объявил Живчик и жестом указал на дрожащую выпуклость под одеждой Тони. – Ей нужно спасаться.
Тони кивнул и встал. Он видел, что Мариам ринулась в сторону плато, и знал, что остальная часть команды будет сзади поблизости. Повернувшись, чтобы продвинуться к краю утеса, он услышал очередной залп, загрохотавший на пограничной линии валунов, точнее, над ними. Поток пуль вонзился в землю вокруг Мариам, и она рухнула на склон. Тони спрятался за валуном.
Живчик ответил врагам автоматной очередью.
– Они прибывают через горный хребет на юго-востоке, их минимум полдюжины!
Тони поливал горный хребет из автомата. Он чувствовал, как Сарафина дергалась с каждым залпом оружия, и каждый такой толчок разрывал ему сердце. Он жалел, что ему приходилось использовать менее точный автомат «калашников», который был частью маскировки. Без прицела и в темноте самое большее, что он мог сделать, – это сносить врагам головы и отводить их огонь от Мариам.
Это работало – по крайней мере, по части оттягивания огня противника. О валун, позади которого прятались Тони с Живчиком, бились пули. Несколько пуль просвистело в дюйме от головы Тони, и он быстро нагнулся. Ему пришлось перезаряжать магазин одной рукой в лежачей позиции. Пытаясь справиться с этим, он поглядел на Мариам. Она ползла к укрытию, так же как и остальная часть команды.
Ей требовалась еще секунда-другая. Живчик поставил свой «Грендель» на полный автомат, поливая пулями пограничные валуны. Тони последовал его примеру со своим «АК-47».
Неожиданно рация пронзительно закричала.
– Мы получили ее! – Папа вопил, поскольку звук интенсивного орудийного огня бил по его микрофону. – Но остальные афганцы идут через плато позади нас. Они вот-вот нас накроют!
Тони знал, что они все умрут, если он не вырубит команду противника, теснящую их сверху, с горного хребта. Он сунул руку под одежду, чтобы отстегнуть Сарафину, но Живчик остановил его стальной хваткой – после этого Тони стало не до споров.
– Говорю тебе, Холмс, я готов, – сказал Живчик. Он вставил новый магазин патронов, зарядил гранату и, глубоко вдохнув, почувствовал себя спринтером на начале дистанции.
– Подожди! – закричал Тони, захватив ремень от жилета Живчика и стянув его вниз. – Послушай…
Слабое жужжание позади них выросло до громкого гула – из-за утеса над ними, как два сердитых шершня, появились боевые вертолеты. Эти двойные птицы извилистым путем следовали к людям на горном хребте, и мини-ракеты вспыхивали от их огнеметов, готовые взорваться среди вражеских солдат. Дула автоматов, работавших в полностью автоматическом режиме на каждой из птиц, выплеснули на хребет дождь снарядов, заставляя афганцев замолчать.
– Молодец, Кенни! – прокричал по рации Потрошитель. Они с Папой схватили Мариам под руки и побежали вместе с ней к укрытиям в скалах. Беккер, Змей и Азим отступали позади них, обстреливая проход.
Живчик встал и прикрывал их, распыляя вокруг свинец. Тони отделился со своим «AK» от скалы, пригнувшись, чтобы уберечь Сарафину.
– Теперь надевайте свое оборудование! – приказал он.
Боевые вертолеты полетели вдоль прохода, и как только они миновали первый изгиб, снова раздался звук их плюющего оружия. И пока игрушки Кенни прикрывали отход членов американской команды, они надели свои комплекты для прыжка и последовали за Тони через край в черноту. Все, кроме Азима.
Назад: Глава 45
Дальше: Глава 47
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий