Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 40
Дальше: Глава 43

Глава 41

Горы Гиндукуш, Афганистан
3:20
Удивленный появлением Джейка, Баттиста отшатнулся назад, толкнув первого из дюжины мужчин, стоящих позади него. По мере узнавания Бронсона его лицо стало наливаться яростью, темные глаза загорелись гневом.
– Вы!
Джейк бросил отчаянный взгляд на свою «беретту» на полу в ногах Лучано.
Толпа мужчин позади Баттисты надвинулась на американца, нацелив на него свое оружие. Их предводитель поднял руку, далеко отпихивая ногой пистолет Джейка.
– Этот неверный мне нужен живым. Но только на время. Он заплатит за свою дерзость.
Бронсон узнал крупную тушу Минео впереди остальных – его голова возвышалась над всеми, а сам он был широким, как городской квартал. Дерзкая улыбка обнажила его кривые желтые зубы. Прислоняя свой автомат «АК-47» к стене, он приближался к американцу, наклонившись и широко расставив руки. Двое мужчин позади него сделали так же, в то время как остальные в ожидании смотрели на происходящее.
Джейк подготовил себя, рассчитывая на собственную скорость в качестве преимущества. Так или иначе, он знал, что противостояние с более чем дюжиной мужчин может закончиться для него очень плохо. Но умирать в одиночку Бронсон был не намерен.
Он качнулся вперед, отклонившись влево, чтобы избежать правого кросса Минео, ударяя его массивное предплечье и отводя его правой рукой прочь от себя. Затем, продолжая наступление, Джейк прижал левую ногу здоровяка и пнул его боком с правой пятки в колено. Нога согнулась, как сломанная мачта, и Минео с завыванием рухнул на другое колено.
– Это за того бедного бездомного, которого вы убили! – крикнул Бронсон.
Толстая, как ствол дерева, шея его противника теперь находилась у него на уровне груди.
– А это за то, что дом мне взорвали! – выставив правое плечо, Джейк размахнулся правой рукой и двинул ею глубоко в кадык Минео, почувствовав хруст хряща.
Руки Минео рефлекторно дернулись к горлу. Его лицо застыло от шока, когда он изо всех сил напрасно пытался вдохнуть воздух через раздробленную трахею. Еще секунда – и он бесформенной кучей рухнул на пол и сел с отвисшей челюстью.
Двое мужчин позади Минео заколебались, не желая разделить судьбу своего товарища.
Джейк бросился на них, ставя свою скорость против их страха.
Делая обманный маневр слева, он тыльной стороной правой ладони ударил второго мужчину в нос, направляя удар вверх. В тот момент, когда голову этого мужчины отбросило назад с фонтаном крови, Бронсон нырнул под шарящими руками первого охранника и обрушил колено в сильном апперкоте ему в пах. Охранник со стоном сложился пополам, обеими рукам инстинктивно прикрывая гениталии.
Шок на лицах мужчин, наблюдавших за этим, доставлял Джейку удовольствие, а опустошение, которое он вызывал, и подбадривало, и пугало.
Охранник со сломанным носом бросился вперед – его глаза наполнились яростью. Четвертый подручный Лучано Баттисты шагнул к Бронсону и выхватил короткое изогнутое лезвие из-за пояса.
Джейк переместил свой вес, чтобы подготовиться к двойному нападению. Громкий треск пистолета Макарова от Баттисты заполнил узкий коридор.
Тяжелые пули выбили кусок из каменного пола под ногами Джейка.
– Довольно! – Лучано направил оружие в грудь американца. – Вы быстрее, чем летящая пуля, мистер Бронсон?
Джейк уставился на Баттисту. От ствола его пистолета поднимался тонкий дымок. Рискнуть стоило, но только если он смог бы забрать с собой Лучано. Но это вряд ли. Пока что, во всяком случае.
Бронсон опустил руки, и человек с ножом вышел вперед. Его дыхание несло кислятиной, как створоженное молоко. Он закрутил левую руку Джейка высоко за его спиной и прижал конец изогнутого лезвия ему между ребер. Сломанный Нос подскочил к нему и схватил другую руку пленника, глубоко впиваясь пальцами в его предплечье.
Баттиста опустил пистолет.
Чисто выбритый человек с черным кожаным чемоданчиком и в белом халате прокладывал себе дорогу сквозь группу людей, кивая в сторону Лучано. Он изучил Джейка с такой же беспристрастностью, с какой ученый смотрит на крысу в лаборатории.
Бронсон чувствовал, что дрожь неумолимо ползет у него по спине, когда медик открыл свою сумку.
Затем доктор достал из чемоданчика шприц и заполнил его слишком знакомым Джейку янтарным препаратом. Совершая эти манипуляции, он говорил на дари:
– Значит, вы – тот самый американец, из-за которого такой переполох… – Медик поднял шприц и выплеснул небольшую струю в воздух. – Мы наконец заглянем внутрь этого вашего необычного мозга. Досадно, что вас не будет в живых и о результатах вы не услышите. – Он кивнул охранникам, которые держали Джейка за руки, и они еще сильнее сжали его. Доктор двинулся вперед, сияя садистской улыбкой. Он потянул руку Бронсона за запястье и глубоко всадил иглу в мышцу его плеча прямо через слои одежды Джейка.
Ощущение было такое, будто в кость всадили раскаленный провод.
Вихрь гнева взвился в голове Бронсона. Он уставился медику прямо в глаза.
– Эй, доктор, почему бы нам в вашу башку сначала не глянуть?
– Да, да, мой молодой американский герой, – отозвался тот. – Ну, как вам будет угодно, – и он начал вводить через иглу густой препарат.
Джейк сжал мышцы шеи и всем своим существом собрался в единый злобный заряд умственной энергии, выпустив его непосредственно в глаза этого человека, чтобы взорвать его грязный мозг.
Доктор с мучительным криком качнулся назад, прижав ладони к вискам. Его глаза, казалось, расширились и стали выпирать наружу от давления опухающего мозга, сочась кровью. С отвратительным щелчком один из них вылез из орбиты и повис на щеке мужчины. Медик упал на пол, и его тело задергалось в предсмертных муках.
Из плеча Джейка все еще торчал наполовину полный шприц, и его рука горела, так как игла пронзала мышцу. Он задергал плечом, пытаясь стряхнуть шприц, но охранник, стоявший слева, вонзил острие своего ножа глубже в ребра Бронсона, чтобы остановить его. Все еще захватывая другую руку американца, Сломанный Нос свободной рукой добрался до шприца.
Джейк сосредоточился на этой новой угрозе и повторил свою мысленную атаку. Но его ум был уже замутнен от сильного лекарства.
Он напрягся, чтобы сосредоточиться, и устремил глаза в маленькую веснушку на переносице распухшего носа охранника.
Ничего не произошло. Частичная доза препарата не вырубила Бронсона, но этого было достаточно, чтобы заблокировать его сверхспособности. Поскольку это вещество циркулировало теперь в его теле, все его чувства одно за другим затухали. Он еще мог думать и двигаться, но не лучше, чем все остальные люди.
Ощущать себя нормальным Джейку уже не хотелось. До сих пор он не ценил изменений, которые его ум и тело претерпели на прошлой неделе. Его связь с окружавшим его миром расширилась удивительным образом, как будто его мозг перескочил вперед через тысячу поколений на эволюционной шкале. А теперь, когда его сила иссякла, он был опустошен, неполноценен. Даже тревожного сигнала непрерывно трясущейся горы он больше не чувствовал.
Джейк сник. Сломанный Нос схватил шприц и собрался ввести остальную часть препарата в его плечо, но внезапно в его голову сзади влетел какой-то черный матовый предмет размером с банку газировки. Ударив его по затылку, этот предмет отлетел в голень одного из мужчин, стоящих рядом с Баттистой, а от нее отскочил на пол.
Даже прежде чем светошумовая граната, покатившись, остановилась, Джейк услышал кашель оружия с глушителем у себя за спиной. Лоб Сломанного Носа взорвался, и наружу брызнули осколки кости и мозги. Автомат еще дважды коротко кашлянул, и охранник, который держал нож у ребер Бронсона, выгнул спину и рухнул на землю.
Граната взорвалась с оглушительной белой вспышкой. Свет в коридоре погас, и тоннель стал черным как смоль.
Джейк упал на колени, потрясенный и дезориентированный от взрыва. Единственным звуком, который он мог теперь услышать, был быстрый стук его сердца. Он мигнул несколько раз, чтобы прочистить глаза, но вокруг него по-прежнему была плотная темнота.
Около него что-то задвигалось, и он почувствовал, что шприц выдернули у него из плеча. В следующий миг две сильных руки рывком подняли его вверх и оторвали от земли. Кто-то перебросил его через массивное плечо и, подпрыгивая, побежал по тоннелю.
Сквозь звон в ушах Бронсон услышал приглушенный голос:
– Это я, приятель.
– Тони? Но как…
– Заткнись и не дергайся. Аварийные лампы вот-вот зажгутся.
Тони немного запыхался от тяжести своего груза, но все равно спешил по темному тоннелю, казалось, на максимальной скорости. Несколько раз повернув в коридоре, он остановился и поставил Джейка на пол. Послышался тихий звук, какой бывает, когда застегиваешь «липучку». Судя по движениям, Тони что-то делал рядом с Бронсоном.
Наконец он щелкнул кнопкой фонаря, и в его тусклом свете Джейк увидел шишку размером с мяч для гольфа у него на лбу. Высохшая кровь коркой покрывала одну половину его лица. Бронсон был поражен тем, что его друг нашел способ последовать за ним после несчастного случая на обрыве утеса.
С шеи у Тони свисали очки ночного видения. Он склонился над насыпью величиной с бейсбольный мяч, которая предназначалась для пластиковой бомбы «C4», пристроенной в сделанном на ней углублении в виде конуса и прижатой к стене тоннеля. Сила взрыва будет направлена прямо в стену.
Аварийные лампы замерцали, распространяя в тоннеле тусклый свет. Вдалеке послышался хор множества голосов, среди которых Джейк различил яростный крик Баттисты:
– Вы следующие, идиоты!
Стук ботинок отозвался эхом из-за угла.
Тони установил плавкий предохранитель.
– Двигаем отсюда, быстро!
Бронсон с трудом поднялся на ноги. Внезапное головокружение вынудило его прислониться к стене – препарат делал свое черное дело. Тони захватил друга под руку и потащил его вперед.
После первого изгиба в проходе они нырнули в естественную пещеру, мимо которой Джейк уже проходил. Тони потянул его к полу, прижавшись спиной к стене и заставив своего друга сделать то же самое.
– Закрой уши и выдыхай! – крикнул он, когда они с Бронсоном присели у входа в пещеру.
Джейк вскинул руки к ушам и освободил легкие, и в следующий миг стены пещеры задрожали от сильного сотрясения. В воздух взлетела пыль. Вокруг двух друзей задрожали стойки, и барабанные перепонки Бронсона затрещали от ударной волны. Тонкий сталактит оторвался от потолка пещеры и рухнул на пол. За ним отвалился еще один – он пронзил деревянный ящик на стойке позади Тони и Джейка. Ящик разорвался, и дюжина осколочных гранат высыпалась на пол. Бронсон отдернул ногу, когда одна из них подкатилась к его ботинку.
– Послушайте, парни, – услышали они с Тони голос Маршалла. – Сейчас самый ад начнется. Команда собирается разнести проход. Через десять минут после этого здесь будет больше ста человек, которые подойдут с разных сторон. Они должны отступить к своим вторичным позициям перед этим.
Джейк и Тони отметили на часах время.
Бронсон думал о том, что произойдет, если они не смогут выбраться вовремя.
– Марш, что бы тут со мной и Тони ни случилось, вы должны выбраться и рассказать всем о том, что тут творится, – сказал он. – Не позволяйте Кэлу рисковать самолетом. Баттисту нужно остановить.
– Просто давайте шустрее и доберитесь сюда, – отозвался Маршалл.
Джейк и его напарник только что прошли мимо последнего ряда поддонов со взрывчаткой, и Тони, скользнув по ним взглядом, остановился. Он уставился на две высокие стопки ящиков.
– Если мы не выберемся отсюда, эти придурки убьют еще много невинных людей, – сказал он и быстро набросал в блокноте план помещения, после чего оторвал листок с этим планом и вручил его Бронсону.
– Тони, у нас нет времени, – заметил тот.
Но его друг уже начал работать концом своего армейского ножа под крышкой первого ящика.
– Это нужно сделать. Много времени это не займет. Я нагоню. Двигай давай!
Джейк знал, что спорить бесполезно. Посмотрев на карту, он побежал к выходу справа.
Мартинес по прозвищу Папа присел в стороне от выхода из пещеры. Его автомат был прислонен к валуну, который они использовали в качестве блиндажа. Остальная часть его боевого отряда была рассредоточена в скалах вокруг него, а выше всех неподвижно засела на горном хребте Мариам со своей снайперской винтовкой. Она жаждала целей.
Беккер и Папа сконцентрировались на изображениях вида местности сверху, передаваемых от беспилотника на их датчики на шлемах.
– Они близко, – сказал Мартинес. – Я насчитал человек пятнадцать-двадцать.
– Что за черт? – отозвался Беккер. – У нас их было около сотни в том ущелье вначале. Теперь основная часть их возвратилась. Они будут прибывать сюда со всех сторон.
С помощью датчиков они наблюдали за несколькими малочисленными группами красных точек, которые стекались в их направлении.
– Им потребуется время, чтобы подобраться к линиям валунов, – заметил Папа. – Но когда они будут здесь, нам лучше сразу умереть.
Беккер кинул быстрый взгляд на фигуру Азима, неуклюже растянувшуюся на земле позади них. Его руки были забраны пластмассовыми наручниками, а рот запечатан клейкой лентой. Один глаз у него закрылся, раздутый от сурового допроса, учиненного Мартинесом, а три пальца на левой руке были неестественно отогнуты.
– Вы думаете, это он нас выдал? – спросил Беккер.
– Именно так, черт возьми, это сделал он! Мы взяли в отряд местного жителя и теперь из-за этого глубоко в дерьме. Я скажу это ему. А он крепкий, подонок! Я его хорошо обработал, но он так и не запел, – сообщил Папа.
– Может, он правду говорит? – засомневался его товарищ.
– Брось ты это, Холмс! – возразил Мартинес. – Он – единственный в команде, кого мы не знаем. Подонок натравил ту десятку на нас, и Вилли мертв из-за них. Я все еще думаю, что мы должны прикончить его.
Беккер ничего на это не ответил. Его внимание было сосредоточено на двадцати красных точках, которые собирались ворваться на плато. Он знал, что остальная часть команды наблюдала то же самое изображение на своих шлемах, поэтому сжал автомат и передал по рации команду:
– Держитесь плотнее.
Переключившись на очки ночного видения, Беккер замер в ожидании, держа палец на детонаторе.
Внезапно его ослепил яркий свет от бьющей в глаза вспышки двух гранат.
Беккер дернулся назад. Детонатор выскользнул у него из рук, и он проклял себя за использование ночного видения в такой критический момент. Ничего не видя, он принялся отчаянно шарить руками по земле, нащупывая детонатор.
Глубокий треск автомата «AK-47» отразился от стен каньона – первый из людей Баттисты ворвался на плато. Их оружие было приведено в полную боевую готовность, и они искали укрытие. Папа ответил им серией очередей из «Гренделя». Остальная часть отряда тоже вступила в бой – их ответный огонь прорывался от скал позади Беккера. В ночи зазвучало низкое стаккато автоматической винтовки «Риппер», и винтовка «Грендель» по-прежнему поливала смертельным градом пуль 6,5 калибра скалы вокруг солдат Баттисты.
Наконец у Беккера перед глазами прояснилось. Он нашел детонатор и щелкнул выключателем.
Из ущелья раздался глубокий грохот взрыва – его высокие стены рухнули вниз на последнего из солдат Баттисты, который все еще был на тропе. Земля дрожала. Крупный град камней и обломков скал извергся на плато, заполнив воздух пылью. Несколько красных точек на дисплее Беккера исчезли из виду.
Но было слишком поздно. По крайней мере дюжина человек прорвалась на плато и заняла позиции на его противоположной стороне. Остальные афганцы прибывали из главного входа, присоединяясь к своим братьям позади скал. Они выпустили град огня на скалы вокруг команды Беккера.
Множество новых солдат вскоре заняли бы места у всех валунов по периметру плато.
– Эти парни окружат нас минут через десять! – прокричал Беккер в рацию. – Мы к тому времени должны уйти!
Инфракрасный прицел винтовки «HK416» помог ему найти свою первую цель, и он подарил спрятавшемуся за валуном человеку третий глаз во лбу, как только его куфия высунулась из-за камня. Дождь ответного огня сморщил скалы перед Беккером и Папой, и они тоже нырнули за валун.
Яркий след инверсии самолета поднялся из-за горного хребта и прорезал ночное небо как метеор. Над плато вспыхнул яркий взрыв, и изображение на дисплее в шлеме Беккера почернело.
Ракета земля – воздух только что вырубила их беспилотник.
Назад: Глава 40
Дальше: Глава 43
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий