Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 29
Дальше: Глава 31

Глава 30

Княжество Монако

 

Монако – детская площадка для людей из высшего общества. Крошечное горное княжество занимает территорию всего в три километра длиной и стоит на большой скале под названием Мон де Мюль, вдающейся в море. Изгибы его узких улочек застроены рядами причудливых магазинов, ресторанов и отелей. И посреди всего этого стоит казино «Монте-Карло». Одно его имя вызывает видения роскоши и богатства – места, где богатые и известные могут на других посмотреть и себя показать.
Джейк прислонился к перилам балкона на третьем этаже номера в причудливом отеле «Амбассадор», расположенном в минуте ходьбы от площади, где располагалось казино. Перед ним расстилалась живописная закрытая гавань, а над горизонтом висела полная луна, от которой по черной воде бежала искрящаяся дорожка света. В темноте светились палубными огнями роскошные яхты и крейсеры, дрейфовавшие в этой известной бухте.
Перед мысленным взором Бронсона предстал Джеймс Бонд, скользящий по воде в скоростной моторной лодке, чтобы спасти мир с помощью потрясающе красивой русской девушки с пухлыми губами, которая не могла противиться его чарам. Бонд одет в свой фирменный вечерний костюм – черные, как уголь, брюки, белый смокинг, белая рубашка с золотыми запонками, черный галстук-бабочка и улыбка, от которой подкосились бы колени даже у примы-балерины.
Джейк подтянул манжеты своей плиссированной белой рубашки. Да, и он был одет с иголочки, благодаря тому что Лэйси в тот день совершила вылазку по магазинам. И в лице самой Лэйси, одетой по моде девяностых в декольтированное черное вечернее платье, у него даже будет великолепная пара на вечер. Но улыбаться так, как Бонд, он не сможет, пока Франческа и Сарафина заперты неизвестно где. Или еще что похуже.
Новый «Мазерати» проехал по мощеной улице внизу. Лимузины и дорогие автомобили были так же распространены здесь, как украшенные драгоценными камнями чихуа-хуа в Беверли-Хиллз. Деньги, казалось, медленно текли рекой по улицам этого города.
Джейк оглядел свой номер. Ахмед сидел на мягком стуле в маленьком люксе, внимательно слушая, как Тони толкует в углу по телефону со своими знакомыми наемниками. Мальчик сильно привязался к другу Бронсона за шесть часов езды от Венеции, и оба уже легко общались друг с другом на дари. Тони говорил по телефону в течение почти получаса, помечая пункты из списка на двух скрепленных листах. Тон его разговора накалялся.
– Меня ни черта не волнует, каким образом, Карл! Меньше чем через сутки все должно быть сделано, и это твоя первоочередная задача, – заявил он и, помолчав, добавил: – Да, я переправлю деньги рано утром. Вы знаете, что я это сделаю. А ты справишься с этим, старик. Я на тебя рассчитываю.
Наконец Тони закончил разговор и присоединился к Джейку на балконе.
– Брат, я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, – сказал он. – Я вперед на сто шагов смотрю. Если мы не сорвем куш к завтрашнему утру, я окажусь по уши в дерьме.
– У меня все под контролем, – ответил Джейк, пытаясь выглядеть более уверенным, чем он себя сейчас чувствовал.
– Я чертовски надеюсь, что это так. Потому как если ты не сможешь превратить эту ставку в тысячу евро в миллионы до утра, меня выследят очень опасные ребята и вся эта спасательная миссия полетит псу под хвост.
Бронсон поводил шеей из стороны в сторону, пытаясь ослабить напряженные мышцы. Тони был прав. Все зависело от его сумасшедшего плана. Франческа, Сарафина, его друзья – все они в опасности и зависят от него. Чем он думал? Как, черт возьми, он собирается осуществить это?!
Джейк был поражен, когда Лэйси подкралась к нему сзади, скользнула руками по его спине в смокинге и нажала на мышцы по обе стороны от шеи.
– Не обращайте на него внимания, мистер Бонд. Он, очевидно, не ценит ваших уникальных талантов, – сказала она со знойным русским акцентом.
Бронсону оставалось только улыбнуться. Они с Тони повернулись лицом девушке.
Лэйси стояла в классической позе модели. Длинные светлые шелковисто мерцающие волосы ласкали ее голые плечи. Изящная, украшенная драгоценными камнями ящерка цеплялась за одно ее ухо, подчеркивая ее сверкающие голубые глаза. Тонкая серебряная змея свилась вокруг ее запястья и предплечья – ее крошечные изумрудные глаза смотрели на Лэйси с обожанием. Угольно-черное шелковое вечернее платье текло по линиям ее тела как нефть, подчеркивая все его изгибы.
Девушка полностью вжилась в свою роль яркой спутницы для сегодняшнего приключения в казино. Это была ее работа – притягивать все взгляды, в то время как Бронсон будет бросать кости. Ни у одной живой души мужского пола в радиусе двадцати футов шансов на спасение не оставалось.
Джейк заметил, что Маршалл сидит с открытым от удивления ртом, следя за выходом Лэйси со своего места за маленьким столом в углу. Он был похож на отчаявшегося щенка, запертого в клетке, в то время как его братья и сестры уплетали сочную косточку. Искра ревности?
Девушка посмотрела, куда был направлен взгляд Бронсона, и проплыла к столу Маршалла. Взяв его одним пальцем за подбородок, она заставила его встать, а потом обвила руки вокруг его шеи и удивила его теплым поцелуем в губы. Поцелуй был долгим, и было очевидно, что Лэйси наслаждается им – равно как и Маршалл.
Когда они оторвались друг от друга, голос девушки стал тихим, едва слышным:
– Маршалл, я – актриса. И даже если я буду делать то же самое с кем-то еще, я хочу, чтобы ты знал, что все это – просто игра. Но я обещаю, что никогда не буду играть, когда я с тобой. – Она посмотрела куда-то вдаль, будто стараясь побороть смущение, и добавила: – Если… если ты этого хочешь.
Маршалл покраснел. Он положил свою забинтованную руку Лэйси на талию, привлекая ее к себе так, что их лица оказались в дюйме друг от друга, а потом кивнул и просиял улыбкой, которая, должно быть, сказала ей все, что она должна была знать. Девушка улыбнулась в ответ и уткнулась головой в его плечо.
– Приглядите за ней там, – сказал Маршалл, глядя мимо нее на Джейка.
* * *
Вокруг стола для игры в кости собралась толпа в два ряда, но компания хорошо одетых латиноамериканских господ расступилась, как Красное море, чтобы освободить место для Лэйси. Все они бросали завистливые взгляды в сторону Джейка, которого эта девушка держала за руку. Бронсон пробурчал слова благодарности и поставил свою неказистую фишку за тысячу евро в одну из специальных выемок перед собой. Другую, за двести евро, он поместил на линию прохода, уверенный, что сейчас выиграет.
Крупье открыл новую коробку костей. В то время как он обследовал их, как того требовала процедура, Джейк объяснил Лэйси правила игры.
Она внимательно слушала, обеими руками любовно обхватив левую руку своего спутника и прижавшись грудью к его предплечьям – так, что грудь немного выглядывала за край платья. Лэйси рассеянно провела пальцами по завиткам своего плетеного змеиного браслета и хихикнула, глядя на стоящих возле нее мужчин.
– Как увлекательно!
Крупье подвинул новый столбик фишек к краснолицему здоровяку-американцу лет пятидесяти. Он стоял справа от Джейка, вплотную к нему. Этот крепкий мужчина был одет в бежевую толстовку поверх белой рубашки с галстуком-ленточкой, и его неистовый азарт, а также отделанные бриллиантами запонки-подковки выдавали в нем техасца. Он играл фишками по тысяче евро – они шли перед ним двумя длинными рядами в подносах с желобками. Техасец небрежно поставил свой стакан на выступ, расположенный ниже этих фишек, не обращая внимания на выплеснувшийся на них и впитавшийся в кожу на мыске его дорогого ковбойского сапога алкоголь.
Сгребая несколько дюймов фишек в ряду, техасец небрежно рассыпал их на линии, после чего взял два из девяти или десяти кубиков, которые придвинул ему палкой крупье. Встряхнув кубики пару раз в руке, он бросил их на стол.
«Выбрось семь!» Джейк сосредоточился на крутящихся красных кубиках, когда они упали на войлочное покрытие. Его мозг переключил скорости. Наблюдая их верчение в сверхзамедленном движении, он мог легко предсказать, как они лягут. На одном будет пять, а на втором три. Бронсон подтолкнул второй кубик – как раз перед его заключительным кульбитом. Он перевернулся и приземлился гранью с двумя точками вверх.
– Семь, победитель – семь, – объявил крупье.
– Черт побери! – завопил техасец. Остальные из тех, кто делал ставки, улыбнулись.
– Это хорошо, да? – спросила Лэйси.
– Несомненно, – ответил Джейк. – Давай попробуем еще раз.
Крупье заплатил по ставкам, выставив фишки на линию. Двести евро Джейка превратились в четыреста. Он оставил их на столе, и техасец тоже приплюсовал выигрыш. Он взял кости и бросил их снова.
– Семь, победило семь.
– Нет, ну ты только глянь на это!
Лэйси взвизгнула. Стало слышно еще больше радостных возгласов. У Бронсона теперь было восемьсот на линии. Техасец бросил кости в третий раз.
– Семь, победило семь!
Стол разразился новыми возгласами приветствия. Лэйси несколько раз подпрыгнула и одарила Джейка счастливым поцелуем в щеку. К толпе присоединилось больше постоянных посетителей, захотевших получше рассмотреть то, что всех так изумляло. На столе у Бронсона была теперь одна тысяча шестьсот евро.
Техасец одним глотком осушил свой стакан. Его сумбурный протяжный говор звучал неприятно:
– Ну, разрази меня гром, если сегодня не моя ночь!
Он двинул бровями в сторону Лэйси и противно скользнул по ней взглядом.
Джейк предостерегающе посмотрел на техасца, но тот в ответ просто фыркнул. Когда он брал кубики, то слегка толкнул Бронсона своей тушей, как будто случайно. Бросая кости на стол, он снова пихнул Джейка плечом.
Но у Бронсона не было времени на этого придурка. У техасца уже было больше сорока тысяч выигрыша на линии, и Джейк не хотел помогать ему побеждать дальше. На этот раз он проигнорировал кубики, позволив им упасть как есть.
– Семь, победило семь! – снова воскликнул сотрудник казино.
Проклятие!
Толпа взревела.
Крупье пододвинул к техасцу большой стек фишек.
Джейку не нравился этот игрок, но зато, по крайней мере, его собственная стопка фишек удвоилась до трех тысяч двухсот.
Техасец продолжал теснить Бронсона, заодно пожирая глазами Лэйси.
– Черт возьми, вот поперло! Милая, хочешь уйти отсюда с настоящим мужиком? Бьюсь об заклад, ты, девочка, знаешь, как схватить быка за рожок, так ведь?
Толпа притихла.
Крупье бесстрастно наблюдал за происходящим, скользнув рукой под стол. «Наверное, даст сигнал службе безопасности», – подумал Джейк и почти сразу заметил двух крупных парней со стрижками «ежиком» в терракотовых пиджаках с золотыми бейджами, которые вышли из затенения и двинулись к их столу.
Бронсон отодвинулся, чтобы посмотреть в лицо разбушевавшемуся техасцу. Тот с ухмылкой выставил вперед объемистую грудь и спокойно выдержал его пристальный взгляд.
– Вы тут что-то говорили, симпатяга? – спросил он, слегка брызжа слюной на подбородок Джейка.
Бронсон небрежно вынул носовой платок из своего нагрудного кармана и вытер лицо, после чего положил платок обратно в карман и произнес:
– Да, как раз собирался сказать. Три момента. Во-первых, у вас жутко несет изо рта.
Шум вокруг стола стих совсем.
Глаза техасца гневно расширились, но прежде чем он успел что-либо сказать, Джейк продолжил, ко всему прочему еще и передразнивая его протяжный южный говор:
– Во-вторых, свинья у корыта ведет себя лучше, чем вы сейчас тут.
Техасец стиснул кулаки, дернул плечами и наклонился вперед, как огромный дуб, который вот-вот свалится.
Бронсон не дрогнул под этой нависающей над ним тушей. Он просто улыбнулся.
– И, в-третьих, если желаете посидеть где-нибудь с настоящей леди, поучитесь-ка играть получше.
– Эй? Ты про что? – взвился возмущенный техасец и указал на стек фишек перед собой. – Я сегодня больше ста поднял!
– На самом деле вы ничего не выиграли, ведь выигрыш считают только перед самым уходом. А вы сегодня домой без гроша в кармане пойдете, так-то.
– Заткнись, придурок. Я горячее, чем лето в Техасе. – Противник Джейка указал на его маленький стек фишек. – Тоже мне, черт возьми, знаток!
– Уж я-то знаю. – Бронсон указал на большой стек фишек техасца на линии. – Сейчас все эти деньги, которые лежат перед вами, перекочуют ко мне. – Он указал на Лэйси. – Эта прекрасная юная леди все еще будет держать меня под руку, а вас выведут отсюда без гроша.
Все собравшиеся вокруг стола с крайним вниманием слушали Джейка. Крупье покачал головой, молча отвечая двум ждущим поблизости сотрудникам службы безопасности. Казалось, он не меньше остальных присутствующих хотел узнать, к чему это все приведет.
Более чем когда-либо запутанный, техасец смотрел по сторонам, как будто ища, нет ли где здесь скрытой камеры.
– На следующем круге вы облажаетесь, – сказал ему Джейк. – На самом деле я так в этом уверен, что поставлю-ка сейчас все свои деньги.
Он собрал свои фишки на три тысячи двести евро, стоявшие на линии, и те восемьсот, что лежали прямо перед ним, и поместил все это во второй и двенадцатый квадраты на кону. Если выпадет любое из этих чисел, выигрыш будет тридцать к одному.
– Ну и что же? – отозвался техасец. – Ты сейчас против меня свою сдачу из бара поставил. Я должен быть поражен?
Бронсон сунул руку в карман штанов, вытащил ключ от номера в отеле и положил его на стол между собой и техасцем. Кивнув на Лэйси позади себя, он пододвинул ключ еще на дюйм.
– Ставлю все. А у вас что есть?
Глаза техасца расширились, когда до него дошел смысл сделки. Похотливая усмешка расползлась через все его лицо. Он потянулся взять кости.
– Не спешите, – сказал Джейк, указав на ряд фишек, которые все еще оставались у него на подносе. – Либо все яйца в одну корзину, либо не играем.
Он немного сдвинулся в сторону, чтобы его противник мог получше разглядеть Лэйси.
Тот немедленно сгреб остальные фишки и разместил их на линию вместе со своим предыдущим выигрышем. Его полная ставка составляла более чем сто десять тысяч евро.
Бронсон снял руку с ключа отеля и кивнул крупье.
– Дамы и господа, делайте, пожалуйста, ваши ставки. Я запускаю рулетку.
Скрытая напряженность вокруг стола взорвалась, и игроки ринулись делать ставки – все, кроме тех немногих, которые играли против рулетки. Техасец собрал кости, мерзко подмигнул Лэйси и бросил их на стол.
– Смотри число и плачь, сосунок!
Джейк мысленно обхватил одну из костяшек, регулируя ее заключительные повороты так, чтобы…
– Два! – объявил крупье. – Ставка проигрывает.
Шквал приветственных криков и аплодисментов бушевал вокруг стола. Несколько человек хлопнули Бронсона по спине. Лэйси захихикала и обняла его.
Джейк подмигнул ей, когда забирал ключ и прятал его назад в карман.
Несколько человек смеялись над удивленным техасцем. Он побагровел, и его сжатые кулаки тряслись, когда он смотрел, как крупье смахнул всю его ставку и придвинул такой же величины стек к его сопернику.
Бронсон повернулся к проигравшему лицом. Люди, стоявшие поблизости, отступили.
Даже не обладая ускоренной реакцией, Джейк увидел бы, что сейчас последует удар. Правое плечо техасца дернулось назад – он собирался замахнуться.
Инстинкт в Бронсоне взял верх.
Он уклонился от увесистого кулака, поднял собственную правую руку и ударил противника в предплечье запястьем, чтобы перенаправить его удар. Одновременно с этим Джейк другой рукой перехватил второе запястье техасца, подведя свою руку снизу, и дернул его с такой силой, что грузный мужчина кувырнулся вперед, корчась от невыносимой боли. Он приземлился на спину с отвратительным глухим стуком, и в следующее мгновение Бронсон уже возвышался над ним, подперев ногой его толстую шею и все еще держа его за запястье.
Пара секунд – и все было закончено.
Люди в толпе были ошеломлены, но сам Джейк был изумлен не меньше. Несомненно, он помнил эти приемы еще с тренировок, но ему никогда не удавалось использовать их так эффективно – даже близко ничего подобного не случалось. Все дело в его скорости, догадался он. Двое примчавшихся охранников остановились рядом, ожидая, пока победитель отпустит здоровяка. Бронсон не собирался его отпускать, но также не хотел и серьезно его ранить. Он надеялся воспользоваться ситуацией, чтобы уладить дела с казино и не оказаться вышвырнутым за порог.
Джейк посмотрел вниз на потрясенного, беспомощного человека, лежащего под его ногой. Внезапный щелчок по носу, должно быть, прорубил завесу алкоголя и вразумил его.
Под буйным фасадом зародился настоящий страх.
Бронсон убрал ногу с шеи противника, наклонился к нему и помог ему встать.
– С вами все будет в полном порядке, приятель. Может, вы хотели бы что-то сказать леди, прежде чем уйдете?
Двое охранников приблизились сзади и схватили техасца за руки.
Тот затряс головой.
– Мне правда чертовски жаль, мисс. Что-то я разошелся…
Лэйси слегка поклонилась ему и плавно удалилась обратно к Джейку.
Как только техасец и его неповоротливые сопровождающие покинули игровой стол, вокруг Бронсона раздался взрыв аплодисментов. Он улыбнулся толпе, поправил манжеты своей рубашки и вернулся к столу. Лэйси застенчиво чмокнула его в щеку и взяла его под руку. На лице крупье тоже появилась восхищенная улыбка.
Теперь у Джейка была стопка фишек стоимостью в сто двадцать тысяч евро рядом с его первоначальной ставкой.
Благородной наружности мужчина в сшитом на заказ черном костюме, с тонкими черными усами стоял за спиной у крупье. По тому, как он держался, Бронсон предположил, что это был кто-то из руководства. Этот человек поклонился ему, тоже выражая восхищение, и Бронсон кивнул в ответ.
Крупье сдвинул кости перед Джейком и объявил:
– У нас новая игра в рулетку. Дамы и господа, пожалуйста, делайте ваши ставки.
Джейка окружила толпа. Все глаза были обращены на него. Слишком много глаз. Нужно было поменять стол, а возможно, и игру.
– Ну, я не поклонник рулетки, – заявил он. – Но один раз попробую.
С этими словами Бронсон подвинул все свои деньги к линии, и по толпе пронесся возбужденный ропот. Каждый игрок за столом поспешил участвовать, и не было сделано ни одной ставки против рулетки.
Джейк взял кости, поиграл с ними немного в руке, чтобы насладиться растущей напряженностью вокруг стола, а затем бросил их на стол.
– Одиннадцать, победило одиннадцать!
Толпа оглушительно ликовала – каждая ставка на столе стала выигрышной. Бронсон не мог скрыть улыбки, а Лэйси подпрыгнула. Несмотря на потерю для казино, улыбался и менеджер.
– Обналичьте мне, пожалуйста, – попросил Джейк, пока вокруг бесновалась толпа.
Банкир обменял его фишки на более крупные и сложил их на поднос. Общая сумма составляла двести сорок восемь тысяч евро. Бронсон отодвинул кучку фишек в качестве чаевых, после чего они с Лэйси отошли от стола и повернулись к аплодирующей публике. Его спутница сияла оттого, что оказалась в центре внимания.
Когда они шли к бару, чтобы обсудить свои последующие действия, к ним подошел менеджер.
– Пожалуйста, позвольте мне представиться. – Он отдал Джейку визитную карточку, подтверждающую его должность дежурного администратора. Они обменялись рукопожатием, и Бронсон назвал свое имя.
– От имени казино я очень хотел бы выразить вам благодарность за то, как вы справились с ситуацией со своим… соотечественником. Мы очень благодарны. Позволите ли вы нам выразить нашу признательность? Есть ли что-нибудь, что мы могли бы предложить вам и вашей прекрасной гостье?
Джейк оценивающе посмотрел на француза. Его любезное предложение казалось искренним.
– На самом деле я был бы рад, если бы вы показали нам, где тут у вас рулеточные столы. Я обещал госпоже Лоуренс, что мы попробуем там свои силы, прежде чем уедем, – сказал Бронсон.
Менеджер улыбнулся, благодарный, по крайней мере, за перспективу возвращения части их выигрыша.
– Волшебно, месье. С вашего разрешения позвольте мне сопроводить вас в один из наших вип-салонов, зарезервированных только для специальных гостей. Вы доставили бы мне удовольствие, если бы присоединились к нам там.
Джейк улыбнулся и испустил в сторону Лэйси уже знакомый ей возглас.
Приватный салон был расположен в восточном крыле казино. По пути менеджер провел для Бронсона и его спутницы экскурсию, описав изящные произведения искусства эпохи Ренессанса и декор стен в каждом из салонов, через которые они проходили.
Блестящие люстры освещали комнаты. Все казалось больше подходящим для замка, чем для казино. Даже шума особенного не было. Это был определенно не Лас-Вегас. Лэйси наслаждалась фресками на потолке в курительной комнате под названием Салон Роз. Это помещение украшали изображения чувственных, курящих сигары обнаженных женщин, пристальные взгляды которых, согласно легенде, следуют за зрителем по всей комнате. Джейк улыбнулся этой сцене, думая, что Тони она бы понравилась.
В Салоне Врачей были большие живописные окна, выходящие на гавань. Кругом была роскошь: прекрасные, богато отделанные стены красного дерева со стилизованными инкрустациями, покрытые изящными настенными панно. В комнате размещалось несколько различных столов. О большинстве игр, которые здесь предлагались, Бронсон даже не слышал: «тридцать и сорок», «железка», «баккара» и «пунто-банко». В комнате было также два стола для рулетки, но они оба были полностью заняты игроками.
Пока менеджер описывал историю реконструкций казино для Лэйси, Джейк прошел к входу с открытой аркой, который привел его к небольшому закрытому кабинету. Дверной проем был отгорожен тройным красным шнурком, натянутым между двумя полированными медными столбиками, и возле него стоял охранник в терракотовом пиджаке.
За рулеточным столом в центре отдельной комнаты сидел одинокий игрок. Он напомнил Джейку молодого Омара Шарифа – у него была гладкая оливковая кожа и проницательные темные глаза, с интересом смотревшие по сторонам. Одет он был в доходившее до пола белое платье, которое, как рассказывал Бронсону Ахмед, называлось дишдаша, а его голова была покрыта красно-белым клетчатым шарфом, или куфией, стянутым плетеным черным шнурком с мерцающими золотыми нитями. Он восседал с царственным видом, а вокруг него почтительно стояла группа сходным образом одетых мужчин. На вид Джейк дал бы ему лет двадцать или немного больше.
Этот бедный парень выглядел скучающим и несчастным. Когда колесо рулетки крутанулось в последний раз, крупье пометил маркером номер три, красное. Ни одна из ставок молодого человека из разбросанных перед ним фишек не выиграла. Он покачал головой и вздохнул – больше фишек у него не осталось. Затем он двинулся к стоявшему поблизости администратору зала. Тот принес маленькую книжку, и молодой человек небрежно черкнул подпись на ее странице. Крупье пододвинул к нему четыре высоких стека фишек.
Взяв по стеку в каждую руку, игрок немного помедлил, прежде чем сделать новые ставки. Он повернулся к стоявшим вокруг него мужчинам.
– За последние три часа я потерял больше денег, чем большинство людей за всю свою жизнь! Мой отец этому бы не обрадовался, упокой Аллах его душу. – Английский этого человека был пропитан британским акцентом. Он жестом указал на самого пожилого из своих сопровождающих. – Мухаммед, каков будет ваш совет? На какое число мне сделать следующую ставку?
– Мой господин, – отвечал пожилой мужчина, чей английский был не так хорош, – конечно, рука Аллаха ведет вас намного лучше, чем я. Но если вы настаиваете на моем совете, тогда полагаю, что вам стоило бы рассмотреть возможность сосредоточить ваше внимание на более срочных вопросах дома и забыть эти глупости.
Джейк хихикнул, и молодой игрок взвился. Он впился взглядом в американца.
– Вы что там, смеетесь над моей неудачей?
Бронсон отвесил ему короткий почтительный поклон, одновременно соображая, как он будет выкручиваться из положения.
Он решил ответить на дари:
– Пожалуйста, примите мои извинения, ваше высочество. Я, конечно, и не думал смеяться над вами. Наоборот, мой смех породило нежелание вашего доверенного советника дать вам ясный ответ на ваш вопрос, особенно когда ответ настолько прост.
Принц выглядел удивленным и сильно заинтригованным, услышав, что незнакомец владеет персидским языком. Ахмед рассказывал Джейку, что многие арабские аристократы бегло изъясняются на нескольких языках.
Лэйси плавно подошла и обвила руки вокруг локтя Бронсона. Принц, казалось, немного приосанился и ответил Джейку по-английски:
– Действительно ли ответ так очевиден? Не желаете ли вы и ваша гостья присоединиться ко мне и раскрыть мне эту тайну?
– С превеликим удовольствием, ваше высочество.
Представившись, Джейк и Лэйси сели за стол рядом с принцем. Бронсон узнал, что этот человек приходился дальним родственником наследному принцу в Кувейте. Он только что окончил с отличием Оксфордский университет и собирался обратно домой, чтобы принять бразды правления от своего недавно почившего отца, но остановился на некоторое время в Монако, пребывая в волнении перед полным погружением в ожидавшую его регламентированную ежедневную рутину. Общаться с ним было легко, и он быстро завоевал симпатию Джейка.
– Я здесь уже два дня, – рассказал принц. – Все, чем я тут занимаюсь, – это играю в казино и пускаю большие деньги на ветер. Я надеялся, что это будет гораздо веселее.
Бронсон представил, какую сумму его новый знакомый считал «большими деньгами». У него были фишки номиналом в десять тысяч евро каждая, и он за раз ставил девять или десять таких фишек.
– Позвольте заметить – может, вам стоило остановиться в Лас-Вегасе вместо Монте-Карло, ваше высочество? – предположил американец. – Здесь все слегка мелкое, если вы понимаете, о чем я. В конце концов, держу пари, что вы никогда не слышали фразу: «Все, что делается в Монако, останется в Монако». Я прав?
– Вот здесь вы правы, мистер Бронсон. И, пожалуйста, зовите меня Филиппом. Меня так звали в Оксфорде. – Араб осторожно указал рукой на свое окружение. – Когда я вернусь домой, это имя раз и навсегда будет забыто, ведь надо держать лицо. Но пока я еще не дома.
– Договорились, Филипп. Тогда меня зовите Джейком.
– Не забудьте и меня! – встряла Лэйси.
Принц заметно покраснел.
– Мисс Лоуренс, маловероятно, что я вообще вас когда-либо забуду!
Все трое засмеялись.
– То есть вы хотели бы немного развлечься, Филипп? Почему бы нам не оживить слегка это место, не устроить здесь Лас-Вегас? – продолжил Бронсон. – Вы играете?
– Несомненно! – улыбнулся молодой аристократ. Джейк обратился с просьбой к менеджеру казино, и через десять минут комната закипела от движения.
С дверного проема удалили веревочную баррикаду, и глубокий мелодичный ритм танцевальной музыки разлился по комнате из скрытых колонок. Прислали еще барменов и официанток с коктейлями, а также объявили, что выпивка теперь бесплатная для всех присутствующих – в честь празднования церемонии вручения принцу диплома. Комната быстро заполнилась гуляками из главного зала казино.
Телохранители принца не могли скрыть панику, поскольку толпа сильно увеличилась. Они продолжали маячить поблизости, но не вмешивались, действуя в строгом соответствии с инструкциями. Пожилой советник принца сидел, откинувшись в кресле в углу, всем своим видом выказывая разочарование.
Джейк, Лэйси и Филипп только что опрокинули по второй рюмке текилы премиум-класса «Эррадура Супрема Аньехо», что составляло еще одно удовольствие, которого принц должен будет лишиться, возвратившись к строгим традициям своего мусульманского дома. Бронсон за свою жизнь пробовал достаточно текилы, но ни разу не пил ничего и близко напоминающего по мягкости этот сорт «Эррадура», сорок евро за порцию. Принц был того же мнения и решил повторить. Он сиял. И семьдесят девственниц со щетками не оттерли бы сейчас улыбку с его лица.
Джейк был готов действовать. Он выгрузил свои фишки из подноса на сукно.
– Давайте посмотрим, может, нам удастся вернуть часть ваших денег?
Затем он поставил пятьдесят тысяч евро на черное. Филипп улыбнулся и сделал то же самое.
Крупье поставил шар на ободок колеса рулетки. Джейк отгородился от энергии комнаты и уставился на колесо. Он засмеялся про себя, когда на ум ему пришел старинный стишок: «Крутись, крутись, само остановись». Ха!
Шарик начал свой крутой путь по рядам чисел. Бронсон сосредоточился на нем, глядя, как он отскакивает, прыгая от цифры к цифре. Когда его импульс почти утих, Джейк толкнул его, ставя на четыре черное.
Крупье поместил на число сверкающую отметку, напоминающую шахматную фигуру.
– Четыре черное!
Принц улыбался, получая выигранные фишки.
Лэйси захлопала в ладоши, и несколько человек придвинулись поближе к столу, чтобы посмотреть, как идет игра.
– Понимаете, Филипп, все дело в положительном настрое и в следовании вашим инстинктам, – заявил Бронсон. – Вы готовы попробовать еще раз?
– Конечно! – Араб начал распределять свои фишки между несколькими числами на столе.
Джейк покачал головой. Принц колебался.
– Почему бы для начала не загадать число в уме? – предложил американец. – Заставьте свой ум работать и попытайтесь предсказать, какое число выпадет. Тогда и распределяйте свои ставки таким образом, что они все выиграют, когда выпадет ваше число.
Бронсон взял свою фишку.
– Смотрите на колесо и выберите число.
Принц на секунду задумался и сказал:
– Двадцать девять черное.
– Хорошо. Теперь давайте удостоверимся, что каждая сделанная нами ставка победит, если выпадет двадцать девять черное.
Джейк начал распределять фишки по столу.
– Сначала поместим сразу двенадцать тысяч на двадцать девять. Это будет тридцать пять к одному на нечетное. Затем пару на каждом углу вокруг этих двадцати девяти, восемь к одному на нечетное. – Он взял в руку охапку фишек и продолжил: – Потом десять на каждом ряду и на секции двадцать девять – они обе будут два к одному. И то же самое на черное нечетное, везде на нечетное одинаковую сумму.
Принц поменял часть фишек за десять тысяч евро на фишки меньшего номинала, и, таким образом, его ставки теперь соответствовали ставкам Бронсона. Каждый из них расставил вокруг стола ставок на шестьдесят тысяч евро. Джейк быстро подсчитал в уме. – Теперь если выпадет наше число, то каждый из нас выигрывает по пятьсот восемьдесят четыре тысячи евро. Если выпадет другое число, то даже в случае такой неудачи мы выиграем на некоторых других ставках. Это – хороший способ прикрыть тылы и оставаться в игре. Поняли?
Филипп не мог скрыть недоверчивое выражение своего лица.
– Пятьсот восемьдесят четыре тысячи? Вы уверены?
– О, – сказал Джейк. – Я забыл упомянуть, что хорошо считаю.
– Превосходно! – ответил принц, широко улыбнувшись. – Давайте посмотрим, что получится.
Крупье махнул рукой по столу и объявил:
– Cтавки сделаны, дамы и господа, ставок больше нет, – и запустил шарик вокруг колеса.
Публика сгрудилась вокруг стола. Сотни взглядов выписывали пируэты, следя за вращением колеса.
Джейк решил не торопиться, чтобы не пробудить подозрения у управляющего, который остался в комнате следить за происходящим с весьма сдержанным восторгом. Самое время начать, когда шарик подскочит близко, подумалось Бронсону.
Он толкнул шар на двадцать шесть черное.
Толпа застонала от такого близкого промаха, а крупье поместил маркер прямо рядом с квадратом, который Джейк и принц обложили фишками. Бронсон тоже громко простонал, чтобы подстегнуть их расстройство.
– Но, мальчики, мы все еще выигрываем! – вмешалась Лэйси.
Джейк и Филипп проиграли прямую ставку, две угловые ставки и ставку на нечетное, но все остальные ставки выиграли. Их шестьдесят тысяч евро превратились в сто сорок шесть тысяч. Неплохое начало. Настало время действовать по-настоящему.
Принц был заметно взволнован, когда крупье пододвинул к ним выигрыш.
– Мне нравится ваш метод, Джейк. Как мы поступим дальше?
– Все начинается с числа. Есть идеи?
Араб посмотрел на Лэйси.
– Готов поставить сумму, равную годовой прибыли от своего лучшего нефтяного месторождения, на любое число, которое предложит мисс Лоуренс.
– Да, я могу назвать, – ответила Лэйси, краснея, с красивым южным акцентом. – Число пусть будет семнадцать. Столько лет мне было, когда я… – и она прикусила нижнюю губу, умело кокетничая. – В общем, считайте просто, что семнадцать – мое любимое число.
– Семнадцать, хорошо, – ответил принц, наслаждаясь игрой, и они с Бронсоном обложили семнадцать черное своими ставками. Официантка принесла еще три рюмки текилы, и они одновременно осушили их. Аристократ слегка поморщился. Лэйси вспыхнула.
Джейк облизал губы, взял еще семь фишек за десять тысяч евро и поставил их прямо на число семнадцать.
– Давайте, Филипп, гулять так гулять!
Чтобы не отставать, принц сделал такую же ставку, и они хлопнули друг друга ладонью о ладонь над столом.
У каждого из них теперь было на столе сто тридцать тысяч евро.
Крупье поколебался и посмотрел вокруг, ища управляющего. После того как тот кивнул, он бросил шарик на обод.
Люди столпились вокруг стола, вытягивая шеи, чтобы получше разглядеть колесо. Повисло напряженное молчание.
Джейк сосредоточился.
Шарик оглушительно скрежетал и звенел.
И встал.
Голос крупье дрогнул:
– Семнадцать черное!
На секунду люди замерли, ошеломленные, глядя, как крупье трясущейся рукой поместил маркер на вершине высокой стопки фишек на числе семнадцать.
Глаза менеджера стали как плошки. Принцу в рот сейчас целиком влез бы бигмак.
Толпа дико взвыла. Лэйси вопила громче всех – она вскочила со стула и стала прыгать вокруг стола, напевая под музыку и размахивая руками над головой. Филипп и Джейк обменялись рукопожатием и переглянулись, устанавливая особое товарищество, ощущение которого сейчас немного отделило их от шума всеобщего ликования.
Каждый из них только что выиграл три миллиона тридцать четыре тысячи евро одним поворотом колеса.
Менеджер стоял, приставив к уху свой сотовый телефон.
Кем бы ни был его собеседник, тон разговора явно задавал именно он. Кивнув несколько раз, менеджер сказал что-то в телефон, повесил трубку и пошел к столу. Вид у него был очень деловой.
– Мои поздравления, господа.
Взгляд на его лицо сказал все за него – они собираются закрыть стол. Джейк не мог этого допустить. Он получил почти три с половиной миллиона, но он должен был, по крайней мере, удвоить ту сумму.
Ему вручили чек на три миллиона, и у него были фишки стоимостью в четыреста семьдесят пять тысяч евро. Прежде чем менеджер успел заговорить, Бронсон сделал четыре ставки по сто тысяч евро на четыре отдельных числа: пять красное, восемь черное, тридцать одно черное и двадцать четыре черное, специально делая вид, что ставит спешно и в случайном порядке.
После этого он встал, повернулся лицом к толпе и заговорил слегка неразборчиво:
– Черт, мне понравилось. Еще раз!
Толпа взревела.
Джейк поднял в руке свою последнюю фишку.
– Эту ставлю для всех, кто есть в зале! – и он поместил семьдесят пять тысяч евро, поставив на красное для публики.
Громкую музыку полностью заглушил гул одобряющих возгласов.
Менеджер колебался. Бронсон знал, что теперь, если стол закроют, поднимется бунт, и надеялся соблазнить сотрудника казино случайными ставками, заставить его поверить, что для его заведения это будет шанс вернуть немного денег.
Телефон менеджера зазвонил, и он со щелчком раскрыл его. Волна облегчения нахлынула на его лицо. Кто-то наверху принял решение за него, и он улыбнулся, убрав мобильник в карман, после чего кивнул крупье, чтобы тот продолжал.
Принц наморщил брови от необычных ставок американца.
– Новая стратегия, Джейк?
Бронсон отвернулся от менеджера и быстро подмигнул своему новому другу. Все еще жуя слова, он ответил:
– Да, что-то в этом роде. Но на вашем месте я бы придерживался старого плана. Эй, как насчет числа в честь вашего окружения? Сколько их там?
– Пятеро.
– Хорошо, так и сделаем. – Джейк посмотрел на стол с разметкой. – Ой, я уже на пять и так поставил. Это хороший знак. Поехали!
Все еще немного опасливо принц взял сто тысяч и поставил их на пять красное.
Бронсон, стоя на нетвердых ногах, повернулся к толпе. Выбросив руку вверх, он завопил:
– Вы готовы?
В воздух поднялось множество рук – люди приветствовали невероятно удачливого игрока.
– Да! – кричали они в унисон.
Джейк возвратился к столу и указал на ставку для публики.
– Эй, погодите, вместе с такой толпой я ставить не буду! Это к проигрышу.
Американец скользнул пальцами по сукну. Свободных фишек у него больше не было, и он развел пустые руки и пожал плечами, обращаясь к окружающей стол аудитории.
Суеверная толпа застонала.
Затем, как будто только что припомнив кое-что, Джейк сказал: «Погодите!», залез в нагрудный карман и вытащил чек на три миллиона евро. Он поместил его на красный квадрат возле ставки для публики и посмотрел на менеджера. Его шепелявость усилилась.
– Это пойдет?
Работник казино поглядел на односторонние зеркала над столом, а потом вытащил телефон и проверил его. Никто не звонил. Придется решать самому.
Джейк чувствовал, что менеджер был на перепутье. Если у него получится вернуть три миллиона от американца, он будет для своих боссов наверху героем. Но если Бронсон выиграет…
Как будто зная, что теперь самое время выступить, Лэйси схватила своего спутника за руку, сделала потрясенное лицо, и ее глаза наполнились слезами.
– Джейк, нет, не делай этого! Это – все. Это наше будущее! Ты всегда так делаешь и всегда проигрываешь!
Бронсон остановил руку на полпути к ставке, как будто пытаясь решить, не снять ли ее. Лэйси не знала, как она была близка к правде. Джейк никогда не возвращался домой победителем с шумных игр на выходных в Лас-Вегасе с друзьями. Сейчас жизни всех, кто ему дорог, закрутятся на одном заключительном витке колеса рулетки.
Толпа очень отвлекала его.
А кроме того, он чувствовал ту третью порцию текилы, которая влияла на его способность сосредотачиваться
– Могу я сделать это в последний раз?
Как будто ощущая неуверенность Джейка, менеджер вышел вперед – само очарование и изящество. Он утвердился в своем решении, прежде чем сам Бронсон смог передумать.
– Конечно, сударь. Ваши три миллиона на красное играют.
Джейк все еще колебался. Его рука немного дрожала, нависая над ставкой.
Через мгновение он выбросил в воздух кулак с криком: «Поехали!»
Толпа в очередной раз взревела.
Размахивая руками над столом, крупье объявил:
– Больше ставок нет, дамы и господа, ставок больше нет.
Затем он бросил шарик на обод колеса.
Атмосфера в зале стала еще более разреженной, чем на вершине Эвереста, так как каждый присутствующий глубоко втянул воздух и задержал его внутри себя.
Шар зазвенел, останавливаясь.
Крупье колебался, глядя на рулетку. Пять красное!
Назад: Глава 29
Дальше: Глава 31
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий